Арктические стратегии стран Северной Америки и России

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Международные отношения и мировая экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

Глава 1. Правовой режим Арктики

1.1 Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.

Глава 2. Арктические стратегии стран Северной Америки

2.1 Северная стратегия Канады

2.2 Арктическая стратегия США

2.3 Канадо-Американские отношения в Арктическом регионе

Глава 3. Арктическая стратегия Российской Федерации

3.1 Арктическая стратегия Российской Федерации

3.2 Россия и проблема границ в Арктическом регионе

3.3 Возрастание роли Северного морского пути

3.4 Меры по обеспечению интересов России в Арктике

3.5 Значение ВМФ РФ и ледокольного арктического флота РФ в обеспечении интересов России на севере

Глава 4. Сотрудничество России с Канадой и США в Арктике на современном этапе

4.1 Российско-Канадское сотрудничество в Арктике и на севере

4.2 О сотрудничестве России и США в Арктике

Заключение

Список использованной литературы

Введение

«На севере далеком,

Отсюда не видна,

Раскинулась широко

Чудесная страна…" Виктор Батура. «Полярное чудо».

О стратегической важности Арктического региона в последнее время пишут многие исследователи. По многочисленным прогнозам отечественных и зарубежных экспертов, в ближайшие 20−30 лет человечеству придется всерьез задуматься о поиске новых месторождений энергоресурсов, ведь разведанные — почти на исходе. России, в этом случае, далеко ходить не надо, ведь Крайний Север, занимающий почти половину территории страны, может стать основным источником получения энергоресурсов. Однако для эффективной добычи природных богатств в регионе необходимо решить массу проблем Стратегическая важность Арктики. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. izvestia. ru/news/317 057, свободный. Яз. рус.

США и Канада не проявляли заметного интереса к Арктике до тех пор, пока в должной степени не оценили природно-ресурсный потенциал этого региона. Росту их интереса способствовала также активизация деятельности на Крайнем Севере других государств, особенно арктических держав — России, Дании и Норвегии.

В период «холодной войны» Вашингтон воспринимал Арктику как один из передовых рубежей противостояния между НАТО и СССР/Россией. Затем военно-стратегическое значение Арктики для США заметно уменьшилось и степень американского военного присутствия в регионе понизилась — в 2006 г. США даже покинули свою авиабазу в Кефлавике (Исландия). Канада традиционно не уделяла много внимания развитию своих территорий на Крайнем Севере, а безопасность на арктическом направлении во многом обеспечивалась через механизмы военно-политического сотрудничества с США в рамках НОРАД (North America Air Defense).

Для многих государств основной интерес представляют запасы углеводородов арктического шельфа, составляющие, по некоторым оценкам, около 25% мировых запасов. Большие экономические выгоды как для полярных, так и неарктических стран сулит освоение Северо-Западного прохода (Канада) и Северного морского пути (Россия), а также кроссполярных авиамаршрутов.

Однако согласно нормам международного права, основанным на Конвенции по морскому праву 1982 г., только пять государств, непосредственно граничащих с Северным Ледовитым океаном, — Канада, Дания, Норвегия, США и Россия — имеют юридические основания на освоение арктического шельфа. При этом представления о границах шельфа и интересы арктических государств не совпадают. Неарктические же страны (Китай, Япония, Южная Корея, Финляндия и Швеция) и вовсе считают, что ресурсы Арктики — это достояние всего человечества, поэтому правовой режим Арктики следует пересмотреть.

В ближайшем будущем вокруг Арктики, вероятно, образуются различные политические коалиции государств, и для России прежде всего важно оценить перспективы отношений с пятью официальными арктическими государствами, определяющими режим освоения Арктики. Особое место среди них занимают США и Канада, связанные давними отношениями сотрудничества в военно-политической сфере, но, в то же самое время, имеющие различные, даже противоречащие друг другу, подходы к решению арктических проблем.

Актуальность исследования Арктических стратегий стран Северной Америки обусловлена, прежде всего, практическими потребностями.

Основная масса исследований на рубеже XX — XXI веков затрагивает расположение арктических ресурсов, их значения для мировой экономики и экономик государств, имеющих выход к Северному Ледовитому океану. В значительной степени раскрыто и ослабление мощи СССР — России в Арктике, особенно военной составляющей, что привело к ослаблению позиций нашей страны и усилению внимания к Российской Арктике со стороны других держав, прежде всего, США и Канады.

Исследования показывают резкое возрастание интереса и к арктическим ресурсам не только со стороны Российской Федерации, но и практически всех основных держав мира. Все эти страны стремятся к перекройке границ, что неизбежно может привести к урезанию российского сектора, как самого большого по площади. Невозможность в полной мере защитить свои интересы в Арктике приведет не только к ослаблению энергетических позиций России в мире, но и напрямую угрожает потере реального суверенитета на слабозащищенном Российском Севере. России труднее будет защищать свои интересы, в условиях депопуляции Российского Севера, в противовес увеличению численности населения других арктических держав Важно отметить, что в борьбе за ресурсы США и их союзники вряд ли будут соблюдать международное право, если им не будет продемонстрирована жесткая линия и готовность отстаивать интересы со стороны РФ. Бесцеремонные захваты месторождений близи Фолклендских островов англичанами показывают, что Запад готов попрать многое, чтобы обеспечить себя ресурсами.

Мировое сообщество стоит на пороге большой драки за ресурсы Северного Ледовитого океана.

В подобных условиях сохранение владений и защита интересов РФ в Арктике становится крайне важной и архисложной задачей.

Речь Президента России Д. А. Медведева 17 марта 2010 г. на Совете Безопасности всколыхнула североамериканские СМИ. Они оказались слишком напуганы и недовольны тем, что Россия устами Президента продемонстрировала впервые за долгое время жесткость и неуступчивость в Арктическом вопросе. Воплощение в жизнь Арктических стратегий США и Канады, а также реакция информационных средств Запада служит лучшей иллюстрацией актуальности проблемы.

Степень изученности проблематики.

К первой группе источников целесообразно отнести отечественные и зарубежные законодательные акты и нормативно-правовые источники, учитывающие особенности регулирования государственных взаимоотношений в арктическом регионе, а так же описывающие основные направления арктических стратегий стран Северной Америки и России. К ним относятся «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу», Документы внешней политики СССР, «Извещения мореплавателям», Законодательные акты и распоряжения государственных органов СССР по вопросам мореплавания, «Canada's Northern Strategy», «The US Strategy in the Arctic Directive», «National defense strategy», «National Security Presidential Directive» (NSPD-66), «U.S. Navy Arctic Roadmap, «U.S. maritime strategy: a cooperative strategy for 21th century seapower», «U.S. and Canadian cooperative approaches to Arctic security» Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу. 2009 г.; Документы внешней политики СССР. Т. УII. М., 1963.; Извещения мореплавателям. 1986 г. Специальный выпуск (Приложение к Выпуску 1 Извещения мореплавателям). Законодательные акты и распоряжения государственных органов СССР по вопросам мореплавания.; Canada’s Northern Strategy: our North, our heritage, our future. Ottawa: Government of Canada. 2009.; The US Strategy in the Arctic Directiv. 2009.; National defense strategy. Washington: Department of Defense, 2008.; National Security Presidential Directive (NSPD-66).; U.S. Navy Arctic Roadmap. Washington: Department of Navy, 2009.; U.S. maritime strategy: a cooperative strategy for 21th century seapower, 2007. Washington: Navy Department, 2007; Holroyd S. U.S. and Canadian cooperative approaches to Arctic security. Santa Monica: RAND, 1990.

Вторая группа источников посвящена проблемам межгосударственного взаимодействия, а так же перспективам их решения в Арктике и нашла свое отражение в отечественной и зарубежной научной-учебной литературе следующих авторов: Барсегов Ю. Г., Вылегжанин А. Н., Кулебякин А. Н., Тарасов А. Г., Conley H., Kraut J., Flemming B. Барсегов Ю. Г. Статус Арктики и права России // Арктика. Интересы России и международные условия их реализации. М.: «Наука», 2002.; Вылегжанин А. Н. Правовой режим Арктики // Международное право / Отв. ред. А. Н. Вылегжанин. М.: Юрайт, 2009.; Кулебякин А. Н. Правовой режим Арктики // Международное морское право / Отв. ред. И. П Блищенко. М., 1988.; Тарасов А. Г. Правовые и политические аспекты разграничения морской территории в западной Арктике: автореф. дис. … канд. юр. наук: 23. 00. 04. М., 2007.; Conley H., Kraut J. U.S. Strategic Interests in the Arctic An Assessment of Current Challenges and New Opportunities for Cooperation A Report of the CSIS Europe Program. Washington: CSIS, 2010.; Flemming, Brian. Canada-U.S. Relations in the Arctic: A neighbourly proposal. Canadian Defence and Foreign Policy Institute, Calgary..

Третья группа базируется на статьях, опубликованных в отечественной и иностранной периодике, а именно таких изданиях, как «Военно-промышленный курьер», «Труд», «Русский репортер», «Независимая газета», «Проблемы Арктики и Антарктики», «Вестник северного флота», «Ottawa sitizen», «Survival», «Foreign Affairs», «Carlisle Barracks», «The New York Times», «Toronto Newspaper» Военно-промышленный курьер, № 29 (295) // 29 июля — 4 августа 2009.; Война на полюсе // Труд. 2007. 30 августа.; Дятликович В., Гребцов И. Шельф цвета хаки // Русский репортёр. 2009. 2−9 апреля.; Орешенков А. М. Арктический пирог. Норвегия первой продвигает свои права на шельф // Независимая газета. 2009. 13 мая.; Bayers M. Re-packaging Arctic sovereignty // Ottawa sitizen. 2009. August 5; Blunden M. The new problem of Arctic stability // Survival. 2009. Vol. 51, No 5.; Borgerson S. Arctic meltdown // Foreign Affairs. 2008. Vol. 87, No 2.; Lundestad I. U.S. security policy in the European Arctic in the early 21th century. Paper presented at the 51th ISA Convention in New Orlean. February 18, 2010.; Kollien A. Toward an Arctic strategy. Carlisle Barracks, 2009.

Объектом исследования является арктическая политика Канады, США и России, претворяющаяся в жизнь посредством арктических стратегий, принятых на высшем уровне. Взаимоотношения между северными державами, проблемы и перспективы сотрудничества.

Предметом исследований являются арктические стратегии стран Северной Америки и России, а именно:

— Северная Стратегия Канады 2009 г.

— Директива по Арктической Политике США 12 январая 2009 г.

— Арктическая стратегия России «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу»

Цель дипломной работы заключается в анализе арктических стратегий стран Северной Америки и России, а так же проблем защиты интересов России в Арктике. Продемонстрировать значение Арктики для Российской Федерации, США и Канады. Описать взаимоотношения России и арктических держав.

Для достижения этой цели решаются следующие задачи:

— определение правового статуса Арктики;

— определение основных векторов арктической политики США и Канады;

— анализ проблем и перспектив Канадо-Американских отношений в арктическом регионе;

— определение основных векторов арктической политики России;

— обзор проблем Российских границ в арктическом регионе;

— выделение возросшей роли Северного морского пути;

— рассмотрение мер по обеспечению интересов России в Арктике;

— анализ преимуществ и недостатков российского военно-морского и ледокольного флотов;

— обзор сотрудничества РФ с США и Канадой на современном этапе.

Методы исследования. База исследования основывается на изучении политических, экономических и военно-стратегических процессов в Арктике.

При раскрытии предмета исследования использовались такие общенаучные методы, как сравнительный анализ статистических данных и программ развития основных арктических держав, прогнозирование возможных сценариев, системный подход, структурно-функциональный метод, методы классификации и систематизации, факторный анализ.

Научная новизна дипломного исследования заключается выделении следующих характерных особенностей процесса борьбы за арктические ресурсы:

— выделены качественно новые черты в развитии ВМС и ледокольных флотов России и США;

— показаны новые задачи, поставленные военно-политическим руководством стран в защите экономических и политических интересов в Арктике;

— вскрыты факторы, определяющие масштабы противоречий в регионе;

— осуществлены анализ и сравнение внешнеполитических курсов и приоритетов основных арктических державы;

— разработан сценарий возможных действий ВМС РФ в случае попыток передела Арктики силовыми методами.

Положения дипломной работы, выносимые на защиту:

1. Правовой статус Арктики.

2. Основные направления стратегии Канады в Арктике.

3. Основные направления стратегии США в Арктике.

4. Основные направления стратегии Российской Федерации в Арктике.

5. Меры, предпринятые Российской Федерацией по обеспечению интересов на севере.

6. Основные направления сотрудничества России и Канады в Арктике.

7. Основные направления сотрудничества России и США в Арктике.

Теоретическая значимость дипломного исследования.

Автор представляет уточняющий анализ проблем развития и сотрудничества в рамках арктических стратегий стран Северной Америки и России, рассматриваются механизмы обеспечения безопасности и разработки ресурсных месторождений на севере, актуальных как сегодня, так и в среднесрочной перспективе. Комплексный анализ на трех геостратегических уровнях (локальном, региональном и международном) позволяет структурировать и систематизировать все ключевые проблемы арктической политики России. Автор показал зону Арктики как объект геополитики, а так же как субъект международных отношений в обеспечении военной, экономической и экологической безопасности.

Практическая значимость дипломного исследования включает в себя рекомендации, которые могут быть использованы при разработке учебных программ и подготовке учебных пособий по геополитике ведущих держав мира в Арктике, а также международным отношениям.

Отдельные выводы дипломной работы могут представить интерес для специалистов отдела Арктического совета 2ЕД МИД РФ, Министерства Транспорта России, Министерства Экономического Развития России, Министерства Природных Ресурсов и Экологии, ФСБ РФ и Министерства Обороны России, определяющих приоритеты развития российского севера, обеспечения его безопасности, которые отражены в «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу».

Материалы дипломной работы могут быть использованы в рамках дисциплин по специальности политология, регионоведение и международные отношения, а также специальных дисциплин, изучаемых МГУ.

Апробация и внедрение результатов исследования. В ходе научных выступлений перед студентами МГУ. Дипломная работа включает введение, четыре главы, заключение, список литературы и приложения.

Во введении обоснована актуальность темы, сформулированы цели и задачи исследования, приведена общая структура работы.

В первой главе исследован правовой режим Арктики, основанный на Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

Вторая глава посвящена исследованию арктических стратегий стран Северной Америки, а именно Северной Стратегии Канады 2009 г. и Директивы по Арктической Политике США 12 январая 2009 г.

В третьей главе рассмотрена арктическая стратегия России, отраженная в федеральном документе «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу». Так же рассмотрены меры по обеспечению российских интересов на севере.

В четвертой главе рассмотрены основные направления сотрудничества России с Канадой и России с США.

В заключении сделан ряд выводов и сформулированы практические рекомендации.

Глава 1. Правовой режим Арктики

1. 1 Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.

На протяжении последних десяти лет в мире происходит «вторая арктическая гонка». Вступление в силу в 1994 г. Конвенции ООН по морскому праву сломало сложившуюся в 1920-х гг. систему секторного деления Арктики и заставило страны, имеющие выход к Северному Ледовитому океану, искать новые аргументы для закрепления за собой прежних арктических секторов Фененко А. В. Военно-политические аспекты Российско-Американских отношений В Арктике: история и современность. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. fmp. msu. ru/vestnik2_2011_FENENKO_RU. htm, свободный. Яз. рус.

Основным источником общего международного права применительно к морским пространствам является Конвенция ООН по морскому праву 1982 г., которая 18 лет назад, 16 ноября 1994 года вступила в силу. О важности и значимости этой конвенции свидетельствует тот факт, что подготовка к ее вступлению в силу заняла целых 12 лет: она была принята 130 голосами «за» на III Конференции ООН по морскому праву еще 30 апреля 1982 года и подписана 10 декабря того же года в Монтего-Бее на Ямайке. Сама же подготовительная конференция, целью которой было выработать нормы Конвенции — по сути нового базового документа в области международного морского права — действовала в течение 9 лет (с 1973 года, когда прошла первая сессия в Нью-Йорке по 1982 год).

Конвенция содержит 320 статей и 9 приложений. В основе Конвенции ООН мо морскому праву 1982 года лежала резолюция ГА ООН от 1970 года, в которой ресурсы морей и океанов были объявлены общим достоянием всего человечества. Этот принцип нашел свое отражение в целом ряде норм новой конвенции, призванных обеспечить доступ к морю даже для тех стран, которые не имели выхода к морю. К основным причинам разработки и принятия фактически главного международного правового акта в сфере морского права можно отнести быстрое развитие мировой экономики в 70−80-е годы, что резко повышало значимость водных путей сообщения, и не менее быстрое развитие технологий, позволявших добывать природные ресурсы с глубины морей и океанов. Для контроля за исполнением основных норм и положений Конвенции предусматривалось создание Международного органа по морскому дну и Международного трибунала по морскому праву На страже Мирового океана. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. kaa-club. com/%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B8/monitorum-%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BE%D0%BE%D0%BD-%D0%BF%D0%BE-%D0%BC%D0%BE%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D1%83-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D1%83/, свободный. Яз. рус.

СССР подписал Конвенцию в 1982 г. Россия ратифицировала в 1997 г Конвенция ООН по морскому праву. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //determiner. ru/dictionary/539/word/konvencija-on-po-morskomu-pravu, свободный. Яз. рус. Все арктические государства за исключением США являются ее участниками. США, в свою очередь, Конвенцию являются участниками Женевских конвенций ООН по морскому праву 1958 г. Здесь необходимо иметь в виду, что многие положения Женевских конвенции? о территориальном море и прилежащей зоне, об открытом море и континентальном шельфе с некоторыми изменениями и уточнениями включены в Конвенцию ООН 1982 г. Кроме того, положения Женевских конвенции? приобрели характер обычных международно-правовых норм. Поэтому можно сказать, что отношения между такими арктическими государствами, как Россия, Норвегия, Канада, Дания, с одной стороны, и США — с другой регулируются не только Женевскими конвенциями 1958 г., но в определенной степени и Конвенцией ООН 1982 г. в качестве источника соответствующих обычных норм международного права.

Очевидно, что США, как ведущую военно-морскую державу, «оскорбляли» и потому не устраивали как раз те положения Конвенции, в силу которых непосредственный контроль прибрежного государства распространялся только на акваторию 24-х мильной зоны территориальных и прилежащих вод, и ограниченный контроль — на акваторию исключительной экономической зоны. Более того, в 1984 году целая группа государств (США, Великобритания, Франция, Италия, ФРГ, Бельгия, Нидерланды, Япония) подписали сепаратное соглашение, где декларировали свое право добывать ресурсы Мирового океана там, где они есть, и столько, сколько требуется.

Почему американцам не хватало этих 200 миль? Можно предположить, что, кроме естественного для сверхдежавы национального эгоизма, это было как-то связано с принятием на вооружение советским флотом в середине 70-х годов новых противокорабельных ракет П-500 «Базальт» и П-700 «Гранит», конструкция которых предусматривала оснащение ядерными боеголовками мощностью до 500 кт, а дальность стрельбы составляла около 550 километров. Справедливости ради стоит сказать, что Россия ратифицировала Конвенцию ООН по морскому праву 1982 года только в 1997 году, то есть почти через три года после того, как она вступила в силу.

Однако в последнее время в американском Сенате уже не в первый раз обсуждается вопрос о ратификации Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. И, тем не менее, она так и не ратифицирована до сих пор. Между тем, с учетом того обстоятельства, что гигантские энергетические запасы Арктики, по российским оценкам достигающие 20% мировых запасов нефти и 216 трлн. кубометров газа становятся все более доступными ввиду глобального потепления и совершенствования технологий, США рискуют «прохлопать» возможность поучаствовать в «дележе» арктического пирога На страже Мирового океана. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. kaa-club. com/%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B8/monitorum-%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BE%D0%BE%D0%BD-%D0%BF%D0%BE-%D0%BC%D0%BE%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D1%83-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D1%83/, свободный. Яз. рус.

Согласно Конвенции ООН 1982 г., все пространства Мирового океана подразделяются на внутренние морские воды, территориальное море, прилежащую зону, архипелажные воды, исключительную экономическую зону, континентальный шельф, открытое море, район морского дна. Конвенция содержит ряд положении?, относящихся к проливам, используемым для международного судоходства.

Главной особенностью Конвенции 1982 года является четкая градация морского пространства на шесть зон, где действуют различные правовые установления: открытое море, шельф, исключительная экономическая зона, прилежащая зона, территориальные воды и внутренние воды. Принципиально важным с точки зрения морского права является разделение территориальных и прилежащих вод, а также понятий исключительной экономической зоны и шельфа. В частности, Конвенцией 1982 года определялось, что в своей исключительной экономической зоне шириной 200 морских миль (370 км) от исходной линии прибрежные государства получали права на разведку и добычу всех видов природных ресурсов. Прибрежные государства также получили возможность добывать природные ресурсы на континентальном морском шельфе. Для контроля за установлением прибрежными странами границ шельфа была создана специальная комиссия ООН по континентальному шельфу.

Устанавливая названную классификацию морских пространств, Конвенция не делает исключение для какого-либо региона, как, например, Арктика, который по своим физико-географическим условиям отличается от других регионов. Иными словами, правовые проблемы арктических морских пространств следует рассматривать в свете правовой классификации морских пространств, которая закреплена в Конвенции 1982 г. Это обусловливается также и тем, что ни одно из арктических государств не делало официальных заявлении?, в частности на III Конференции ООН по морскому праву, относительно необходимости выработки специальных международно-правовых положении?, которыми определялся бы особый правовой статус арктических морских пространств.

В 2008 г. представителями пяти арктических государств, в том числе России и США, была принята Илулиссатская декларация, в которой, в частности, указывается, что общее международное право предусматривает необходимую основу для реагирования на вызовы, с которыми государства сталкиваются в Арктике — от защиты морской среды до свободы судоходства — и что, следовательно, нет необходимости в разработке «нового всеобъемлющего правового режима для Арктического океана». Иными словами, арктические государства признают, что правовой режим арктических морских пространств определяется Конвенцией 1982 г., другими международными договорами и международно-правовыми обычными нормами.

Поскольку в арктическом регионе нет государств-архипелагов, то положения Конвенции 1982 г. об архипелажных водах неприменимы к этому региону. Поэтому речь может идти только об остальных категориях морских пространств.

Если обратиться к законодательству арктических государств, то оно в полнои? мере соответствует положениям Конвенции ООН 1982 г. В качестве примера можно взять законодательство России.

В России приняты законы «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» 1998 г., «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации» 1998 г. и «О континентальном шельфе Российской Федерации» 1995 г. Законы об исключительной экономической зоне и континентальном шельфе не содержат каких-либо специальных положении?, относящихся к арктическим морским пространствам, то есть к пространствам Северного Ледовитого океана.

В других арктических государствах действуют нормативные акты, которые по своему содержанию не отличаются от российских. Здесь интересно заметить, что США установили 200-мильную экономическую зону в 1983 г., т. е. задолго до вступления Конвенции ООН 1982 г. в силу.

Иными словами, законодательство арктических государств соответствует Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

Только в законе о территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации учтены особенности арктического судоходства, обусловленные суровыми ледовыми условиями. Как уже было отмечено, в российском законе о внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне имеются положения, касающиеся Северного морского пути и проливов Вилькицкого, Шокальского, Дмитрия Лаптева и Санникова, плавание по которым осуществляется в соответствии со специальными правилами, утверждаемыми Правительством России.

Однако обращает на себя внимание следующее обстоятельство. Как известно, трассы Северного морского пути, «исторически сложившейся национальной единой транспортной коммуникации», проходят не только по внутренним морским водам и территориальному морю, но и в проливах и в исключительной экономической зоне. Отсюда следует, что Россия выдвинула притязания на часть пространств, входящих как в ее исключительную экономическую зону, так и в указанные в законе проливы, в качестве исторических.

Пока не известно о какой-либо реакции иностранных государств на эти положения российского закона. Очевидно, реакция последует, когда будут приняты Правила плавания по трассам Северного морского пути и вытекающие из них акты, касающиеся технических аспектов плавания по указанным трассам.

Канадское законодательство также содержит положения, в которых учитываются особенности арктической морской среды. Эти положения направлены на более эффективную защиту окружающей морской среды в пределах 100-мильнои? морской зоны.

Между тем, если обратиться к практике Канады, то можно сделать вывод, что она полагает, что у нее имеются определенные специальные права в отношении арктических морских пространств. Это проявилось, в частности, в том, что в 1970 г. был принят Закон о предотвращении загрязнения арктических вод, прилегающих к континенту и к островам Канадской Арктики, а в 1972 г. на его основе были изданы Правила о предотвращении загрязнения арктических вод, Приказ об объявлении некоторых районов арктических вод зонами контроля за безопасностью судоходства и Правила о предотвращении загрязнения арктических вод с судов.

Действие этих актов распространяется на арктические воды в пределах 100 морских миль от ближайшего берега севернее 60-и? параллели. Район действия закона разделен на 16 «зон контроля» и для каждой зоны устанавливались сроки, в течение которых разрешалось плавание судов, что зависело главным образом от ледового класса судна.

Для судов, предназначенных для плавания в арктических водах, предусмотрены повышенные требования в отношении проектирования, конструкции, оборудования и комплектования и профессиональной подготовки экипажа. Канадскими властями может быть введена обязательная ледокольная или лоцманская проводка.

Канада избрала 100-мильную ширину морского пространства не случайно. Еще в 1821 г. Россией, когда ей принадлежала Аляска, был издан императорскии? указ, которым была установлена 100-мильная морская зона вдоль берегов Аляски в Северном Ледовитом океане и Беринговом море. Этим указом в целях предотвращения хищнической добычи китов канадскими и американскими промышленниками и бесконтрольной торговли прежде всего с жителями Русской Аляски запрещалось «всякому иностранному судну не только приставать к берегам и островам, подвластным России, … но и приближаться к оным в расстоянии менее ста итальянских миль». Полное собрание законов Российской империи. Т. ХХХУ11. № 28 747 (итальянская или морская миля равна 1852 м).

На момент принятия указанные канадские акты противоречили действовавшему в то время международному праву. Канада, несомненно, понимала данное обстоятельство. В то же время можно констатировать, что Канада первым из арктических государств стала осознавать, что в международном праве формируется новый принцип, которым предусматривается особая обязанность государств принимать все меры к защите окружающей морской среды, обладающей уникальным природными характеристиками. Особая обязанность обусловлена особенностями, присущими только арктическим морским пространствам. Любое загрязнение окружающей среды Арктики, особенно районов, покрытых льдами, может оказать весьма негативное воздействие на окружающую среду всей планеты.

Международное сообщество согласилось с этим, что нашло отражение в Конвенции ООН 1982 г. Статья 234 Конвенции предусматривает право государств «принимать и обеспечивать соблюдение недискриминационных законов и правил по предотвращению, сокращению и сохранению под контролем загрязнения морской среды с судов в покрытых льдами районах в пределах исключительной экономической зоны, где особо суровые климатические условия и наличие льдов, покрывающих такие районы в течение большей части года, создают препятствия либо повышенную опасность для судоходства, а загрязнение могло бы нанести тяжелый вред экологическому равновесию или необратимо нарушить его». Совершенно очевидно, что данная статья применима лишь к арктическим морским пространствам.

В соответствии с данной статьей арктическим государствам предоставлено принимать такие законы и правила, которые могут предусматривать, в частности, специальные требования к конструкции и оборудованию судов, комплектованию экипажа и т. д. Такие требования устанавливаются самими государствами и не требуют согласования с компетентными международными организациями. Эти требования могут действовать, в частности, на всех трассах Северного морского пути, пролегающих как в территориальном море и внутренних морских водах, так и в исключительной экономической зоне России.

Можно констатировать, что законодательство Канады о предотвращении загрязнения арктических вод полностью соответствует современному международному праву.

Другим арктическим государством, которое проявляло особую озабоченность экологическим состоянием арктических морских пространств, являлся СССР. Это проявилось, в частности, в том, что в 1984 г. Президиум Верховного Совета СССР принял на основе упомянутой статьи 234 Указ «Об усилении охраны природы в районах Крайнего Севера и морских районах, прилегающих к северному побережью СССР».

Указом предусматривалось создание, в частности, системы заповедников, заказников, других особо охраняемых территории? (включая морские районы), установление особых правил плавания судов и иных плавучих средств. Правила плавания должны были предусматривать повышенные требования к конструкции судов и иных плавучих средств, к их оборудованию и снабжению, комплектованию и квалификации экипажа. Плавание без лоцманской или иной проводки запрещалось. При этом плавание в пределах морских районов заповедников, заказников и других особо охраняемых территории? может осуществляться только по морским коридорам.

Указом предусматривалось также, что создание, эксплуатация и использование любых искусственных островов, различных установок и сооружении? в море разрешаются лишь при условии экологически обоснованного положительного заключения надлежащих государственных органов. Извещения мореплавателям. 1986 г. Специальный выпуск (Приложение к Выпуску 1 Извещения мореплавателям). Законодательные акты и распоряжения государственных органов СССР по вопросам мореплавания. С. 81−85.

К сожалению, названные меры не были введены в действие. Были введены в действие только Правила плавания по трассам Северного морского пути, утвержденные Министром морского флота СССР 14 сентября 1990 г. Министром транспорта РФ 18 июня 1998 г. был издан приказ № 73, в соответствии с которым Правила плавания по трассам Северного морского пути 1990 г. продолжают действовать. В отечественной литературе также утверждается, что эти Правила не утратили юридическую силу.

Между тем 31 июля 1998 г. был принят закон РФ о внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне, которым, как отмечалось выше, предусматривается утверждение названных Правил Правительством Р Ф.

В связи с этим возникает вопрос о юридической силе приказа Министра транспорта РФ. Из Конституции Р Ф 1993 г. следует, что источниками российского права являются Конституция Р Ф, федеральные конституционные и федеральные законы, международные договоры РФ, постановления и распоряжения Правительства Р Ф. В Конституции устанавливается, что указы и распоряжения Президента Р Ф действуют на всей территории РФ, т. е. они также должны считаться источниками российского права (но Конституция не проводит различие между указами и распоряжениями). А в ст. 92 Конституции устанавливается, в частности, что Правительство Р Ф издает постановления и распоряжения во исполнение «нормативных указов Президента Российской Федерации». Какие указы Президента Р Ф считаются нормативными и какова их юридическая сила, Конституция не разъясняет.

Но поскольку Конституция Р Ф не упоминает акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти, то следует только один вывод: эти акты не являются источниками российского права. В этой связи их действие не может распространяться на территорию государства, а значит и на физические и юридические лица. Их действие ограничивается лишь пределами соответствующего ведомства.

Конституция РФ не содержит положении? о праве Федерального Собрания Р Ф, Президента Р Ф и Правительства Р Ф делегировать свои полномочия каким-либо лицам либо органам, либо наделять их специальными полномочиями, не предусмотренными Конституцией Р Ф. Поэтому Правила плавания по трассам Северного морского пути могут утверждаться только Правительством Р Ф.

Из изложенного следует, что Правила плавания по трассам Северного морского пути 1990 г. утратили силу в момент вступления в силу Конституции Р Ф. Иными словами, Россия не использует возможности, предусмотренные ст. 234 Конвенции ООН 1982 г. в части регулирования плавания в целях предотвращения загрязнения арктических морских пространств. Такое положение чревато негативными последствиями для сохранения окружающей среды.

Какие-либо другие акты, которые предусматривали бы особые права, не были изданы ни Россией, ни Канадой. Рассмотренные же акты полностью соответствуют Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

Таким образом, можно констатировать, что в Арктике действует общее международное право, основным источником которого применительно к морским пространствам является Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.

Арктические государства, издав соответствующие нормативные акты относительно правового режима морских пространств, находящихся под их суверенитетом и юрисдикцией, тем самым применили и применяют положения Конвенции 1982 г. Кроме того, подача Россией заявки на определение пространственных пределов континентального шельфа и его внешней границы в Северном Ледовитом океане также подтверждает необходимость соблюдения Россией этой Конвенции.

В 2010 г. Россия и Норвегия заключили договор о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море. В преамбуле договаривающиеся государства прямо ссылаются на Конвенцию ООН 1982 г.

Как известно, в международном праве действует принцип эстоппель, в силу которого арктические государства, признав действие Конвенции ООН 1982 г., не могут претендовать на какие-либо особые права в отношение Арктики, за исключением борьбы с загрязнением морской среды.

Отсюда следует, что и разграничение континентального шельфа, в том числе определение его внешней границы, и разрешение споров должно осуществляться на основе положении? Конвенции 1982 г. Как известно, Конвенция 1982 г. предусматривает возможность выбора одного из средств разрешения споров, предусмотренных ст. 287 (Международный трибунал по морскому праву, Международный суд ООН, арбитраж, специальный арбитраж).

Источниками общего международного права применительно к арктическим морским пространствам являются и другие международные договоры. В частности, к ним относятся такие договоры, как Конвенция по предотвращению загрязнения моря нефтью 1954 г. (с поправками 1962, 1969 и 1977 гг.), Международная конвенция по предотвращению загрязнения с судов 1973 г., измененная Протоколом 1978 г. (Конвенция МАРПОЛ-73/78), Конвенция по предотвращению загрязнения моря сбросами отходов и других материалов 1972 г., Международная конвенция относительно вмешательства в открытом море в случае аварии?, приводящих к загрязнению нефтью 1969 г., Протокол о вмешательстве в открытом море в случае аварии?, приводящих к загрязнению моря веществами иными, чем нефть, 1973 г., Международная конвенция об ответственности и компенсации за ущерб в связи с перевозкой морем опасных и вредных веществ 1996 г., Международная конвенция по охране человеческой жизни на море 1974 г. с изменениями, внесенными Протоколами 1968 и 1988 гг. (Конвенция СОЛАС 74/78), Международные правила предупреждения столкновения судов в море 1972 г. и другие.

Арктические государства обязаны учитывать положения указанных договоров, хотя в то же время они могут в соответствии со ст. 234 Конвенции 1982 г. вводить более строгие требования в целях предотвращения загрязнения морской среды.

Глава 2. Арктические стратегии стран Северной Америки

2. 1 Северная стратегия Канады

По протяжённости арктического побережья Канада уступает только России. На канадский север приходится 40% сухопутной территории, где проживает 107 тыс. человек. Канада — это государство, которое первым заявило суверенные права на все примыкающие к ее? границам водные пространства и острова вплоть до Северного полюса. В 1909 г., будучи доминионом Британской империи, Канада объявила своей собственностью все земли и острова, как открытые, так и могущие быть открытыми впоследствии, лежащие к западу от Гренландии между Канадой и Северным полюсом. В 1921 г. Канада объявила, что все земли и острова к северу от канадской континентальной части находятся под ее? суверенитетом. По Закону о северо-западных территориях с 1925 г. всем иностранным государствам запрещено заниматься какой-либо деятельностью на арктическом пространстве Канады без разрешения ее? правительства. На последней волне интереса к Арктике, связанной с потеплением климата, канадское правительство в 2006 г. вновь подтвердило свои? суверенитет над Арктикой и заявило о необходимости усиления вооружённых сил для действий в этом регионе. Bayers M. Re-packaging Arctic sovereignty // Ottawa sitizen. 2009. August 5

В Канаде применительно к проблемам Арктики часто используют понятие «север». Географически в него включаются территории, которые находятся не только севернее, но и южнее полярного круга. Это Северо-Западные территории, территории Нунавут и Юкон, а также острова и водные пространства до Северного полюса включительно. Морские границы, идущие от арктического побережья Канады в направлении Северного полюса, определяются Оттавои? в соответствии с секторальным принципом.

Канадский север имеет значительный ресурсный потенциал для дальнейшего экономического развития: залежи алмазов, месторождения нефти и газа, меди, цинка, ртути, золота, редкоземельных металлов, урана. Северные моря богаты морепродуктами. Таяние полярных льдов увеличивает время навигации по Северо-Западному проходу, что поможет экономическому развитию региона. В случае освобождения ото льда этот пролив будет сопоставим по экономичности с Северным морским путём вокруг России.

До настоящего времени около трети запасов нефти и газа Канады остаются неиспользованными. Дело в том, что пока не разработаны требования и достаточно безопасные технологии, Канада не ведёт бурения на своём арктическом шельфе. Недостаточно проработаны на законодательном уровне вопросы регулирования хозяйственной деятельности в условиях рисков Крайнего Севера. Если убытки от аварии на нефтяной вышке компании British Petrolium в Мексиканском заливе оцениваются в 100 млрд. дол., то канадские компании по закону несут в подобном случае ответственность не более чем на 40 млн. дол. Это значит, что расходы придется брать на себя государству. Amos W. If there’s an oil spill, who’s at risk? Canadian taxpayers. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. theglobeandmail. com/news/opinions/if-theres-an-oil-spill-whos-at-risk-canadian-tax-payers/article1638799/, свободный. Яз. англ.

В русле растущей конкуренции в борьбе за ресурсы Арктики, Канада намерена подать заявку в Комиссию ООН по границам континентального шельфа в 2013 г., чтобы доказать принадлежность хребта Ломоносова к арктическому канадскому шельфу. Канада также оспаривает у Дании принадлежность небольшого необитаемого острова Ханс (этот конфликт уже близок к урегулированию Ivison J. Members of the Canadian Forces during a visit to Hans Island in July 2005. Photograph by: Handout/DND // National Post. 2010. November 9. (Опубликовано также: [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //byers. typepad. com/arctic/2010/11/hans-island-appears-headed-for-joint-custody. html, свободный. Яз. англ.)) и разграничительную линию в море Линкольна. У США Канада оспаривает морскую границу в море Бофорта, где предполагают обнаружить запасы нефти и газа, и статус Северо-Западного прохода. Если Канада настаивает на своих суверенных правах в Северо-Западном проходе, то США считают их международными водами. Еще? в 1988 г. между двумя государствами было подписано соглашение, которое частично разрешило коллизию. В нём говорится, что США будут направлять ледоколы в проход, который Канада объявила внутренними водами, только с разрешения канадского правительства. Соглашение носило частный характер, потому что не касалось американских подводных лодок. U.S. and Canadian cooperative approaches to Arctic security. Santa Monica: RAND, 1990. P. 27.

Однако споры с США и Данией не считаются столь серьёзными, чтобы создать вызов суверенитету Канады или помешать сотрудничеству с этими государствами в Арктике, включая военную сферу.

Основные направления арктической стратегии Канады были опубликованы в 2009 г. под названием «Северная стратегия Канады наш север, наше наследие, наше будущее» Canada’s Northern Strategy: our North, our heritage, our future. Ottawa: Government of Canada, 2009. (далее — Стратегия). В ней подчёркивается, что север — это неотъемлемая часть идентичности современной Канады, которая сложилась исторически еще? до прихода на американский континент европейцев и связана с длительным освоением севера коренными народами. Такая твёрдая, бескомпромиссная позиция нашла поддержку в общественном мнении страны. Большинство канадцев считают, что подтверждение прав на Арктику — приоритет номер один во внешней политике современной Канады. Weese B. Canucks cling to Arctic. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //stthomastimesjournal. com/Article Display. aspx? e=2 947 773, свободный. Яз. англ.

Всестороннее развитие севера Стратегия определяет как важнейший приоритет, беспрецедентный в истории государства. В документе названы четыре аспекта государственной политики, нацеленных на комплексное развитие северных территорий:

— защита суверенитета Канады в арктическом секторе;

— обеспечение социально-экономического развития;

— защита окружающей среды и адаптация к изменениям климата;

— развитие самоуправления, хозяйственной и политической активности северных территории? как части политики по освоению севера.

Канадские власти намерены вкладывать финансовые средства в развитие экономики и инфраструктуры, внедрять экологически безопасные технологии, расширять самоуправление территории? и направлять доходы от добычи полезных ископаемых на развитие севера путём передачи аборигенным общинам в собственность части прибыльных объектов, таких как газовые трубопроводы. Кроме того, планируется ежегодная дотация северным территориям в размере 2,5 млрд. долларов на развитие системы здравоохранения, образования и социального обслуживания. Главными источниками благосостояния севера в ближайшей перспективе будут разработка нефтегазовых месторождении? недалеко от устья реки Маккензи и добыча алмазов.

Особое внимание канадское правительство намерено уделять природоохранной деятельности, которая считается обязательным условием экономического освоения севера страны. Это означает экономическое планирование с учётом сбережения экосистем, создание национальных парков, переход на источники энергии, которые не сопровождаются выбросами углерода в атмосферу, участие в создании международных стандартов, регулирующих деятельность в Арктике. Hannaford J. Canada’s Arctic foreign policy. 2011. January 24. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. cir-cumpolar. gc. ca, свободный. Яз. англ.

Стратегические планы Канады включают в себя не только расширение экономической? деятельности, но и наращивание военного присутствия для усиления контроля над сухопутными территориями, морями и воздушным пространством Арктики. Это связано не только с демонстрацией готовности защитить суверенные права. При отсутствии прямых военных угроз со стороны какого-либо государства канадские спецслужбы указывают на попытки криминальных группировок распространить свою деятельность на северные территории Канады, а также использовать их для незаконной миграции. Vanderklippe N. Canada’s North at risk for terrorism, human trafficking // Globe and Mail. 2010. November 15. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //byers. typepad. com/arctic/2010/11/canadas- north-at-risk-for-terrorism-human-trafficking. html, свободный. Яз. англ. Однако главный мотив наращивания военного присутствия и наступательной риторики официальных властей состоит в том, что пока Канада не имеет ресурсов для реального контроля огромных пространств на Крайнем Севере.

Значительной военной активности в Арктике Канада никогда не проявляла и не имеет здесь оборудованных портов, кораблей и значительных вооружённых формировании?. Поэтому Стратегия намечает строительство военного тренировочного центра на берегу Северо-Западного прохода в городе Ресольют в 595 км от Северного полюса, и объектов морской инфраструктуры. Для усиления возможностей службы Береговой охраны запланировано строительство глубоководного причала в городе Нанисивик, нового ледокола «Diefenbaker» и трёх патрульных кораблей, способных действовать в ледовой обстановке. Для мониторинга арктических пространств будут использоваться новейший канадский космический спутник типа «RADARSAT-II», а также возможности совместной канадско-американской системы ПВО «NORAD» и разведывательной станции перехвата сигналов в местечке Элерт на острове Элсмир в Канадском Арктическом архипелаге. Намечены программы по модернизации и увеличению подразделении? канадских рейнджеров (к 2012 г. до 5 тыс. человек) для обеспечения военного присутствия, ведения наблюдения и проведения поисково-спасательных операции? в арктических условиях. На севере ежегодно будут проводиться учения канадских вооружённых сил. Эти и другие инициативы привели к удвоению общих военных расходов Канады по сравнению с концом 90-х прошлого века. Blunden M. The new problem of Arctic stability // Survival. 2009. Vol. 51, No 5. P. 127.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой