Ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов: методология, теория, практика

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Конституционное прав
Страниц:
545


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность темы исследования. Мировое сообщество, вступив в XXI век, постоянно сталкивается с противоречивой реальностью: беспрецедентным ростом информационных, технических и иных возможностей развития человечества — с одной стороны, усилением ряда факторов, представляющих серьезную угрозу как для национальной безопасности отдельных государств, так и для мирового порядка в целом -с другой. Речь идет о террористических актах, вооруженных конфликтах, действиях, провоцирующих массовые беспорядки, религиозные и межнациональные столкновения. Кроме того, на фоне ухудшающейся экологической ситуации во многих странах мира угрожающие масштабы принимают стихийные бедствия, катастрофы техногенного характера.

Все это вызывает острую необходимость осуществления государственных мер, направленных на предотвращение либо снижение вероятности чрезвычайных событий внутреннего или внешнего характера. В целях нейтрализации и преодоления негативных последствий вышеуказанных событий могут вводиться предусмотренные национальным законодательством особые правовые режимы, которые практически связаны с той или иной степенью ограничения отдельных прав и свобод граждан в интересах восстановления правопорядка и нормальных условий функционирования государственных и общественных институтов. Возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина предусматривается ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации. Она обусловлена целями защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. К конституционным основам института ограничения прав и свобод относятся положения ч. 3 ст. 56 Конституции Российской Федерации, регулирующей режим чрезвычайного положения, а также некоторых других статей (23, 25, 29, 32, 35, 36 и др.), которыми сделаны оговорки о пределах осуществления некоторых конкретных прав и свобод или возможности их ограничения при определенных обстоятельствах. Тем самым в достаточно общих чертах на конституционном уровне определены контуры оснований, целей и пределов ограничений прав и свобод граждан, которые, однако, нуждаются в глубоком научном осмыслении и существенном уточнении, поскольку в юридической науке единого понимания этих вопросов пока достигнуть не удалось.

В связи с этим перед правовой системой России встает проблема создания действенного правового инструментария подобных ограничений, направленного на сохранение правового статуса граждан и обеспечение запрета ограничения основных прав и свобод в период действия чрезвычайных ситуаций при неукоснительном соблюдении норм международного права. Острота решения этой проблемы в последнее время существенно возрастает из-за масштабных актов терроризма, противодействие которому со стороны международного сообщества и национальных государств нередко связано с приостановлением действия некоторых прав и свобод граждан.

Совокупность приведенных обстоятельств свидетельствует о том, что правовое регулирование в области ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов должно быть стратегическим, иметь стабильный и постоянный характер, надежно гарантировать положение граждан в период применения особых правовых режимов. Это вызывает необходимость глубокого научного осмысления оснований, целей, пределов и критериев ограничения прав и свобод граждан. Нуждается в специальном исследовании и правовая природа особых правовых режимов применительно к вопросу соразмерности принимаемых государством мер по их поддержанию, включающих различные формы государственного принуждения. Поэтому проблема объективного сочетания целесообразности и разумной достаточности мер государственного ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов при соблюдении принципиальных положений Конституции Российской Федерации и норм международного права представляет в современных условиях высокую актуальность, тем более, что в юридической науке единого и целостного ее понимания до сих пор достигнуть не удалось.

При этом следует учитывать четко выраженную тенденцию все более усиливающегося сближения норм международного права и законодательства Российской Федерации в условиях развивающегося процесса глобализации. Это требует определения наиболее оптимального соотношения интересов государства и прав граждан при их возможных ограничениях с учетом зарубежного опыта, внедрение которого в национальное законодательство должно быть глубоко продуманным и эффективным. Только на этой основе возможно формирование в юридической науке концептуальных базовых подходов к проблеме ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов, разработка которых ранее не являлась предметом специальных научных исследований.

Следует также отметить и то обстоятельство, что несмотря на принятие федеральных конституционных законов от 30 мая 2001 г. № З-ФКЗ & quot-О чрезвычайном положении& quot-1 и от 30 января 2002 г. № 1-ФКЗ & quot-О военном положении& quot-2, в научной литературе отмечается необходимость разработки научно обоснованной концепции государственного управления в сфере обеспечения особых правовых режимов3. Представляется, что в рамках таких мероприятий важное значение имеет разработка методологически обоснованных подходов, которые позволили бы обеспечить разумную достаточность мер государственного ограничения прав и свобод граждан при соблюдении принципиальных положений Конституции Российской Федерации и норм международного права.

1 Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, № 23, ст. 2277.

2 Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 5, ст. 375.

3 См. Национальная безопасность Российской Федерации: проблемы укрепления государственно-правовых основ // Журнал российского права. — 2005. — № 2. — С. 11 -12.

В значительной степени актуальность решения этой задачи обусловлена необходимостью принципиального преодоления исторически сложившегося неверного стереотипа понимания сущности таких режимов, предполагающего возможность фактически безграничного ограничения практически любых прав и свобод граждан в условиях чрезвычайного и военного положения, как это неоднократно допускалось в России и за рубежом прежде.

По приведенным причинам представляется актуальным теоретико-правовое исследование института ограничения прав и свобод граждан в период действия особых правовых режимов в современный исторический период времени. Именно эти вопросы требуют тщательного научно-методологического обоснования и предварительной проработки, результаты которых имеют важное значение как для теории, истории государства и права, конституционного права, так и для практической деятельности органов государственной власти по обеспечению особых правовых режимов.

Изложенные обстоятельства обусловили выбор темы диссертационного исследования, в котором с учетом современного уровня развития юридической науки разработана наиболее полная в отечественной юридической литературе концепция института ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов, в рамках которой сформулированы определения оснований, целей, принципов и содержания такого ограничения, сделаны выводы об основных тенденциях развития норм международного права и национального законодательства в данной сфере.

Состояние научной разработанности темы. Отдельным аспектам института ограничения прав и свобод граждан в XVI — XIX вв. уделялось определенное внимание в трудах зарубежных правоведов и философов И. Блунчли, Вольтера, Г. Гроция, В. Гумбольдта, Л. Дюги, Дж. Локка, И. Канта, Ш. Л. Монтескье, Ж. Ж. Руссо, Х. Томазия, Л. Штейна и др.

В XIX — начале XX вв. некоторые вопросы ограничения прав и свобод граждан, в том числе в условиях исключительного положения, были предметом научного анализа отечественных правоведов и философов Бердяева Н. А., Гамбарова Ю. С., Гернета М. Н., Гессена В. М., Дерюжинского В. Ф., Кистяковского Б. А., Ковалевского М. М., Коркунова Н. М., Котляревского С. А., Куницына А. П., Маклакова В. А., Соловьева B.C., Сперанского М. М., Тарновского Е. Н., Трубецкого Е. Н., Франка C. JL, Чичерина Б. Н., Шершеневича Г. Ф. и др.

В годы советской власти практика ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов исследовалась в трудах Авдеева Ю. И., Артамонова Д. Н., Бахраха Д. Н., Голякова И. Т., Кострицыной Н. А., Никифорова Б. С., Полянского Н. Н., и др. Определенное внимание вопросу ограничения прав и свобод граждан как составляющей более общей проблемы баланса интересов личности, общества и государства уделялось в научных работах Аметистова Э. М., Златопольского А. А., Керимова Д. А., Кожохина Б. И., Крылова Б. С., Курицына В. М, Лазарева Б. М., Лунева А. Е., Мишина А. А., Новоселова В. И., Патюлина В. А., Попова Л. Л., Рудинского Ф. М., Строговича М. С., Фарбера И. Е., Шергина А. П., Щетинина Б. В. и др.

В современный период осмысление некоторых вопросов, связанных с правовым регулированием ограничения прав и свобод граждан, осуществлялось в работах Ардашкина В. Д., Байтина М. И., Бахина С. В., Волковой Н. С., Вопленко Н. Н., Гасанова К. К., Дедова Д. И., Калашникова С. В., Каракуляна Э. А., Карпова Д. В., Макеева В. В., Нагорной М. А., Ноздрачева А. Ф., Сенякина И. И., Стремоухова А. А., Тениловой Т. Л., Федулова Г. В., Толстика В. А., Упорова И. В, Устинова B.C., Худойкиной Т. В. и др. Отдельным проблемам изучения особых правовых режимов, включая основания и пределы ограничения прав и свобод граждан, посвящены исследования Виноградова О. В. ,

Касаткиной Н.М., Коннова В. А., Короткова А. П., Лебедя С. В., Маиляна С. С., Радченко В. И., Султыгова М. М., Хазанова С. Д. и др.

Однако существующие научные исследования касались лишь отдельных аспектов вопроса ограничений прав и свобод граждан либо имели иной основной предмет исследования и в результате не затрагивали всего комплекса теоретических и законодательных проблем возможных ограничений некоторых прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов, включая вопросы об их основаниях, целях, пределах и принципах.

Теоретическую основу диссертационного исследования составляют работы видных отечественных правоведов по проблемам истории и общей теории права, конституционного права, прав и свобод человека, административного права, международного права, военного права.

Исходной теоретической базой исследования явились научные труды известных российских и советских ученых в области истории и общей теории права, конституционного права, прав и свобод человека, административного права Алексеева С. С., Абдулаева М. И., Баглая М. В., Баранова В. М., Бондаря Н. С., Ведерниковой О. Н., Витрука Н. В., Воеводина Л. Д., Гаджиева Г. А., Глушковой С. И., Глухаревой Л. И., Дубовик О. Л., Евдокимова В. Б., Зорькина В. Д., Карташкина В. А., Карташова В. Н., Ковлера А. И., Комарова С. А., Корельского В. М., Крусса В. И., Кудрявцева В. Н., Кутафина О. Е., Кучинского В. А., Лазарева Л. В., Лапаевой В. В., Лебедева В. А., Ледях И. А., Лукашевой Е. А., Маклакова В. В., Малько А. В., Мальцева Г. В., Матузова Н. И., Медушевского А. Н., Мюллерсона Р. А., Нерсесянца B.C., Патюлина В. А., Перевалова В. Д., Петрухина И. Л., Ростовщикова И. В., Савенкова А. Н., Скрипилева Е. А., Стешенко Л. А., Страшуна Б. А., Тиунова О. И., Тихомирова Ю. А., Топорнина Б. Н., Туманова В. А., Уварова А. А., Фарбера И. Е., Хазанова С. Д., Хаманевой Н. Ю., Шамбы Т. М. ,

Шевцова B.C., Шейнина Х. Б., Хабриевой Т. Я., Чиркина В. Е., Чхиквадзе В. М., Эбзеева Б. С., Энтина M. JL и др.

Анализ правовой природы и основных признаков особых правовых режимов проводился с использованием трудов Бабурина С. Н., Галенопольского Ф. С., Гончарова И. В., Григорьева В. Н., Грязнова А. В., Домрина А. Н., Зиборова О. В., Исакова В. Б., Ковачева Д. А., Кучмы Ю. Н., Лафитского В. И., Лозбинева В. В., Матузова Н. И., Малько А. В., Пилипенко А. Н., Родионова О. С., Розанова И. С., Рушайло В. Б., Соловьева А. И., Тимошенко И. Г., Трещетенковой Н. Ю. и др.

Учтены научные разработки в области национальной безопасности и национальных интересов Вишнякова В. Г., Домаскина О. В., Елисеева Б. П., Лисицына-Светланова А.Г., Прохожева А. А., Стрельцова А. А., Тер-Акопова А.А., Устинова В. В., Яковлева В. Ф. и др. Вопрос о соотношении норм международного права и национального законодательства в области прав человека рассматривался с использованием трудов Бойченко Ю. А., Гаврилова В. В., Глотова С. А., Горшковой С. А., Звонаревой О. С., Кашкина С. Ю., Калашникова С. В., Лабунца Б. Г., Лаптева П. А., Лейбо Ю. И., Левиной М. И., Лукашука И. И., Лукьянцева Г. Е., Любашица В. Я., Матвеева Д. Ю., Матвеевой Т. Д., Марченко М. Н., Саидова А. Х., Титенкова Д. И., Хижняка B.C., Черниченко С. В., Шамсона Р. Т., Щербаковой Н. В. и др.

Зарубежный опыт правового регулирования ограничения прав и свобод граждан изучен с использованием современных научных работ (XX — XXI вв.) иностранных ученых Г. Арутюняна, Б. Д. Даса, Г. Бермана, Й. Благожа, Я. Броунли, Д. Бэзилона, В. Бюхнер-Удер, Г. Василевича, И. Василенко, Б. Визера, Л. Гарлицкого, Д. Гомьена, М. Де Сальвиа, М. Дженис, И. Клабоуха, Р. Кэй, Э. Брэдли, Л. Зваака, А. Кариолы, И. Котляра, О. Кунца, Л. Левина, М. Лесажа, А. Лопес-Пины, Ф. Люшера, С. Ниринга, А. Нусбергер, Я. Омеич, Р. Пайпса, Э. Поппэ, М. Прело, В. Пушкаша, И. Сабо,

Н. Селивона, Р. Рисдала, Э. Уэйда, Д. Филипса, Ф. Хайека, Г. Ханая, Д. Харриса, М. Хартвига, К. Хессе, И. Цоллера, А. Шайо, К. Экштайна и др.

Объектом диссертационного исследования являются урегулированные правовыми нормами общественные отношения, связанные с ограничением прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов.

Предмет диссертационного исследования составляют концептуальные основы теории ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов, понятие и классификация особых правовых режимов, основания, цели и принципы ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов в демократическом правовом государстве, правовые механизмы и формы ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов, тенденции и перспективы развития законодательства в исследуемой области в современный период, проблемы практики применения законодательства об ограничениях прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов в России и в зарубежных странах.

Цель диссертационного исследования — комплексный анализ института ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов, определение и правовое исследование проблем его правового регулирования с учетом соотношения норм международного права, национального законодательства и практики Европейского Суда по правам человека, разработка на этой основе концепции ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов.

Цель исследования определила постановку и необходимость решения следующих задач:

— историко-правовой анализ развития учения об основаниях и условиях ограничений прав и свобод граждан за рубежом и в России, как составляющей обеспечения баланса интересов личности, общества и государства-

— анализ становления и развития законодательства об ограничениях прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов за рубежом (в XVIII — XX вв. в Великобритании, Германии, Франции и других странах) и в России (дореволюционной России, СССР и Российской Федерации) —

— конституционно-правовое исследование теоретических проблем и законодательных основ ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов в Российской Федерации на современном этапе на базе изучения значительно обновленного законодательства, научной литературы и материалов конституционного надзора-

— системное исследование современного зарубежного опыта правового регулирования ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов за рубежом и, прежде всего, стран Восточной Европы, СНГ и Балтии-

— сравнительный анализ норм международного права, практики Европейского Суда по правам человека и законодательства Российской Федерации об ограничениях прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов-

— определение понятия оснований и целей ограничений прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов-

— формулирование системы критериев ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов-

— разработка концептуальных подходов к пониманию сущности и содержания теории ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов и ее реализации в Российской Федерации в условиях глобализации и борьбы с терроризмом и другими угрозами нового времени.

Методологической основой исследования являются научные методы познания общественных явлений и процессов: системно-функциональный, сравнительно-правовой, конкретно-исторический, программно-целевой, формально-юридический, логический, теоретико-прогностический и др. Основным среди них является системно-функциональный метод, который способствовал выявлению на общей основе взаимосвязей между различными критериями ограничения прав и свобод граждан в демократическом правовом государстве и формированию на этой основе общей концепции ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов.

Достаточно широко применялся сравнительно-правовой метод, что позволило осуществить критический анализ норм международного права, положений нового российского и зарубежного законодательства об ограничениях прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов. При этом сравнительно-правовой метод был дополнен конкретно-историческим, что способствовало выявлению основных тенденций эволюционного развития теории ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов на разных этапах исторического развития в России и в других государствах.

В ходе исследования различных теоретических аспектов ограничения прав и свобод граждан формально-юридический метод использовался при рассмотрении противоречий, существующих между нормами различных международных правовых актов, а также между другими нормативными правовыми актами, теоретико-прогностический — при подготовке предложений и рекомендаций по конкретным вопросам правовой политики.

Сочетание указанных методов и специфика проблемы ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов предопределило обращение на основе междисциплинарного подхода не только к актуальным вопросам конституционного права и к истории и общей теории права, но и к вопросам теории прав и свобод граждан, философии права, административного права, военного права, международного права. Тем самым обеспечена реализация комплексного подхода к изучению института ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов, основанного на системном конституционно-правовом анализе ст. 2, 17 — 19, 55 и 56 и иных положений Конституции Российской Федерации, а также на сравнительном исследовании норм международного права, российского и зарубежного законодательства, решений Европейского Суда по правам человека, зарубежного и отечественного исторического опыта, объемного научно-монографического и архивного материала.

Источниковедческая база исследования. Нормативную базу исследования составили международные правовые акты о правах человека, Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации. В диссертационной работе использованы конституции и законодательство более 30 зарубежных стран, а также законодательство дореволюционной России и СССР, регулировавшее отношения, возникающие в связи с ограничением прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов.

Диссертантом исследован обширный отечественный и зарубежный научно-монографический материал, публикации по истории и общей теории права, конституционному праву, философии права, административному праву, военному праву, международному праву, архивные источники, публикации в средствах массовой информации. Кроме того, диссертационное исследование основано на решениях Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека, а также материалах международных конференций по проблемам реализации прав и свобод граждан.

Научная новизна диссертационного исследования. В диссертации представлена авторская концепция института ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов. В ее рамках сформулировано понятие и дана классификация особых правовых режимов, определены основания и цели ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов в тесной связи с задачей обеспечения национальных интересов Российской Федерации. Подчеркнута комплексность и многоаспектность рассматриваемого понятия, направленного на обеспечение оптимального баланса интересов личности, общества и государства.

Автор разработал систему основных критериев ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов, определил и подвергнул анализу принципы соразмерности и законности, обосновал их приоритетность в указанной системе.

Анализируя природу прав и свобод, подлежащих и, напротив, не подлежащих ограничениям в условиях особых правовых режимов, диссертант изучил высказываемые в научной литературе предложения о внесении изменений в ч. 3 ст. 56 Конституции Российской Федерации в целях сокращения перечня прав и свобод, не подлежащих ограничениям в условиях чрезвычайного положения. Мотивацию этих предложений нормами международного права автор считает неубедительной, а сами предложения неприемлемыми.

Новизной отличаются представленные диссертантом результаты сравнительно-правового анализа положений об ограничениях прав и свобод граждан, содержащихся в Конституции Российской Федерации, новых конституций государств Восточной Европы, СНГ и стран Балтии. Проведенный анализ позволяет говорить о наличии как принципиально совпадающих тенденций гуманистической направленности, так и отдельных национальных особенностей.

Новые материалы и выводы содержатся в разделах диссертации, в которых анализируется практика Европейского Суда по правам человека при принятии решений по делам об ограничении прав и свобод граждан, классифицируются критерии, которыми он руководствуется. Кроме того, выявлены основные тенденции развития норм международного права в исследуемой области и их воздействия в условиях глобализации на законодательство Российской Федерации. Для случаев правового ограничения отдельных прав и свобод граждан в рамках особых правовых режимов определены критерии обеспечения сбалансированного взаимодействия норм международного права и законодательства Российской Федерации, в том числе в рамках противодействия международному терроризму, при безусловном обеспечении национальных интересов России.

Диссертант выдвигает предложение о выработке единых общепризнанных международных стандартов, которые могли бы быть приняты за основу при осуществлении функций объективного международного контроля в сфере ограничений прав и свобод человека в период действия особых правовых режимов.

Результатом проведенного исследования являются следующие положения, обладающие научной новизной и выносимые на защиту:

• На основе комплексного исследования выдвинут и обоснован авторский вывод о том, что особые правовые режимы представляют собой: а) объективно вынужденный исключительный комплекс мер временного характера, принимаемых государством при возникновении чрезвычайных ситуаций различного характера в целях предотвращения внешних и (или) внутренних угроз национальным интересам- б) осуществляемый в соответствии с нормами международного права и на основании конституции и национального законодательства особый порядок деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, органов военного управления, правоохранительных органов, предприятий, организаций и граждан, направленный на эффективное предотвращение угроз национальным интересам, нейтрализацию и минимизацию их отрицательных последствий- в) межотраслевой правовой институт, охватывающий по своему содержанию различные отрасли права (конституционное, административное, военное, международное, уголовное и др.) и характеризующийся, прежде всего, возможностью законного ограничения отдельных прав и свобод граждан в период действия особых правовых режимов- г) противоречивый по правовой природе процесс, имеющий своей целью, с одной стороны, восстановление нормальных условий жизнедеятельности государства, нарушенных при возникновении чрезвычайной ситуации, в ходе предотвращения угрозы национальным интересам (включая обеспечение полномасштабного осуществления конституционных прав и свобод граждан, как одну из важнейших составляющих национальных интересов), а с другой — предусматривающий в этой связи ограничение прав и свобод граждан.

Представлена классификация различных видов особых правовых режимов, разработанных автором на базе следующих основных критериев: а) основания введения — причины внешнего или внутреннего характера- б) территория распространения- в) срок действия- г) размер и степень жесткости применяемых ограничений- д) предусмотренное национальным законодательством название.

• Основанием ограничения прав и свобод граждан в период действия особых правовых режимов является возникновение угроз национальным интересам России- автор рассматривает & laquo-национальные интересы России& raquo- как комплексное и многоаспектное понятие, отражающее совокупность жизненно важных интересов граждан, общества и государства, выражающее динамику развития Российской Федерации в качестве суверенного демократического и правового государства.

При этом угрозы национальным интересам России, как основания ограничения прав и свобод граждан, предлагается дифференцировать согласно следующим основным критериям: а) по сферам действия: угрозы внутреннего или внешнего характера- б) по источникам возникновения: угрозы природно-техногенного или социально-политического характера- в) по масштабу деятельности: угрозы национального или регионального характера- г) по степени опасности для национальных интересов.

• Обоснован вывод о том, что предусмотренные законодательством основания введения особых правовых режимов и основания ограничения прав и свобод граждан, связанные с необходимостью предотвращения угроз национальным интересам, фактически совпадают. Однако это не означает, что возможные ограничения отдельных прав и свобод граждан при объявлении начала действия особых правовых режимов должны безусловно вводиться в полном объеме, предусмотренном законодательством. Напротив, они должны применяться с должной умеренностью, исходя из той меры, в какой это необходимо для достижения задач поддержания особых правовых режимов.

Исходя из этого выдвинут и обоснован вывод о том, что мера возможного ограничения прав и свобод граждан в период действия особых правовых режимов имеет конкретно-исторический характер и должна различаться в зависимости от таких факторов, как: а) содержание и степень опасности угрозы национальным интересам- б) основания введения того или иного особого правового режима, а именно: социально-политические причины (агрессия, попытки насильственного изменения конституционного строя, захвата власти, вооруженный мятеж, массовые беспорядки, терроризм и др.) или природно-техногенные причины (эпидемии, эпизоотии, стихийные бедствия, катастрофы и др.).

Соответственно уровень жесткости и объем применяемых ограничений прав и свобод граждан может достигать максимального возможного объема, как правило, при введении особого правового режима по основаниям социально-политического характера, когда возникает необходимость принятия мер, направленных на обеспечение национальных интересов в области сохранения суверенитета и безопасности государства. Что касается объема ограничений прав и свобод граждан при введении особого правового режима по основаниям природно-техногенного характера, то он должен быть по возможности минимальным и в первоочередном порядке определяться задачами обеспечения безопасности граждан и минимизации последствий стихийных бедствий и катастроф.

• С учетом взаимосвязи оснований и целей ограничения прав и свобод граждан автором диссертации выдвинут и обоснован вывод о том, что под целями ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов понимается создание условий для устранения негативных последствий угроз национальным интересам.

Главной целью ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов является достижение & laquo-общих интересов& raquo- (& laquo-общего блага& raquo-, & laquo-коллективного блага& raquo-, & laquo-общего благополучия& raquo-), как многогранного понятия, основанного на оптимальном балансе интересов личности, общества и государства и охватывающего по своему содержанию публичные, частные и интеграционные аспекты национальных интересов.

• По мнению диссертанта, основное содержание принципа соразмерности (пропорциональности) объема ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов с целями таких ограничений заключается в предотвращении ограничений чрезмерных и неадекватных сложившейся ситуации. Соблюдение принципа соразмерности является основным условием разумности, достаточности и законности принимаемых государством мер по ограничению прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов и соблюдения баланса интересов личности, общества и государства.

Обоснованы и раскрыты основные критерии применения принципа соразмерности ограничений прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов, которые заключаются в следующем: а) ограничения прав и свобод граждан должны представлять собой единственно возможную и необходимую меру, которая должна быть адекватной обстоятельствам, вызвавшим ее применение, степени остроты положения и реальности имеющихся угроз- б) степень ограничения прав и свобод граждан должна быть соразмерной общественно значимым целям, ради которых вводится ограничение, и допускать в необходимых случаях причинение меньшего вреда для предотвращения большего вреда- в) избранный механизм ограничений прав и свобод граждан по своему содержательному наполнению должен оптимально соответствовать достижению изначально определенных конкретных целей- г) объем (масштаб) ограничений прав и свобод граждан должен быть минимально необходимым и не может включать чрезмерные и более строгие меры, чем те, которые вызываются условиями поддержания особых правовых режимов- д) применяемые ограничения прав и свобод граждан должны иметь правовой характер и не превышать пределов, установленных законом- е) содержание принимаемых мер по ограничению прав и свобод граждан не должно затрагивать само существо ограничиваемых прав и свобод с тем, чтобы исключить их полное выхолащивание- ж) меры по ограничению прав и свобод граждан имеют исключительный и временный характер, в связи с чем допустимы только на период существования особых правовых режимов.

• Соблюдение принципа правовой законности является определяющим критерием ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов. Реализация принципа правовой законности: а) имеет комплексный характер- б) направлена на исключение необоснованных, чрезмерных и произвольных ограничений прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов- в) обеспечивает объективное определение разумных, допустимых и необходимых пределов ограничений прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов в соответствии с международными правовыми актами и конституционными нормами, на основании законов, имеющих ясное и определенное содержание, исключающих их произвольное толкование.

• Сущность ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов, считает диссертант, заключается в применении меры временного характера, состоящей: а) в сокращении (сужении) общего объема прав и свобод граждан, затрагивающих их статус- б) в применении законодательно установленных запретов совершения определенных действий- в) во введении законодательно установленных дополнительных обязанностей.

• На основе проведенного автором сравнительно-правового исследования выявлены основные тенденции развития норм международного права об ограничениях прав и свобод граждан в период действия особых правовых режимов в условиях глобализации и нарастающего влияния норм международного права на правовую систему России- материалы сравнительных исследований позволили автору сделать выводы: а) о том, что нормы основных международных правовых актов по вопросам ограничения прав и свобод граждан в период действия особых правовых режимов представляют собой определенное единство- б) об отсутствии принципиальных противоречий между нормами международного права и российского законодательства по вопросам регулирования ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов- в) о наличии в нормах Конституции Российской Федерации и конституций государств Восточной Европы, СНГ и Балтии общих тенденций гуманистической направленности при регулировании ограничений прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов- г) о возможности использования в процессе правового регулирования ограничения прав и свобод граждан на национальном уровне многосторонних подходов, обеспечивающих разумное сочетание норм международного права и национальных интересов, с учетом особенностей правовых систем отдельных стран при сохранении их государственного суверенитета и собственной идентичности- д) о целесообразности конкретизации на основе возможного баланса интересов личности, общества и государства и норм международного права основных приоритетов российской правовой политики в сфере ограничения прав и свобод граждан- е) о необходимости учета при разработке теоретических проблем ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов и правоприменительной деятельности приведенных в настоящем научном исследовании результатов анализа практики Европейского Суда по правам человека, а также международных документов, не имеющих официального статуса.

• На основе проведенного конституционно-правового исследования диссертантом разработаны и обоснованы концептуальные подходы к пониманию сущности и содержания теории ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов, которые основываются на сформулированных в настоящем научном исследовании положениях, касающихся: а) понятия и классификации особых правовых режимов и их основного характеризующего признака в виде ограничения прав и свобод граждан, как вынужденного, но объективно обусловленного средства обеспечения национальных интересов, применяющегося только в качестве исключительной меры временного характера- б) значения института ограничения прав и свобод граждан в обеспечении баланса интересов личности, общества и государства- в) межотраслевого характера института ограничений прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов, как содержащего нормы конституционного, международного, административного, военного и иных отраслей права- г) распространения ограничений прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов на неопределенный круг лиц, по основаниям, установленным законодательством- д) неделимости и взаимосвязанности всех прав и свобод граждан (гражданских, культурных, экономических, политических и социальных) — е) критериев разграничения прав и свобод граждан на абсолютные (т.е. не подлежащие никакому ограничению) и относительные (т.е. те, которые могут быть подвергнуты определенным ограничениям) — ж) оснований и целей ограничения прав и свобод граждан в период действия особых правовых режимов- з) соразмерности объема ограничения прав и свобод граждан в период действия особых правовых режимов с целями таких ограничений- и) правовой законности ограничения прав и свобод граждан в период действия особых правовых режимов- к) сущности ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов.

Практическая значимость результатов исследования. Практическое значение работы определяется использованием содержащихся в ней положений, научных выводов и предложений при совершенствовании законодательства Российской Федерации об ограничениях прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов. Так, результаты исследования автора учтены при подготовке федеральных конституционных законов & laquo-О чрезвычайном положении& raquo- и & laquo-О военном положении& raquo-, а также законодательства Российской Федерации по противодействию терроризму.

Помимо законотворческой деятельности теоретические выводы и результаты диссертационного исследования могут применяться в научной работе, при преподавании общей теории и истории права и государства, конституционного права, специальных учебных дисциплин по этой проблематике для студентов юридических вузов и факультетов.

Обобщенные диссертантом данные о практике Европейского Суда по правам человека могут быть использованы в научно-исследовательской работе.

Совокупность концептуальных идей диссертанта применена при подготовке мероприятий, предусмотренных распоряжением Президента Российской Федерации от 20 февраля 2006 г. № 83-рп в связи с председательством Российской Федерации в 2006 г. в Комитете министров Совета Европы.

Апробация результатов диссертационного исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования прошли апробацию в опубликованных диссертантом научных трудах (в том числе около 30 в ведущих научных журналах, рекомендованных ВАК), одобрены и рекомендованы к защите на кафедре государственного строительства и права Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Результаты исследований по теме диссертации использованы в аналитической и правовой работе аппаратов Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, аппарата Совета Безопасности Российской Федерации, Государственно-правового управления Президента Российской Федерации, ФСБ России и Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека, что подтверждается актами и заключениями о внедрении результатов диссертационного исследования.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, шести глав (20 параграфов), заключения, библиографического списка использованных нормативных правовых актов и научной литературы.

484 Заключение

Проблема упорядочения конституционно-правовых ограничений имеет принципиальное значение для теории права, ибо от ее решения может зависеть как & laquo-буква»- и & laquo-дух»- национальной Конституции, так и реальный статус граждан1. Ее ярко характеризует следующее изречение немецкого ученого К. Хессе: & laquo-Существо содержания основного права начинается там, где кончаются точно определенные возможности допустимого ограничения& raquo-2, хотя нормы международного права предусматривают в определенных ситуациях возможность введения ограничений отдельных прав и свобод граждан.

Особую актуальность определение ясных и понятных критериев и пределов возможных ограничений прав и свобод граждан приобретает в условиях особых правовых режимов, ибо государство одинаково успешно может принимать меры по использованию чрезвычайного законодательства как в качестве эффективного средства защиты свободы и безопасности граждан, так и не менее эффективного инструмента репрессий в отношении граждан. По этой причине серьезное значение приобретает создание системы правовых гарантий, направленных на упорядочение ограничений и предотвращение произвольных действий со стороны национальных властей в условиях чрезвычайных ситуаций различного характера. Об этом свидетельствует и следующее высказывание Председателя Конституционного Суда Российской Федерации Зорькина В. Д.: & laquo-Вопрос заключается в том, до каких пределов можно идти в ограничении конституционных прав человека? Где та черта, за которой ограничение прав человека превращается в их отрицание? Во имя чего и кого

1 См.: Малько А. В. Об ограничениях прав и свобод человека и гражданина в проекте Конституции Р Ф: О пробелах в обсуждении проекта Основного закона России // Государство и право. — 1993. — № 3. — С. 101.

2 См.: Хессе К. Указ. соч. — С. 175. проводятся эти ограничения? Как обеспечить баланс безопасности государства и соблюдения прав человека?& raquo-1.

Поэтому, как отмечается в научной литературе, ограничивая и регулируя, обеспечивая и защищая пользование конституционными правами и свободами, государство обязано руководствоваться конституционными критериями при выборе целей, средств и способов дифференциации2. Учитывая изложенное, особый интерес для целей настоящей научной работы представлял вопрос о соотношении положений Конституции Российской Федерации и норм международного права в связи с предложениями отдельных ученых о внесении изменений в Конституцию Российской Федерации под предлогом якобы излишней демократичности ее отдельных норм о правах и свободах граждан по сравнению с нормами международного права. Хотя ранее эти предложения предметно рассматривались в соответствующих главах диссертационного исследования3, тем не менее, представляется необходимым еще раз высказать в концентрированном виде точку зрения по данному вопросу.

Ведущими отечественными правоведами высказывается фактически единая позиция по поводу содержания гл. 2 Конституции Российской Федерации. Так, Баглай М. В. констатирует, что & laquo-глава Конституции о правах и свободах — почти безупречна, во всяком случае она не вызывает серьезной критики даже со стороны радикально настроенных сторонников конституционного обновления. Здесь нам существенно помогает международное право, с которым у Конституции почти нет разногласий& raquo-4. Такой же точки зрения придерживаются Зорькин В. Д., Невинский В. В. ,

1 См.: Зорькин В. Д. Роль Конституционного суда в обеспечении стабильности и развитии Конституции // Сравнительное конституционное обозрение. — 2004. — № 3. -С. 84- Он же. Апология Вестфальской системы // Российская газета. — 2004. — 13 июля.

2 См.: Крусс В. И. Указ. соч. — С. 42.

3 См.: параграф 2 главы 3, параграф 2 главы 4, параграф 3 главы 6 и др.

4 См.: Баглай М. В. Конституционализм и политическая система в современной России / Журнал российского права. — 2003. — № 11. — С. 14.

Хабриева Т.Я. и другие известные ученые-юристы, считающие нецелесообразным на данный момент внесение каких-либо изменений в Конституцию1. Подводя условные итоги своеобразной дискуссии по этому вопросу, Страшун Б. А. отметил следующее: & laquo-Хотя в предложениях изменить или даже заменить Конституцию недостатка нет, дело в том, что начать процедуру ее изменения легче, чем ограничить этот процесс действительно насущными поправками и не ухудшить при этом имеющийся текст высшего закона. А ведь положения Конституции о правах и свободах вызывают как раз меньше всего возражений& raquo-2.

Приведенные доводы представляются убедительными и в полной мере по ранее приведенным основаниям относятся и к проблеме правового ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов, в том числе в части ст. 55 и 56 Конституции, принципиально, на наш взгляд, соответствующих нормам международного права.

В целом по результатам проведенного исследования автор полагает возможным сделать следующие основные выводы.

1. В различные исторические периоды правовое регулирование ограничений прав и свобод граждан отличалось по объему и содержанию, напрямую зависело от существовавшего в России в тот или иной период государственного строя и уровня развития правовой мысли.

В период существования СССР в условиях действовавшей тогда административно-командной системы, основанной на возможности практически безграничного ограничения прав и свобод человека, объективных условий для развития учения о пределах ограничений прав и свобод граждан не имелось.

1 См.: напр.: Невинский В. В. Конституция Российской Федерации: испытание мировым опытом // Журнал российского права. — 2003. — № 11. — С. 77- Зорькин В. Д. Россия и ее Конституция // Там же. — С. 3 — 9 и др.

2 См.: Страшун Б. А. Десять лет конституционных прав и свобод // Там же. — С. 42.

Начавшийся в 1991 г. переходный период становления Российской Федерации как демократического правового государства сопровождался существенным усилением внимания в отечественной юридической науке к исследованию сущности и обоснованию необходимости внедрения в законодательство и правоприменительную деятельность принципа верховенства прав человека. Вместе с тем этот процесс, характерный для большинства государств переходного от диктатуры к демократии периода развития и приобретший по объективным причинам доминирующий характер, первоначально не сопровождался одновременной активизацией изучения условий, критериев и целей возможных ограничений прав и свобод граждан. В то же время определение оптимального баланса интересов государства, общества и человека, разумной упорядоченности отношений между гражданами и органами государственной власти предполагает решение проблемы ограничений прав и свобод граждан, что обусловливает ее высокую актуальность на современном этапе, тем более, что до настоящего времени в юридической науке не удалось достигнуть единого понимания основания, сущности, целей и принципов ограничения прав и свобод граждан. Это вызывает необходимость формирования научно обоснованной теории ограничения свободы, что требует ее соответствующего доктринального осмысления.

2. В большинстве предложенных в научной литературе классификаций ограничений прав и свобод граждан выделяются в качестве отдельного (специального) вида ограничения прав и свобод в период введения чрезвычайных, военных, осадных и других экстраординарных положений в стране (при чрезвычайных обстоятельствах), т. е. в условиях особых правовых режимов. Это связано с тем, что проблема ограничения прав и свобод граждан, как важная составляющая обеспечения оптимального баланса интересов личности, общества и государства, приобретает наиболее высокую актуальность в условиях чрезвычайных ситуаций, требующих сосредоточения главных усилий государства на их нейтрализации или устранении последствий. Поэтому основной характерной чертой особых режимов различных видов является введение существенного комплекса ограничений прав и свобод граждан, установление повышенной ответственности граждан за неподчинение приказам и распоряжениям властей, а также введение для граждан дополнительных обязанностей различного характера.

3. На современном этапе гуманистические тенденции формирующейся теории правового ограничения прав и свобод граждан, основанной на эволюционном развитии правовой мысли и нормах международного права, нашли отражение в недавно принятых конституциях стран СНГ, Балтии, Восточной Европы и Российской Федерации. Вместе с тем закрепленные в конституциях нормы об основаниях и условиях ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов, несмотря на совпадающие основные тенденции, различаются по отдельным аспектам в зависимости от особенностей национальных правовых систем, государственного устройства и исторического развития различных государств.

4. В теории государства и права превалирующей является точка зрения, обосновывающая разграничение прав и свобод человека на абсолютные (т.е. не подлежащие никакому ограничению) и относительные (т.е. те, которые могут быть подвергнуты определенным ограничениям на основании законов в условиях особых правовых режимов).

Наиболее распространенным подходом на европейском уровне является установление во внутреннем законодательстве исчерпывающего перечня прав и свобод, которые не могут быть приостановлены в период чрезвычайного или военного положения. Поэтому закрепление в ч. 3 ст. 56 Конституции Российской Федерации перечня прав и свобод, не подлежащих ограничениям в условиях чрезвычайного положения и распространяющих также свое действие в соответствии с Федеральным конституционным законом & laquo-О военном положении& raquo- на режим военного положения, является обоснованным и соответствует международной практике.

Дополнительное включение в этот перечень прав, не предусмотренных нормами международного права, не является исключительной особенностью, характерной лишь для правовой системы России. Такой правовой подход представляется возможным рассматривать в качестве: а) проявления с учетом национальных особенностей общей тенденции, характерной для конституций и законодательства других государств- б) способа утверждения государственного суверенитета и защиты национальных интересов Российской Федерации в области обеспечения безопасности личности- в) особой формы установления дополнительных гарантий в целях обеспечения правового статуса граждан в условиях введения особых правовых режимов.

5. Под основаниями ограничения прав и свобод граждан (как основной составляющей особых правовых режимов) следует понимать угрозы национальным интересам России, представляющих собой комплексное и многоаспектное понятие, отражающее совокупность жизненно важных интересов граждан, общества и государства, выражающих потребности Российской Федерации, как суверенного, демократического и правового государства, в прогрессивном развитии.

Угрозы национальным интересам России должны иметь характер реальной, непосредственной и исключительной опасности, реализация которой может иметь крайне негативное значение для национальной безопасности, в связи с чем меры и ограничения, предусмотренные действующим законодательством, могут являться в конкретной чрезвычайной ситуации недостаточными для обеспечения национальной безопасности. Совокупность этих обстоятельств и вызывает необходимость применения заблаговременно разработанного чрезвычайного законодательства и введения особых правовых режимов, предусматривающих ограничения прав и свобод граждан.

6. Существует тесная взаимосвязь применяющихся в условиях особых правовых режимов ограничений прав и свобод граждан с целями, ради достижения которых введены и реализуются особые правовые режимы. В то же время следует разграничивать понятия & laquo-основания ограничения прав и свобод граждан& raquo- и & laquo-цели ограничения прав и свобод граждан& raquo- как причины и следствия.

Анализ исторического опыта развития отечественного и зарубежного законодательства свидетельствует о том, что на протяжении длительного времени основной целью ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов является обеспечение интересов государственной безопасности. С начала 90-х гг. прошлого столетия в качестве основной цели ограничения прав и свобод граждан, имеющей приоритетный характер, стали рассматриваться права и законные интересы других лиц. В последующем вектор научных исследований постепенно стал смещаться к необходимости комплексного рассмотрения в качестве таковой цели как прав и свобод граждан, так и интересов государства. В настоящее время этот процесс имеет незавершенный характер, в связи с чем нуждается в комплексном научном осмыслении, тем более что из решений Европейской комиссии и Европейского Суда по правам человека следует все же определенный приоритет государственных интересов при оценке вводимых национальным законодательством ограничений отдельных прав и свобод граждан.

7. Под целями ограничения прав и свобод граждан в широком смысле следует понимать устранение (ликвидацию) либо нейтрализацию негативных последствий этих угроз. При выборе средств реализации данных целей в качестве обязательного условия следует рассматривать необходимость причинения вследствие крайней необходимости и при отсутствии иных возможностей меньшего вреда (в результате ограничения прав и свобод граждан) для предотвращения большего вреда (защиты прав большинства людей и иных особо важных ценностей).

Главной целью ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов является достижение & laquo-общих интересов& raquo- (& laquo-общего блага& raquo-), как многогранного понятия, основанного на оптимальном балансе интересов личности, общества и государства и охватывающего публичные, частные и интеграционные аспекты национальных интересов.

8. В отечественной и зарубежной научной литературе при рассмотрении ограничений прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов используются такие понятия, как & laquo-принцип соразмерности& raquo-, & laquo-принцип пропорциональности& raquo-, & laquo-принцип сбалансированности& raquo-, & laquo-условие строгой необходимости& raquo-, которые являются совпадающими по своему содержанию и направленности, выражающейся в предотвращении чрезмерных и неадекватных сложившейся ситуации ограничений прав и свобод граждан.

Соблюдение принципа соразмерности ограничений прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов является основным условием разумности, достаточности и законности мер, принимаемых государством в качестве средства урегулирования чрезвычайной ситуации, минимизации ее негативных последствий и соблюдения баланса интересов личности, общества и государства.

9. Анализ международной практики и научной литературы свидетельствует о существенном разнообразии терминологии, используемой при исследовании форм (способов) ограничений прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов (ограничение дееспособности, уменьшение (сужение) объема прав и свобод, изъятие прав, ограничение в использовании прав, приостановление осуществления субъективных конституционных прав, блокирование реализации прав и свобод, изъятия из конституционного статуса человека и гражданина, лимитирование прав и свобод, отступление от обязательств в области прав и свобод и др.). Причем в зарубежных странах при чрезвычайных ситуациях (чрезвычайное положение, военное положение) употребляется, как правило, термин & laquo-приостановление прав& raquo- в качестве исключительной меры временного характера.

10. Определяющим (основным) критерием ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов, является соблюдение принципа правовой законности, реализация которого обеспечивает объективное определение разумных, допустимых и необходимых пределов ограничений прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов. Возможные ограничения отдельных прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов могут устанавливаться: а) в соответствии с нормами международного права и на основании конституционных положений, имеющих определяющий характер для определения объема и степени жесткости принимаемых мер, законов, имеющих ясное и определенное содержание, исключающих их произвольное толкование, с учетом перечня прав и свобод, не подлежащих каким-либо ограничениям- б) с использованием принципа оговорки в законе (законодательной оговорки) в его сложившемся международном понимании как гарантии правомерного определения допустимости и объемов ограничений прав и свобод человека, исключающей произвол со стороны властных структур- в) в форме принятия законодательного акта федерального масштаба (для режимов чрезвычайного положения и военного положения -федерального конституционного закона), но не нормативного правового акта иного, более низкого уровня, либо законодательного (нормативного) акта регионального уровня.

11. Существует взаимосвязь понятий & laquo-ограничение прав и свобод граждан& raquo-, & laquo-пределы прав и свобод граждан& raquo-, & laquo-умаление прав и свобод& raquo-, в связи с чем научное исследование их смысла и содержания целесообразно осуществлять на комплексной основе. Вместе с тем, эти понятия имеют различный конституционно-правовой смысл и содержание, а потому подлежат разграничению в научной литературе и не могут рассматриваться в качестве синонимов.

12. Постепенно усиливающиеся в результате набирающей силу глобализации процессы гармонизации внутреннего и международного законодательства и нарастающего влияния норм международного права на правовую систему России вызывают необходимость определения на современном этапе приоритетов правовой политики России в области правового ограничения прав и свобод граждан в целях обеспечения национальных интересов с учетом предложенных автором форм и способов использования международной практики и зарубежного опыта правового регулирования ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов. В связи с этим представляются заслуживающими внимания представленный в научном исследовании авторский анализ основных тенденций развития норм международного права об ограничениях прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов и решений Европейского Суда по правам человека.

13. В современных условиях важное значение приобретает сбалансированность мероприятий по борьбе с международным терроризмом, и мер по ограничению прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов. В то же время в целях исключения фактов проведения политики & laquo-двойных стандартов& raquo- представляется целесообразной организация на международном уровне научной дискуссии по обсуждению основных подходов к единому пониманию основных принципов, из которых следует исходить при принятии мер по ограничению прав и свобод граждан в период действия особых правовых режимов. Решение этого вопроса связано и с необходимостью выработки единых общепризнанных стандартов о содержании тех или иных договорных норм в сфере ограничений прав и свобод человека в период действия особых правовых режимов, которые могли бы быть приняты за основу при осуществлении функций объективного международного контроля в области правомерного ограничения прав и свобод граждан. Реализация этой задачи будет способствовать утверждению веры в права и свободы граждан, как всеобщей ценности, несмотря на принимаемые меры по борьбе с терроризмом1. Повышение актуальности решения данной проблемы следует из Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации 2006 г., где было отмечено следующее: & laquo-Куда только девается весь пафос необходимости борьбы за права человека и демократию, когда речь заходит о необходимости реализовать собственные интересы? Здесь, оказывается, все возможно, нет никаких ограничений& raquo-2. Не случайно именно это высказывание Путина В. В. было особо выделено ведущими зарубежными средствами массовой информации3.

14. С учетом отсутствия противоречий принципиального характера между нормами международного права и положениями ст. 55 и 56 Конституции Российской Федерации оснований для внесения в них изменений на данном этапе не имеется.

15. Существует настоятельная необходимость заблаговременной разработки современных научно обоснованных сценариев нейтрализации угроз национальным интересам, предусматривающих правовое регулирование оснований, условий и пределов ограничения прав и свобод граждан. При этом следует учитывать возможную опасность чрезмерных ограничений прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов, как не вполне продуманной и соразмерной реакции государства на заранее спланированные именно в этих целях акции международного терроризма, что может создать условия для нарушения баланса интересов личности, общества и государства и усиления степени опасности угроз национальным интересам.

1 См.: Выступление Генерального секретаря ООН Кофи Аннана по вопросам глобальной этики на тему & laquo-Сохранились ли у нас всеобщие ценности?& raquo- // Международное публичное и частное право. — 2004. — № 1. — С. 4 — 7.

2 См.: Российская газета. — 2006. — 11 мая.

3 См.: Призрак & laquo-холодной войны& raquo- // Известия. — 2006. — 12 мая.

ПоказатьСвернуть

Содержание

ВВЕДЕНИЕ 4 —

Глава I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ УЧЕНИЯ ОБ ОГРАНИЧЕНИЯХ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН 25

1. Развитие учения об основаниях и условиях ограничений прав и свобод человека и гражданина за рубежом и в России. 25

2. Институт ограничения прав и свобод граждан в механизме формирования баланса интересов личности, общества и государства. 52

3. Концептуальные подходы к формированию теории ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов на современном этапе. 72

Глава II. ЭВОЛЮЦИЯ РОССИЙСКОГО И ЗАРУБЕЖНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ

ОГРАНИЧЕНИЯХ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН В УСЛОВИЯХ ОСОБЫХ ПРАВОВЫХ РЕЖИМОВ 101

1. Формирование зарубежного законодательства об ограничениях прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов. 101

2. Развитие законодательства об ограничениях прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов в России. 122

3. Современные конституции стран Восточной Европы, СНГ, Балтии и Российской Федерации об ограничениях прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов. 149

Глава III. ВИДЫ ОСОБЫХ ПРАВОВЫХ РЕЖИМОВ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ. ОСНОВАНИЯ И ПОРЯДОК ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН В УСЛОВИЯХ ОСОБЫХ ПРАВОВЫХ РЕЖИМОВ 171

1. Понятие, виды и основные признаки особых правовых режимов на современном этапе. 171

2. Классификация прав и свобод граждан, подлежащих возможным ограничениям в условиях особых правовых режимов. 194

3. Обстоятельства, влекущие ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов. 216

4. Порядок ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов. 239

Глава IV. ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО И ЦЕЛИ ОГРАНИЧЕНИЙ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН В УСЛОВИЯХ ОСОБЫХ ПРАВОВЫХ РЕЖИМОВ 264

1. Основные цели ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов в демократическом правовом государстве. 264

2. Общее и особенное в определении целей ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов на международном и национальном уровнях 285

3. Общие интересы (общее благо) как главная цель ограничений прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов в демократическом правовом государстве. 306

Глава V. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ПРЕДЕЛЫ И ПРИНЦИПЫ ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН В УСЛОВИЯХ ОСОБЫХ ПРАВОВЫХ РЕЖИМОВ 327

1. Соразмерность (пропорциональность) ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов. 327

2. Содержание ограничения прав и свобод человека и гражданина в условиях особых правовых режимов. 351

3. Законность и пределы ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов. 374

Глава VI. ГАРМОНИЗАЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА О ВОЗМОЖНЫХ ОГРАНИЧЕНИЯХ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН В УСЛОВИЯХ ОСОБЫХ ПРАВОВЫХ РЕЖИМОВ В ПЕРИОД ГЛОБАЛИЗАЦИИ 395

1. Практика Европейского Суда по правам человека о возможных ограничениях прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов. 3 95

2. Основные тенденции совершенствования норм международного права об ограничениях прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов и их влияния на национальное законодательство. 417

3. Влияние глобализации на соотношение приоритетов правовой политики России и норм международного права в области ограничения прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов. 438

4. Обеспечение сбалансированности мероприятий по борьбе с международным терроризмом и другими новыми угрозами с мерами по ограничению прав и свобод граждан в условиях особых правовых режимов. 461

Список литературы

1. Законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации

2. Конституция Российской Федерации. М.: Юрид. лит. 1993. 64 с.

3. Декларация прав и свобод человека и гражданина. Принята постановлением Верховного Совета РСФСР от 22 ноября 1991 г. № 1920−1 // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1991, № 52, ст. 1865.

4. Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ & quot-О Конституционном Суде Российской Федерации& quot- // Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, № 13, ст. 1447- 2001, № 7, ст. 607- № 51, ст. 4824- 2005, № 15, ст. 1273.

5. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ & quot-О судебной системе Российской Федерации& quot- // Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, № 1, ст. 1- 2001, № 51, ст. 4825- 2005, № 15, ст. 1274.

6. Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 г. № 1-ФКЗ & quot-Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации& quot- // Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, № 9, ст. 1011.

7. Федеральный конституционный закон от 30 мая 2001 г. № З-ФКЗ & quot-О чрезвычайном положении& quot- // Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, № 23, ст. 2277- 2003, № 27, ст. 2697- 2005, № 10, ст. 753.

8. Федеральный конституционный закон от 30 января 2002 г. № 1-ФКЗ & quot-О военном положении& quot- // Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 5, ст. 375.

9. Земельный кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, № 44, ст. 4147- 4148- 2003, № 27, ст. 2700- 2004, № 27, ст. 2711- № 41, ст. 3993- 2005, № 1, ст. 15, 17- № 10, ст. 763- № 30, ст. 3122,3128.

10. Трудовой кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 1, ст. 3- № 30, ст. 3014, 3033- 2003, № 27, Ст. 2700- 2004, № 18, ст. 1690- № 35, ст. 3607- 2005, № 1, ст. 27- № 19, ст. 1752.

11. Закон Российской Федерации от 5 марта 1992 г. № 2546 I & quot-О безопасности& quot- // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992, № 15, ст. 769.

12. Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 101 ФЗ & quot-О международных договорах Российской Федерации& quot- // Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, № 29, ст. 2757.

13. Федеральный закон от 31 мая 1996 г. № 61 ФЗ & quot-Об обороне& quot- в ред. Федерального закона от 30 июня 2003 г. № 86-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, № 23, ст. 2750- 2001, № 1, ст. 6- 2003, № 27, ст. 2700.

14. Федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-Ф3 & quot-О противодействии терроризму& quot- // Собрание законодательства Российской Федерации, 2006, № 11, ст. 1146.

15. Указ Президента Российской Федерации от 22 января 2001 г. № 61 & laquo-О мерах по борьбе с терроризмом на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации& raquo- // Российская газета, 2001,23 янв.

16. Положение о Совете Безопасности Российской Федерации. г чт Т-Г. -Г". ----М /КП 1ЛЛ/1 т^

17. У юсрждсни У KcUUM ирс-зидста гисши^лои ЧИЧЦ^рацги"! U1 / шипя i-ww • 1. 726 // Собрание законодательства Российской Федерации, 2004, № 24, ст. 2392.

18. Указ Президента Российской Федерации от 13 сентября 2004 г. № 1167 & laquo-О неотложных мерах по повышению эффективности борьбы с терроризмом& raquo- // Собрание законодательства Российской Федерации, 2004, № 38, ст. 3779.

19. Положение о Межведомственной комиссии Совета Безопасности Российской Федерации по общественной безопасности. Утверждено

20. Указом Президента Российской Федерации от 28 октября 2005 г. № 1244 // Собрание законодательства Российской Федерации, 2005, № 44, ст. 4536.

21. Указ Президента Российской Федерации от 28 декабря 2005 г. № 1549 & laquo-О межведомственной комиссии Российской Федерации по делам Совета Европы& raquo- // Собрание законодательства Российской Федерации, 2005, № 1, ст. 115.

22. Указ Президента Российской Федерации от 15 февраля 2006 г. № 116 & laquo-О мерах по противодействию терроризму& raquo- // Собрание законодательства Российской Федерации, 2006, № 9, ст. 897.

23. Распоряжение Президента Российской Федерации от 20 февраля 2006 г. № 83-рп // Собрание законодательства Российской Федерации, 2006, № 9, ст. 1012.

24. Законы и иные нормативные акты Российской Империи, СССР, РСФСР и Российской Федерации, утратившие юридическую силу

25. Высочайший Указ от 16 августа 1802 г. о непреступлении губернаторами пределов власти, назначенных законами // Полное собрание законов Российской Империи, т. XXVII, № 20 372.

26. Высочайший Указ от 3 июня 1837 г. & laquo-Общий наказ гражданским губернаторам& raquo- // Полное собрание законов Российской Империи, т. X, № 10 303.

27. Высочайший Указ от 28 апреля 1877 г. & quot-О порядке ответственности лиц гражданского ведомства, совершивших в местностях, состоящих на военном положении, наиболее тяжкие преступления& quot- // Полное собрание законов Российской Империи, т. LII, № 57 232.

28. Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия от 14 августа 1881 г. // Полное собрание законов Российской Империи. Собрание третье, т. I, с. 261 266.

29. Правила о местностях, объявляемых состоящими на военном положении от 1о июне 1892 г. Приложение к ст. 23 Свода & quot-'бернских учреждений // Собр. Узак. СПб., 1892, № 85, ст. 925.

30. Положение об управлении крепостями от 15 сентября 1901 г. // Собр. Узак, СПб, 1902, № 12, ст. 113.

31. Постановление об учреждении военно-полевых судов от 19 августа 1906 г. // Полное собрание законов Российской Империи. Собрание третье. Отделение первое. СПб., 1906, т. XXVI, № 28 252.

32. Указ Временного правительства от 21 сентября 1917 г. & quot-Об объявлении г. Ташкента и Ташкентского уезда на военном положении& quot- // Вестник Временного правительства № 165 (211), 1917, 30 сентября.

33. Постановление Совета Народных Комиссаров РСФСР от 26 ноября 1917 г. & quot-О подавлении контрреволюционного восстания буржуазии, руководимого кадетской партией& quot- // СУ РСФСР, 1917, № 4, ст. 64.

34. Положение о Всероссийской Чрезвычайной комиссии. Утверждено постановлением Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета от 2 ноября 1918 г. // СУ РСФСР, 1918, № 80, ст. 842.

35. Декрет Совета Народных Комиссаров от 28 ноября 1918 г. & quot-О введении военного положения на железных дорогах& quot- // СУ РСФСР, 1918, № 86, ст. 895.

36. Положение о Чрезвычайных военных комиссарах железных дорог. Приложение к ст. 895, п. 4 // СУ РСФСР, 1918, № 86, ст. 895.

37. Постановление Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета от 30 ноября 1918 г. & quot-Об образовании Совета Рабочей и Крестьянской Обороны& quot- // СУ РСФСР, 1918, № 91 92, ст. 924.

38. Постановление Совета Народных Комиссаров от 15 декабря 1918 г. & quot-О Командующем Армиями фронта (Положение)& quot- // СУ РСФСР, 1918, № 94, ст. 934.

39. Постановление Совета Народных Комиссаров от 15 декабря 1918 г. & quot-О Главнокомандующем вооруженными силами Республики (Положение)& quot- // СУ РСФСР, 1918, № 94, ст. 935.

40. Постановление Совета Народных Комиссаров от 15 декабря 1918 г. & quot-О Командующем Армией, входящей в состав Армий фронта (Положение)& quot-// СУ РСФСР, 1918, № 94, ст. 936.

41. Постановление Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета от 17 февраля 1919 г. & quot-О Всероссийской Чрезвычайной комиссии"//СУ РСФСР, 1919, № 12, ст. 130.

42. Постановление Совета Рабочей и Крестьянской обороны от 2 мая 1919 г. & quot-Об объявлении Петрограда, Петроградской, Оленецкой и Череповецкой губерний на осадном положении& quot- // СУ РСФСР, 1919, № 19, ст. 219.

43. Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета от 20 июня 1919 г. & quot-Об изъятиях из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении& quot- // СУ РСФСР, 1919, № 27, ст. 301.

44. Постановление Совета Труда и Обороны от 28 мая 1920 г. & quot-Об объявлении Казанской губернии на военном положении& quot- // СУ РСФСР, 1920, № 52, ст. 230.

45. Постановление Совета Труда и Обороны от 12 мая 1920 г. & quot-О введении военного положения на водных путях Советской Республики& quot- // СУ РСФСР, 1920, № 44, ст. 198.

46. Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Труда и Обороны от 4 ноября 1920 г. & quot-О местностях, объявляемых на военном положении& quot- // СУ РСФСР, 1920, № 89, ст. 454.

47. Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета от 18 ноября 1920 г. & quot-О точном смысле ст. 10-й правил & quot-О местностях, объявляемых на военном положении& quot- // СУ РСФСР, 1920, № 91, ст. 480.

48. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. & quot-О военном положении& quot- // Ведомости Верховного Совета СССР, 1941, № 29.

49. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. & quot-Об объявлении в отдельных местностях СССР военного положения& quot- // Ведомости Верховного Совета СССР, 1941, № 29.

50. Положение о военных трибуналах в местностях, объявленных на военном положении. Утверждено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. // Ведомости Верховного Совета СССР, 1941, № 29.

51. Постановление Совета Народных Комиссаров СССР от 25 июня 1941 г. № 1750 & quot-О сдаче населением радиоприемных и радиопередающих устройств& quot- // ГА РФ. Фонд 5446. On. 1. Дело 194. Л. 51.

52. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1941 г. & quot-О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время& quot- // Ведомости Верховного Совета СССР, 1941, № 30.

53. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 30 июня 1941 г. & quot-О создании Государственного комитета обороны& quot- // Ведомости Верховного Совета СССР, 1941, № 31.

54. Постановление Совета Народных Комиссаров СССР от 1 июля 1941 г. № 1795 & quot-О расширении прав Народных Комиссариатов СССР в условиях военного времени& quot- // ГА РФ. Фонд 5446. On. 1. Дело 194. Л. 78.

55. Постановление Совета Народных Комиссаров СССР от 2 июля 1941 г. № 1812 & quot-О всеобщей обязательной подготовке населения к противовоздушной обороне& quot- // ГА РФ. Фонд 5446. On. 1. Дело 194. Л. 95.

56. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6 июля 1941 г. & quot-Об ответственности за распространение в военное время слухов, возбуждающих тревогу среди населения& quot- // Ведомости Верховного Совета СССР, 1941, № 32.

57. Постановление Государственного Комитета Обороны от 6 июля 1941 г. № 37 & quot-О мерах по усилению политического контроля почтово-телеграфной корреспонденции& quot- // РХИДНИ. Ф. 644. On. 1. Дело 1. Л. 34.

58. Постановление Совета Народных Комиссаров СССР от 22 августа1941 г. № 2000 & quot-О сдаче населением, государственными, кооперативными и торговым организациями призматических биноклей для нужд Красной Армии& quot- // ГА РФ. Фонд 5446. On. 1. Дело 195. Л. 169.

59. Постановление Государственного Комитета Обороны от 18 сентября 1941 г. № 690 & quot-О всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР& quot- // Известия, 1941,19 сентября.

60. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1941 г. & quot-Об ответственности рабочих и служащих предприятий военной промышленности за самовольный уход с предприятий& quot- /'/' Ведомости Верховного Совета СССР, 1942, № 2.

61. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 13 февраля 1942 г. & quot-О мобилизации на период военного времени трудоспособного городского населения для работы на производстве и строительстве& quot- // Ведомости Верховного Совета СССР, 1942, № 6.

62. Постановление Государственного Комитета Обороны от 28 марта1942 г. № 1506 & quot-Об ограничении передвижения граждан по железной дороге и водным путям сообщений на военное время& quot- // РХИДНИ. Ф. 644. On. 1. Дело 25. Л. 191.

63. Постановление Совета Народных Комиссаров СССР от 13 апреля 1942 г. № 507 & quot-О порядке мобилизации на сельскохозяйственные работы трудоспособного населения городов и сельских местностей& quot-// ГА РФ. Фонд 5446. On. 1. Дело 199. Л. 349.

64. Постановление Совета Народных Комиссаров СССР от 10 августа1942 г. № 1353 & quot-О порядке привлечения граждан к трудовой повинности в военное время& quot- // ГА РФ. Фонд 5446. On. 1. Дело 204. JI. 294.

65. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 29 сентября 1942 г. & quot-О переводе на положение мобилизованных рабочих, служащих, инженерно-технических работников в близких к фронту районах& quot- // Ведомости Верховного Совета СССР, 1942, № 38.

66. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 30 января 1943 г. & quot-О порядке обязательного перевода на время войны медицинских работников из одних медицинских учреждений в другие& quot- // Ведомости Верховного Совета СССР, 1943, № 5.

67. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 15 апреля 1943 г. & quot-О введении военного положения на всех железных дорогах& quot- // Ведомости Верховного Совета СССР, 1943, № 15.

68. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 9 мая 1943 г. & quot-О введении военного положения на морском и речном транспорте& quot- // Ведомости Верховного Совета СССР, 1943, № 18.

69. Постановление Совета Народных Комиссаров СССР от 19 мая1943 г. № 549 & quot-Об утверждении Устава о дисциплине рабочих и служащих морского флота& quot- // ГА РФ. Фонд 5446. On. 1. Дело 214. Л. 234.

70. Постановление Совета Народных Комиссаров СССР от 19 мая 1943 г. № 550 & quot-Об утверждении Устава о дисциплине рабочих и служащих речного флота& quot- // ГА РФ. Фонд 5446. On. 1. Дело 214. Л. 243.

71. Постановление Государственного Комитета Обороны от 19 июня 1943 г. № 3643 & quot-О введении военного положения на взрывоопасных предприятиях& quot- // РХИДНИ. Ф. 644. On. 1. Дело 127. Л. 174. рп * г т-г т-% Л 1 ГуС1Л/10 & mdash-jо. указ президиума оерлиьиши ш и пшшрл i.

72. Об ответственности за разглашение государственной тайны и за утрату документов, составляющих государственную тайну& quot- // Ведомости Верховного Совета СССР, 1943, № 43.

73. Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 25 сентября 1945 г. & quot-О признании утратившими силу Указов Президиума Верховного Совета СССР об объявлении в ряде местностей СССР военного положения& quot- // Ведомости Верховного Совета СССР, 1945, № 71.

74. Конституция (Основной закон) СССР 1977 г. с последующими изменениями и дополнениями. М.: Политиздат. -1991. 71 с.

75. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 23 ноября 1988 г. & laquo-О неотложных мерах по наведению общественного порядка в Азербайджанской ССР и Армянской ССР& raquo- // Ведомости Верховного совета СССР, 1988, № 47, ст. 712.

76. Закон СССР от 3 апреля 1990 г. № 1407−1 & laquo-О правовом режиме чрезвычайного положения& raquo- // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР, 1990, № 15, ст. 250.

77. Закон РСФСР от 17 мая 1991 г. № 1253−1 & laquo-О чрезвычайном положении& raquo- // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1991, № 22, ст. 773.

78. Федеральный закон от 25 июля 1998 г. № 130-Ф3 & laquo-О борьбе с терроризмом& raquo- // Собрание законодательства Российской Федерации, 1998, № 31, ст. 3808.

79. Международные правовые акты, конституции, законы и иные нормативные правовые акты зарубежных государств.

80. Источники на иностранных языках.

81. Декларация прав человека и гражданина 1789 г. // Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран: В 2 т. / Отв. ред. Крашенинникова Н. А. М.: Норма. 2003. — Т. 2. — С. 85 — 88.

82. Закон Франции о военном положении от 21 октября 1789 г. // Там же. С. 88 — 89.

83. Конституция Франции 1791 г. // Там же.- С. 97 -110.

84. Декларация прав человека и гражданина 1793 г. // Там же.- С. 117 120.

85. Конституция Франции 1793 г. // Там же.- С. 120 126.

86. Всеобщая декларация прав человека. Принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. //Российская газета, 1995, 5 апреля.

87. Женевская Конвенция об обращении с военнопленными (Женева, 12 августа 1949 г.). Ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР 17 апреля 1954 г. // Там же.

88. Женевская Конвенция об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях (Женева, 12 августа 1949 г.). Ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР 17 апреля 1954 г. // Там же.

89. Женевская Конвенция об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море (Женева, 12 августа 1949 г.). Ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР 17 апреля 1954 г. // Там же.

90. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г. // Действующее международное право. М.: Издательство Международного независимого института международного права. 1997. — Т. 2. — С. 11 — 21.

91. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. // Там же. С. 21 — 45.

92. Американская конвенция о правах человека от 22 ноября 1969 г. // Международные акты о правах человека. М.: Норма. 1999. — С. 720 — 736.

93. Африканская хартия прав человека и народов от 26 июня 1981 г. // Там же. С. 737 — 747.

94. Руководящие принципы в области прав человека и борьбы с терроризмом. Утверждены на 804-м заседании Комитета Министров 11 июля 2002 года // Совет Европы и Россия. 2003. — № 1. — С. 32 — 35.

95. Хартия основных прав Европейского Союза. Торжественная прокламация (Ницца, 7 декабря 2000 г.) // Московский журнал международного права. 2003. — № 2. — С. 302 — 314.

96. Европейская конвенция о пресечении терроризма (Страсбург, 27 января 1977 г.). Ратифицирована Федеральным законом от 7 августа 2000 г. № 121-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации, 2000, № 33, ст. 3347- 2003, № 3, ст. 202.

97. Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом от 15 декабря 1977 г. Ратифицирована Федеральным законом от 13 февраля 2001 г. № 19-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, № 8, ст. 702- № 35, ст. 3513.

98. Договор о сотрудничестве государств участников Содружества Независимых государств в борьбе с терроризмом. Ратифицирован Федеральным законом от 28 декабря 2004 г. № 176-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации, 2005, № 1, ст. 2.

99. Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма (Нью-Йорк, 9 декабря 1999 г.). Ратифицирована Федеральным законом от 10 июля 2002 г. № 88-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 28, ст. 2792- 2003, № 12, ст. 1059.

100. Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 г. Ратифицирована Федеральным законом от 10 января 2003 г. № З-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации, 2003, № 2, ст. 155- № 41, ст. 3947.

101. Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма от 3 мая 2005 г. Ратифицирована Федеральным законом от 20 апреля 2006 г. № 56-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации, 2006, № 17, ст. 1785.

102. Конституция Азербайджанской Республики. 7/ Конституции государств Европы: В 3 т. / Под ред. Окунькова JI.A. М.: Норма. 2001. -Т. 1. — С. 131−170.

103. Конституция Республики Албания // Там же. Т. 1. — С. 181 — 218.

104. Конституция Республики Армения // Там же. Т. 1. — С. 262 — 284.

105. Конституция Республики Беларусь // Там же. Т. 1. — С. 298 — 329.

106. Конституция Республики Болгария // Там же. Т. 1. — С. 394 — 422.

107. Конституция Венгерской Республики // Там же. Т. 1. -С. 528−564.

108. Основной закон Федеративной Республики Германия // Там же. -Т. 1. С. 580−636.

109. Конституция Греческой Республики // Там же. Т. 1. -С. 637 — 696.

110. Конституция Республики Грузия // Там же. Т. 1. — С. 723 — 750.

111. Конституция Ирландской Республики // Там же. Т. 1. — С. 775 816.

112. Конституция Королевства Испания // Там же. Т. 2. — С. 61.

113. Конституция Республики Казахстан // Там же. Т. 2. — С. 166 — 196.

114. Конституция Латвийской Республики // Там же. Т. 2. -С. 308 -316.

115. Конституция Литовской Республики // Там же. Т. 2. — С. 332 — 362.

116. Конституция Республики Македония // Там же. Т. 2. — С. 433 459.

117. Конституция Республики Мальта // Там же. Т. 2. — С. 461 — 538.

118. Конституция Республики Молдова // Там же. Т. 2. — С. 549 — 580.

119. Конституция Республики Польша // Там же. Т. 2. — С. 686 — 732.

120. Конституция Португальской Республики // Там же. Т. 2. -С. 732 — 836.

121. Конституция Республики Румыния // Там же. Т. 3. — С. 63 — 92.

122. Конституция Словацкой Республики // Там же. Т. 3. — С. 112 -157.

123. Конституция Республики Словения // Там же. Т. 3. — С. 170 — 205.

124. Конституция Турецкой Республики /'/' Там же. Т. 3. — С. 209 — 286.

125. Конституция Украинской Республики // Там же. Т. 3. -С. 310−352.

126. Конституция Французской Республики // Там же. Т. 3. -С. 401 -434.

127. Конституция Республики Хорватия // Там же. Т. 3. — С. 446 — 472.

128. Конституция Чешской Республики // Там же. Т. 3. — С. 491 — 530.

129. Союзная конституция Швейцарской конфедерации // Там же. Т. 3. -С. 531 -580.

130. Конституция Королевства Швеция // Там же. Т. 3. — С. 581 — 702.

131. Конституция Эстонской Республики //Там же. Т. 3. — С. 715 — 744.

132. Конституция Японии // Конституции зарубежных государств. Учебное пособие. 2-е изд. М.: Бек. 1997. — С. 433 — 458.

133. Конституция Кыргызской Республики. Вып. 2 // Новые конституции стран СНГ и Балтии / Отв. ред. Михалева Н. А. М.: Манускрипт. 1997. — С. 268 — 308.

134. Конституция Туркменистана // Там же. 1997. — С. 424 — 449.

135. Сиракузские принципы толкования ограничений и отступлений от положений Международного пакта о гражданских и политических правах // Вестник МГУ. Серия 11. & laquo-Право»-. 1992. — Вып. № 4. — С. 59 — 69.

136. Barbour С. Keeping the republic: power and citizenship in American politics / Christine Barbour, Gerald C. Wright- with Matthew J. Streb and. Michael R. Wolf. Washington, DC: CQ Press. 2006. — 980 p.

137. Benhabib S. Rights of others: aliens, residents and citizens / Seyla Benhabib. Cambridge- New York: Cambridge University Press. 2004. — 250 p.

138. Case SPUC v. Grogan. Case C159/90 (1991) ECR1−4685.

139. Constitutional law stories / edited by Michael C. Dorf. New York: Foundation Press- St. Paul, MN.: Thomson/West. 2004. — 540 p.

140. Dr. Konrad Hesse. Grundzuge des Verfassungsrechts des Bundesrepublik Deutschland. Karlsruhe: GF Muller Juristescher Verlag Heidelberg. 1978.

141. Das Staatsnotrecht in Belgien, Frankreich, Grobbritannien, Italien ua Koln. Berlin. 1955. — SS 14 -15.

142. Exploring tort law / edited by M. Stuart Madden. New York: Cambridge University Press. 2005. — 492 p.

143. F.A. Hayek. The political order of a free people. Overseas Publication Ltd. London. 1990. -309 p.

144. Gitlow v. New York, 268 U.S. 652. 1925.

145. Gearty C. Principles of Human Rights Adjudication. Oxford- New York: Oxford University Press. 2005. — 230 p.

146. Journal Officiel. Lois et decrets. 1939. — № 68. — P. 3646.

147. Journal Officiel. Lois et decrets. 1939. — № 207. — P. 10 995.

148. Journal Officiel. Lois et decrets. 1939. — № 208. — P. 11 026.

149. Journal Officiel. Lois et decrets. 1939. — № 209. — P. 11 087.

150. Journal Officiel. Lois et decrets. 1939. — Nn 221. — P. 11 486.

151. Journal Officiel. Lois et decrets. 1939. — № 298. — P. 13 570.

152. Journal Officiel. Lois et decrets. 1939. — № 306. — P. 13 835.

153. Journal Officiel. Lois et decrets. 1939. — № 309. — P. 13 925.

154. Irons P. H. Cases and controversies: civil rights and liberties in context / Peter Irons. Upper Saddle River, N.J.: Pearson / Prentice Hall. 2005. — 495 p.

155. Noorani A. G. A. M. Citizens' rights, judges and state accountability / A.G. Noorani. -New Delhi- New York: Oxford University Press. 2002. -396 p.

156. Oxford Illustraited Encyclopedia. Volume 7. Peoples and Cultures. Oxford.: Oxford University Press. 1992.

157. Qnestiaux N. Studi of the Implications for Human rights of Recent Developments Concerning Known as State of Siege of Emergency. N.Y.: United Nations Economic and Social Council. 1982.

158. Science and citizens: globalization and the challenge of engagement / Melissa Leach, Ian Scoones, and Brian Wynne, editors. London- New York: Zed Books. 2005. — 295 p.

159. Smith R. К. M. Textbook on international human rights / Rhona К. M. Smith. 2nd ed. -Oxford- New York: Oxford University Press, 2005 Human rights / Laura Hitt, book editor. San Diego, Calif.: Greenhaven Press. 2002. — 224 p.

160. Starck C. Das Bundesverfassungsgericht in der Verfassungsordnung und im politischen Prozeb // Festschrift 50 Jahre Bundesverfassungsgericht. Bd. 1 Verfassungsgerichtsbarkeit. Verfassungsprozeb / P. Badura, H. Dreier. Tubingen. 2001.

161. Subrata R.C. The rule of low in a state of emergency: the Paris minimum standarts of human rights norms in a state of emergency. 1989.

162. Wyatt D and Dash wood A. European Community Law. Sweet & Maxwell. 1993.

163. Viljanen J. The European Court of Human Rights as a developer of the general doctrines of human rights law: a study of the limitation clauses of the European Convention on Human Rights / Jukka Viljanen. Tampere: Tampere University Press, 2003. 342 p.

164. USA PATRIOT Act of2001. Public Law. No 107−56.

165. Постановления и определения Конституционного Суда Российской Федерации, постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации

166. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от16 июля 2004 г. № 14-П & laquo-По делу о проверке конституционности отдельных положений части второй статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А. Д. Егорова и Н.В.

167. Чуева& raquo- // Собрание законодательства Российской Федерации, 2003, № 30, ст. 3214.

168. Постановления Европейского Суда по правам человека

169. Постановление Европейского Суда по правам человека от 26 апреля 1979 г. по делу & laquo-Санди Тайме& raquo- против Соединенного Королевства& raquo- // Там же. -Т. 1. -С. 198−230.

170. Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 декабря 1984 г. по делу & laquo-Спорронг и Лоннрот против Швеции& raquo- // Там же. -Т. 1. -С. 482−492.

171. Постановление Европейского Суда по правам человека от 21 июня 1988 г. по делу & laquo-Беррехаб против Нидерландов& raquo- // Там же. Т. 1.- С. 591 -597.

172. Постановление Европейского Суда по правам человека от 29 ноября1988 г. по делу & laquo-Броуган против Соединенного Королевства& raquo- // Там же. -Т. 1.- С. 610−636.

173. Постановление Европейского Суда по правам человека от 7 июля1989 г. по делу & laquo-Серинг против Соединенного Королевства& raquo- // Там же. -Т. 1. -С. 637−658.

174. Постановление Европейского Суда по правам человека от 21 июня 1988 г. по делу & laquo-Функе против Франции& raquo- // Там же. Т. 1.- С. 788 — 795.

175. Постановление Европейского Суда по правам человека от 21 февраля 1990 г. по делу & laquo-Пауэлл и Рейнер против Соединенного Королевства& raquo- // Там же. Т. 1.- С. 659 — 667.

176. Постановление Европейского Суда по правам человека от 25 марта1992 г. по делу & laquo-Б. против Франции& raquo- // Там же. Т. 1.- С. 705 — 729.

177. Постановление Европейского Суда по правам человека от 26 мая1993 г. по делу & laquo-Бранниган и Макбрайд против Соединенного Королевства& raquo- // Там же. 2000. — Т. 1.- С. 796 — 819.

178. Постановление Европейского Суда по правам человека от 28 октября 1994 г. по делу & laquo-Мюррей против Соединенного Королевства& raquo- // Там же. 2000. — Т. 2.- С. 32 — 53.

179. Постановление Европейского Суда по правам человека от 27 сентября 1995 г. по делу & laquo-Маккапн против Соединенного Королевства& raquo- // Там же. Т. 2.- С. 123 — 149.

180. Постановление Европейского Суда по правам человека от 22 ноября 1995 г. по делу «S. W. против Соединенного Королевства& raquo- // Там же. -Т. 2.- С. 160- 165.

181. Постановление Европейского Суда по правам человека от 4 декабря 1995 г. по делу & laquo-Рибич против Австрии& raquo- // Там же. Т. 2. -С. 166- 173.

182. Постановление Европейского Суда по правам человека от 15 ноября 996 г. по делу & laquo-Чахал против Соединенного Королевства& raquo- /'/' Там же. Т. 2.- С. 260 — 295.

183. Постановление Европейского Суда по правам человека от 16 сентября 1996 г. по делу & laquo-Акдивар против Турции& raquo- // Там же. Т. 2. -С. 216−247.

184. Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 декабря 1996 г. по делу & laquo-Аксой против Турции& raquo- // Там же. Т. 2. -С. 339−361.

185. Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 декабря 1996 г. по делу & laquo-Лоизиду против Турции& raquo- // Там же. Т. 2. -С. 362 — 390.

186. Постановление Европейского Суда по правам человека от 10 мая 2001 г. по делу & laquo-Кипр против Турции& raquo- // Европейский суд по правам человека. М.: Юрид. лит. 2002. — С. 443 — 563.

187. Постановление Европейского Суда по правам человека от 21 января 2003 г. по делу & laquo-Вебер против Эстонии& raquo-.

188. Постановление Европейского Суда по правам человека от 17 июня 2003 г. по делу «Нурай-Шен против Турции& raquo-.

189. Монографии, учебники, диссертационные исследования, научные статьи, другие книги и публикации

190. Абдулаев М. И. Права человека и закон: Историко-теоретические аспекты. Спб.: Издательство & laquo-Юридический центр Пресс& raquo-. 2004. — 322 с.

191. Авдеев Ю. И. Кризис буржуазно-демократических институтов (чрезвычайное законодательство инструмент разрушения буржуазной демократии) // Советское государство и право. — 1969 — № 9. — С. 128 — 134.

192. Авдеев Ю. И., Струнников В. Н. Буржуазное государство в период 1918 1939 гг. М.: Международные отношения. — 1962. — 435 с.

193. Азаров А., Ройтер В., Хюфнер К. Права человека. Международные и российские механизмы защиты. М.: Московская школа прав человека. 2003. 560 с.

194. Алексеев С. С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М.: Юрид. лит. 1966. — 187 с.

195. Алексеев С. С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. М.: Юрид. лит. 1989. — 288 с.

196. Алексеев С. С. Философия права. М.: Инфра-М Норма. — 1997. -330 с.

197. Алексеев С. С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М.: Норма. -2001. -752 с.

198. Аметистов Э. М., Клинова Е. В., Шахунянц Е. А. Международная защита прав человека и их нарушения в капиталистических странах: научно-аналитический обзор. М.: Инион. 1981. — 173 с.

199. Анисимов П. В. Права человека и правозащитное регулирование: Проблемы теории и практики: Монография. Волгоград: В, А МВД России. 2004. 252 с.

200. Антология мировой правовой мысли. В 5 т. Т. IV. Россия XI -XIX вв. / Рук. научн. проекта Семигин Г. Ю. М.: Мысль. 1999. — 813 с.

201. Артамонов Д. Н. Институт военного положения по советскому праву. Дисс. канд. юрид. наук. М.: ВЮА. 1951. — 326 с.

202. Артамонов Д. Н. Институт военного положения по советскому праву. М.: ВЮА. 1952. — 136 с.

203. Арутюнян Г. Критерии ограничения прав человека в практике конституционного правосудия // Конституционное правосудие: Вестник Конференции органов конституционного контроля стран молодой демократии. Вып. 3 (29). 2005. — С. 40 — 45.

204. Арутюнян Г. Г., Баглай М. В. Конституционное право: Энциклопедический словарь. М.: Норма. 2006. — 544 с.

205. Архипова Т. Г. Права человека и современное государство российское // Право на свободу: Материалы международной конференции 29 30 октября 1998 г. М.: РГГУ. — 2000. — С. 42 — 48.

206. Афоничкина Н. В. Имплементация международного права в области прав человека // Права человека: проблемы реализации. Материалы ежегодной научно-теоретической конференции. Оренбург: Издательский центр ОГАУ. 2000. — С. 24 — 33.

207. Бабурин С. Н. Территория государства: правовые и геополитические проблемы. М.: Издательство Московского университета. -1997. -480 с.

208. Бабурин С. Н. Территориальные режимы и территориальные споры: государственно-правовые проблемы. М.: Издательство Московского университета. 2001. — 175 с.

209. Багдасаров В. Ю. Права человека в Российской Империи: Вопросы истории отечественной правовой мысли / Научн. ред. Витрук Н. В. Ставрополь: Кн. изд-во. 1996. — 124 с.

210. Баглай М. В. Дорога к свободе. М.: Международные отношения. -1994. -320 с.

211. Баглай М. В. Конституционализм и политическая система в современной России // Журнал российского права. 2003. — № И. -С. 10−19.

212. Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. 4-е изд., изм. и доп. М.: Норма. 2003. — 816 с.

213. Баранов В. М. К теории ограничения прав человека (вместо введения) // Там же. Ч. I. — С. 3 — 4.

214. Баранов В. М. & laquo-Удовлетворение справедливых требований морали& raquo- как цель ограничения прав и свобод человека // Там же. Ч. I. — С. 19 — 30.

215. Баранов В. М. Деструктивное воздействие права и национальные интересы // Журнал российского права. 2005. — № 12. — С. 84 -87.

216. Барциц И. Н. Правовое пространство в России: вопросы конституционной теории и практики. М.: Изд-во Московского университета. 2000. — 496 с.

217. Басик В. П. Эволюция понятия & quot-правовой статус человека и гражданина& quot- в российской правовой науке // Право и политика. 2003. -№ 5. -С. 10−17.

218. Басу Дурга Дас. Основы конституционного права Индии: Пер. с англ. / Под общ. ред. Сайфулина М. М. М.: Прогресс. 1986. — 664 с.

219. Батырь В. А. Имплементация норм международного гуманитарного права в законодательстве Российской Федерации. М.: Гендальф. 2000. -72 с.

220. Бахин С. В. О классификации прав человека, провозглашенных в международных соглашениях // Правоведение. -1991. № 2. — С. 41 — 51.

221. Бахрах Д. Н. Важные вопросы науки административного права // Государство и право. 1993. — № 2. — С. 37 — 45.

222. Бахрах Д. Н., Россинский Б. В., Старилов Ю. Н. Административное право: Учебник для вузов. М.: Норма. 2004. — 768 с.

223. Безопасность России. Словарь терминов и определений. М.: Международный гуманитарный фонд & laquo-Знание»-. 1998. — 122 с.

224. Бекназар-Юзбашев Т. Б. Права человека и международное право. М.: Знание.- 1996. -296с.

225. Беломестных JI. JI. Права человека и их защита / Под ред. Безуглова А. А. М.: Издательство АЭФП. 2003. — Т. 1. — 944 е.- Т. 2. — 909 е. -1. Т 1 АГА1. J. yjy с.

226. Бердяев Н. А. Самопознание: Сочинения. М.: Эксмо-Пресс- Харьков: Изд-во Фолио. 2001. — 624 с.

227. Бердяев Н. А. Новое религиозное сознание и общественность // Права человека и правовая мысль России (XVIII начало XIX вв): Антология / Авт. — сост. Грачев А. А., Куницын А. С. Курск: Изд-во РОСИ. -2001. -С. 286−295.

228. Бережное А. Г. Права личности: некоторые вопросы теории. М.: Изд-во МГУ. 1991. — 142 с.

229. Берман Г. Мировое право: экуменическая юриспруденция святого духа // Представительная власть XXI век: законодательство, комментарии, проблемы. — 2(Ж — № 1.- С. 9 -13.

230. Благож Йозеф. Формы правления и права человека в буржуазных государствах / Под ред. Туманова В. А. М.: Юрид. лит. 1985. — 222 с.

231. Бойченко Ю. А. Принцип пропорциональности как условие законности режима чрезвычайного положения // Юрист-международник. -2003. -№ 3. -С. 30−38.

232. Большая Советская энциклопедия. М.: Советская энциклопедия. -1928. Т. 12. — 831 с.

233. Большая Советская энциклопедия. Второе издание / Под ред. Введенского Б. А. М.: Советская энциклопедия. 1951. — Т. 8. — 647 с.

234. Большая Советская энциклопедия. Третье издание. / Под ред. Прохорова A.M. М.: Советская энциклопедия. -1971. Т. 5. — 640 с.

235. Большой словарь иностранных слов / Сост. А. Ю. Москвин. М.: ЗАО Изд-во Центрополиграф: ООО & quot-Полюс"-. 2002. — 816 с.

236. Большой юридический словарь / Под ред. Сухарева А. Я., Зорькина В. Д., Крутских В. Е. М.: Инфра М. — 1997.- 790 с.

237. Бондарь Н. С. Права человека и Конституция России: трудный путь к свободе. Ростов н/Д: Изд-во Рост, ун-та. 1996. — 240 с.

238. Бондарь Н. С. Власть и свобода на весах конституционного правосуди

Заполнить форму текущей работой