Биография и философия И. Канта

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

План

  • Введение
  • 1. Периоды творчества Иммануила Канта
  • 2. Начало жизненного пути Канта. Студенческие годы
  • 3. Период учительства, основные произведения, написанные в этот период
  • 4. Защита магистерской диссертации и дальнейшие философские работы
  • 5. Переломный период творчества Канта
  • 6. Профессорская диссертация Канта и её значение в мировой философии
  • 7. Основные идеи «Критики чистого разума»
  • 8. Своеобразие философских идей Канта в XVII столетии
  • 9. Кант и философия истории
  • 10. Взгляды философа на этику
  • 11. Новый перелом в философских воззрениях Канта конце 80-х годов XVIII века
  • 12. Конец творческого пути
  • Заключение
  • Список литературы
  • Самый главный предмет в мире - это человек, ибо он для себя - своя последняя цель. Право человека должно считаться священным.

И. Кант

Введение

Канта принято называть «основоположником немецкой классической философии"[2,3,16,18]. Его труды заложили основы европейского духовного развития. Для Канта проблема человека стоит на первом месте, и главная тема для него — человек. Он размышлял о законах бытия и сознания только с одной целью: чтобы человек стал человечнее. Идеи Канта подверглись трансформации, но продолжают жить. Особенно актуально они звучат на данном этапе развития человеческого общества — в период гуманизации всех отраслей естествознания и гуманитарных наук, в том числе и философии.

Исследование философского наследия Канта осложняется множественностью и разнообразием источников сведений о его жизни и творчестве. [9,10]

Для того, чтобы составить верное представление о характере, привычках философа, важно также исследовать сохранившиеся до настоящего времени соответствующие свидетельства его современников. Таким образом необходимо внимательного изучать множество других (заметки, черновые наброски, неоконченные работы), дошедших до современного читателя источников, в которых содержатся сведения о его жизненном и творческом пути.

Все свои сознательные годы Кант искал истину. Но истина — процесс. Никогда философом не овладевало чувство, что обретен абсолют. Кант улучшал, уточнял, шлифовал свое учение. Его жизнь — непрестанное духовное развитие, вечный поиск, вплоть до последних лет, когда мысль вышла из-под его контроля.

Мне близки взгляды Канта на природу человеческих отношений, на место человека в окружающем мире. Сама философия Канта глубоко человечна. И мне как медицинскому работнику, работающему с людьми, и тем более — с больными людьми, полезно будет знать философские подходы великого философа, его взгляды, которые не утратили своего значения и в настоящее время. Я полагаю, это пригодится в моей профессиональной деятельности.

1. Периоды творчества Иммануила Канта

Творческий путь Канта принято разделять на два периода. 15,18] Границу между ними различные исследователи определяют по — разному. Переход Канта с одного этапа на другой происходил постепенно, путем долгих и часто мучительных духовных исканий.

Первый этап — так называемый «докритический» или «догматический». В этот период философ выдвинул ряд важных гипотез, в том числе «небулярную» космогоническую гипотезу, согласно которой возникновение и эволюция солнечной системы выводится из существования «первоначальной туманности». В философских работах этого периода Кант пытается обосновать идею абсолютного совершенства нашего мира. В этот период Кант мыслит как догматик, преувеличивая роль формально-дедуктивных методов мышления, по сравнению с опытным знанием.

Второй этап — так называемый «критический». В работах этого периода основное внимание философа сосредоточилось на критическом анализе познавательных способностей человека, на разработке соответствующей теории познания. В этот период он придает большое значение использованию в философии опытного знания.

2. Начало жизненного пути Канта. Студенческие годы

Иммануил Кант родился 22 апреля 1724 года в городе Кенигсберге в семье шорника Иоганна Георга Канта. В 1730 году Кант поступил в начальную школу, а в 1732 году мальчика отдали в государственную церковную гимназию — «коллегию Фридриха», на латинское отделение. Основными предметами в гимназии были латынь и богословие. Благодаря природным способностям и прилежанию Кант был одним из лучших учеников гимназии. В гимназии Кант увлекся античной поэзией, а также филологией.

В возрасте 16-ти лет Кант поступил в Кенигсбергский университет. До сих пор неизвестно точно, на каком факультете он учился. В университете существовало четыре факультета, три из них: богословский, медицинский и юридический относились к «высшим», а философский — к «низшим». Вероятно, Кант учился на медицинском факультете. Гимназическое увлечение филологией сменилось интересом к физике и философии. Первую свою работу Кант писал три года — с 1743 по 1746 год. Называлась она «Мысли об истинной оценке живых сил». Работа содержала рассуждения о связи трехмерности пространства и закона всемирного тяготения. «Мысли…» печатались с 1746 по 1749 год. Уже в этой работе проявилась характерная черта всей его философии — соединение бескомпромиссного стремления к истине со склонностью к разумным компромиссам, когда налицо две крайние точки зрения [17].

3. Период учительства, основные произведения, написанные в этот период

кант произведение философский

В 1747 году, не защитив магистерской диссертации, Кант впервые покидает Кенигсберг [2]. В глухой провинции философ пробует себя в роли домашнего учителя, где Кант приобрел педагогические навыки, прошел школу житейского опыта. В этот период Кант написал рукопись по астрономии «Космогония или попытка объяснить происхождение мироздания, образование небесных тел и причины их движения общими законами развития материи в соответствии с теорией Ньютона» [4,5]. Статья была написана на конкурсную тему, предложенную Прусской академией наук, но молодой ученый не решился принять участие в конкурсе. Статья была опубликована только 1754 году после возвращения Канта в Кенигсберг. Несколько позднее, в конце лета 1754 года, Кант публикует вторую статью, посвященную также вопросам космогонии, — «Вопрос о том, стареет ли Земля с физической точки зрения». Эти две статьи были как бы прелюдией к космогоническому трактату, который был вскоре написан. Его окончательное название гласило «Всеобщая естественная история и теория неба, или попытка истолковать строение и механистическое происхождение всего мироздания, исходя из принципов Ньютона». Работа представляет собой своеобразную попытку сочетать пытливость натуралиста с привычными с детства догматами церкви. Приступая к изложению космогонической системы, Кант озабочен одним: как согласовать ее с верой в бога. Философ убежден, что противоречия между его гипотезой и традиционным религиозными (христианским) верованием нет. Кант полагал, что первоначальным состоянием природы было всеобщее рассеяние первичного вещества, атомов. Он показал, как под воздействием чисто механистических причин из первоначального хаоса материальных частиц могла образоваться наша солнечная система. Таким образом, философ отрицал за богом роль «зодчего вселенной». Однако, он видел в нем все же творца того первоначально рассеянного вещества, из которого (по законам механики) возникло нынешнее мироздание. Проблемой, которую Кант не смог решить естественно научным путем, была проблема возникновения органической природы. Философ признавал что, законов механики недостаточно для понимания сущности жизни. Естественно, что возникновение живой природы он объяснял также существованием и деятельностью бога.

4. Защита магистерской диссертации и дальнейшие философские работы

17 апреля 1755 года Кант подает на философский факультет магистерскую диссертацию «Об огне» и через четыре недели сдает устный магистерский экзамен. 12 июня 1755 года в Кенигсбергском университете состоялся торжественный акт возведения молодого философа в ученую степень. Но для того, что бы получить право читать лекции, Канту предстояло пройти габилитацию (так именовалась защита специальной диссертации в публичном диспуте). Новая диссертация Канта называлась «Новое освещение первых принципов метафизического познания». Защитив ее, ученый получает звание приват-доцента, т. е. внештатного преподавателя, труд которого оплачивался самими студентами. В первую свою университетскую зиму Кант читал логику, математику, метафизику, естествознание. Затем к ним прибавилась физическая география, этика и механика. В то время не создавалось культа из узкой специализации, и будущий философ смог полностью проявить свои разносторонние знания. Его лекции пользовались неизменным успехом среди студентов.

Первой собственно философской работой была габилитационная диссертация «Новое освещение первых принципов метафизического познания» [5]. В ней Кант исследует установленный Лейбницем принцип достаточного основания. Он проводит различие между основанием бытия предмета и основанием его познания, реальным и логическим основанием. В этих рассуждениях Канта содержится зародыш будущего дуализма: мир реальных вещей и мир наших знаний не тождественны. Принцип достаточного основания философ соотносит с поведением человека. Так в этой диссертации впервые возникает проблема свободы, которая в будущем превратится в лейтмотив всего творчества Канта. Он считает, что идея определяющего основания не противоречит свободе. Он понимает свободу как сознательную детерминизацию поступка, как приобщение к воле мотивов разума. В дальнейшем, развивая эту идею, философ придет к выводу, что человек не может полагаться только на свои влечения, так как все они жестко детерминированы природой, и поступать в соответствии с ними — значит оставаться животным. Что касается гармонии бытия и его всеобщей устремленности к благу, то он пока в этом не сомневается.

5. Переломный период творчества Канта

1762 год был переломным для философа [2,3,4]. Принято считать, что важнейшую роль в новых исканиях Канта, которые в дальнейшем привели к созданию его критической философии, сыграло знакомство с творчеством Жан-Жака-Руссо. В предверии зимнего семестра 1762 года Кант выпустил, как и раньше, брошюру — приглашение к лекциям. В предыдущих трактовались в основном естественно научные проблемы, на этот раз для рассмотрения был взят философский вопрос. Брошюра называлась «Ложное мудрствование в четырех фигурах силлогизма» и содержала первую попытку критики формальной логики. В этой работе Кант серьезно задумывается над тем, как ввести в философию опытное знание. Этим же проблемам посвящена написанная также в 1762 году работа «Исследование очевидности принципов естественной теологии и морали». В этой работе, сопоставляя философию с математикой, Кант говорит о качественном многообразии объектов первой по сравнению с объектами второй. Анализируя указанную проблему, ученый приходит к выводу, что истинная философия еще не написана [2,4]. Настоящая философия, по его мнению, должна усвоить метод, который Ньютон ввел в естествознание и который принес там столь плодотворные результаты. Следовательно, надлежит, опираясь на достоверные данные опыта, отыскать всеобщие законы. Опыт, на который должна опираться философия, — это не только показания чувств, но и «внутренний опыт», непосредственно очевидное сознание. С точки зрения философа, благодаря последнему становится весьма достоверным познание бога. В этой работе Кант высказывает важное для его дальнейшего философского развития соображение: нельзя смешивать истину и благо, знание и моральное чувство. Грядущую философскую революцию предвещают и те идеи, которые Кант высказывает в трактате «Опыт введения в философию понятия отрицательных величин» [8,9,16]. Внимание мыслителя привлекает проблема единства противоположностей. Исходный пункт рассуждений — установленное еще в габилитационной диссертации различие между логическим и реальным основанием. Кант указывает, что справедливое для логики может быть неистинным для реальной действительности. Логическая противоположность состоит в том, что относительно одной и той же вещи какое — либо высказывание или утверждается или отрицается, одно упраздняет другое, в результате чего получается ничто. Иное — реальная противоположность, которая стоит в противонаправленности сил. Здесь также одно упраздняет другое, но следствием будет нечто реально существующее.

С точки зрения Канта, ни на собственном, ни на чужом опыте мы не можем убедиться в существовании бога [11]. Исследователю остается положится на разум: только система рассуждений (Кант приводит ее в своей работе) приводит к выводу, что есть на свете некое высшее, абсолютное и необходимое существо. Встает, однако, вопрос: не подрывает ли подобное отношение к религии основ нравственности? Кант утверждает: мораль и религия — разные вещи [11]. Мораль скорее всеобщий, человеческий, нежели божественный суд. При воспитании надо сначала пробудить моральное чувство, а потом прививать понятие о божестве, иначе религия превратится в предрассудок, и вырастет хитрец, лицемер. Культура морального чувства должна предшествовать культуре послушания. Из этих рассуждений философ выводит основной закон человеческого поведения — «поступай в соответствии со своей моральной природой».

К концу 60-х годов XVIII века Кант становится известен уже не только в Пруссии [7,9,13]. Так, в 1769 году профессор Хаузен из Галле намеревается издать «Биографии знаменитых философов и историков XVIII века в Германии и за ее пределами». Кант включен в сборник, и автор обращается к нему за необходимыми материалами.

6. Профессорская диссертация Канта и её значение в мировой философии

Профессорская диссертация Канта называлась «О форме и принципах чувственно воспринимаемого и интеллигибельного мира». В ней был зафиксирован новый «переворот» во взглядах автора [17]. На смену эмпирической, доходившей до скептицизма позиции пришел своеобразный дуализм во взглядах. Канта уже не волнует вопрос, как данные органов чувств связаны с интеллектом, — он развел в разные стороны эти два вида духовной деятельности. «Источники всех наших представлений, — говорится в работе, — либо чувственность, либо рассудок и разум. Первые дают нам причины познаний, выражающих отношение предмета к особым свойствам познающего субъекта… Вторые относятся к самим предметам» [11]. Чувственность, с точки зрения Канта, имеет дело с явлениями, феноменами; интеллигибельный, т. е. умопостигаемый, предмет он называет ноуменом. Мир, рассматриваемый как феномен, существует во времени и пространстве. Но время и пространство не есть нечто само по себе существующее, это всего лишь субъективные условия, изначально присущие человеческому уму для координации между собой чувственно воспринимаемых предметов. В ноуменальном мире, т. е. в сфере предметов самих по себе, времени и пространства нет [11]. Еще недавно Кант призывал науку опираться исключительно на опыт, теперь у него другая забота — предостеречь ее от переоценки опыта. Философ осознает, что принципы чувственного познания не должны выходить за свои пределы и касаться сферы рассудка. Позднее он уточнит свою мысль: «в чисто эмпирическом блуждании без руководящего принципа, в соответствии с которым следовало бы искать, никогда нельзя найти что — либо целесообразное» [11].

7. Основные идеи «Критики чистого разума»

Познакомимся теперь с некоторыми основными идеями «Критики чистого разума». Всякое знание, по Канту, начинается с опыта, но не ограничивается им [11]. Часть наших знаний порождается самой познавательной способностью, и носит, по выражению философа, «априорный» (доопытный) характер [11]. Эмпирическое знание единично, а потому случайно; априорное — всеобще и необходимо. Априоризм Канта отличается от идеалистического учения о врожденных идеях. Во — первых, тем, что, по Канту, доопытны только формы знания, а его содержание целиком поступает из опыта. Во — вторых, сами доопытные формы не являются врожденными, а имеют свою историю. Реальный смысл кантовского априоризма состоит в том, что индивид, приступающий к познанию, располагает определенными, сложившимися до него формами познания. Если посмотреть на знание с точки зрения его изначального происхождения, то весь его объем в конечном итоге взят из все расширяющегося опыта человечества. Другое дело, что наряду с непосредственным опытом, есть опыт косвенный (усвоенный). Далее Кант устанавливает различие между аналитическими и синтетическими суждениями. Первые носят поясняющий характер, а вторые расширяют наши знания. Все опытные, эмпирические суждения синтетичны. Это очевидно. Вопрос в том, возможны ли априорные синтетические суждения? Это главный вопрос «Критики чистого разума» [9,12]. В том, что они существуют Кант не сомневается, иначе бы научные знания не были бы обязательными для всех. Проблема состоит в том, чтобы объяснить их происхождение. Главный вопрос работы — как возможно чистое, внеопытное знание — распадается на три. Как возможна математика? Как возможно естествознание? Как возможна метафизика в качестве науки? Отсюда три раздела основной части «Критики… «: трансцендентальная эстетика, аналитика, диалектика. (Второй и третий разделы вместе образуют трансцендентальную логику). Трансцендентальной Кант называет свою философию потому, что она изучает переход в систему знаний условий опыта через познавательную способность. Трансцендентальное Кант противопоставляет трансцендентному, которое остается за пределами возможного опыта, по ту сторону познания. Здесь мы затрагиваем важную проблему кантовского учения, которую он ставит на первых же страницах своей работы. Речь идет о том, что опытные данные, поступающие к нам извне, не дают нам адекватного знания об окружающем нас мире. Априорные формы обеспечивают всеобщность знания, но не делают его копией вещей. То, чем вещь является для нас (феномен), и то, что она представляет сама по себе (ноумен), имеет принципиальное различие. Кант считает вещи недоступными никакому пониманию, трансцендентными. Сколько бы мы не проникали вглубь явлений, наше знание все же будет отличаться от вещей, каковы они на самом деле, и сколько бы не увеличивались наши знания, их границы не могут исчезнуть. Канта мучает и вопрос об истине, но он понимает невозможность однозначного ответа на него. Можно, конечно, сказать, что истина есть соответствие знания предмету, и автор неоднократно это говорит, но он знает, что эти слова представляют собой тавтологию. Правильно сформулированный вопрос об истине, по мнению Канта, должен звучать следующим образом: как найти всеобщий критерий истины для всякого знания? Ответ Канта: всеобщий признак истины «не может быть дан» [11,12,16]. Однако, философ отверг всеобщий критерий только относительно содержания знаний. Что касается их формы, такой критерий он знает: непротиворечивость рассуждений. Он понимает, что запрет противоречия представляет собой «только негативный критерий истины», но, руководствуясь им, все же можно возвести прочные конструкции науки. Важное место в философских построениях Канта отведено категории познания. Одна из частей познания — чувственное познание. По Канту, существуют две априорные, доопытные формы чувственности — пространство и время. Пространство систематизирует внешние ощущения, время — внутренние [11]. Философ не отрицал эмпирической реальности пространства и времени. Его взгляд на пространство и время был в известной степени реакцией на механистические представления об абсолютной длительности и не связанном с ней пустом вместилище вещей. Кант рассматривает время и пространство во взаимной связи, но связь эта реализуется лишь в познающем субъекте. Вне человека, в мире вещей самих по себе возможны иные виды сосуществования и последовательности. Бесспорным достижением теории познания Канта был новый взгляд на соотношение созерцания и интеллекта [9,16,17].

8. Своеобразие философских идей Канта в XVII столетии

В XVII столетии соперничали два противоположных направления в теории познания — сенсуализм и рационализм [1]. Сенсуалисты полагали, что главную роль играет чувственное познание, рационалисты, соответственно, отдавали предпочтение интеллекту [1,3]. Ни та, ни другая школы не видели принципиальной разницы между обоими видами познания. Кант подчеркнул несводимость одного «ствола познания» к другому [11]. Научное знание, по его мнению, представляет собой синтез чувственности и рассудка. Главной в гносеологии Канта является идея активности познания. Именно в ней философ видел свою основную заслугу. Вся докантовская философия рассматривала интеллект человека как пассивное вместилище идей, которые поступают туда либо естественным, либо сверхъестественным путем [4]. Новое, на чем категорически настаивал Кант, состояло в признании активной роли человеческого сознания. Учение философа об активности сознания помогло ему объяснить один из самых загадочных процессов — образование понятий. Кант видит в человеческом интеллекте заранее возведенную конструкцию — категории, но это еще не само научное знание, это только его возможность, такую же возможность представляют опытные данные. Что бы на базе этих возможностей возникло понятие требуется «продуктивное воображение». В работе недвусмысленно выражена идея бессознательного, притом активного, творческого начала [13]. Автор говорит о «спонтанности мышления». Рассудок, благодаря продуктивному воображению, сам спонтанно, то есть стихийно, помимо сознательного контроля, создает свои понятия. Продуктивное воображение — это рабочий инструмент синтеза чувственности и рассудка. Такова одна из центральных идей «Критики чистого разума». Деятельное начало в интеллекте, которое Кант называл продуктивным воображением представляет собой разновидность интуиции. Помимо образования понятий, интуиция нужна еще в одном важном деле — в их использовании. Ученый должен не только располагать набором общих правил, законов, принципов, но и уметь применять их в конкретных, единичных обстоятельств. Кант называет это интуитивное уменье способностью суждения [11]. Таким образом, интуиция сопровождает познание при его движении в любом направлении: когда возникают абстракции, и когда эти абстракции применяются в конкретных ситуациях. В первом случае действует продуктивное воображение, во втором — способность суждения. Без них функционирование рассудка невозможно. Философом описаны также другие виды интуиции, в ее современном понимании, — в работе речь идет о художественной и нравственной интуиции. Кроме рассудка и интуитивной способности суждения, Кант называет еще одну сферу интеллектуальной деятельности, высшую ее форму — разум. В широком смысле слова разум для философа равнозначен всему логическому мышлению. Разум — высшая контрольная и направляющая инстанция, и, в отличие от рассудка, который является сферой науки, — это сфера философии и диалектики. Диалектика по Канту — логика видимости. Дело в том, что разум обладает способностью создавать иллюзии, принимать кажущееся за действительное. Задача критики — внести ясность. Трудности разума связаны с тем, что он имеет дело не с научными понятиями (сфера рассудка), а с идеями. Идея — это такое понятие, которому в созерцании не может быть дан адекватный предмет. Разум непосредственно направлен не на опыт, а на рассудок, подготавливая ему поле для деятельности. Разум вырабатывает основные положения, общие принципы, которые рассудок и способность суждения применяют к частным случаям. Он выполняет управляющую функцию в познании, он направляет рассудок к определенной цели, ставит перед ним задачи. (Функция рассудка конститутивна, то есть конструктивна, он создает понятия). Разум очищает и систематизирует знание. Именно благодаря ему теории переходят в практику, идеи регулируют не только наше познание, но и наше поведение. В теоретической сфере велика роль идей. Разум доводит рассудочный категориальный синтез до предела, создавая максимально широкие обобщения, выходящие за границы опыта. Теоретические идеи, по Канту, образуют систему, выведенную из трех возможных вариантов отношения к реальности: во — первых, отношение к субъекту, во — вторых, — к объекту, в — третьих, — к тому и другому вместе, то есть ко всем вещам. Отсюда возникают три класса идей: о душе, о мире, о боге. Кант считает, что как раз в области идей разум нуждается в самой основательной проверке и самокритике.

Таковы основные идеи «Критики чистого разума». Кант фактически не ответил на вопрос, заданный в начале «Критики… «, — как возможна метафизика в качестве науки? [9] Своей трансцендентальной диалектикой он разрушил все догматические построения в этой сфере, но дальше декларирования необходимости новой научной философии пока не пошел.

«Пролегомены», вышедшие весной 1783 года, явились переложением «Критики…». Акцент в них был перемещен на проблему метафизики [1,16].

9. Кант и философия истории

В середине 80-х годов XVIII века Кант особое внимание уделяет размышлениям над философией истории [15,18]. В ноябре 1784 года вышла его статья «Идея всеобщей истории во всемирно — гражданском плане». Статья открывается констатацией обстоятельства, которое в XVIII веке стало более или менее общим достоянием, — действия законов в жизни общества. Затем, Кант высказывает мысль о несовпадении личных целей и общественных результатов человеческой деятельности. Предполагать у отдельного человека наличие разумной цели не приходится; скорее глупость, ребяческое тщеславие, злоба и страсть к разрушению выступают как мотивы поведения, но если отвлечься от них, то в общем ходе истории можно увидеть некую общую для всего человечества разумную цель. Причиной законосообразного порядка в человечестве, по Канту, служит антагонизм между людьми, их склонность вступать в общество, оказывая одновременно этому обществу сопротивление, которое угрожает распадом [11]. В обстановке единодушия, умеренности и взаимной любви людские таланты не могли бы себя проявить. Кант оптимист, и считает, что путь раздора в конечном итоге ведет к достижению всеобщего правового гражданского общества, членам которого предоставлена величайшая свобода, совместимая, однако, с полной свободой других. Антагонизм в этом обществе будет продолжать существовать, но его ограничат законы. Только в таких условиях возможно наиболее полное развитие потенций, заложенных в человеческой природе. Мысли, развивающие эту идею можно обнаружить в некоторых более поздних работах, например, в статье «Предполагаемое начало человеческой истории» (1786).

10. Взгляды философа на этику

Первое систематическое изложение этики Кант предпринял в книге «Основы метафизики нравов», которая увидела свет в 1785 году [9,11,18]. Философ стремился показать единство практического и теоретического разума (т.е. нравственности и науки). В 1785 году он считал, что он не в состоянии решить подобную задачу. Как только она оказалась ему по плечу, он написал «Критику практического разума». Книга вышла в свет в 1788 году. Содержание этих двух этических работ частично повторяет, частично дополняет друг друга. В них изложены лишь начала кантовского учения о нравственности. Только в преклонном возрасте философу удалось создать труд, где его этика предстала в завершенном виде, это — «Метафизика нравов». Новое слово, сказанное Кантом о поведении человека, — автономия нравственности [13]. Предшествовавшие теории были гетерономны, т. е. выводили мораль из внешних по отношению к ней принципов. Одни моралисты видели корень нравственных принципов в некоем принудительном предписании — воле бога, установлениях общества, требованиях врожденного чувства [18]. Другие настаивали на том, что представления о добре и зле суть производные от целей, которых добивается человек, и последствий, которые вытекают из его поведения, от его стремления к счастью, наслаждению, пользе [10,18]. Кант утверждает принципиальную самостоятельность и самоценность нравственных принципов. Добро есть добро, даже если никто не добр. Критерии здесь абсолютны и очевидны. Философский анализ нравственных понятий говорит о том, что они не выводятся из опыта, они априорно заложены в разуме человека. Исходное понятие этики Канта — автономная добрая воля. Она не пассивна, от ее носителя мыслитель требует действия, поступка. Моральный поступок выглядит как результат некоего внутреннего императива (повеления), порой идущего вразрез с аморальной практикой окружающей действительности. В связи с этим философ подчеркивает первенство практического разума по сравнению с теоретическим. Главное — поведение, а знание вторично. Поэтому для того, чтобы распознать добро и зло, не нужно специального образования, достаточно интуиции («способности суждения»). Здесь Кант расходится с «первооткрывателем» морали Сократом, для которого добро совпадает со знанием и отсутствие знания является единственным источником всякого морального несовершенства. Таким образом автор «Критики» и «Основ» выходит за пределы просветительского рационализма. Природа человека по Канту — его свобода [11]. Свобода с точки зрения этики не произвол, не просто логическая конструкция, при которой из данной причины могут на равных правах проистекать различные действия. Нравственная свобода личности состоит в осознании и выполнении долга перед самим собой и другими людьми. «Свободная воля и воля, подчиненная нравственным законам, — это одно и тоже». Свобода человека возможна постольку, поскольку он — дитя двух миров. Принадлежность к чувственно воспринимаемому миру делает человека игрушкой внешней причинности, здесь он подчинен посторонним силам — законам природы и установлениям общества. Но как член ноуменального мира «вещей самих по себе» он наделен свободой. Эти два мира не антимиры, они взаимодействуют друг с другом. Интеллигибельный мир содержит основание чувственно воспринимаемого мира, а ноуменальный характер человека лежит в основе его феноменального характера. Раздвоенность человека устраняется механизмом совести. Нельзя все правильно понимать, но неправильно поступать. Определи сам себя, проникнись сознанием морального долга, следуй ему всегда и везде, сам отвечай за свои поступки — такова квинтэссенция кантовской этики, строгой и бескомпромиссной. Существенное место в философской системе Канта занимает его философия религии, которая примыкает непосредственно к этике [1,3,10,18]. Философ выдвигает тезис: мораль не возникает из божественных установлений, и антитезис: мораль неизбежно ведет к религии. Человеческих способностей недостаточно для того, чтобы привести в соответствие право людей на счастье с их обязанностями, поэтому необходимо признать всемогущее моральное существо как владыку мира. Обоснованию антитезиса посвящен трактат «Религия в пределах только разума» [11]. Кант присматривается к прошлому, ищет социально — психологические корни веры в бога и видит в человеке и человечестве в целом борьбу двух начал — добра и зла. Философ начинает с размышлений о нравственной природе человека. Человек, утверждает он, по природе зол. В нем заключена неизбывная склонность творить зло, которая выглядит как приобретенная, будучи, однако, изначально ему присущей. Вместе с тем, человек обладает и первоначальными задатками добра [11,14]. Моральное воспитание в том и состоит, чтобы восстановить в правах добрые задатки, чтобы они одержали победу в борьбе с человеческой склонностью к злому. Такая победа возможна только как революция в образе мыслей и чувств самого человека и требует для этой цели наличия общественной потребности в добре. Переживание вины (своей собственной или чужой, к который ты лишь сопричастен) — основа морали. В учении о религии четко проявился историзм кантовского мышления. Кант видит изначальное, по сути дела безрелигиозное состояние людей, затем первый, еще не совершенный тип религии, который называется «богослужебным». Третий этап — вера разума. Богослужебная религия рассчитана на снискание благосклонности верховного существа, которое можно умилостивить путем почитания, сакральными жертвами, соблюдением предписаний и обрядов. Человек льстит себя мыслью, что бог может сделать его счастливым без того, чтобы самому стать лучше. Религия разума — это чистая вера в добро, в собственные моральные потенции без примеси какого бы то ни было расчета, без переложения ответственности на высшие силы. Это религия доброго образа жизни, которая обязывает к внутреннему совершенствованию. Бог — это моральный закон, как бы существующий объективно, это — любовь, — так говорится на страницах «Метафизики нравов», наиболее поздней этической работы автора. Христианство автор приемлет как нравственный принцип, как программу человеколюбия. Совершенствуя эту программу, он пытается обосновать ее теоретически.

11. Новый перелом в философских воззрениях Канта конце 80-х годов XVIII века

В конце 80-х годов XVIII века в философских воззрениях Канта происходит новый перелом [1,4]. Оставаясь в целом на позициях критицизма он уточняет (а порой решительно меняет) свои воззрения на ряд существенных для него проблем. В первую очередь это затрагивает проблему метафизики. В «Критике чистого разума» вопрос остался открытым. С одной стороны, философ убедительно показал, что метафизика как теоретическая дисциплина невозможна. С другой — он декларировал программу создания новой метафизики как науки о сверхчувственных вещах — боге и бессмертии души. Кант настаивает на том, что за пределами чувственного опыта не может быть никакого теоретического познания. Чтобы придать понятию объективность необходимо подвести под него какое-либо созерцание. Поэтому теоретически мы ничего не можем узнать ни о боге, ни о свободе, ни о душе, отделенной от тела. «Практически мы сами создали себе эти предметы», мы верим в них и ведем себя соответствующим образом. Метафизика сверхчувственного возможна только с «практически — догматической» точки зрения. А метафизику природы Кант представляет себе лишь как разработку понятийного аппарата естественных наук. Метафизика есть критика, поправка к здравому смыслу, и ничего более, — можно прочитать в черновиках.

Перейдя на позиции критической философии, Кант не забывал о естествознании [2,7]. Он продолжал читать курсы физической географии и теоретической физики. Сохранял интерес к астрономии и «небесной механике» и написал две статьи на эту тему: «О вулканах и луне» и «Нечто о влиянии Луны на погоду». За два года до того, как заговорили о берлинском конкурсе, он выпустил работу «Метафизические начала естествознания». Если в «Критике чистого разума», набрасывая структуру своей будущей философии природы, Кант разделил ее на рациональную физику и рациональную психологию, то теперь природу души он не считает объектом научного познания. Душа не экстенсивная величина, а описание душевных явлений — не естествознание, которое имеет дело только с телами. Философ принимал посильное участие в практической реализации научных открытий. Так, например, с именем Канта связано сооружение в Кенигсберге первого громоотвода (на здании Габербергской церкви). Однако главные интересы мыслителя по — прежнему лежали в собственно философской сфере [14,16]. Когда для него выяснилась несостоятельность попытки заново построить разрушенное им здание умозрительной метафизики, он стал искать новые пути создания философской системы, так как в философии он ценил прежде всего систематичность [6]. Общие контуры учения сложились у него давно, но системы пока еще не было. Конечно обе первые «Критики…» связаны определенным образом, в них развита одна и та же концепция, но достигнутое единство между теоретическим и практическим разумом представлялось ему недостаточным. Не хватало какого — тот важного опосредующего звена. Система философии возникла у Канта лишь после того, как он обнаружил между природой и свободой своеобразный «третий мир» — мир красоты [8]. Когда он создавал «Критику чистого разума», он считал, что эстетические проблемы невозможно осмыслить с общезначимых позиций. Принципы красоты носят эмпирический характер и, следовательно, не могут служить для установления всеобщих законов. Термином «Эстетика» он обозначал тогда учение о чувственности, об идеальном пространстве и времени. В 1787 году философская система мыслителя обретает более четкие контуры [15]. Он видит ее состоящей из трех частей в соответствии с тремя способностями человеческой психики: познавательной, оценочной («чувство удовольствия») и волевой («способность желания»). В «Критике чистого разума» и «Критике практического разума» изложены первая и третья составные части философской системы — теоретическая и практическая. Вторую, центральную, Кант пока называет теологией — учением о целесообразности. Затем термин «теология» уступит свое место эстетике — учению о красоте. Предшественники философа — англичане Шефтсбери и Хатчесон подчеркнули специфичность эстетического, его несводимость ни к знанию, ни к морали [8]. Кант отстаивает этот тезис [11]. Но рядом выдвигает антитезис: именно эстетическое есть средний челн между истиной и добром, именно здесь сливаются воедино теория и практика. Поэтому у эстетического две ипостаси: с одной стороны оно обращено преимущественно к знанию (это прекрасное), с другой — преимущественно к морали (это — возвышенное). Кантовский анализ основных этических категорий ограничивается рассмотрением указанных двух категорий, т.к. философа интересует не эстетика как таковая, а ее опосредующая роль, и категорий прекрасного и возвышенного ему вполне достаточно для решения поставленной задачи. Одна из важнейших заслуг Канта — эстетика в том, что он открыл опосредованный характер восприятия прекрасного [1,17,18]. До него считалось, что красота дается человеку непосредственно при помощи чувств. Достаточно быть чутким к красоте и обладать эстетическим чувством. Между тем, само «эстетическое чувство» — сложная интеллектуальная способность. Чтобы насладиться красотой предмета, надо уметь оценить его достоинства, и чем сложнее предмет, тем специфичнее его эстетическая оценка. Сопоставляя возвышенное с прекрасным, Кант отмечает, что последнее всегда связано с четкой формой, первое же без труда можно обнаружить и в бесформенном предмете [11]. Удовольствие от возвышенного носит косвенный характер; прекрасное привлекает, а возвышенное и привлекает и отталкивает. Основание для прекрасного «мы должны искать вне нас, для возвышенного — только в нас и в образе мыслей». Таким образом, Кант расчленил эстетическое на две части — прекрасное и возвышенное, он показал связь между каждой из этих частей с сопредельными способностями психики [11,17,18]. В заключение он снова говорит об эстетическом суждении как о целом. Он делает вывод, что эстетическая способность суждения в целом связана с разумом — законодателем нравственности. Что касается связи эстетической способности с разумом — законодателем знания, то, отвергая ее в непосредственном виде, философ утверждает ее косвенным путем. С его точки зрения, эстетическая идея «оживляет» познавательные способности [11]. Кант находит следующую формулу синтеза: «В применении к познанию воображение подчинено рассудку и ограничено необходимостью соответствовать понятиям, а в эстетическом отношении, наоборот, оно свободно давать помимо указанной согласованности с понятием… богатый содержанием, хотя и неразвитый материал для рассудка». Таким образом, сфера духовной деятельности человека обрисована, ограждена в своей специфичности. Истина, добро и красота поняты в их своеобразии и сведены воедино. Единство истины, добра и красоты находит дополнительное обоснование в учении об искусстве. В эстетике Канта, развернутой в сторону общефилософских проблем, искусству отведено сравнительно небольшое, хотя и достаточно важное место [6]. Все отмеченные выше особенности эстетического проявляют себя здесь в полной мере. Искусство, по Канту, — это не природа, не наука, не ремесло [6,11]. Искусство может быть механическим и эстетическим. Последнее, в свою очередь, делится на приятное и изящное [6,18]. Приятные искусства предназначены для наслаждения, развлечения и времяпрепровождения. Изящные искусства содействуют «культуре способности души», они дают особое «удовольствие рефлексии», приближая сферу эстетического сфере познания. Однако, кантовская дихотомия искусства на этом не ограничивается. Философ одним из первых в истории эстетики дает классификацию изящных искусств [2,3,4]. Основанием деления служит способ выражения эстетических идей, то есть красоты. Различные виды искусства — различные виды красоты [9]. Может быть красота мысли и красота созерцания. Во втором случае материалом художника служит либо созерцание, либо форма. В результате Кант обнаруживает три вида изящных искусств — словесное, изобразительное и искусство игры ощущений [9,18]. В свою очередь, словесные искусства — это красноречие и поэзия. Изобразительные искусства включают в себя искусство чувственной истины (пластика) и искусство чувственной видимости (живопись). К пластике философ относит ваяние и зодчество (в том числе прикладное искусство). Третья часть — искусство игры ощущений опирается на слух и зрение. Это игра звуков и игра красок. Поэзию Кант считает высшей формой художественного творчества. Значение поэзии, в том, что она совершенствует интеллектуальные и моральные потенции человека; играя мыслями, она выходит за пределы понятийных средств выражения и тренирует тем самым ум, она возвышает, показывая, что человек не только часть природы, но созидатель мира свободы. Однако, не следует забывать, что философ не ставит знака равенства между искусством и познанием [2,9]. В схеме перечислены так называемые «основные виды» искусств. Однако, философ отмечает, что сочетание основных видов искусства порождает другие виды художественного творчества (красноречие в сочетании с живописью — драму, поэзия в сочетании с музыкой — пение, пение в сочетании с музыкой — оперу и т. д.). Для суждения о произведении искусства нужен вкус, для его создания требуется гений. Способности души, сочетание которых образует гений, — воображение и рассудок. Четыре признака характеризуют «гений»: [9,11]

это способность создавать то, для чего не может быть

дано никакого правила;

созданное произведение должно быть образцовым;

автор не может объяснить другим, как возникает его

произведение;

«сфера» гения — не наука, а искусство.

Кант пришел к постановке эстетических проблем, отправляясь не от размышлений над природой искусства, а от стремления довести до полноты свою философскую систему. Таким образом, сам философ видит в эстетике «пропедевтику всякой философии». Это значит, что систематическое изучение философии следует начинать с теории красоты, тогда полнее раскроется добро и истина.

12. Конец творческого пути

«Антропология» (1798) — последняя работа, изданная самим автором. Здесь как бы подводится итог размышлениям о человеке и вообще всем философским размышлениям. Это завершение пути, и одновременно начало — начинать изучение философии Канта целесообразно именно с «Антропологии». Структура этого произведения совпадает с общей системой кантовской философии. Главная часть книги распадается на три раздела в соответствии с темя способностями души: познанием, чувством удовольствия и способностью желания. Именно эти три особенности определили в свое время содержание трех «Критик…». В «Антропологии» идеи критической философии непосредственно соотнесены с миром человека, его переживаниями, устремлениями, убеждениями. Полученный результат схематически выглядел следующим образом:

Способности души

Познавательные способности

Априорные принципы

Применение их к

Познавательная способность

Рассудок

Закономерность

Природе

Чувство удовольствия и неудовольствия

Способность суждения

Целесообразность

Искусству

Способность желания

Разум

Конечная цель

Свободе

На схеме философская система Канта представлена в ее окончательном виде. Способности суждения отведено промежуточное место между рассудком и разумом, и сам мыслитель недвусмысленно говорит о критике способности суждения как средстве, «связующем обе части философии в одно целое». Кант пришел к своеобразному преодолению дуализма науки и нравственности путем апелляции к художественным потенциям человека. Формула философской системы Канта — истина, добро и красота, взятые в их единстве, замкнутые на человеке, его культурном творчестве, которое направляет художественная интуиция [9,17,18].

Заключение

Жизнь Канта — это прежде всего написанные им книги, самые волнующие события в ней — мысли. У Канта нет иной биографии кроме истории его учения. Все знавшие его говорили, что это был общительный, отзывчивый человек. Ему приходилось много работать, он любил свой труд, но знал не только его. Он умел развлекаться, отдыхать, сочетая глубокомысленную ученость со светским лоском. Кант вовсе не был затворником, отшельником, человеком не от мира сего. По природе он был общителен, по воспитанию и образу жизни — галантен. Однако, он не искал славы, не добивался власти, не знал любовных треволнений. Размеренное и однообразное течение внешней жизни философа объясняется тем, что у него рано возник всепоглощающий жизненный интерес — философия, и этому интересу он сумел подчинить все свое существование. Жить для него значило работать, в труде он находил главную радость. С детства будущий философ отличался хилым здоровьем, ему предрекали короткую непродуктивную жизнь. Он прожил долгие, изобильные творчеством годы. Этого он добился силой своей воли. Он разработал строгую систему гигиенических правил, которых неукоснительно придерживался, и добился поразительных результатов. Он умер со спокойной совестью, с сознанием исполненного долга.

В истории философии есть множество примеров несовпадения проповеди и поведения. Однако, Кант — моралист и Кант — человек — одно и тоже. Конечно, он не всегда и не во всем руководствовался прописями категорического императива. Но в общем и целом его поведение соответствовало тому идеалу внутренне свободной личности, который он набросал в своих произведениях. Была цель жизни, был осознанный долг, была способность управлять своими желаниями и страстями. Природа наделяет человека темпераментом, характер он вырабатывает сам. Иммануил Кант сделал самого себя и в этом отношении он уникален.

Положительная ценность философии Канта в том, что он впервые в истории немецкого идеализма восстановил диалектику, разработал сам некоторые ее вопросы и своими работами сообщил сильный толчок к ее дальнейшему развитию.

Многие мыслители обращали внимание на философию Канта как с точки зрения ее ценности, так и с критическими замечаниями. Маркс, Энгельс и Ленин дали глубокий анализ социально-классовой основы философской системы Канта. Вся концепция Канта направлена на человека, его связь с природой, изучение человеческих возможностей и справедливо отметил Фридрих Шиллер: «О смертном человеке пока еще никто не сказал более высоких слов, чем Кант, что и составляет содержание всей его философии — „определи себя сам“. Эта великая идея самоопределения светит нам, отражаясь в тех явлениях природы, которые мы называем красотой».

Список литературы

Абрамян Л. А. Главный труд Канта: к 200-летию выхода в свет «Критики чистого разума» — Ереван, Айастан, 1981.

Асмус В. Ф. Иммануил Кант. М., 1973.

Асмус В. Ф. Проблема целесообразности в учении Канта в органической природе и в эстетике. Вступит. статья к соч. И. Канта в шести томах, т. 5.

Асмус В.Ф., Избранные философские труды, М., Моск. ун-т, 1971.

Баскин Ю. Я. Кант. — М., Юрид. лит., 1984.

Бахтомин Н. К. Теория научного знания Иммануила Канта: Опыт совр. прочтения «Критики чистого разума». М., Наука, 1986.

Гринишин Д.М., Корнилов С. В. Иммануил Кант: ученый, философ, гуманист. — Л., Ленингр. ун-та, 1984.

Гулыга А. В. Кант. 2-е изд. — М., Мол. гвардия, 1981, («Жизнь замечательных людей»).

Каган М. С. Лекции по истории эстетики, Л., 1978.

Калинников Л. А. Проблемы философии истории в системе Канта, Л., Ленингр. ун-т, 1978.

Кант И. Сочинения в шести томах, т. 5. Кант И. Сочинения в шести томах. М., 1963 — 1966.

«Критика чистого разума» Канта и современность, Б. А. Штейнберг, Т. И. Ойзерман, М. Бур и др., А Н Латв. ССР, Ин-т философии и права. — Рига, Зинатне, 1984.

Кант И. «Критика способности суждения», М., Мысль, 1966.

Кант И. Трактаты и письма (Вступит. ст. А.В. Гулыги) — М., Наука, 1980.

Нарский И. С. Кант. «Мыслители прошлого», М., Мысль, 1976.

Философия Канта и современный идеализм, И. С. Андреева, И. И. Ремезова, Л. А. Боброва и др., Отв. ред. И. С. Андреева, Б. Т. Григорьян, АН СССР, ИНИОН, М., Наука, 1987.

Философия Канта: Современ. исслед. и дискусс.: к 200-летию «Критики чистого разума» /Ин-т философии АН СССР, М., 1983.

Философский словарь, М., Политическая литература, 1975.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой