Оппозиция мировоззрений и онтология имени в философии П.А. Флоренского

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Онтология и теория познания
Страниц:
141


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность исследования. Одним из лейтмотивов современной философской литературы является проблематика, связанная с созданием новой онтологической концепции, которая бы в отличие от классической (картезианской) не противопоставляла мышление («res cogitans») внешнему миру («res extensa»), но, наоборот, исходила из включенности сознания в целостность реального мира. Речь идет о разработке картины мира, объединяющей явления природы и процессы сознания, которыми эти явления познаются.

Здесь можно сослаться на такую ключевую с точки зрения данной проблематики работу, как & laquo-Физика и философия& raquo- Вернера Гейзенберга. Но, конечно, в наиболее развернутом виде оппозиция старой, классической, и новой, неклассической онтологий представлена в работах русских философов XX века, назовем среди них Семена Франка и Мераба Мамар-дашвили (мы имеем в виду известную работу последнего & laquo-Классический и неклассический идеалы рациональности& raquo-).

Существенным оказывается наличие определенной переклички между данной проблематикой и идеями философии имени, интенсивно разрабатываемой русскими мыслителями А. Ф. Лосевым и П. А. Флоренским. На эту перекличку указывает В. П. Троицкий в послесловии к работам А. Ф. Лосева [145- с. 882−905]. Опыт разработки философии имени, таким образом, является весьма актуальным с точки зрения создания картины мира, включающей сознательные явления в качестве собственного элемента. Известная формула & laquo-Имя вещи есть сама вещь, но вещь не есть имя& raquo- теряет свою парадоксальность, как только мы представим ее как описание таких особых вещей, или систем, которые включают имя (именование) в качестве условия собственного существования. Но это и есть основная идея новой онтологии — описывать реальность, элементом которой является сознание.

В настоящей диссертации под этим углом зрения исследуются работы П. Флоренского. В них мы обнаруживаем, с одной стороны, сквозную идею оппозиции двух мировоззрений, или миропониманий (возрожденческого и средневекового, в терминологии Флоренского), а с другой стороны, разработку концепции имени как особого духовного тела, выступающего в единстве с именуемым.

Степень исследованности идей П. Флоренского. Философские идеи П. Флоренского в качестве объекта исследования начали фигурировать в русской печати в середине 10-х годов XX века сразу же после выхода в свет его книги & laquo-Столп и утверждение Истины& raquo-. Авторами рецензий по поводу книги стали Еп. Феодор, С. С. Глаголев, Б. В. Яковенко, Н. А. Бердяев, Е. Н. Трубецкой, Арх. Никанор, В. Н. Ильин, Г. В. Флоров-ский и др. За редким исключением настрой рецензий был критический, & laquo-Столп»- называли & laquo-опасной»- книгой, неискренней, стилизованной под богословие, проникнутой философией отчаяния, противоречивой, но в то же время — необычной, ювелирно выполненной, несомненно, ценной как образец апологии христианской веры [80- с. 112, 142, 151].

Эта волна публикаций о & laquo-Столпе»- на долгие годы сделала Флоренского автором одной главной книги. Большинство остальных его работ оставались в тени & laquo-Столпа»- и вне поля зрения критиков, — в немалой степени потому, что многие тексты попросту не были опубликованы при жизни Флоренского, по крайней мере, в объеме, достаточном для того, чтобы составить о них и об авторе четкое впечатление.

Следующий этап — 20−50-е годы. Последние годы жизни Флоренского, его священничества и научных трудов, его пребывание на Соловках, а также два десятилетия после его смерти критика провела в дружном молчании (за исключением немногочисленных оценок творчества Флоренского, как правило, разоблачительного характера). Даже работавший на благо Советской власти, в системе, глубоко противоречащей его религиозности, Флоренский был опасен как философ, поднимающий в 4 своих работах проблемы теодицеи, антроподицеи, предлагающий варианты пути к Богу.

В 60-х годах выходят две более или менее заметные работы, связанные с именем П. Флоренского. В 1962 году А. Ф. Лосев выпускает статью & laquo-Гибель буржуазной культуры и ее философии& raquo-, а в 1967 г. в сборнике & laquo-Труды по знаковым системам& raquo- (Тарту) входит работа Флоренского & laquo-Обратная перспектива& raquo-.

С начала 70-х годов появляются единичные публикации, авторами которых выступают С. С. Хоружий (самиздатовский текст книги & laquo-Миросозерцание Флоренского& raquo-), Андроник Трубачев, К. П. Флоренский, С. И. Фудель. Несмотря на начинающийся интерес к русской религиозной философии, читать Флоренского и писать о нем было по-прежнему небезопасно.

Со второй половины 80-х годов начинается новая волна публикаций. В настоящее время существует несколько подходов к исследованию творчества П. Флоренского:

— через контекст философии всеединства (работы В. Н. Акулинина, Н. С. Семенкина, С. С. Хоружего) —

— с богословской точки зрения (В. В. Иванов, А. С. Трубачев, А. Е. Шапошников) —

— в рамках московской философско-математической школы (С. М. Половинкин) —

— в культурологическом аспекте (JI. П. Воронкова, Р. А. Гальцева, Г. Д. Гачев, С. С. Хоружий).

В качестве самостоятельного выделим этап, начинающийся примерно с 1997 года. В это время в отечественной печати выходят в свет публикации сочинений П. Флоренского, многие из которых ранее не были достоянием читателей. Таким образом, появляется богатая пища для исследований. Как результат, заметно увеличивается частота обращений исследователей к различным сторонам наследия о. Павла, появляются журнальные статьи, монографии и диссертационные работы.

Назовем некоторые из диссертаций: Гусев Д. В. & laquo-Влияние исихаст-ских традиций на философскую антропологию П. А. Флоренского и А. Ф. Лосева& raquo-- Загарин И. А. & laquo-Концепция культа-культуры-искусства в антроподицее П. А. Флоренского& raquo-- Зоткина О. Я. & laquo-Символ в & laquo-онтологии творчества& raquo- П. А. Флоренского (к характеристике & laquo-религиозного эстетизма& raquo-)»-- Иванов А. Т. & laquo-Концепция культуры П. А. Флоренского& raquo-- Му-саева Э. С. -Э. & laquo-Философия символа в творчестве П. А. Флоренского& raquo-- Султанов А. X. & laquo-Проблема термина в контексте русской философии имени& raquo-- Хайруллов Ж. Р. & laquo-Анализ пространственности в конкретной метафизике П. А. Флоренского и искусствознании 20-х годов& raquo-- Черникова Н. Г. & laquo-Философия слова в русской мысли конца XIX — начала XX века& raquo-- Яреш-ко В. А. & laquo-Эволюция философского символизма в культурологических воззрениях П. А. Флоренского& raquo-.

Эти работы представляют большую ценность для решения задач нашей диссертационной работы, поскольку содержат данные исследований, проведенных в последние годы в весьма широкой диапазоне. Но Флоренский рассматривается в них, как правило, в контексте философии имяславия, рядом с именами А. Ф. Лосева и С. Н. Булгакова или еще шире — в контексте русской и европейской философии имени в целом, и в критических работах сопоставления философа с современниками и последователями приобретает большее значение, нежели самостоятельный анализ его идей.

Отметим еще две особенности в плане исследовательской работы наследия П. А. Флоренского. Во-первых, в последние два-три года наметилась тенденция проводить параллели между Флоренским и философами (как правило, зарубежными), не имеющих отношения к философии имени, но представляющих интерес в смысле общности или последовательности идей: например, сравниваются Флоренский и Гете (Н. К. Бо-нецкая), Флоренский и Штейнер (Т. Гут), Флоренский и фильмы М. Ан-тониони (В. Колотаев). Это направление исследований весьма перспективно, так как о. Павел, с одной стороны, активно впитывал идеи многих своих предшественников, а с другой стороны, оказал определенное влияние на последующее развитие философских идей как в России, так и за рубежом.

Во-вторых, на сегодняшний день практически нет работ Флоренского, которые были бы переведены на иностранные языки (кроме & laquo-Столпа и утверждения Истины, переведенного на немецкий практически сразу же после выхода книги в свет), хотя интерес к философу ощущается со стороны не только российских читателей. И издано очень небольшое количество работ, посвященных Флоренскому, на иностранном языке или опубликованных в зарубежных изданиях (Н. К. Бонецкая, С. М. Половин-кин, Д. Феррари Браво). Несомненно, перевод работ Флоренского на другие языки — задача, пожалуй, еще более сложная, чем приведение его мыслей в единую систему на русском, но и это направление деятельности, несомненно, очень перспективно. Также среди неисследованных, но ждущих своих исследователей пластов творчества Флоренского отметим его поэтическое творчество. Оно не очень объемно в количественном отношении, но представляет огромный интерес и как самостоятельная сторона творчества, и в сопоставлении с прозаическими работами Флоренского.

Анализ существующих работ и публикаций позволяет сделать следующие выводы.

1. Исследователи отмечают, что философия имени П. Флоренского не носит систематический характер и не является всесторонне разработанной. Действительно, концепции последователей о. Павла — С. Булгакова и А. Лосева — представляют собой более целостные и проработанные учения. Однако не стоит забывать, что, во-первых, системность вообще была чужда Флоренскому и не являлась ни целью, ни методом. И, во-вторых, именно эта & laquo-непроработанная»- философия имени явилась основой для формирования концепций Лосева и Булгакова.

Для исследователей (см., например, работы Н. К. Бонецкой, Л. А. Гоготишвили, А. И. Резниченко) характерно выстраивать три кон7 цепции имени иерархически, причем на низшей ступени оказывается концепция Флоренского, которая по сути своей, повторим, являющаяся не законченным учением, а наметками, обозначившими перспективы дальнейшего развития проблемы. Ступенью выше находится учение Булгакова, а венцом отечественной философии имени называется концепция Лосева, действительно наиболее завершенная и приведенная в систему — с научной точки зрения. Однако в философии имени Булгакова и Лосева мы не найдем, например, исследований ономатологии и многих других важных аспектов философии слова, имени и языка, присутствующих я работах Флоренского.

Говоря об идеях и работах Флоренского, следует избегать терминов наподобие & laquo-системы взглядов& raquo- или & laquo-концепции»- - ни того, ни другого у Флоренского мы не найдем, поскольку системность для Флоренского является синоним наукообразности, которой он в своих текстах стремился избежать всеми силами. Гораздо правильнее говорить об особом философском методе Флоренского, основанном на интуициях.

2. Заметны две тенденции в оценке наследия и личности Флоренского. Первая — признание его выдающейся, величайшей личностью своей эпохи, & laquo-русским Леонардо да Винчи& raquo-, человеком универсальных знаний во многих областях науки и искусства, от математики до иконологии, от физики до почвоведения (самый яркий пример такой оценки -С. И. Фудель, к этому же направлению можно отнести Н. О. Лосского, В. В. Бычкова, А. В. Гулыгу, К. Кедрова).

Вторая тенденция состоит в резкой критике именно этого универсализма Флоренского, кажущегося исследователям показным, кокетствую-щим, в упреках в дилетантстве и стремлении произвести на читателей впечатление непонятными, нарочито сложными математическими, лингвистическими, богословскими формулами и формулировками. Также Флоренского обвиняют в том, что у него отсутствует & laquo-элементарный эстетический вкус& raquo-, что он устраняет из своей философии личность, унижает ее, лишает свободы, идет путем Великого Инквизитора (здесь можно 8 указать работы И. И. Евлампиева, С. С. Хоружего — прежде всего его книга & laquo-Миросозерцание Флоренского& raquo-, Н. А. Бердяева, Р. А. Гальцевой).

Обе тенденции имеют место и в критике Флоренского его современниками и в исследованиях последних двух десятилетий. Автору настоящего исследования представляется оптимальным объективный и взвешенный подход к исследованию творческого наследия Флоренского, направленный на анализ и, при необходимости, конструктивную критику идей Флоренского. В качестве образца такого подхода мы назовем работы А. Ф. Лосева, В. В. Зеньковского, иеродиакона Андроника, Н. К. Бонецкой.

3. Существующие на сегодняшний день исследования не обеспечивают всестороннего анализа основных аспектов философских интуиций Флоренского, особенно затрагивающих проблему имени. До сих пор нет специальной работы, посвященной, онтологическому статусу имени в работах Флоренского- практически неисследованной областью остается ономатология о. Павла, его разработка типологии личных имен- хотя исследователи обращают внимание на особое восприятие Флоренским истории (а именно — в виде двух чередующихся типов культуры и, соответственно, миропониманий), сама тема противоположности двух миропонимании затронута в научных публикациях очень поверхностно.

Цель и задачи диссертационного исследования состоят в том, чтобы, во-первых, раскрыть идеи П. Флоренского о противоположности двух основных способов миропонимания- во-вторых, показать их близость с идеями других русских философов (С. Л. Франк, Н. А. Бердяев, П. Сорокин) — в-третьих, проанализировать в контексте данной противоположности онтологический аспект учения П. Флоренского об имени, в-четвертых, провести сравнение отдельных идей философии имени П. Флоренского и А. Лосева.

Методология исследования. Методологическим основанием является метод философской реконструкции на основе имманентного анализа текстов П. Флоренского. Флоренский — мыслитель сложный для восприятия, поскольку в его текстах отсутствует система и внешняя логика. Как справедливо отмечает В. Ярешко, задачу по систематизации своих воззрений Флоренский отодвинул на неопределенный срок, и поэтому на плечи исследователей его творчества ложится почти непосильная задача воссоздания мировоззренческой панорамы мыслителя во всей ее полноте и цельности [178- с. 25].

Учитывая специфику проблемы, в работе, помимо основного, используются и другие методы: проблемно-теоретический, сравнительно-исторический, системно-аналитический, описательный. Во-первых, их совокупное применение к конкретному философскому материалу позволяет прийти к новым научным результатам, и, во-вторых, данные методы строятся с ориентацией на метод работы самого мыслителя.

Кроме произведений П. Флоренского, в качестве источников исследования выступают работы Платона, С. Н. Булгакова, А. Ф. Лосева, С. Л. Франка, М. К. Мамардашвили, Н. А. Бердяева, П. Сорокина, критические работы, посвященные их творчеству, мемуарные материалы, а также работы по языкознанию XIX—XX вв.еков.

Источниковедческая база диссертационного исследования.

В процессе создания и написания диссертационного исследования были проанализировано порядка 60 работ П. Флоренского. Важнейшие из них:

Автореферат.

Антиномии языка.

Генеалогические исследования. Из соловецких писем. Завещание.

Записка о христианстве и культуре.

Иконостас.

Имена.

Имяславие как философская предпосылка.

10

Космологические антиномии Иммануила Канта.

Магичность слова.

Небесные знамения.

Об одной предпосылке мировоззрения.

Об Имени Божием.

Об ориентировке в философии.

Общечеловеческие корни идеализма.

Первые шаги философии.

Письма П. Флоренского с Соловков.

Плач Богоматери.

Понятие Церкви в Священном Писании.

Православие.

Смысл идеализма.

Собрание частушек Костромской губернии Нерехтского уезда. Столп и утверждение истины. Строение слова. Термин.

Троице-Сергиева лавра и Россия.

У водоразделов мысли.

Философия культа.

Эмпирея и Эмпирия. Homo faber.

Simbolarium.

Научная новизна и теоретическая значимость работы:

— анализируются два типа миропонимания, показывается, что их оппозиция проходит через все основные работы П. Флоренского, дается обобщенная характеристика этих типов-

— рассматриваются взгляды Флоренского относительно двух чередующихся исторических и культурных типов (ренессансного и средневекового), вычленяется особый третий тип — & laquo-Новое Средневековье& raquo--

11

— систематизируются и сопоставляются особенности осмысления Флоренским философских систем Платона и Канта как наиболее ярких выразителей двух противоположных типов мировоззрения-

— исследуются параллели между древней философией магии, идеями платонизма и философией Флоренского-

— выявляется иерархия категорий философии имени Флоренского-

— разрабатывается проблема онтологического статуса личного име-. ни в контексте категорий символа и энергии-

— анализируется типология личных имен (ономатология) —

-рассматриваются идеи Флоренского относительно наименования как познания.

Положения, выносимые на защиту.

Результаты проведенного исследования позволяют сформулировать следующие положения, выносимые на защиту:

— существуют два типа миропонимания, циклически сменяющие друг друга и обладающие соответственно позитивной (средневековый тип) и негативной (ренессансный тип) оценкой. Разрозненные характеристики этих двух типов, встречающиеся в разных работах Флоренского, можно объединить в два логичных последовательных ряда, при этом сохраняя основное оценочное направление-

— оба типа мировоззрения нужно рассматривать как дополняющие друг друга исторические, культурные и мировоззренческие типы по формуле: & laquo-не два, но пара& raquo-. В пользу этого говорит продуктивность выдвигаемой не только Флоренским идеи & laquo-Нового Средневековья& raquo- как промежуточного типа, объединяющего в себе признаки двух основных-

— в то время как ренессансное миропонимание отказывает имени в онтологичности, для средневекового миропонимания имя имеет онтологический статус-

— имя выступает своеобразной частью именуемого, в этом пункте средневековое миропонимание соприкасается с новой онтологией, разрабатываемой в современной, так называемой неклассической философией.

Апробация исследования. Основные положения и результаты диссертационного исследования докладывались автором и получили положительную оценку на конференциях: & laquo-Природа — культура — социум& raquo- (Киров, 1998), Шестые Республиканские чтения & laquo-Философы XX века: Алексей Лосев& raquo- (Минск, 2001), Городская научная конференция преподавателей гуманитарных наук вузов г. Кирова & laquo-2000-летие Христианства: актуализация проблем русской религиозной философии и культуры& raquo- (Киров, 2001), IX Международная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых & laquo-Ломоносов»- (Москва, 2002).

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

1. Игошина Ю. В. Философия слова П. А. Флоренского // Сознание — мировоззрение — мышление: Сб. науч. ст. Вып. 3. — Киров: Изд-во ВГПУ, 1998. -С. 69−74.

2. Игошина Ю. В. Особенности и категории философского метода П. А. Флоренского // Философия, культура, жизнь: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 11. — Днепропетровск: М-во просвещения и науки Украины, Центр экон. просвещения, 2001. — С. 228−235.

3. Игошина Ю. В., Ненашев М. И. Флоренский об антиномичности истины // Российское государство в начале XXI века: Сб. науч. тр. Вып. 2 / Отв. Ред. И. М. Машаров. — Киров: Кировский филиал СПбИВЭСЭП, 2001. -С. 29−35.

4. Игошина Ю. В. Ономатология Павла Флоренского // Сознание -мировоззрение — мышление: Сб. науч. ст. Вып. 6. — Киров: Изд-во ВГПУ, 2001. -С. 52−55.

5. Игошина Ю. В. Анализ личных имен в работе П. А. Флоренского & laquo-Имена»- // М-лы Междунар. конф. студентов, аспирантов и молодых ученых & laquo-Ломоносов-2002»-. Вып. 8. — М.: МГУ, 2002. — С. 373−374.

6. Игошина Ю. В. Философия имени: А. Лосев и П. Флоренский // Философы XX века: Алексей Лосев: М-лы респ. чтений-6 / Сост. B.C. Вя-зовкин. — Минск: РИВШ БГУ, 2002. — С. 17−19.

7. Игошина Ю. В. Пары личных имен в & laquo-Словаре имен& raquo- Павла Флоренского // Сознание — мировоззрение — мышление: Сб. науч. ст. Вып. 7. — Киров: Изд-во ВГПУ, 2002. — С. 19−23.

Структура диссертационной работы. Структура исследования обусловлена выбранной методологией, поставленными целями и особенностями исследуемого материала. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка, включающего 178 источников. Объем диссертации — 141 страница.

Заключение

Философия имени П. А. Флоренского представляет несомненный интерес для исследования, во-первых, в силу своей оригинальности и необычности и, во-вторых, по причине явно недостаточной изученности, в-третьих, ее актуальности с точки зрения разработки идей новой онтологии, которая рассматривает сознание как часть бытия. В настоящей диссертационной работе автор попытался выявить особенности имяславче-ских воззрений Флоренского в контексте его богословских, мистических, лингвистических, философско-теоретических взглядов.

Флоренский представляет мировую историю в виде двух чередующихся типов мировоззрения, внешне находящихся в отношении антино-мичности. Основная пара названий двух типов — средневековое и ренес-сансное. Если кратко суммировать характеристики, которые получают оба типа в работах о. Павла, получаем следующее: для средневекового типа характерны цельность и целостность, непосредственность, органичность, знания, вырастающие из души, единство человека с природой, объективность, конкретность, самособранность. Второй (ренессансный, или возрожденческий) тип миропонимания — воплощение искусственности, случайности, раздробленности, & laquo-душевного атомизма& raquo-. Основными характеристиками этого типа миропонимания являются субъективность, отвлеченность, поверхностность, & laquo-интеллигентскость»-.

Различия между средневековым и ренессансным миропониманиями Флоренский прослеживает на уровне восприятия пространства и времени. Для возрожденческого миропонимания характерны прямоперспективнпе изображение действительности и идея непрерывности. Средневековье утверждает обратную перспективу, которая дает возможность, например, увидеть предмет в четырех, а не трех сторон, и & laquo-обратное время& raquo-, характерное для сновидения. Именно & laquo-обратность»- представляется о. Павлу наиболее точным отражением реальности, напротив, прямая перспектива является иллюзией.

Применительно ко второй важнейшей категории познания — времени — идея прямой и обратной перспективы реализуется в проблеме прерывности-непрерывности. Если средневековая культура направлена на утверждение формы как особой реальности, приоритета целого над частями, утверждения всеобщей связности и закономерности, микрокосмич-ности и символичности всякого явления (непрерывность), то Ренессанс начинается со стремления разрушить форму, раздробляя целое на части (прерывность). Время в средневековой культуре может рассматриваться как особая, четвертая координата пространства.

Подтверждения оппозиции восприятия пространства и времени Флоренский находит в иконописи. Иконопись онтологична, между онтологией и эстетикой (как словесным выражением законов иконописи) существует не просто общность, но и самое прямое тождество. Анализ особенностей русской иконописи и живописи и жанровых законов изобразительного искусства, которым следует европейская (ренессансная) культура, приводит философа к идее, что при всей противопоставленности двух миропониманий и типов культуры, при всей противоречивости внутри возрожденческой культуры полной оппозиции их нет: искусство, наука Нового времени корнями уходят в Средневековье, то же самое можно сказать о любой другой стороне бытия человека и мира.

Деление эпох на Ренессанс и Средневековье — далеко не единственное противопоставление, которым Флоренским называет два типа мировоззрения. В работах разных лет находим достаточно много характеристик, дополняющих сведения о двух миропониманиях, расширяющих значение основной оппозиции. Противопоставляемых названий, которые получает каждый тип мировоззрения, находит до 20, еще столько же -критериев, по которым в работах Флоренского сравниваются два типа мировоззрения. В отдельный критерий выделено отношение к слову и имени.

Одна из пар оппозиционных мировоззрений — платонизм и кантианство. Платонизм стал для о. Павла одним из самых массивных источников философии, прежде всего — философии имени. Флоренский находит и обосновывает разительное сходство философской системы Платона и народного (средневекового) типа мировоззрения. И то, и другое стремится к цельному знанию- обе системы безгранично верят в силу человеческого духа и признают магию — у Платона это «нарочито-философская способность& raquo-, в народном представлении — познание в кудесническом озарении. Наконец, и платонизм, и народное мировоззрение не укладывается на рассудочной плоскости, поэтому их нельзя изложить систематически. Флоренский воспринимает от Платона идею двоемирия. Два мира, хотя и находятся в оппозиции, но соприкасаются. Рассматривая идею двух миров, Флоренский обращает внимание в первую очередь не на критерии их противопоставленности, а на возможность преодолеть это противопоставление. Философ выявляет четыре способа перехода от одного мира к другому: сон, художественное творчество, иконостас, религию. Флоренский все же утверждает онтологическое единство мира и потому миропонимание должно рассматриваться по отношению к миру в целом. Мири нужно рассматривать не как два мира, а как пару миров. То же относится и к двум типам миропонимания: поскольку они противоположны друг другу по всем критериям, то, по логике Флоренского, тоже должны быть парой.

Если Платон является для о. Павла средоточием и выразителем мистического, народного, средневекового миропонимания, то Канта мыслитель называет вершиной ренессансного мировоззрения. Возрожденческая философия видит в Канте наиболее точного выразителя своих мыслей: критицизм, восстание против Церкви, бунтарство против Бога.

Наряду с двумя типами миропонимания Флоренский говорит о третьем типе, совмещающем в себе характеристики двух первых и являющемся, таким образом, переходным или пограничным типом. Переход этот связан со значительными изменениями, переломом в культуре, науке, в сознании — отдельного человека и человечества в целом — и потому болезнен. Флоренский не раз указывает на эсхатологичность своей эпохи и размышляет о смене сознания. О. Павел считает, что рубеж XIX—XX вв.еков отмечен & laquo-возвращением к христианскому мировоззрению& raquo- - после эпохи ренессансной религиозной раздробленности и отхода от церковности. По аналогии с Возрождением эпохой период перелома о. Павел называет & laquo-разрождением»-, когда происходит воскресении к жизни средневековых идей и направлений, сознательно отвергнутых Возрождением.

Итак, три типа миропонимания: средневековое (желанное, но утраченное), возрожденческое (разрушившее и не принявшее то лучшее, что было в Средневековье, но уже уступающее свои позиции чему-то новому) и & laquo-современность»- как переход к & laquo-новому средневековью& raquo- (желаемому и грядущему). Существенным признаком современности Флоренский называет & laquo-самопреодолении культуры Ренессанса& raquo-, признаки которого уже заметны: это преодоление узкой специализации в науке- на смену декартовскому дуализму духа и материи, души и тела, ренессансной пассивности и созерцательности духа приходит единство двух начал, осознание тела как символа, особого состояния духа- в области самосознания меняется отношение человека к миру и к себе в мире: начинает & laquo-пробиваться сознание, что мир не в порядке, что человек расстроен, что нужно все перестроить, сделать иначе& raquo-. Опору человек начинает искать не в себе (что было актуально для Ренессанса и глубоко ошибочно), а в & laquo-вышемирном»-, ином бытии.

Одним из центральных понятий своей философии Флоренский считает Имя — & laquo-сказуемое нашего переживания& raquo-. Философия имени и слова о. Павла строится, как и вся его философская система, на антиномиях.

124

Слово включает в себя сразу несколько пар антиномичных черт: внешняя и внутренняя формы слова, его тело (морфема, фонема) и душа (семема, идея) — монументальность и восприимчивость- противопоставляются друг другу существование слова (в языке) и его творение- противопоставлены друг другу слово и предложение, собственные и нарицательные имена, часть речи и член предложения, рассудочность слова и восприятие еГо как произведения искусства.

Флоренский предлагает единственно правильное, на его взгляд, решение проблемы антиномии. Противоречие не нужно снимать, его необходимо углублять до такой степени, чтобы была найдена общая основа противопоставляемых сущностей.

Проблема соотношения личного имени и имени вещи решается Флоренским нестандартно. С одной стороны, проводится границу между нарицательными (вещными) и собственными (личными) именами. Первое приравнивается к слову, второе находится на высшей ступени познания. Имя, с одной стороны, выделяет своего носителя среди других личностей, а с другой стороны, обозначает общее направление его жизни. Флоренский убежден, что всякое личное имя имеет определенное действие на своего обладателя, играет важную роль в его судьбе

С другой стороны, именно в этом смысле между личными и нарицательными именами можно найти общую черту: так же, как собственное имя определяет судьбу человека, так имя вещи отражает восприятие вещи человеком и таким образом тоже обозначает ее судьбу.

Конкретно личному имени посвящена ономатология Флоренского. Главное, что прослеживается в любом отрывке ономатологических ин-туиций Флоренского — твердое убеждение, что имя человека значительно влияет на его судьбу, и этот факт позволяет философу делать выводы о характере человека на основе того, какое имя он носит. Знание имени (как человека, так и вещи, а также имена богов) дает возможность получать власть над его носителем. Такое представление тесно перекликается с древними магическими традициями.

Ключевая идея нашего исследования онтологичности имени в философии Флоренского состоит в том, что онтологический статус имя приобретает только в одном из двух типов мировоззрения — а именно, в народном (средневековом).

Автор видит несколько перспективных направлений для продолжения исследований по выбранной теме. Во-первых, особый интерес представляет собой ономатология П. Флоренского. Сделаны попытки приблизиться к глубокому и подробному анализу ономатологических интуиций о. Павла, однако, как нам представляется, этот пласт наследия философа заслуживает отдельного исследования. Во-вторых, неисследованной стороной остается поэтическое творчество Флоренского. В-третьих, рассмотренные в нашей диссертационной работе проблемы (оппозиция двух типов мировоззрения, идея & laquo-Нового Средневековья& raquo-, онтологический статус имени) представляются заслуживающими дальнейшего внимания в силу своей значимости для формирования новой, постнеклассической онтологии.

ПоказатьСвернуть

Содержание

ГЛАВА I. П. ФЛОРЕНСКИЙ ОБ ОППОЗИЦИИ МИРОВОЗЗРЕНИЙ.

1.1. Предварительные замечания.

1.2. Оппозиция средневекового и ренессансного мировоззрений.

1.3. Платонизм и кантианство.

1.4. Идея & laquo-Нового Средневековья& raquo-.

ГЛАВА И. ОНТОЛОГИЯ ИМЕНИ В ФИЛОСОФИИ П. ФЛОРЕНСКОГО

2.1. О философском методе П. Флоренского.

Познание как именование.

2.2. Онтологический статус имени.

2.2.1. Энергийная иерархия категорий философии имени.

2.2.2. Имя вещи и имя личное.

2.3. Ономатология.

2.4. П. Флоренский и А. Лосев об онтологическом статусе имени.

Список литературы

1. Монографии и первоисточники

2. Акулинин В. Н. Философия всеединства. От Вл. С. Соловьева к П. А. Флоренскому / В. Н. Акулинин. Новосибирск, 1990.

3. Андроник (Трубачев), иеромонах. Теодицея и антроподицея в творчестве священника Павла Флоренского / А. Трубачев. Томск, 1998.

4. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества / М. И. Бахтин. — М., 1979.

5. Библейская энциклопедия. М., 1990.

6. Булгаков С. Н. Православие / С. Н. Булгаков. М., 1991.

7. Булгаков С. Н. Свет невечерний / С. Н. Булгаков. — М., 1994.

8. Булгаков С. Н. Философия имени / С. Н. Булгаков. СПб.: Наука, 1999.

9. Булгаков С. Н. Философия хозяйства / С. Н. Булгаков. М., 1990.

10. Бычков В. В. Эстетический лик бытия (Умозрения Павла Флоренского) / В. В. Бычков. М., 1990.

11. Введение в культурологию: Учебное пособие в 3-х частях по курсу & laquo-Теория и история мировой и отечественной культуры& raquo-. -М., 1995.

12. Введенский А. И. Очерки по истории русской философии /

13. A. И. Введенский, А. Ф. Лосев, Э. Л. Радлов, Г. Г. Шпет. Свердловск, 1991.

14. Волков Г. Три лика культуры / Г. Волков. М., 1992.

15. Губин В. Д. Проблема бытия в современной европейской философии /1. B. Д. Губин. -М., 1998.

16. Гуревич П. С. Философия культуры / П. С. Гуревич. М., 1995.

17. Евлампиев И. И. История русской философии: Учебное пособие для вузов / И. И. Евлампиев. М.: Высш. шк., 2002.

18. Зеньковский В. В. История русской философии / В. В. Зеньковский. — Л., 1989.

19. История русской философии: Учебник для вузов / Редкол.: М. А. Маслин и др. М.: & laquo-Республика»-, 2001.

20. Кант И. Критика способности суждения / И. Кант. М., 1994.

21. Кравец Л. О красоте духовной / Л. Кравец. М., 1990.

22. Киселев А. Чудотворные иконы Божией Матери в русской истории / А. Киселев. -М., 1992.

23. Лосев А. Ф. Знак. Символ. Миф / А. Ф. Лосев. М., 1982.

24. Лосев А. Ф. Очерки античного символизма и мифологии / А. Ф. Лосев. -М., 1993.

25. Лосев А. Ф. Очерки мистического богословия / А. Ф. Лосев. -М., 1993.

26. Лосев А. Ф. Проблема символа и реалистическое искусство / А. Ф. Лосев. -М., 1995.

27. Лосев А. Ф. Философия имени / А. Ф. Лосев. М., 1990.

28. Лосский Н. О. История русской философии / И. О. Лосский. -М., 1994.

29. Мамардашвили М. К. Классический и неклассический идеалы рациональности / М. К. Мамардашвили. Тбилиси: & laquo-Мецниереба»-, 1984.

30. Мамардашвили М. К. Лекции по античной философии / М. К. Мамардашвили. М.: & laquo-Аграф»-, 1997.

31. Мамардашвили М. К. Эстетика мышления / М. К. Мамардашвили- Предисл. Ю. Сенокосова. М.: Московская школа политических исследований, 2001.

32. Мифологический словарь. М., 1990. 31

Заполнить форму текущей работой