Артикуляционная база немецкого языка

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1 Звуки в потоке речи

2 Система немецких согласных

3 Артикуляция немецких согласных

3.1 Щелевые согласные

3.2 Смычновзрывные согласные

3.3 Смычнощелевые согласные

3.4 Смычнопроходные согласные

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Фонетика (греч. phonetikos — звуковой, от phone — звук), раздел языкознания, изучающий звуковую сторону языка. В отличие от др. лингвистических дисциплин, Фонетика исследует не только языковую функцию, но и материальную сторону своего объекта: работу произносительного аппарата, а также акустическую характеристику звуковых явлений. Поэтому Фонетика связана также с нелингвистическими дисциплинами: с анатомией и физиологией речеобразования и восприятия речи, с одной стороны, и с акустикой речи — с другой. Как и языкознание вообще, фонетика связана с психологией, поскольку речевая деятельность является частью психической деятельности человека.

В отличие от нелингвистических дисциплин, фонетика рассматривает звуковые явления как элементы языковой системы, служащие для воплощения слов и предложений в материальную звуковую форму, без чего общение невозможно. Вне этой функции звуковая сторона языка не может быть понята; даже отдельный звук речи выделяется из звуковой цепи лишь как представитель фонемы, т. е. благодаря его связям со смысловыми единицами языка.

В соответствии с тем, что звуковую сторону языка можно рассматривать в акустико-артикуляторном и функционально-языковом аспектах, в фонетике различают собственно фонетику и фонологию.

Различают общую и частную фонетику, или фонетика отдельных языков. Общая фонетика изучает общие условия звукообразования, исходя из возможностей произносительного аппарата человека (например, различаются губные, переднеязычные, заднеязычные согласные, если имеется в виду произносительный орган, определяющий основные черты согласного, или смычные, щелевые, если имеется в виду способ образования преграды для проходящей из лёгких струи воздуха, необходимой для образования согласного), а также анализирует акустические характеристики звуковых единиц, например наличие или отсутствие голоса при произнесении разных типов согласных. Строятся универсальные классификации звуков (гласных и согласных), которые основаны отчасти на артикуляционных, отчасти на акустических признаках. Общая Фонетика изучает также закономерности сочетания звуков, влияния характеристик одного из соседних звуков на другие (разного вида аккомодация или ассимиляция), коартикуляцию; природу слога, законы сочетания звуков в слоги и факторы, обусловливающие слогоделение; фонетическую организацию слова, в частности ударение. Она изучает средства, которые используются для интонации; высоту основного тона голоса, силу (интенсивность), длительность отдельных частей предложения, паузы.

В частной фонетике все указанные проблемы рассматриваются применительно к данному языку и сквозь призму функций, которые то или иное фонетическое явление или единица выполняют. Частная фонетика может быть описательной, или синхронной, и исторической, или диахронической, изучающей эволюцию звукового строя языка. Фонетические и фонологические аспекты представляют в частной фонетике единое целое, т.к. все звуковые единицы выделяются опосредованно через смысловые единицы, существующие в языке.

В фонетике широко применяются экспериментальные методы; поскольку при этом используются специальные приборы, эти методы называются также инструментальными. К ним относятся: палатография, при помощи которой устанавливаются места соприкосновения языка с нёбом при звукообразовании, рентгенография, позволяющая видеть положение органов речи и их движение (при кинорентгене), осциллография, позволяющая анализировать длительность, высоту и интенсивность звука, и спектрография, дающая общую акустическую картину звука. В Фонетика применяется метод изучения восприятия тех или иных звуковых явлений носителями языка, что особенно важно для фонологического истолкования этих явлений.

Фонетика имеет прикладное значение для рационализации письма (графики и орфографии), обучения правильному произношению, особенно на неродном языке, для исправления недостатков речи (логопедия и сурдопедагогика). Данные фонетика используются для повышения эффективности средств связи.

Начало изучения механизма образования звуков речи относится к 17 в.; оно было вызвано потребностями обучения глухонемых (работы Х. П. Бонета, Дж. Уиллиса, И.К. Аммана). В конце 18 в. русским учёным Х. Краценштейном было положено начало акустической теории гласных, которая была развита в сер. 19 в. Г. Гельмгольцем. К середине 19 в. исследования анатомии и физиологии звукообразования были обобщены в трудах Э. Брюкке. В работе нем. учёного Э. Зиверса «Grundzьge der Lautphysiologie», 1876 (2 изд. — «Grundzьge der Phonetik», 1881) впервые рассматривалось учение о звуках речи с лингвистической точки зрения. Важную роль в развитии Фонетика сыграли книги Г. Суита, Й. Есперсена, М. Граммона и др.

В России большую роль в развитии общей фонетики сыграли труды И. А. Бодуэна де Куртенэ, а также его учеников В. А. Богородицкого и Л. В. Щербы. Большое значение имели работы А. И. Томсона («Общее языковедение», 1906). В сов. языкознании разрабатываются проблемы общей и практической фонетики (работы Р. И. Аванесова, Л. Р. Зиндера, М. И. Матусевич, А. А. Реформатского и др).

1. Звуки в потоке речи

Говоря о звуковых средства языка, в частности о звуках, обычно имеют в виду не только самые звуки, но и способы их образования, т. е. не только акустическую, но и артикуляционную сторону.

Никто не станет отрицать того, что звуковая сторона является неотъемлемым свойством всех существующих живых языков. Тем не менее, некоторые языковеды считают ее несущественным свойством языка. Они полагают, что язык мог бы существовать в какой-либо другой форме, и опираются при этом на взгляды Ф. де Соссюра, который, соглашаясь с американским лингвистом Уитнеем, писал: «…язык -- условность, и природа условного знака безразлична. Вопрос о голосовом аппарате, следовательно, вопрос второстепенный в проблеме языка». Лингвисты, придерживающиеся такой точки зрения, по существу, не видят различия между языком как знаковой системой и другими знаковыми системами, как, скажем, системой дорожных знаков, азбукой Морзе и т. п. Для общей теории знаков, семиотики, материальная природа плана выражения знака, действительно, никакого значения не имеет. Однако для понимания каждой конкретной системы важно не столько то, что объединяет ее с другими системами, сколько то, что отличает ее от них, что характеризует именно ее. В таком случае для языка существенным и необходимым признаком будет звуковая природа его плана выражения. Можно сказать, что человеческий организм не располагает ничем другим, что могло бы идти в сравнение с его способностью к звукообразованию.

Часто, рассуждая о возможной замене звука другим видом материи, говорят о цвете. Само собой, очевидно, что «цветовой язык» совершенно нереален, так как производить цвета человеческий организм не может. Реально общение возможно только через осязание, через жест и зрение, через звук и слух. В первом случае требуется непосредственная близость общающихся индивидуумов, причем число собеседников практически сводится к двум. Жест и зрение как средство общения не имеет указанных недостатков; поэтому языки жестов и существуют, например, в некоторых индейских племенах. Однако и язык жестов по своей природе имеет ограниченные возможности, так как собеседники обязательно должны видеть друг друга; таким языком невозможно пользоваться при разговоре в темноте или по телефону. Неудивительно поэтому, что он крайне редко встречается среди людей, обладающих нормальным слухом. Только для глухонемых он приобретает первостепенное значение.

Наиболее совершенным из доступных человеку средств коммуникации, свободным от указанных недостатков, является акустический сигнал, который использовался животными еще до появления на земле человека. Звуковой язык, следовательно, был предопределен природой человека. Не случайно нет на земле такого человеческого коллектива, который обладал бы не звуковым языком; мы можем сказать, что звуковая природа плана выражения языка является его неотъемлемым признаком.

Язык -- это средство общения между людьми, средство передачи мысли от одного человека к другому. По своему устройству язык, как уже говорилось, это система знаков, характеризующихся планом содержания и планом выражения. В первом воплощена передаваемая мысль, эмоция и т. п., а второй служит формой ее существования. Звуковая сторона целиком относится к плану выражения; она необходима для того, чтобы сообщение было передано одним человеком и воспринято другими.

Говоря словами Вандриеса, «языковеды различают в языке три элемента: звуки, грамматику и словарь». Такое представление, давно существующее в лингвистике, кроется и в современном учении о трех «уровнях» или «ярусах» языка -- фонетическом, грамматическом и лексическом. Если и признать иерархичность в этой системе уровней, то надо при этом иметь в виду, что она скрывает противопоставленность звуковой стороны, как материальной, грамматическому строю и лексике, как идеальной стороне языка.

Как форма и содержание, план выражения и план содержания составляют неразрывное единство. Язык ничто, если он не содержит мысли, но его и нет до тех нор, пока он не воплощен в материальную форму, Вместе с тем звуковая сторона языка в известном смысле обособляется от содержательной стороны языка. Диалектический материализм, подчеркивая примат содержания, признает за формой силу, которая может оказывать на него известное влияние.

Обособлению звуковой стороны способствует то обстоятельство, что тот или иной звук речи (точнее говоря -- фонема) не ограничен в своем употреблении только каким-нибудь одним словом. Фонемы, имеющиеся в данном слове, встречаются и во множестве других слов. Десятки тысяч слов, образующих словарный состав данного языка, представляют собой в звуковом отношении всевозможные комбинации всего только нескольких десятков фонем. Благодаря этому они абстрагируются, отвлекаются от конкретных слов, в которых они встречаются.

2. Система немецких согласных

Если сравнить систему немецких и русских согласных со стороны количества, то в отличие от системы гласных преимущество останется на стороне русского языка.

Подобно тому, как немецкие гласные выступают попарно как долгий узкий и краткий широкий, так почти все русские согласные могут быть попарно противопоставлены по твердости и мягкости.

Русская система согласных насчитывает 34 согласные фонемы: [п п', б б', м м', a a', в в', т т', д д', с с', з з', л л', н н', р р', ч, к, г, х, ц, ш ш, ж, й]. 12 пар согласных различаются по твердости/мягкости, образуя 24 самостоятельные фонемы, например:

Лес [л'эс] - лезь[л'эс']

Мот [мот] - мед[м'от]

Граб [грап] - грабь[грап']

Кол [кол] - коль[кол']

Жар [жар] - жарь[жар']

Прав [праф] - правь[праф']

Остальные 10 согласных фонем не имеют парных соответствий по твердости/мягкости: у [к г х ш ж ц] нет соответствующих мягких фонем, и смягченное произнесение [к' г' х'] всегда позиционно обусловлено; у [ш: ж: ч] нет соответствующих твердых фонем.

Итак, количественное различие немецких и русских согласных фонем объясняется отсутствием в немецком языке различия по твердости/мягкости. На этот факт надо с самого начала обращать самое серьезное внимание, так как средняя спинка языка, которая может активно участвовать в артикуляции почти всех русских согласных и, следовательно, «привыкла» быть подвижной, при немецких согласных (за исключением [з] и [j]), должна быть пассивной и находиться в нейтральном плоском положении.

Немецкая система согласных насчитывает 24 фонемы [p b t d k g f v s z? ? з j x h m n l r ?, pf ts t?]; все они противопоставляются друг другу в одинаковых произносительных условиях, например:

Reiben [b] - тереть

Reichen [з] - подавать, хватать

Reifen [f] - зреть

(der) Reigen [g] - хоровод

Reimen [m] - рифмовать

Reisen [z] - путешествовать

Reiten [t] - ехать верхом

Reizen [ts] - дразнить, раздражать и т. п.

В большом количестве слов, принятых немецким языком из французского и прочно вошедших в немецкий словарь, встречается согласный [?].

В таких общеупотребительных словах, как Garage, Regisseur [ga'ra: ?? re? i `sш: r] эта фонема стала для немцев привычной, хотя в исконно немецких словах она и не встречается. Поэтому фонему [?] можно включить в фонемный состав немецкой звуковой системы.

Переднеязычная фонема [r] имеет второй язычковй вариант [R], допускаеиый в настоящее время произносительной нормой.

Под вопросом остаются два звука — [з] и [х]; первый из них встречается после гласных переднего ряда, переднеязычных сонантов l, n, r, и в суффиксу -chen, а также в начале слова и слога; второй — только после гласных заднего ряда. Встает вопрос, можно ли их в таком случае считать самостоятельными фонемами. Этот вопрос окончательно не решен.

Так же как и русские согласные, часть немецких согласных противопоставляются друг другу по глухости и звонкости. Например:

Teer — der

Fegen — wegen

Poren — bohren

Weisse — weise

Laken — lagen

Koennen — goennen

Произносительная норма требует строгого соблюдения этого различия, хотя южные диалекты различают подобные пары согласных по другому признаку.

Все фонемы немецкой звуковой системы можно с той или иной степенью приближения сравнить с русскими фонемами, за исключением трех — [pf], [h] и [?].

3. Артикуляция немецких согласных

Поскольку различение гласных и согласных, несмотря на то, что оно в разных языках функционирует по-разному, является универсальным, присущим всем языкам, постольку оно должно быть обусловлено акустико-физиологической природой плана выражения языка. Общая фонетика издавна стремится найти для этого различения акустические или физиологические основания.

Когда характеризуют различие между гласными и согласными с физиологической точки зрения, то чаще всего говорят о наличии или отсутствии в надставной трубе преграды для выходящей из легких струи воздуха. Первый признак свойствен образованию согласных, второй -- гласных.

Встречается в фонетической литературе и несколько иная формулировка того же физиологического критерия различения гласных и согласных. Такую формулировку мы находим у одного из виднейших русских фонетиков В. А. Богородицкого, по мнению которого гласные образуются благодаря раскрывательным движениям произносительных органов (в первую очередь нижней челюсти), а согласные -- благодаря закрывательным. Он предлагал даже, между прочим, заменить термины «гласные» и «согласные» терминами «ртораскрыватели» и ртосмыкатели". В подтверждение своей точки зрения В. А. Богородицкий ссылался на следующий эксперимент: «Для выяснения различий между гласными и согласными в отношении звукоартикуляции я уже указывал на важность опытов над усилением произношения тех и других звуков; ср., например ад; по мере усилий звука, а увеличивается открытость, а с усилением д увеличивается суженность (как в действии нижней челюсти, так равно и органом произношения)». Если провести аналогичный опыт с гласными то окажется, что для усиления последнего вовсе не требуется раскрывать нижнюю челюсть. Необходимость раскрывать рот при усилении гласного «а» есть свойство именно этого гласного, а не всех гласных. Следовательно, обобщенный вывод, который делает В. А. Богородицкий, неправомерен. Да, в приведенных точках зрения имеется доля истины, при образовании шума согласного необходимо создать преграду для струи воздуха, с этой целью приходится делать закрывательные движения произносительных органов. Но наличие препятствия, то или иное положение органов само по себе еще не делает характера звука. Можно очень высоко поднять язык, создавая, таким образом очень узкую щель, а вместе с тем произнести не согласный, а гласный (например, И), если выдох при этом случае будет слабее. Существенное значение для различения гласных и согласных имеет и степень воздушности, т. е. сила выдыхаемой воздуха.

Для более тщательного изучения данной темы первичное представление материала мы решили представить в виде таблиц. Таблица 1 представляет системы согласных звуков немецкого языка с небольшими пояснениями. В таблице 2 мы можем наблюдать систему согласных звуков русского языка. И, естественно, при такой последовательности, в третьей таблицы мы решили привести краткий сравнительно — сопоставильный анализ немецких и русских звуков речи

Таблица 1

Таблица согласных звуков немецкого языка

Примечание 1. Звук [?] стоит в таблице в скобках, так как он встречается только в заимствованных словах и не может быть, поэтому быть причислен к системе фонем немецкого языка без оговорок.

Примечание 2. Переднеязычное [r] и [R] увулярное не являются различными фонемами, а представляют собой факультативные варианты, т. е. варианты, не обусловленные фонетическим окружением, а только лишь диалектальными и индивидуальными особенностями говорящего.

Таблица 2

Таблица согласных звуков русского языка

Таблица 3

Сравнительно — сопоставильный анализ немецких и русских звуков речи

Немецкие согласные

Русские согласные

Наличие придыхания в произнесении глухих смычно-взрывных согласных

— - -

Глухое начало звонких шумных согласных

Полная звонкость звонких шумных согласных

Сильное напряжение мышц артикулирующих органов при произнесении глухих согласных

Слабое напряжение мышц артикулирующих органов

Поднятие кончика языка при произнесении переднеязычных согласных

Поднятие передней спинки языка при произнесении переднеязычных согласных

Участие средней спинки языка в артикуляции только двух согласных — [j] и [з]

Участие средней спинки языка в артикуляции всех палатолизованных 16-ти согласных

Наличие артикуляции маленького язычка

— - -

Наличие артикуляции стенок зева

— - -

— - -

Наличие смягчения согласного перед гласными переднего ряда

Уподобление звонкого согласного предшествующему и последующему глухому согласному

Уподобление звонкого согласного последующему глухому и уподобление глухого согласного следующему звонкому

3.1 Щелевые согласные

Фонемы [f] и [v]. Артикуляция немецкого глухого [f] и русского [ф] в общем схожа: оба согласных образуются как шум от трения воздуха о края очень узкой плоской щели между нижней губой и верхними передними зубами. Мягкое небо поднято, носовая полость закрыта.

Различие между обоими согласными заключается в том, что [f]произносится с более сильным напряжением мышц, свойственным артикуляции всех немецких согласных, поэтому при немецком [f] шум трения сильнее, чем при русском [ф]. если описанный шум трения сопровождается звучанием голоса, то образуется соответствующий звонкий согласный — немецкое [v] и русское [в]; мышечное напряжение при немецком звонком [v] слабее, чем при глухом [f] и при русском [в], а голосовые связки вибрируют с некоторым опазданием, так что по сравнению с русским звонким немецкое [v] полузвонкое.

[f] - глухой, [v] - звонкий губно-зубной щелевой согласный.

Согласный [f] встречается в любой позиции — в начале, середине и в конце слова, рядом с любым гласным и согласным. Для его письменного обозначения служат буквы f и ff, а в небольшой группе слов v; в словах греческого происхождения встречается буквосочетание ph.

Согласный [v] встречается только в начале перед гласным и в середине слова между гласными. Для его письменного обозначения служит буква w и в некоторых словах иноязычного происхождения — буква v.

Например: fort [f?rt], der Hafen [ha: f? n], hoffen [h?fen], er traf [tra: f], brav [bra: f], vor [fo: r], die Phonetik [fo. 'netik], wieder [vie: d? r], gewiss [g?'vis], die Violine [vi.o. 'li:n?], der Revolcer [re.v ?lve?r].

В словах, давно вошедших в немецкий язык, как например, Vers, Veilchen, Vesper, Vogt, а также в именах собственных и географических названиях буква v читается как глухое [f]: Varel, Verden, Villach, Vilmar, Voss, Bremer Voerde, Havel, Bremerhaven, Wilhelmshaven, Hannover, Hannoveraner, David, Eva.

Как звонкое [v] буква v читается в именах Evers, Dove, Ravensburg и в более поздних заимствованиях:

Vandale

Vanille

Vase

Vegetieren

Venus

Visum

Vesuv

November

Klavier

Revolution

Kaviar

Sklave и др.

Следует запомнить чтение буквы v в следующих словах: der Nerv [nеrf] - die Nerven [nеrf?n], но: nervoes [nеr'vш: s], nervig [nеrviз].

В немецких именах собственных и географических названиях, оканчивающихся на — ow, конечная буква w не читается; например: Buellow ['by: lo:], Luetzow ['lгtso: ], Treptow ['trеpto:].

В некоторых баварский и австрийских диалектах встречается двугубная артикуляция глухого [f] и звонкого [v], т. е. щель образуется между нижней и верхней губой. При такой артикуляции шум трения очень слабый, не характерный для этих согласных. Нельзя также злоупотреблять озвончением и произносить между гласными вместо глухого [f] звонкое [v], как это принято в некоторых силезких диалектах.

Такие слова, как seife, Hefe, rufen, следует произносить [zaef?], [he: f?], [ru: f? n], но никак не [zaev?], [he: v?], [ru: v? n] и т. п.

Фонемы [s] и [z]. Немецкое глухое [s] и звонкое [z] также очень схожи по артикуляции с русскими [с] и [з]. при произнесении этих согласных кончик языка опущен к нижним передним зубам, а края передней части спинки языка подняты к верхним зубам и альвеолам; края передней части прижаты к зубам, образую в середине маленькую круглую щель, в которую устремляется воздух. Мягкое небо поднято. Круглая форма щели придает согласным [s] и [z] характерный для них шум. Если края передней части спинки языка не прижаты к верхним зубам и щель образуется между кончиком языка и верхними зубами, то согласные получаются «шепелявые»; поэтому нельзя продвигать язык вперед и отрывать кончик языка от нижних зубов.

Немецкое глухое [s] отличается от русского [c] более сильный шумом — результат большего напряжения мышц языка. Немецкое звонкое [z] по сравнению с немецким [s] и русским [з] менее напряженное и менее звонкое.

[s] - глухой, [z] - звонкий переднеязычно-зубной щелевой согласный.

Глухое [s] встречается в любой позиции, кроме начальной перед гласным; следует помнить, что немецкие слова никогда не начинается с глухого согласного [s]. Но в словах иноязычного происхождения и перед согласными [s] может встречаться (например, Sklave [sklav?]). Графическим обозначением глухого [s] служат буквы s, ss; например: lassen [las?n], du hast [hast], du musst [mхst].

Звонкое [z] произносится только в начале слова перед гласными, в середине слова между двумя гласными; графическим обозначением для него служит только буква s.

Например: sagen [za: g? n], lessen [le: z? n].

Произносительная норма требует напряженной артикуляции глухого [s]. Слабой, не напряженной артикуляции, принятой в некоторых баварских диалектах, следует избегать.

Фонемы [?] и [?]. При артикуляции согласных [?], [?], как и при русских [ш], [ж], образуются одновременно две щели: поэтому они называютя двухфокусными.

При произнесении [?] и [?] кончик языка поднимается к твердому небу и, заворачиваясь немного назад, образует щель непосредственно за альвеолами; одновременно поднимается задняя часть спинки языка и образует вторую щель у мягкого неба. Средняя часть спинки языка опущена, так что язык имеет форму седла. Мягкое небо поднято.

В произнесении [?] и [?] участвуют также губы: они округленны и несколько вытянуты вперед; для русских [ш], [ж] губная артикуляция не характерна. Кроме того, немецкое [?], как и все немецкие глухие согласные, отличается от русского [ш] более напряженной артикуляцией; [?] артикулируется менее напряженно, чем русское [ж], и менее звонко.

[?] глухой, [?] звонкий переднеязычно — заальвеолярный щелевой согласный.

Глухое [?] может произносится в любой позиции; для его графического обозначения в немецком алфавите особой буквы нет, поэтому используется буквосочетание sch, а перед t и p в начале слова и морфемы — буква s; в словах французского происхождения встречается написание ch;

Например: schoen [?ш: n], dei Tasche [ta??], sie waescht [vе?t], rasch [ra?], spaet [?pе: t], das Gespraech [g??prез], die Stube [?tu: b?], der Bestand [b?'?tant], der Chef [?еf].

Звонкое [?] заимствованный звук; в немецких словах онг не встречается и произносится только в словах иноязычного происхождения. Поэтому [?] называют иногда «фонемой ограниченного употребления». Графическим обозначением для [?] служат в французских заимствованиях буквы g (перед e, i) и j; в русских словах — буквосочетание sh. Например:

Das Genie [?e·'ni: ]

Der Regisseur [re. ?i·'ш:r]

Das Journal [?хr'na: l]

Shukowski [?u·kofski: ]

Фонемы [з] и [j]. Артикуляция немецкого глухого согласного [з] и звонкого [j] по месту образования совпадает с русским [й]; но различаются они тем, что у немецких [з] и [j], как у согласных звуков, мышечное напряжение и выдох значительно сильнее, так что щель между спинкой языка и небом уже.

При глухом [з] и звонком [j] кончик языка прижат к нижним зубам и его боковые края соприкасаются с боковыми верхними зубами. Язык сильно продвинут вперед, и средняя спинка языка поднята к твердому небу, с которым образует узкую щель. Глухое [з] произносится более напряжено, чем звонкое[j].

[з] - глухой, [j] - звонкий среднеязычный щелевой согласный.

Употребление фонем [з] и [j] ограничено определенными позициями; глухое [з] произносится после гласных переднего ряда e, i, oe, ue, после дифтонгов [ae] и [oш], после сонантов l, n, r и в суффиксах -chen и -ig, а также перед гласными в начале слов иноязычного происхождения.

Поскольку для графического обозначения [з] особой буквы нет, то используется буквосочетание ch. Звонкое [j] встречается только в начале слов перед гласными: оно обозначается буквой j.

Например: recht [rезt], die Tochter [toeзt?r], dicht [diзt], fluechtig [flгзti], befriedigt [b?'fri: diзt], wichtigste [viзtist?], durch [dхrз], solche [zolз?], jagen [ja: g? n], bejahen [b?ja: ?n], jemand [je: mant], jubeln [ju: b? ln].

О позиционной обусловленности среднеязычного [з] следует всегда помнить и не смешивать его с язычковым [x], произнесение которого связано с другими позициями. Такое смешение наблюдается в швейцарских и австрийских диалекта, где mancher [manз?r], Haeuschen [hoшsз?n] произносятся подчас как [manx?r] и [hoшs?n]. Нельзя также произносить [з] похожим на [?], как это принято в прирейнских диалектах.

Фонема [x]. Немецкий глухой согласный [х] не похож на русское твердое [х]. При его произнесении язык несколько оттянут назад, задняя спинка поднята, маленький язычок опущен. Между язычком и задней спинкой языка образуется очень маленькое отверстие, через которое проникает энергично выдыхаемый воздух. Мышцы артикулирующих органов сильно напряжены, мягкое небо оттянуто и закрывает проход в носовую полость. Глухое [х] не имеет парного звонкого согласного.

[х] - глухой язычковый щелевой согласный; он так же, как и [з], позиционно обусловлен и произносится только после гласных заднего ряда a, o, u, и после дифтонга au. В начале слова [х] в немецких словах никогда не встречается.

Для графического обозначения [х] служит то же буквосочетание ch, чтение которого определяется соседними гласными или морфемой.

Например er lachte [laхt?], er brach [bra: х], noch [noх], hoch [ho: х], suchen [zu: х? n], auch ['aoх], brauchen [braoх?n].

Фонема [h]. Рассмотрим согласный, который нельзя сравнить ни с каким русским звуком, — глухое зевное [h]. При его произнесении мышечным напряжением немного сближаются корень языка и задняя стенка зева, образую широкую щель. Никаких дополнительных преград в ротовой полости при этом не возникает, а язык и губы принимают положение для следующего гласного.

[h] - глухой щелевой согласный. [h], как правило, встречается только в начале слова или морфем, перед гласным. Графически [h] изображается буквой h

Например: der Held [hеlt], harren [har?n], behandeln [b?'hand?ln], vorher [fo: r’he:r].

Поскольку буква h служит также и для обозначения длительности гласного и употребление ее в ряде случаев объясняется только традицией, то необходимо избегать произнесения [h] в таких случаях, как naehem, ruhig; правильно [nе: ?n], [ru: iз], но никак не [nе: h? n], [ru: hiз].

3.2 Смычновзрывные согласные

Фонемы [p] и [b]. Артикуляция немецких согласных [p] и [b] схожа с артикуляцией русских [п] и [б]: губы плотно сжаты, мягкое небо поднято, выдыхаемый воздух скапливается в полости рта перед смычкой. Мгновенное движение губ размыкает смычку, воздух устремляется в образовавшееся отверстие с характерным шумом, подобным взрыву. При [p] и [п] голосовые связки пассивны, при [b] и [б] они вибрируют.

Немецкие согласные [p] и [b] отличаются от русских [п] и [б] более слабым напряжением мышц, а немецкое [b] более звонкое, чем русское [б]. кроме того, немецкое [p] произносится на очень сильном выдохе, благодаря чему в ротовой полости перед смычкой образуется много воздуха. Эта воздушная масса производит при размыкании смычки дополнительный глухой шум, называемый придыханием.

[p] - глухой, [b] - звонкий двугубный смычновзрывной согласный. [p] может встретиться в любой позиции, [b] не встречается в конце слова и перед глухими согласными.

Для графического обозначения согласного [p] служат буквы p, b и удвоенное pp; [b] обозначается буквами b и bb.

Например: der Piltz [pilts], die Mappe [map?], halb [halp], schreibt [?raept], bitte [bit?], neben [ne: b? n], brauchen [braox?n], die Ebbe [`еb?].

Фонемы [t] и [d]. Хотя немецкие согласные [t] и [d] схожи с русскими [т] и [д] по способу образования, они отличаются от русских местом образования.

При произнесении немецкого глухого [t] и звонкого [d] кончик языка прижимается к альвеолам передних верхних зубов, образуя плотную смычку.

При русских согласных преграда образуется между передней спинкой языка и предними зубами, причем кончик языка опущен. Поэтому русские [т] и [д] зубные, а немецкие [t] и [d] - альвеолярные согласные.

[t] так же, как и [p], произносится на сильном выдохе. Воздух наполняет полость рта перед преградой, так что взрыв сопровождается шумом придыханияю

Немецкрое [t] более напряженное, а [d] менее звонкое чем соответствующие русские согласные.

[t] - глухой, [d] - звонкий смычновзрывной переднеязычно-альвеолярный согласный.

[t] может произносится в любой позиции, [d] не встречается на конце слова и перед глухими согласными.

Для графического обозначения [t] служат буквы t и d и буквосочентания tt, td и th, для [d] - d и dd.

Например: der Tisch [ti?], hatten [hat?n], fort [fort], bald [balt], die Stadt [?tat], das Theater [te·'a: t? r], doch [dox], der Widder [vid?r].

Фонемы [k] и [g]. Немецкие [k] и [g] и русские [к] и [г] произносятся также схоже: задняя часть спинки языка поднимается к мягкому небу и образует с ним смычку; передняя и средняя часть языка лежит плоско. Мягкое небо поднято. При произнесении немецкого [k] выдох значительно сильнее, чем при русском [к], так что в полости зева перед смычкой скопляется много воздуха. Поэтому звук взрыва [k] также сопровождается придыханием. У русского [к] придыхания нет, русское [г] звонче немецкого [g].

[k] - глухой, [g] - звонкий заднеязычный смычновзрывной согласный. Произнесение [k] не ограниченно позицией, [g] не встречается на конце слова и перед глухими согласными. Для графического обозначения [k] служат буквы k и g и буквосочентания ck и ch, для [d] - g и gg.

Например: die Katze [kats?], der Haken [ha: k? n], stecken [?tеk?n], weg [vеk], sechs [zеks], der Charakter [ka. 'rakt?r], geben [ge: b? n], legen [le: g? n], die Egge [`еg?].

3.3 Смычнощелевые согласные

Фонема [pf]. Для немецкой фонемы [pf] в русской звуковой системе соответствия нет. При артикуляции этого согласного губы сначала образуют смычку как для [p], но при этом край нижней губы загнут внутрь и прижат к краю передних верхних зубов. Взрыв смычки происходит не быстро и энергично, как при [p] - смычка мгновенно переходит в щель как для [f], так что образуется слитный согласный [pf]. Мышцы губ сильно напряжены.

[pf] - глухой губно-зубной смычнощелевой согласный. Для письменного обозначения [pf] используется буквосочетание pf,

Например: der Pfad [pfa: t], pfeifen [pfaef?n], das Pflaster [pflast?r], huepfen [hгpf?n], der Napf [napf].

Фонема [ts]. Артикуляция немецкой фонемы [ts] схожа с артикуляцией русского [ц]. Сначала кончик и передняя часть спинки языка прижимается к альвеолам, но эта смычка тотчас же переходит в щель, так что образуется слитный звук. Мышцы языка напряжены.

Немецкое [ts] отличается от русского [ц] тем, что в его образовании участвуют одновременно и кончик, и передняя спинка языка, в то время как при произнесении русского [ц] кончик языка прижат к передним нижним зубам, а смычку у альвеол образует только передняя спинка языка; кроме того, при русском [ц] мышцы напряжены значительно слабее.

[ts] - переднеязычный смычнощелевой согласный. Фонема [ts] встречается в любой позиции и на письме обозначается буквой z и буквосочетанием tz, zz. В словах латинского происхождения [ts] обозначается иногда буквой с [перед e, i] и буквой t [перед i].

Например: der Zopf [tsopf], die Hitze [hits?], sich setzen [zеts?n], der Satz [zats], die Skizze [skits?], cito [tsi: to:], die Konjugation [konju. ga. 'tsjo:n].

Фонема [t?]. Артикуляция немецкого согласного [t?] несколько отличается от артикуляции русского [ч].

При произнесении немецкого [t?] кончик и передняя часть спинки языка прижаты высоко к альвеолам у начала твердого неба. Полученная таким путем смычка тут же переходит в щель, которая образуется одновременно со смычкой поднятием передней спинки языка к мягкому небу. Средняя часть спинки языка опущена, мышцы сильно напряжены. Звук получается слитный.

При русском [ч] кончик языка опущен к нижним передним зубам, смычку образует только передняя часть спинки языка. Щель образуется поднятием средней части языка к твердому небу, так что язык имеет не форму седла, как при немецком [t?], а выпуклую форму. Поэтому русское [ч] всегда звучит мягко и твердой парной фонемы не имеет. Немецкое [t?] всегда твердое.

[t?] - глухой заальвеолярный смычнощелевой согласный, который встречается в любом положении в слове. На письме от обозначается буквосочетанием tsch,

Например: der Kutscher[kut??r], rutschte [rut??n], deutsch [doшt?], der Tscheche [t?ез?].

3.4 Смычнопроходные согласные

Фонема [m]. Немецкое [m] артикулируется так же, как русское [м]: нижняя и верхняя губа образуют смычку как для [b], но мягкое небо опущено, смычка не взрывается и выдох идет через полость носа. Немецкое [m] отличается от русского [м] значительно большей напряженностью и длительностью, которая заметна особенно после кратких гласных.

[m] - двугубный носовой смычнопроходной согласный сонант. Фонема

[m] позиционно не связана; на письме она обозначается буквой m и ее удвоением mm,

Например: die Masse [mas?], der Name [na: m?], die Krempe [krеmp?], stumpf [?tumpf], atmen [`a: tm? n], schwimmen [?vim?n], komm [kom].

Фонема [n]. Немецкий сонант [n] и русский сонант [н] артикулируются неодинаково. При произнесении немецкого [n] кончик языка поднят и прижат к альвеолам и верхним передним зубам, края передней части языка касаются верхних зубов, средняя часть его лежит плоско. Мягкое небо опущено, воздух выходит через носовую полость.

При произнесении русского [н] кончик языка опущен к нижним зубам, передняя часть спинки языка прижата не только к альвеолам, но и к передним верхним зубам, кончик языка опущен; средняя часть языка приподнята, и расстояние между спинкой языка и небом значительно меньше, чем у немецкого [n], мышцы языка напряжены слабее, чем при немецком [n] и артикуляция не такая длинная. Немецкое [n] длительнее русского [н], особенно после кратких гласных.

[n] - переднеязычно-альвиеолярный смычнопроходной согласный сонант. [n] произносится в любой позиции. На письме [n] обозначается буквой n и ее удвоением nn,

Например: nennen [nеn?n], schonen [?o: n? n], wann [van], wen [ve: n], manche [manз?], der Pfoertner [pfoertn?r].

Фонема [?]. Произнесение фонемы [?] дается русскоговорящим людям с большим трудом, так как в русской звуковой системе такого согласного нет.

Фонема [?] артикуляруется следующим образом: кончик языка лежит плоско, но задняя часть приподнятя, мягкое небо опущено и проход через носовую полость свободен. Смычка образуется только между задней частью спинки языка и мягким небом, вся остальная часть языка лежит плоско, нигде не соприкасаясь с мягким небом. Это плоское положение передней и средней спинки языка является основным условием правильного звучания фонемы [?].

[?] носовой заднеязычный смычнопроходной согласный сонант. Его произнесение возможно только в середине и в конце морфемы после гласного. На письме [?] обозначается буквосочетанием ng и буква n перед k,

Например: der Junge [ju??], jung [ju?], er singt [zi?t], die Baenke [bе?k?], links [li?ks].

Фонема [l]. Немецкий сонант [l] отличается своей артикуляцией как от твердого русского сонанта [л], так и от мягкого [л'].

При произнесении немецкого [l] кончик языка прижат к альвеолам, вся остальная часть языка лежит плоско, опущены также боковые края языка, так что они нигде не соприкасаются с верхними боковыми зубами. Смычка образуется только между кончиком языка и альвеолами. Мягкое небо поднято, и выдыхаемый воздух проходит через ротовую полость по обеим сторонам языка, т. е. межу его боковыми краями и верхними боковыми зубами.

Немецкое [l] отличается от русского мягкого [л'] прежде всего положением средней части спинки языка: при [l] она плоская, при [л'] поднята к твердому небу. От твердого русского [л] немецкое [l] отличается положением задней части языка: при [l] эта часть, как и весь язык, кроме кончика, лежит плоско, при [л] она немного поднята, опущена только средняя часть, так что контур спинки языка напоминает его седлообразный контур при артикуляции согласного [ш].

Кроме того, при твердом [л] и мягком [л'] кончик языка опущен, а к передним верхним зубам и альвеолам прижата вся передняя часть языка, так что плоскость касания сычки гораздо больше, чем при [l].

Немецкое [l], как и все немецкие согласные, артикулируется с более сильным мышечным напряжением, чем [л] и [л'], поэтому оно длительнее, что особенно заметно после кратких гласных.

[l] - боковой переднеязычно-альвеолярный смычнол-проходной сонант.

[l] произносится в любой позиции. Письменным обозначением для [l] служит буква l и ее удвоение ll,

Например: die Lust [lust], waehlen [vе: l? n], die Welt [vеlt], hell [hеl], die Stelle [?tеl?].

Фонема [r] ([R]). Артикуляция немецкого переднеязычного [r] очень схожа с артикуляцией русского [р]. При произнесении [r] кончик языка поднят к альвеолам, мышцы языка напряжены, боковые края языка прикасаются к верхним зубам; мфгкое небо поднято. Между кончиком языка и альвеолами образуется очень узкая щель. Выдыхаемый воздух, проталкиваясь в эту щель, приводит кончик языка в колебательные движения, благодаря чему щель становится попеременно шире и уже.

Количество колебательных движений у немецкого [r] и русского [р] неодинаково: для [r] требуется одно-три колебания, для русского [р] три-четыре; при русском [р] мышцы языка напряжены сильнее, поэтому оно звучит более «раскатисто», чем немецкое [r].

[r] - переднеязычно-альвеолярный переменнощелевой согласный сонант.

Кроме переднеязычного, существует другой согласный дрожащий — язычковое [R]. Этот согласный отвергался произносительной нормой, потому что он плохо слышен со сцены; теперь [R] признается равноправным факультативным вариантом фонемы [r].

При [R] щель возникает между несколько опущенным маленьким язычком и приподнятой задней спинкой языка, а звук образуется колебательными движениями язычка.

Оба варианта — [r] и [R] - произносятся в любой позиции. Для их обозначения на письме служит буква r, ее удвоение rr и буквосочетание rh, которое употребляется в очень редких случаях.

Например: recht [rезt], hoeren [hшr?n], zart [tsa: rt], wer [ve: r], knarren [knar?n], starr [?tar], der Rhein [raen].

согласный фонема немецкий артикуляция

Заключение

Фонологическая наука не стоит на месте. Каждый год багаж мировых знаний о фонеме пополняется новыми исследованиями. В России ежегодно проводятся международные конференции, ставящие перед собой все новые вопросы касательно фонологических проблем.

В настоящее время существует два взгляда на фонему: один как бы взгляд «извне», когда фонема рассматривается через ее реализации, другой — взгляд «изнутри», когда она рассматривается через основания ее противопоставлений в системе.

В обоих случаях фонема трактуется как множество, но в первом случае — «как множество манифестаций, во втором — как множество признаков». (Виноградов) Однако, не менее правомерна, оказывается точка зрения Якобсона и Халле: «Различительные признаки объединяются в пучки, называемыми фонемами», «Фонема — это пучок дифференциальных элементов». (Якобсон, Халле)

Общеизвестно, что в отношении второго определения существует множество замечаний и возражений: «Сведение фонемы к совокупности дифференциальных признаков не усматривает качественного различия между фонемными признаками и самой фонемой. В действительности фонема — это не сумма отдельных признаков, а качественно новое явление. Это образ, и подобно любому образу, фонема неразложима на отдельные признаки как на основные элементы. Она слагается на основе отдельных признаков и с учетом ряда других внутренних и внешних факторов, в том числе и более высоких уровней языка». (Дукельский)

С мнением данного автора пересекается мнение М. И. Матуявича и Касевича, которые справедливо считают, что «в действительности каждая фонема того или иного языка представляет собой сложное единство признаков, которые, соединяясь, дают новое качество языка» и что «вещь отличается от механического набора признаков, присутствующих в ее определении». С изложенной точкой зрения соглашается Якобсон: «фонему также нельзя рассматривать как результат простого механического сложения входящих в нее дифференциальных элементов. Фонема также является структурой с некоторыми комбинаторными свойствами.

Довольно серьезными и вполне справедливыми оказываются возражения многих лингвистов против введенного в фонологию Якобсоном термина «различительный признак». Название, соответствующее статусу языковой единицы, ибо таковой не является по определению: языковые сущности, способные образовывать линейную последовательность, называются единицами, в противоположность признакам, не обладающим синтагматическим свойством. Недовольство термином «различительный признак» выражает Ленинградская Фонологическая Школа: «кажется ясным, что в определении «фонема есть пучок различительных признаков» употребление термина «признак» неадекватно. Признаком чего же выступает «признак» в определении? Вполне очевидно, что признаком фонемы. Достаточно поставить в определение «признак фонемы» вместо «признак», чтобы увидеть, по меньшей мере, странность определения, ибо получим: «фонема есть пучок дифференциальных признаков фонемы». Существует множество предложений названия для обсуждаемого термина. Однако все они содержат указание на различительность либо на признаковость, а потому неприемлимы:

«меризм» (Бенвенист)

«дифферентор» (Шаумян)

«дистанктор» (Плоткин)

«фононема» (Grucza)

«субфонема» (Панов)

Появился еще один наиболее приемлемый термин «кинокема», предложенный Бодуэном де Куртенэ, который содержит прямое указание на две сопряженные сферы действия данной единицы — звукопроизводство (в элементе «кин») и звуковосприятие (в элементе «ак»), тем самым четко отграничивая ее от смежной единицы — фонемы, чья сфера действия (звук) лежит между обеими сферами и объединяет их в двуединой сфере артикуляционно-перцептивной деятельности. Аффиксальный маркер «-ема» общий для обоих терминов, указывает на их равноправие как обозначение. Термином «кинокема» («кинема») активно оперируют В. Я. Плоткин, Л. Н. Черкассов. Многие лингвисты согласны с мнением Дукельского, что в отличие от теории дифференциальных признаков, «существующие теории о фонеме носят эмпирический характер и не позволяют описать систему фонем языка или же провести сравнение различных фонологических систем на основе объективных, внутренне присущих или универсальных критериев, а при анализе фонем обычно исходят из более крупных единиц языка, таких как морфема или слово». Несмотря на перечисленные возражения против рассмотрения фонемы как пучка различительных признаков, именно этот подход, на взгляд большинства лингвистов, операционно наиболее плодотворен.

В данной работе был проведен анализ согласных фонем немецкого языка на разрезе артикуляционного аспекта. В начале работы был проведен анализ системы согласных звуков немецкого языка. В основной части работы было дано описание артикуляционной базы согласных фонем немецкого языка. Исходя из этого описания мы можем заключить, что в немецком языке существуют четыре группы согласных звуков, различаемые по принципу артикуляционной базы. Это щелевые, смычновзрывные, смычнощелевые и смычнопроходные согласные. К щелевым согласным относят фонемы [f] и [v], [s] и [z], [?] и [?], [з] и [j], [x], [h].

Смычновзрывными согласными фонемами являются фонемы [p] и [b], [t] и [d], [k] и [g].

Группу смыщнощелевых согласных звуком немецкого языка составляют фонемы [pf], [ts] и [t?].

Смычнопроходные согласные звуки немецкого языка — фонемы [m], [n] [?], [l] и фонема [r] ([R]).

Практически все представленные фонемы имеют соответствующий звук в русском языке, кроме звуков [h], [pf], [?], однако это не облегчает изучение правильного произношения, поскольку вступают в роль произносительные привычки родного языка и человек произносит иноязычные звуки исходя из произносительной нормы родного языка. Таких ошибок следует избегать.

Список использованной литературы

1. Duden B.6. Aussprachewцrterbuch. -Mannheim: Dudenverlag, 1991. -794S.

2. Meinhold G., Stock E. Phonologie der deutschen Gegenwartssprache. 2. durchgesehene Aufl. Leipzig, 1982.

3. Wurzel W. Phonologie// Kleine Enzyklopдdie. Deutsche Sprache. Leipzig, 1983.

4. Zacher O. Deutsche Phonetik. 2. Aufl. Leningrad, 1969.

5. Зеленецкий А. Л. Теория немецкого языкознания: Учебное пособие. М.: «Академия», 2003. -395с.

6. Зиндер Л. Р. Общая фонетика: Учеб. пособие. -- 2-е изд., перераб. и доп. -- М.: Высш. школа, 1979. -- 312 с.

7. Лингвистический энциклопедический словарь/ Гл. ред. В. Н. Ярцева. М.: Сов. энциклопедия, 1990. -685с.

8. Матусевич М. И., Введение в общую фонетику, 3 изд., М., 1959

9. Мурашева Е. И. Изучение и преподавание немецкой фонетики. Москва 1961

10. Норк О. А. Имилюкова Н.А. Фонетика немецкого языка. М., «Просвещение», 1976. — 143с.

11. Шишкова Л. В., Бибин О. А. Вводный фонетический курс немецкого языка. — Спб.: Издательство «Союз», 2002. — 240с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой