Архивное дело в России и Российской империи

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Контрольная работа

Архивное дело в России и Российской империи

Введение

Архив — организация или ее структура, подразделение, функциями которого является хранение документальных материалов, составление к ним научно-справочного аппарата и организация использования документальных материалов. Иногда словом «архив» обозначают совокупность документальных материалов, образовавшихся в результате деятельности учреждения, организации, предприятия, отдельного лица, семьи, рода. Архивное дело — отрасль деятельности, охватывающая вопросы хранения и использования архивных документов [2, 2].

Изучение истории архивного дела позволяет проследить процесс накопления исторических источников (документов) по истории государства; понять причины перемещений и утрат документальных источников.

Поскольку история становления архивов тесно связана с исторической наукой, периодизация возникновения архивохранилищ пересекается с этапами становления и развития государственности.

Особо тесно переплетаются история государственного аппарата управления и история становления архивного дела — именно эту взаимосвязь мы и попытаемся проследить в данной работе.

В данной работе мы опирались на работы Самошенко В. Н. «История архивного дела в дореволюционной России», конспект лекций по дисциплине «Архивоведение», читаемых Тельчаровым А. Д., Малышевой С. Ю. «Основы архивоведения», в которых очень подробно описывается история архивного дела, эволюция документальных источников. Показана роль документальных источников и архивных учреждений в различные исторические эпохи России.

Так же мы использовали «Архивоведение» Алексеевой Е. В., Аванасьева, Л.П. и Бурова Е. М., «Архивоведение отечественной истории» Голикова А. Г., конспект лекций по дисциплине «Архивоведение», читаемых Ульяниной Е. А, Якименко А. С. — учебные пособия, в которых кратко, но достаточно подробно описывается история архивного дела в России с самого раннего периода по сегодняшний день.

Так же мы прибегали к помощи работ Авдустина Д. «Берестяные грамоты», в которой автор емко и доступно рассказывает о данном документальном источнике; Самошенко В. Н. «Исторические архивы Москвы и Санкт-Петербурга (XVIII-нач. XX вв.)», в котором автор подробно рассматривает история исторических архивов Москвы и Петербурга. Для составления плана данной работы мы прибегали к помощи курсовой работы студентки третьего курса ГОУ ВПО «Магнитогорский государственный университет» Нагимовой Г. Н. «История архивного дела в России».

Объектом данного исследования стали историческое развитие России, изменение государственного делопроизводства и изменение в системе бюрократического аппарата.

Предметом нашего исследования стали различные хранилища документальных источников, архивы.

Актуальность данной работы обусловлена, с одной стороны, большим интересом к теме развития архивного дела в досоветский период в современной науке, с другой стороны, ее недостаточной разработанностью.

Целю данной работы являются освещение истории становления архивного дела от своего зарождения до 1917 г., изучение проблем в этой области, возникавших в различные периоды времени; изучение комплектации, хранения и использования документов на различных этапах исторического развития России, что даст понять причины создания, развития и утраты «архивного наследия».

Эти цели конкретизируются следующими задачами:

1. Изучить зарождение архивного дела в Древней Руси. Осветить появление документов, документальных источников

2. Изучить способы хранения документальных источников в Древнерусском государстве

3. Рассмотреть развитие архивного дела в период раздробленности Руси

4. Рассмотреть изменения в архивном деле в период централизации Руси

5. Проследить связь между становлением архивного дела и изменениями государственного аппарата в XVIII—XIX вв.

6. Проследить изменения в архивном деле, связанными с этими историческими событиями

7. Определить на каком этапе находилось архивное дело в начале XX в.

1 Архивы в России до XVIII века

1.1 Появление архивов в Древнерусском государстве

архив справочный документальный

Зарождению архивного дела на Руси способствовало появление на Руси письменности. Миссионерская деятельность просветителей IX в. Кирилла и Мефодия, становление Киевской Руси, принятие ею в 988 г. христианства способствовали формированию первых документных сводов, которые легли в основу создания первых архивов Киевской Руси.

К основным видам документов относились дипломатические акты, административные акты, договора между князьями, жалованные грамоты, уведомительные грамоты, бытовая документация.

Особо значимыми среди указанных документов были юридические и поземельные.

До наших дней дошло не более полутора сотен документов, сохранившихся со времен Киевской Руси, важнейший — Повесть временных лет, содержащая в своем составе ряд утраченных впоследствии дипломатических и юридических документов [8, 7].

Документы использовались в юридической, хозяйственной, идеологической жизни, во внешних отношениях Киевской Руси с соседними странами, прежде всего с Византией. Документы являлись основой летописей, благодаря чему многие из них дошли до нас в списках.

В летописях содержатся весьма ранние упоминания о существовании княжеских скотниц (мет хранения): например, в них есть сведения о том, что у князя Владимира существовала скотница, или о том, что Изяслав Мстиславич в 1146 году захватил скотницу во владениях Ольговичей.

Вероятно, документы имелись и в хранилищах при посадничьих дворах, в центрах хозяйственной деятельности княжеских дружинников. Предположительно, хранителями документов выступали тиуны и ключники князя, заведовавшие его казной [4,53].

Первыми хранилщами Киевской Руси были:

· Казна Княжьего двора — центральный общегосударственный архив;

· местные архивы (хранили посадники);

· архивы храмов и монастырей (хранились особо важные документы) [5,4]

В Киевской Руси сосредоточением правительственной деятельности князя был княжий двор. В результате его деятельности и таких должностных лиц, как печатник (хранитель княжеской печати), металник (исполнил обязанности секретаря в суде) и писец, возникали документы, отлагавшиеся в Казне (черная книга). Именно там собирались документы о различных сторонах деятельности киевских князей, договора с Византией, княжеские грамоты, судебные решения и т. д. [9,5].

Наиболее известными центрами хранения документов, кроме Казны Княжьего двора, являлись:

· Софийский собор и Десятинная церковь в Киеве;

· Софийский собор в Новгороде;

· соборы и монастыри в городах Киевской Руси.

Архивные документы использовались в юридической, хозяйственной, идеологической жизни, во внешних сношениях Киевской Руси с соседними странами, прежде всего с Византией. Документы являлись основой летописей, благодаря чему многие из них дошли до нас в списках.

По мере развития феодальной раздробленности русских земель происходило обособление и их архивов. При сохранении прежнего набора особо значимых документов, мест их хранения, их использования появляется определенная специфика архивного дела периода раздробленности [8, 8].

Представителями княжеской власти на местах (в городах) были посадники, которые выполняли судебные и административные функции, и в процессе их деятельности также возникали документы, которые затем хранились в патронажных храмах, являвшихся для городского населения местом почитания святых — покровителей города, а, следовательно, оберегателей его ценностей [2,9].

Большими комплексами документов складывались в церковных учреждениях и монастырях: грамоты князей на пожалование угодий и привилегий, записи разных вкладов, рукописные книги и т. д.

В монастырях переписывались книги, которые наши предки называли «источниками мудрости». Книги чрезвычайно ценились, стоили очень дорого, так как изготовлялись из пергамента и украшались цветными миниатюрами. На Руси была широко распространена религиозная литература, особенно «жития святых», которые описывали жизнь, страдания, подвиги людей, канонизированных церковью, т. е. признанных святыми. Хранились книги и документы вместе с церковной утварью в ризницах, которые позднее (с ростом документооборота и с возрастанием роли документации) стали называться книгохранилищами [7, 11].

В ХI в. появляются первые исторические сочинения — летописи. Эта поистине драгоценная капля позволяет представить, сколь многообразна, трудна и насыщенна была жизнь в те времена. Создавались они на основе документов, содержавшихся в княжеских и архивах при соборах [3, 4].

Также были берестяные грамоты. Это письма и документы на березовой коре, открытые раскопками древнерусских городов. Буквы процарапывались острой костяной или металлической палочкой (также найдены при раскопках) на специально подготовленной березовой коре. Большинство берестяных грамот — частные письма, в которых затрагиваются бытовые и хозяйственные вопросы, содержатся поручения, описываются конфликты, некоторые грамоты шуточного содержания. Есть берестяные грамоты, содержащие протесты крестьян против помещиков, списки хозяйственных повинностей и обязательств, политические новости, а также денежные документы, завещания [1]. Самые ранние берестяные грамоты, датированы XI—XII вв. были найдены в Новгороде [8, 5].

Также возникали личные библиотеки и архивы. Сын Ярослава Мудрого, Святослав, собрал большое количество рукописей. Богатая коллекция имелась у курского посадника. Собирали письменные источники также бояре, дружинники и монахи [7, 11−12].

Вместе с зарождением феодальных поместий в процессе их деятельности возникают феодальные архивы. Помимо княжеских, монастырских, церковных, появляются и городские архивы. Специфическая черта феодальных архивов — дробность и множественность. Их документы активно использовались — например, в ежедневной хозяйственной деятельности, в летописании.

Однако от времени Древнерусского государства до нас дошло не так уж много остатков архивов, не много архивных документов. Документы гибли во времена восстаний, стихийных бедствий (особенно пожаров и наводнений), во время нашествий неприятеля: так, в 1203 году, когда половцы взяли Киев, разграблению подверглись Св. София и Десятинная церковь, в которых хранились книги и документы. Однако многие документы этого времени гибли уже позже — в XVI—XVII вв.еках из-за того, что современники не видели в них исторической ценности и использовали старые документы на пергамене в качестве поделочного или вспомогательно материала — например, оклеивали ими крышки переплетов книг [4, 54].

1.2 Архивы в период раздробленности

В этот период, так же, как и в предыдущий, письменные ценности еще не были обособлены ни от текущего канцелярского делопроизводства, ни от книжных собраний, ни от материальных ценностей и сокровищ. Все они по-прежнему хранились в скотнице, в казне.

В каждом княжестве имелись свои княжеские скотницы, в которых отлагались различные документы. Документы феодальных княжеств нередко в междоусобицах переходили из рук в руки [4, 54−55].

В XII—XIII вв. возникают летописные традиции в Ростово-Суздальской земле (Владимирский летописный свод, 1177), Галицко-Волынской земле, продолжается летописание в Новгороде.

Феодальные княжества и республики не только стали наследниками документальных материалов Древнерусского государства, но и создавали новые. Так, князья закрепляли жалованными грамотами совершавшиеся феодалами (боярами, церковью) захваты общинных земель. В процессе княжеского суда и управления отлагались судебные протоколы, приговоры и другие документы. Борьба между княжествами приводила к заключению договоров, которые фиксировались в «докончальных» или «крестоцеловальных» грамотах, т. е. письменных договорах, подтвержденных клятвой сторон.

Расширялись связи с другими государствами. Например, Новгород, Псков, Полоцк, Смоленск, Витебск заключали договоры с торговыми компаниями немецких городов Балтии, помимо торговых заключались и дипломатические соглашения, особенно после отражения немецко-шведской агрессии в XIII в. [2,10].

Документы в рассматриваемый период начинали играть все более важную роль в политической, экономической жизни княжеств, в придании юридической силы различным соглашениям между князьями, поэтому в период феодальной раздробленности зарождается учет и описание документов.

Возникают и многочисленные церковные и монастырские «архивы». Компетенция церкви была весьма обширной: кроме собственно церковных дел, ее ведому подлежал и ряд гражданских и уголовных дел. Церковь помимо собственных конфессиональных обладала и некоторыми судебными функциями, связанными с особой категорией дел (приверженность к язычеству, многоженство, браки между близкими родственниками и т. д.). В процессе производства таких дел создавались многочисленные документы. Обычными исполнителями письменного делопроизводства церкви были низшие церковнослужители — дьяки. Из них и формируются кадры делопроизводителей и хранителей документов, на которых стали возлагаться канцелярские обязанности и в светских делах. С XIV века термин «диак» стал и синонимом должности лица, ведущего письменное делопроизводство [4, 55; 2, 11].

Кроме деловых документов в церквях и монастырях хранились рукописи и книги, которые собирались и затем переписывались. Работа по переписыванию книг часто выполнялась по заказу на основе заключенного договора — «ряда».

Диаков стали привлекать в свои канцелярии и светские феодалы (князья, бояре). Поэтому словом «диак», «дьяк» с XIV в. стали называть должностных лиц, ведущих письменное делопроизводство, например: дьяки княжьи, городские, вечевые.

Документы церкви хранились при главе русской православной церкви — митрополите и епископах (в митрополичьей и епископских казнах), монастырские документы — в церквях монастырей [2,11].

В этот период свои «архивы» складываются в Новгородской и Псковской феодальных республиках, прежде всего как результаты деятельности вечевых собраний. Но документы откладывались не только в них. Новгородские купцы вели свои торговые дела компаниями, у каждой компании был свой святой покровитель — свой патрон, в честь которого строились церкви. Вокруг этих храмов сосредоточивалась деловая жизнь компании. Кроме того, документы отлагались и в гостиных дворах — немецком, тверском, псковском, полоцком, смоленском и других.

В Псковской феодальной республике в Троицком соборе находился особый «ларь» с документами, ставший своеобразным «государственным архивом» Пскова. Около Троицкого собора во Пскове происходили вечевые собрания, поэтому вечевая канцелярия и хранилище вечевых постановлений, решения местных соборов духовенства, и некоторые другие документы хранились в сенях Троицкого собора. В этот прообраз архива — «Ларь Св. Троицы», — горожане стали сдавать и частноправовые документы (в копиях и в подлинниках) — духовные грамоты (завещания), платежные расписки, заемные записи, судебные решения и другие. Хранение в «Ларе Св. Троицы» любого государственного или частного документа придавало ему силу и значение бесспорного акта. «Ларем» заведовал «ларник» — не только хранитель документов, но и чиновник, скреплявший акты городской печатью (надо заметить, ларники нередко злоупотребляли служебным положением, нередко совершали подлоги). Вероятно, в «Ларе» существовал уже какой-то перечень документов, позволявший ориентироваться в нем [4, 55−56].

Первой архивной описью считается помещенный в Ипатьевской летописи под 1288 г. перечень принадлежащих владимиро-волынскому князю Владимиру Васильковичу рукописей. Феодальная раздробленность привела к составлению на местах своих летописных сводов, продолжавших общерусскую Повесть временных лет [8,6].

Дошел до нас и перечень рукописей Слуцкого Троицкого монастыря, составленный в 1494 году. Так же до нас дошла опись Кирилло-Белозерского монастыря составлена в последнюю четверть XV века. Она состоит из двух отделов: краткой инвентарной описи, и распространенного описания отдельных рукописей. В последнем кратко характеризовался каждый документ сборников — указывалось его заголовок, начальная фраза документа, порядковый номер, число листов в документе, и другие сведения [4, 56−57].

1.3 Архивное дело в Русском централизованном государстве

В процессе становления Русского централизованного государства шел и процесс собирания документов и архивов феодальных княжеств.

Ликвидируя политическую самостоятельность феодальных княжеств (Ярославского, Тверского, Ростовского, Суздальского, Рязанского и других) и отвоевывая земли у Литвы (Смоленская земля), московские князья увозили в Москву и их документальное наследие. Князья этих княжеств сопротивлялись увозу документов, пытаясь уберечь их, передавали на хранение в церкви и монастыри, митрополиту. Но это не спасало документы от изъятия.

Изъятие же архивных документов у Новгорода и Пскова велось более осторожно и постепенно. В 1550 году Иван Грозный отобрал у Новгорода в Московскую казну его «рядовые» грамоты — договоры Новгорода с князьями. Тогда же частичное изъятие документов коснулось и монастырей: в 1550 году Иван Грозный записал в Судебник требование изъять у монастырей жалованные грамоты.

В период Ливонской войны (1558−1583 годы) — когда, с одной стороны, на Новгород и Псков пало подозрение Москвы в «изменах», а с другой, возникла необходимость расширения служилого землевладения за счет монастырского, — во время карательной экспедиции 1570 года на Новгород и Псков были захвачены «ризная казна» в Св. Софии, казна архиепископа, казны многих церквей и монастырей в Новгороде и близ него.

В период существования централизованного государства в руках московских князей оказывается еще один важный комплекс документов — документы так называемого «татарского письма», документы периода Золотой Орды. Это так называемые «дефтери» (под этим названием они значились в московских описях, так называли документы, писанные на пергамене), «ярлыки» (называвшиеся также «тарханными грамотами», от слова «тархан» — владетель земель, получивший от хана ярлык) и «пайцзы» («байсы»). В золотоордынских диванах (канцеляриях) письменное делопроизводство столь развито, что в нем выработались трафаретные образцы официальных бумаг (называемые на Западе формулами). Золотоордынским документам придавалось большое значение и после падения Орды. Так, православная церковь в XVI веке использовала ханские ярлыки для защиты своего землевладения. Основной комплекс документов «татарского письма» составляли документы, отложившиеся в архивах Московского государства.

До нас дошло немало монастырских описей XVI века: тогда монастыри особенно тщательно учитывали и описывали, хранили документы, как оружие в борьбе за свои земли. В описях XVI века бытовали не только перечни книг, но и перечни документов — документы описывались каждый отдельно, либо по группам. В некоторых описях описывались внешние особенности отдельных документов: например, указывалось, что грамота написана на харатье — пергамене, — или на бумаге, упоминалось наличие печати на документе, выдача документа тому или иному лицу. Часто архивные материалы назывались по именам тех лиц, которые вели делопроизводство. [4, 57−59].

Государева Казна, выполнявшая роль общегосударственного административного органа, постепенно становится фактически государственной канцелярией, из которой позже выделились органы отраслевого управления — приказы.

В Казне хранились документы великого князя.

В XVI в. происходит укрепление государства, которое сформировалось в форме монархии с сильной верховной властью.

В этот период сильно возрос объем документации. Вследствие развития книгопечатания письменные материалы отделились в XVI в. от библиотек. Центральные и местные учреждения имели собственные хранилища письменных источников. Были выработаны определенные правила хранения дел, составления справочников и выдачи дел для использования. Однако хранилища документов еще не стали структурными частями учреждений. Письменные источники, в т. ч. потерявшие практическое значение, как правило, отлагались в канцелярии вместе с текущим делопроизводством [7, 19].

Постепенно с увеличением и усложнением функций государственного управления возникла необходимость в создании специальных учреждений, которые руководили военными, иностранными, судебными и прочими делами. Так, в середине XVI в. возникают постоянно действующие приказы со своими штатами, внутренней структурой и специальным делопроизводством.

Из большого числа приказов, создававшихся в разные годы, можно выделить несколько основных групп, объединенных по направлению деятельности:

· военные (Разрядный, Поместный, Стрелецкий, Пушкарский, Оружейная палата);

· дворцовые приказы, заведовавшие отдельными отраслями великокняжеского, а затем (с 1547 г.) царского хозяйства (Казенный, Конюшенный, Ловчий, Сокольничий, Постельничий);

· внешние сношения с иностранными державами (Посольский приказ);

· финансовые, фискальные приказы для сбора налогов и податей (Приказ Большого прихода);

· судебно-полицейские приказы (Разбойный, Холопий, Земский);

· судебные приказы, которые заведовали судом на определенных территориях (Московский, Владимирский, Дмитровский, Казанский).

Количество приказов постоянно увеличивалось, что было связано с расширением и усложнением функций централизованного государства [2,12].

Наиболее значительные архивы сложились в Поместном, Разрядном и Посольском приказах.

С конца 90-х гг. XV в. документы изымаются из государственной Казны и передаются в отдельный государственный архив, история деятельности которого приходится в основном на период существования Русского централизованного государства. В основу этого архива, «Царский архив», также легли документы Московского Великокняжеского архива [2, 11].

Во второй половине XVI века было составлено несколько описей на этот архив, но сохранилась лишь опись 70-х годов XVI века. Эта опись во время польской интервенции начала XVII века вместе с другими документами была увезена в Польшу, где ее включили в состав Литовской Метрики (архив Речи Посполитой). Опись была возвращена в Россию лишь в конце XVIII века, после третьего раздела Польши [4,59].

В дошедшем до нас тексте описи имеются сведения о 233 ящиках, ларях, коробьях, в которых хранились документы и которые были пронумерованы. Материалы этого архива использовались государственным аппаратом. В описи имеются пометы, в которых сказано, какому лицу или учреждению выдавались документы. Т. о. архив функционировал обособленно от Казенного двора и от приказов [2, 13−14].

Царский архив являлся комплектующим архивом. Во второй половине XVI в. сюда поступали в основном материалы Боярской думы, личной канцелярии и Посольского приказа.

В архиве были две группы документов: материалы, изъятые из воссоединенных русских земель и документы, отражающие внутреннюю и внешнюю политику Русского централизованного государства. Так же в Царском архиве хранились материалы справочного и подсобного характера: литовская и польская летописи, каран, чертежи русских земель и городов, одна из рукописей Ивана Пересветова, личная переписка великих князей и царей. В архиве находилась также «печать большая» (очевидно, государственная печать), трофейные печати и образцы иностранных монет.

Наиболее бережно хранились важные в политическом отношении источники. Чтобы обеспечить их сохранность, материалы помещались «в мешочек», «в сафьяновом меху», а затем уже складывались в ящик. Архивные дела располагались в них по тематическому и видовому (грамоты, книги и пр.) признакам.

Некоторые материалы описаны каждый в отдельности, другие — под общим заголовком, составленным, как правило, по корреспондентскому признаку. Количество документов в комплексе указывалось не всегда [7, 19−20].

Анализ состава содержания документов позволяет сделать вывод, что это был не великокняжеский архив, а общий архив Русского государства. В нем отлагались материалы, имеющие в основном общегосударственное значение. Что касается менее важных источников, то они концентрировались в архивах поместного, Казенного и других приказов.

Документы Царского архива выдавались во временное пользование (а иногда на постоянное хранение) правительственным учреждениям: Польскому, Поместному приказам и др. Архивные источники привлекались для составления родословцев, посольских и разрядных книг [7, 21].

Существенные изменения в XVI в. произошли в организации церкви. В 1589 г. было учреждено патриаршество — высшая власть в православной церкви. При патриархе в XVI в. возник особый «двор» со своими должностными лицами. Через этот аппарат патриарх осуществлял общее руководство церковными делами и имуществом церкви.

Документацию, сохранившуюся в архивах церквей и монастырей условно можно разделить на две группы: религиозная и хозяйственная, составлявшая большую часть.

В начале ХVII в. В результате польско-литовской и шведской интервенций церковным архивам был нанесен серьезный урон. Поэтому судить об их былом составе в наши дни можно лишь по сохранившимся описям и копийным книгам (копии с наиболее важных документов). Кроме того, в архивах церквей и монастырей хранились документы светских феодалов, подтверждавшие их права на владение землей, крестьянами и другим имуществом [2,13].

В результате деятельности органов местного управления создавались архивы местных учреждений. Судебник 1550 г. обязывал старост, сотских, десятских вести «разметные книги», в которых фиксировались имущественное положение и повинности посадских людей. Эти книги составлялись в двух экземплярах, из которых один направлялся в центр, а второй хранился у старост и целовальников. Для письменного оформления дел при мирских органах имелись «земские дьяки».

В архивах губных изб концентрировались судебные дела, переписка с Разбойным приказом и другими губными избами. Позднее, когда в ведение губных изб перешли все уголовные дела и полицейские функции, состав их материалов расширился. Стали отлагаться дела по надзору за общественным порядком, здесь же составлялись кабальные книги и другие документы.

Несколько позднее создаются земские избы. В архивы земских изб поступали материалы по производству судебных дел над посадским и черносошным населением (за исключением дел, подлежащих компетенции губных органов), а также дела по сбору податей и пошлин, описанию городских земель. Лавок, дворцов, мельниц и т. д. эта документация помещалась в «земских ларцах» вместе с денежными сборами и уставными грамотами. Должностным лицам запрещалось обращаться за документами по одиночке, в связи с чем ларцы хранились за «всех вобчими» печатями [7, 24−25]. Дела увязывали в «связки» или «свертки» обычно по единству содержания их документов. Однако нередко в связки увязывали и «рознь» [4, 61].

В связи с ростом феодального землевладения, раздачей принадлежавших государству «черных» и царскому дворцу «дворцовых» земель в поместное и вотчинное владение важное значение приобретало ведение соответствующей документации. Поэтому в имениях светских и духовных феодалов (особенно монастырей), а также в государственных учреждениях, как центральных (приказах), так и местных (приказных воеводских и съезных избах), составлялись копийные и записные книги актов.

В ХVI — ХVII вв. в правительственных учреждениях сложилась система делопроизводства. Приказной аппарат (канцелярия) состоял из дьяков и подьячих, которые вели всю приказную документацию. Существовала «столбцовая» форма приказного делопроизводства, выработался и особый стиль письма — скоропись.

Помимо столбцовой в приказах использовались и другие формы документов — тетради (несколько листов, сшитых в один корешок), грамоты (отдельные наиболее важные правительственные указы или частные сделки).

Постепенно в работе приказов произошло разделение в хранении подлинников и копий документов.

Первоначально архивы в приказах располагались в тесных, неприспособленных помещениях — «казенках». Однако после сильнейшего пожара в Москве в 1626 г., уничтожившего большое количество деревянных построек, в том числе и тех, где располагались приказы, в Кремле было построено специальное каменное здание, в котором и разместились уцелевшие архивы приказов. В дальнейшем именно сюда стали поступать на хранение документы от московских приказов.

Характерной особенностью работы архивов этого периода было то, что потерявшие практическое значение документы, как правило, хранились в канцелярии вместе с текущим делопроизводством, т. е. хранилища документов еще не стали самостоятельными структурными подразделениями учреждений [2, 14−15].

В данный период архивные материалы еще являлись составной частью текущего делопроизводства. Однако с течением времени наиболее старые и в значительной степени потерявшие свое практическое значение — «казенки». Сюда же подлинные материалы руководящего или справочного характера, а снятые с них копии передавались в соответствующие «столы» и «повытья».

Категорически запрещалось выносить документы из учреждений.

Верховная власть осуществляла контроль над хранением архивных документов. Центральные учреждения обязаны были представлять на рассмотрение высшей власти описи своих архивов [7, 26. 27].

Можно сделать вывод, что в Русском государстве до XVIII в. была довольно широкая сеть архивов с самыми разнообразными документами. Но люди уже осознали значимость документальных источников, хранили их от обветшания, что позволяет говорить о развитости архивного дела в доимперский период.

2. Архивная деятельность в Российской империи

2.1 Архивная деятельность в XVIII в.

К исходу XVII в. система государственных учреждений — приказов — изрядно устарела.

С первой четверти XVIII в. начинается новый этап в развитии архивного дела.

Приказы были упразднены. Вместо них были созданы коллегии, которые ведали определенными участками государственного управления и распространяли свою деятельность на всю территорию страны [2,15].

Перестройка государственного аппарата повлекла за собой и соответствующую реорганизацию архивов и архивного дела в стране. До этого времени архивы не являлись самостоятельными учреждениями, поэтому и реорганизация их шла параллельно преобразованиям государственного аппарата и была нацелена в основном на удобство использования архивных документов в деятельности учреждений.

Реорганизация шла в основном по двум направлениям. Во-первых, возникали новые учреждения с западно-европейскими организационными формами и делопроизводственными приемами, воспроизводившие и соответственную систему текущих архивов, куда сдавали оконченное делопроизводство. Во-вторых, — это касалось архивов упраздненных учреждений и материалов действующих учреждений, потерявших справочное значение, — устраивались законченные архивы, называвшиеся также историческими или государственными архивами [4, 66].

В поисках лучших организационных форм архивные фонды смешиваются, разъединяются, перевозятся в другие города, старые фонды сливаются с новыми и т. д.

В результате этих преобразований архивы отделились от канцелярий и превратились в самостоятельные структурные части учреждений, что юридически было закреплено в Генеральном регламенте 1720 г., по которому предусматривалась обязательная сдача учреждениями документов в архивы по истечении определенного срока. Одновременно устанавливался порядок сдачи дел в архивы и появились специальные должности — архивариусы [6, 33−34].

Комплекс важных источников сложился при Кабинете его императорского величества (1704−1727 гг.). Сперва Кабинет являлся личной канцелярией Петра I. В архив поступала военная и финансовая документация, материалы императора о взаимоотношениях с высшими, центральными и местными учреждениями. Здесь же находился «Юрнал», в который ежедневно записывались сведения придворного и военного характера о деятельности Петра I.

Позднее cюда поступали документы о важнейших событиях страны, проекты указов, велась переписка с послами. В этом хранилище откладывались челобитные, доносы и жалобы на имя царя, переписка о приглашении иностранцев на службу и т. д. Поэтому при кабинете Петра I сложился один из богатейших архивов, который постоянно пополнялся. При архиве была создана первоклассная библиотека.

Большое значение имеют фонды сенатских архивов Москвы и Петербурга. Указом 16 июля 1712 г. предписывалось «…собрать помесячно дела» и «приговоры» правительствующего Сената, «…учинить тем приговорам реестры с объявлением каждого дела» и отдать на хранение в архив. Так был создан Московский сенатский архив.

В 1713 г. Сенат переводится в Петербург, где создается его новая канцелярия. В 1719 г. здесь утверждается должность архивариуса. Но сам архив, как самостоятельная структурная часть учреждения был создан лишь в 1763 г. Этот комплекс дел по сравнению с московским хранилищем сразу же получил преимущество, т.к. в нем отлагались более важные документы, нежели в петербургском архиве [7, 34−35].

В 1721 г. был образован святейший правительствующий Синод во главе со светским лицом. Таким образом, произошло подчинение церкви государству, ее превращение в часть государственного аппарата [2, 16].

Сначала документальный массив находился в ведении обер-секретаря канцелярии Синода. В 1738 году он выделился в самостоятельную структурную часть, которую возглавил архивариус.

С 1717 г. стали создаваться коллегии. Для некоторых из них стали разрабатываться регламенты. В Военной коллегии установилась должность архивариуса, в Камер-Коллегии — инспектора Камер-архива [7, 36−37].

В начале XVIII века на местах учреждаются архивы при новых местных учреждениях — при губернских канцеляриях (в губерниях), при провинциальных канцеляриях (в провинциях), при земских комиссарах (в уездах). Кроме того, на местах создаются архивы провинциальных, городовых и надворных судов. Архивы создаются и при ратушах — органах городского самоуправления. Созданная в начале века сеть местных архивов существовала до 1770-х годов [4, 70].

В то же время стала возникать сеть архивов судебных учреждений: провинциальных, городовых и надворных судов. Кроме того, в городах учреждались органы самоуправления — ратуши, при которых создавались архивы.

Т. о., количество местных архивов увеличилось. Была предпринята попытка их концентрации. Сенат в 1728 г. разослал наказ губернаторам, в котором предлагал создать в каждой губернии два архива: губернской канцелярии и городского самоуправления. Но из-за отсутствия приспособленных помещений и квалифицированных кадров этот проект не был осуществлен. При каждом учреждении возникал свой собственный архив [7, 40−41].

Под влиянием развития книгопечатания и распространения определенных форматов книг уже с середины XVII века в российское делопроизводство входит практика ведения дел на листах книг и тетрадей. В 1700 году выходят два указа, значительно ограничившие делопроизводство на столбцах. Однако столбцовое делопроизводство отменялось постепенно. Дело в том, что в учреждениях сохранялся большой запас бумаги с двумя гербовыми клеймами (при столбцовом делопроизводстве большой лист разрезался на две части), а не с четырьмя, который требовался для ведения делопроизводства на листах, сшиваемых в тетради и книги. Необходимо было определенное время, чтобы исчерпать запасы этой бумаги. Только в 1726 году вышел указ, подтвердивший отмену столбцового делопроизводства. Причем, вышел и целый ряд инструкций по хранению старых документов в столбцах: частично их оставляли в столбцах, но часть столбцов разрезали на отдельные листы и сшивали в книги и тетради. Ведение делопроизводства на отдельных листах в книгах и тетрадях позволяло перейти от хранения документов в сундуках, коробах, ящиках — к хранению их в шкафах [4, 70].

Создание новых губернских учреждений, предусмотренных екатерининскими реформами, растянулось на несколько лет. Ликвидированные в их результате учреждения должны были сдать оконченные дела в Санкт-Петербургский государственный архив старых дел, имевший самостоятельное положение: архив находился в ведении Сената.

По такой же схеме происходила концентрация «решенных дел» в Москве — они были сосредоточены в Московском государственном архиве старых дел.

В конце ХVIII в., в годы правления Павла I, В результате восстановления деятельности части упраздненных коллегий часть документов была вновь рассредоточена по учреждениям. Таким образом, попытка концентрации архивных документов упраздненных учреждений оказалась непродолжительной по времени и локальной по масштабу — в двух государственных архивах, Московском и Петербургском [2, 17].

В XVIII в. возникают исторические архивы. Они хранили в основном документацию, потерявшую практическое значение.

Московский архив стал первым историческим архивом. Среди ученых нет однозначного мнения о том, когда он получил статус исторического архива. Исследователи называют три даты: 1720 г., когда асессору А. Д. Почайнову была поручена разработка и описание дипломатических дел, хранившихся в Петербурге и Москве; 1724 г., когда Московский архив Коллегии иностранных дел (КИД) получил штаты (6 сотрудников), печать и собственного руководителя — асессора П. Курбатова; 1781 г., когда Московская контора КИД была упразднена и архив стал полностью самостоятельным, подчиняясь непосредственно КИД.

Следует отметить, что до 1724 г. у Московского архива КИД не было собственного руководителя, и в 1720—1724 гг. в петербургском и московском архивах был один архивариус — А. Д. Почайнов. С 1724 г. московский архив КИД имел все атрибуты самостоятельного учреждения и подчинялся непосредственно Коллегии иностранных дел (до 1759 г.) Подчиненность же МАКИД Московской конторе КИД носила временный характер и захватывала незначительный промежуток времени, всего в 22 года (с 1759 по 1781 гг.).

В документах МАКИД освещалась внешняя политика Русского государства XV—XVII вв., особо важные события внутри страны, а также история царской фамилии.

Подавляющее большинство подобных материалов поступило в МАКИД и лишь небольшая их часть (в основном за последние годы) была передана в Петербургский архив КИД, поскольку они были необходимы для текущей работы коллегии. В Петербургский архив КИД поступали трактаты вскоре после их подписания. Дела Петербургского архива, потерявшие в значительной мере свое практическое значение, перевозились в Москву. Этим было положено начало дифференциации старых и текущих дел [6, 16−17].

Штат архива постоянно увеличивался, т.к. здесь хранились документы на многих языках, и нужны были квалифицированные сотрудники. К концу XVIII в. в архиве насчитывалось около 80 штатных сотрудников (вместе с охраной и обслуживающим персоналом), из них 24 переводчика. Так же в конце XVIII в. для сотрудников стали устраиваться экзамены «в знании иностранных языков и науках» (истории, географии, статистике); уровень знаний учитывался при продвижении по службе [7, 41−42].

Во второй половине XVIII в. произошли существенные изменения в составе и организации архивов. В 1763 г. в связи с реформой Сената ликвидировалась его Московская контора, а ее документы слились с фондом Разрядного приказа и составили самостоятельный Разрядно-Сенатский архив. Одновременно в Петербурге функционировал при Сенате свой архив как архив действующего учреждения. Архив стал крупным хранилищем источников по внутренней истории России XVI—XVIII вв., сосредоточившим около 500 тыс. дел.

Реорганизация Сената и местных учреждений в 60−70 гг. XVIII в. привела к затуханию деятельности коллегий и их ликвидации (кроме коллегии иностранных дел, военной и морской). Большое количество документов коллегий, их контор и канцелярий были переданы в Петербургский и Московский государственные архивы старых дел, учрежденные в 1780 и 1782 гг. Архивы получили свои штаты и самостоятельное вневедомственное положение, подчиняясь непосредственно Сенату [7, 44−46].

Указом от января 1786 г. «Об упразднении Вотчинной коллегии и наименовании архива ея Государственным» образовался Поместно-Вотчинный архив. Его основу составили комплекс документов центральных поместно-вотчинных учреждений XVI—XVIII вв. Новый архив после упразднения должен был стать самостоятельным учреждением. Однако коллегия ликвидировалась не полностью. Для решения неоконченных дел и сдачи их в архив временно был оставлен Вотчинный департамент, который затем превратился в постоянное учреждение и подчинил себе архив. Он имел коллегиальное управление — присутствие.

Деятельность Поместно-Вотчинного архива регламентировалась специально выработанными инструкциями. В частности предписывалось, чтобы сотрудники являлись на службу «в порядочной одежде, обуви и прическе волос, работали бы прилежно и с челобитчиками обходились вежливо». Особое внимание обращалось на то, «чтоб вотчинных дел… никто отнюдь выносить не мог, а… за кем сие примечено будет, таковых брать под стражу» [7, 49].

По Манифесту 1765 г. началось межевание земель. Нуждаясь в поддержке дворянства, Екатерина II, проводя генеральное межевание земель, закрепляет за ним не только те земли, на которые оно имело юридические права, но и земли, самочинно захваченные [2, 18].

Для проведения межевания при Сенате была учреждена Межевая экспедиция, преобразованная в 1765 г. в Межевой департамент, а в губерниях — межевые канцелярии или конторы. Указом этой экспедиции в 1768 г. предписывалось «после окончания межевания каждой губернии» всю документацию «содержать в обособливо» учреждающемся при московской межевой губернской канцелярии межевом архиве. В нем сконцентрировались планы, карты, атласы, межевые книги, экономические примечания (объяснительные записки к картографическим материалам); поверочные планы, чертежи, судебные решения и другие ценнейшие документы [2, 18; 7, 50].

В конце века — в 1797 году, — в Зимнем дворце было создано собственное Его Императорского Величества Депо карт, в которое передали более 20 000 карт, планов, атласов из упраздненного департамента Генерального штаба. Создание Депо карт положило начало концентрации военной документации [4, 78].

2.2 Архивная деятельность в XIX в.

В начале XIX в. правительство Александра I было вынуждено приступить к модернизации страны. В этой связи был проведен ряд реформ государственного управления.

В 1802 году в России создаются министерства и Комитет министров, а при них складываются комплексы документов и формируются архивы. Создание министерств положило начало множественности и дробности ведомственных архивов. При министерствах создавались департаменты, при каждом из них — свой архив. Таким образом, в каждом министерстве существовало по нескольку архивов, полностью зависевших от канцелярий министров и от директоров департаментов, что пагубно отражалось на состоянии архивов.

Такая же дробность и множественность, узкая ведомственность характеризовала и архивы в провинции [4, 81].

Центральными были архивы:

· Комитета министров, в который поступали материалы по надзору за государственным аппаратом, о борьбе с общественно-политическим движением, выступлениями крестьян, студенческими волнениями, запрещениями некоторых книг и т. д. Кроме того в архиве комитета министров концентрировались документы ряда комитетов, в которых освещались положение и быт присовединенных народов, развитие торговли, строительство железных дорог, заводов, фабрик, налоговая политика власти;

· Государственного Совета — органа, который рассматривал проекты законов, сметы и штаты ведомств учреждений, решал административные и судебные дела, превышающие компетенцию других органов власти. В Архиве Государственного Совета отлагались законопроекты, именные указы, мемории, доклады, сметы и пр. Так же здесь концентрировались фонды различных учреждений: Комитета охранения общей безопасности, Главного коимтета об устройстве сельского состояния и ряда других;

· Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, которая приобрела характер высшего общегосударственного учреждения во время Отечественной войны 1812 г. В архиве этого органа власти отлагались письма и донесения русских военачальников, журналы Главной квартиры, материалы о формировании пленных и т. д. Затем в архив стали поступать проекты указов, мемории и мнения Государственного Совета, отчеты сенаторов о производимых ревизиях, доклады и письма министров, послов, губернаторов;

· Архивы различных министерств (Внутренних дел, Иностранных дел, Народного просвещения, Архив Синода, Министерства юстиции, Министерства финансов, Архив Военного и Морского министерств) [8, 16; 7, 67, 70].

В начале XIX в. в Военном министерстве были созданы два исторических архива: Военно-топографическое депо (позже получил название Военно-ученый архив) и Московское отделение инспекторского департамента (позже назывался архив Главного штаба). Вместо Государственного архива Коллегии иностранных дел в июне 1834 г. был создан Государственный архив Министерства иностранных дел. Важнейшее событие произошло в 1852 г., когда был создан Московский архив Министерства юстиции (МАМЮ), так как впоследствии именно этот архив стал своеобразным методическим центром, определявшим работу архивов [2, 19].

В январе 1826 г. были созданы I и II отделения Собственной е.и.в. канцелярии. В архиве I отделения, которое унаследовало функции от канцелярии предшествующего периода, наряду с уже хранящимися, хранились ведомости о ценах на продукты, проекты и мнения государственных деятелей, фонды сановников и пр.

Архив II отделения, которое занималось кодификацией законов, хранил документы по истории законодательства за период с середины XVII в.

Наиболее разветвленным было III отделение, состоявшее из 5 экспедиций. Здесь сложились общий и 2 секретных архива, в которых отлагались наиболее важные государственные документы.

В архиве IV отделения, переименованного в 1880 г. в Собственную е.и.в. канцелярию по учреждениям императрицы Марии, хранились дела по управлению воспитательными домами и другими благотворительными заведениями.

Делопроизводство V отделения состояло из материалов по управлению казенными крестьянами Петербургской губернии.

Архив VI отделения, наиболее кратковременного, хранил дела, относящиеся к политике Закавказья [7, 67−68].

На местах продолжали развиваться прежние архивы, переданные из старых в новые местные учреждения. Их особенностью стало нарастание бумажного вала в связи с дальнейшей бюрократизацией российского государственного аппарата. Выходом из него стали перевод архивов из одних помещений в другие, далеко не всегда приспособленные для их хранения, уничтожение документов без их предварительной экспертизы. Поэтому начинается перевод особо ценных документов из местных архивов в центральные [8, 16].

Много документов, особенно в Москве, погибло в Отечественную войну 1812 г. Так, многие дела Коллегии иностранных дел, Разрядно-Сенатского, Поместно-Вотчинного и Межевого архивов были уничтожены или испорчены французами. Упорядочение сохранившихся дел происходило в последующие десятилетия крайне медленно.

Для нормальной работы государственного аппарата необходимы были архивные материалы. Поэтому возникали проекты архивных реформ. Так, в 1820 г. Г. А. Розенкампф подготовил «план о приведении в лучшее устройство архивов вообще». Он предлагал объединить в единый государственный архив Исторические архивы Москвы и Петербурга. В этом архиве должны были работать люди, «кои могли усовершенствовать себя в так называемой архивной науке». Розенкампы предлагал завести на все дела государственного архива единую опись; архив должен был находиться в ведении Главного управления архивами, которое подчинялось Государственному Совету. Но в данной проекте ничего не говорилось об архивах действующих учреждений и местных архивах. Однако данный проект реформы не осуществился.

В начале XIX в. появились новые виды архивных справочников — обзоры [7, 90−91].

Определенный вклад в развитие научно-справочного аппарата внес Комитет 1835 г., созданный для описания документов трех московских сенатских архивов. Основная заслуга в описании материалов принадлежала П. И. Иванову. Описание первой степени включало наименование фондообразователя, указание номеров дел и их хронологических рамок, рода дел, количество листов, замечание о ветхости и т. д.

Описание второй степени состояло из обзора истории фондообразователя и характеристика отдельных групп документов (книги писцовые и ревизские и т. д.).

Описание третьей степени включало в себя исторические сведения, извлеченные из документов всех трех московских сенатских архивов. Это описание напоминает современный тематический обзор [7, 91, 92].

В первой половине XIX в. была довольно велика численность чиновничества, а вместе с тем возросли и штаты архивов. В Московском архиве КИД в 1802 г. было уже свыше 100 сотрудников. Правда напротив 11 фамилий стоит помета «малолетка». В те годы служба в этом архиве была престижной, и среди таких сотрудников можно встретить представителей самых знатных фамилий. Их тогда называли «архивными юношами» [7, 94].

В 40-е гг. проходила пересистематизация документов, которые разделили на три «разряда»: 1 — архив древний, содержащий в себе дела с 1265 по 1700 гг.; 2 — архив старых дел с 1700 по 1762 гг.; 3 — архив новых дел с 1762 по 1801 гг. В свою очередь каждый разряд был разделен на 2 вида: дипломатические материалы и документы внутриполитического характера. Дипломатические дела каждого разряда были разделены на европейскую и азиатскую части, а внутри них — по государствам и хронологическому принципу. Кроме того, комплексы материалов подразделялись на группы в зависимости от делопроизводительных форм (книги, столбцы, грамоты и т. д.) [7, 96].

После отмены в 1861 г. крепостного права с особой остротой встал вопрос о реформе управления на местах.

В 1864 г. были созданы выборные органы власти в масштабе губерний — земские учреждения (земства), которые являлись не только выборными, но и всесословными органами. Земства занимались хозяйственными и культурными вопросами на территории губернии, однако они не имели административной власти и зависели от государственных органов, особенно от местной полиции.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой