Архитектура и градостроительство Средневекового Китая

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Строительство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Древний Китай

1.1 Возникновение градостроения древнего Китая

1.2 Градостроительная деятельность древнего Китая

1.3 Древняя архитектура Китая

Глава 2. Архитектура и градостроительство Средневекового Китая

2.1 Средневековая архитектура

2.2 Особенности градостроения и архитектуры средневекового Китая

Заключение

Список использованных источников

Приложения

Введение

Среди различных видов искусства (скульптура, живопись, графика, декоративноприкладное искусство и др.) важнейшим из них является архитектура. При единовременном расцвете всех видов искусства, как свидетельствует история, наступают эпохи наивысшего и гармоничного развития культуры. Являясь одним из видов искусства, архитектура — это одновременно одна из форм материальной культуры, так как она постоянно связана с человеком и его запросами, а также с использованием достижений науки и техники.

«Прочность, польза, красота» — эта классическая триада, которую сформулировал в середине I в. до н.э. ученый и архитектор Витрувий, является краткой формулой архитектуры для всех времен и народов.

Архитектура или зодчество — это строительное искусство, направленное на всемерное удовлетворение материальных и духовных потребностей в личной и общественной жизни и деятельности человека. Являясь «второй природой», формируя пространство, архитектура постоянно воздействует своими образами на массы людей и отдельного человека.

Целью курсовой работы является исследование градостроительства и архитектуры древнего и средневекового Китая.

Цель курсовой работы обусловила ее задачи, к которым относятся:

— Раскрыть особенности градостроительства и архитектуры древнего Китая;

— Выделить достижения и особенности градостроительства и архитектуры Китая в средние века.

Курсовая работа включает в себя введение, основную часть состоящую из двух глав, заключение, список использованных источников и приложения.

Глава 1. Древний Китай

1.1 Возникновение градостроения древнего Китая

Древнейшие поселения Китая возникли в плодородной долине реки Хуанхэ. Здесь в период неолита в III-II тысячелетиях до н. э. уже существовал ряд культур, положивших основание зарождению китайской цивилизации. Экономической основой этих поселений было скотоводство и земледелие при сохранении охоты и рыболовства. По своей структуре это были родовые общины, во главе которых находились старейшины. Разложение родового строя, начавшееся в конце неолита, привело в эпоху бронзы (XVI-XV вв. до н.э.) к зарождению классового общества. Этот процесс протекал постепенно и закончился к концу XIV в. до н. э., когда в среднем течении Хуанхэ сложилось раннерабовладельческое государство, известное под названием Инь (или Шан).

Государство Инь вело постоянные войны с соседними племенами, в результате чего оно к концу XI в. до н. э. расширило свои границы. Археологические раскопки, проводившиеся на месте древней столицы Инь, располагавшейся на месте современного поселения Сяотунь (близ Аньяна), показали, что это был значительный город, обнесенный глинобитной стеной и рвом. Город пересекала замощенная дорога. В центре находились дворец и храм, около которых размещались жилые кварталы знати. Главные здания имели каменные фундаменты, а жилые дома, по-видимому, имели деревянный каркас с глинобитным заполнением. Дома знати снабжались водой, протекавшей по деревянным желобам. В целом в столице Инь и в других городах этого периода зародились многие градостроительные традиции, которые получили свое развитие в дальнейшем.

В начале XI в. до н. э. государство Инь было разгромлено соседним племенем Чжоу, находившимся до этого в зависимости от иньских царей. Под властью чжоуских царей была объединена обширная территория Северного Китая, тянувшаяся вплоть до Шаньдунского полуострова. Новое государство Чжоу (XI-III вв. до н.э.) было поделено на отдельные небольшие царства, подчинявшиеся главному царю Чжоу.

Первоначальной столицей Чжоуского государства был город Хаоцзин (неподалеку от современного города Сиань). Помимо этой столицы в период так называемого Западного Чжоу (XI-VIII вв, до н, э.) в Древнем Китае было уже много больших и малых городов, находившихся в определенной иерархической зависимости друг от друга. Многие из этих городов выросли из небольших городов-крепостей предшествовавшего периода.

Постоянные набеги кочевников с севера и запада, а также междоусобные войны вызвали необходимость строительства городов-убежищ, где за крепостной стеной укрывалось сельское население во время опасности. Такие города-убежища строились, главным образом, в пограничных районах. В древнекитайских источниках сохранились сведения о том, что во время нападения варваров строились квадратные города с двумя рядами крепостных стен, между которыми имелось достаточно пространства для того, чтобы выращивать плоды и овощи во время военной опасности, тогда как в центральной части города могло укрыться все сельское население, выполнявшее одновременно и воинские обязанности. Эти города в эпоху Чжоу стали приспосабливаться к новым нуждам, в них стали селиться торговцы и ремесленники. Новые города строились по тому же образцу. В период Западного Чжоу значительные богатства, сосредоточившиеся в руках главного правителя государства, и большое число рабов, закабаленных в результате военных походов, позволили развернуть активное гидротехническое строительство в засушливых северо-западных районах Китая, что способствовало развитию сельского хозяйства страны, В городах продолжали развиваться ремесло и торговля. Многие изделия китайских ремесленников, особенно шелкопрядильщиков и ткачей, были известны далеко за пределами Китая. Однако раздробленность страны, а также постоянные набеги со стороны соседних государств истощили Западное Чжоу. В 770 г. до н. э. под угрозой нашествия кочевников столица Чжоу была перенесена на восток, в глубь страны в Лои (современный Лоян). С этого времени начался период, получивший название Восточного Чжоу (770−256 гг. до н. э.). Столичный город Лои был построен по определенному плану в соответствии со сложившимися уже градостроительными канонами. Он имел квадратный план со стороной, равной 9 ли (4, 5 км). Город был обнесен крепостной стеной. С каждой стороны имелось трое городских ворот, соединявшихся улицами. В центре города находился дворец, по правую сторону от которого размещался храм Земли, а по левую-храм Предков.

Несмотря на то, что в период Восточного Чжоу территория Китая несколько сократилась, а центральная государственная власть начала ослабевать, в стране продолжалось развитие земледелия и ремесла. Именно в этот период большого расцвета достигли наука, философия и искусство. Философские доктрины Лаоцзы и Конфуция нашли свое отражение в архитектурных и градостроительных канонах Древнего Китая. Появились трактаты, в которых содержались правила планировки и застройки городов. Одним из таких трактатов был трактат Чжоу-ли, в котором имелись конкретные указания на то, каким должно быть расположение зданий, длина стен, ширина улиц и т, д. Согласно этому тексту, столичный город предписывалось планировать в виде квадрата со стороной в 9 ли (4500 м). Крепостные стены должны были окружать такой город со всех четырех сторон. Причем на каждой из сторон предписывалось устраивать по трое городских ворот. Внутренняя территория города пересекалась улицами, ориентированными по странам света (девять улиц широтного и девять-меридионального направления). Ширина улиц устанавливалась в девять осей колесной повозки. Территория города близ южной его стены отводилась под дворец императора, перед которым симметрично главной композиционной оси плана города предполагалось сооружать два храма. К северу от императорского дворца согласно трактату должны были размещаться две рыночные площади.

Следует отметить, что в Китае издревле существовали культы неба, земли, гор, ветров, огня и других естественных сил и явлений природы. Рядом с этим через всю историю феодального Китая проходят культы предков и своеобразное почитание императора, возведенного конфуцианством в культ «сына неба». В этот же период окончательно сформировались ритуальные традиции закладки городов, храмов, жилых и общественных зданий. Появились и специальные лица, которые следили за выполнением этих традиций: жрецы, оракулы, землемеры. К этому же времени относился и трактат последователя Конфуция-философа Мэнцзи (372−289 гг. до н.э.). В этом трактате, носящем имя автора и написанном в форме беседы с учениками, содержались многие рекомендации по планировке городов.

1.2 Градостроительная деятельность древнего Китая

Идеальная схема древнекитайского города на фоне природы приведена в приложении 1. На севере расположены горы, отождествлявшиеся с «драконом»; на юге-река, являвшаяся символом жизни, движения, света и добра, поэтому дворцы и храмы обычно были обращены своими фасадами на юг.

Город, по Мэнцзи, должен был иметь внутреннюю крепостную стену периметром в 3 ли (1 ли = 500 м), т. е. насчитывало 1500 м и внешнюю стену периметром в 7 ли, т. е. 3500 м. Так как город был квадратным в плане, то протяженность одной из его сторон внутренней стены равнялась ¾ ли = 375 м, а внешней стены-13/4 ли, т. е. 875 м. Внутренний город расчленялся на кварталы улицами шириной 5 м. В центральном квартале размером 125×125 м размещались правители города и привилегированные жители. В остальных 32 кварталах размером 60×60 м должны были размещаться крестьяне по 100 чел. в каждом, т. е. численность населения внутреннего города могла составлять около 3500 чел. Территория между внутренним и внешним городом предназначалась для садов и огородов. Город должен был иметь округу, радиус которой определялся из расчета полуторачасового пути до города. Такая округа могла включать в себя как культивированные земли, так и окрестные холмы, леса и водные бассейны. Ее предельная площадь предполагалась 12×12 км.

Таким образом, схема расселения, по Мэнцзи, напоминала города-убежища более раннего периода. Наибольший интерес она представляла тем, что в основе ее лежало модульное построение городского плана.

Последний период государства Чжоу, значащийся в истории как период Борющихся Царств, прошел под знаком постоянных междоусобных войн между государствами, находившимися на территории Китая. Этот период закончился победой царства Цинь и созданием централизованной империи, просуществовавшей с 221 по 207 г. до н. э.

При императоре Циныпихуанди вновь активизировалась градостроительная деятельность. В этот период была завершена Великая китайская стена, протянувшаяся более чем на 6000 км. Она представляла собой каменно-земляное сооружение высотой около 10 м при ширине 7−8 м. Строительство такого сооружения требовало огромного количества рабочей силы, которую составляли рабы и беднейшие слои населения.

Помимо Великой китайской стены при Цинынихуанди были построены дороги, соединившие многочисленные города. Страна была поделена в этот период на 36 провинций, в каждой из которых имелись главные и второстепенные города.

Самым крупным городом государства Цинь была столица Сяньян (поблизости от Сианя), расположенная по обеим берегам реки Вэй. Периметр внешних стен Сяньяна насчитывал 150 ли, т. е. 75 км, а вместе с окрестностями-100 км. В городе было выстроено много дворцов для императора и знати. Всего при Цинынихуанди было выстроено 270 дворцовых зданий, в строительстве которых участвовало свыше 700 тыс. рабочих. Дворцовые здания в Сяньяне были построены из ценных пород деревьев. Отдельные здания соединялись крытыми галереями. Высота дворцовых помещений достигала 15 м, а вместимость некоторых из них-до 10 тыс. чел. Всего в городе проживало около 1 млн. жителей. От древнего Сяньяна практически ничего не осталось и он известен в основном по описаниям древнекитайских историков.

После падения империи Цинь была основана империя Хань (206 г. до н. э. -220 г. н. э.). В период Ханьской империи продолжалось развитие торговых городов Лояна, Чанъаня Чэнду, Ханьданя, Ян-ди и др. Столица была перенесена в Чанъань, расположенный в долине реки Вэйхэ, неподалеку от Сяньяна. Периметр городских стен Чанъаня равнялся 25 км. В город вело девять ворот. Улицы, ориентированные по странам света, делили город на 60 кварталов. В городе было много дворцовых построек, а также несколько рыночных центров. В этот же период после длительной борьбы с гуннами был открыт торговый путь на Запад, в страны Ближнего Востока-так называемый Шелковый путь, оканчивавшийся на берегах Средиземного моря. На протяжении всей империи Хань происходило постепенное разложение рабовладельческого строя и зарождение нового, феодального уклада, который окончательно восторжествовал в III в. н. э.

Сравнивая процессы развития древнейших городов Индии и Китая, можно отметить некоторые общие черты, которые заключались в наличии большого количества сельских общин, в сильной центральной власти. Сходство можно усмотреть и в весьма распространенных в этих странах городах-убежищах для сельского населения и городах-резиденциях крупных и мелких правителей. И в Индии и в Китае довольно рано начали складываться определенные градостроительные правила и каноны, которые нашли свое отражение в специальных письменных документах, относившихся главным образом к III в. до н. э. («Арташастра» в Индии и «Чжоули» в Китае). Однако были и существенные отличия, объяснявшиеся различными условиями исторического развития этих стран. Так, Индия в конце рассматриваемого периода пришла в тесный контакт с эллинистическим Востоком, а в дальнейшем-с Римской империей, что, несомненно, сказалось на сложении градостроительного мышления древних индусов. Развитие же городов Китая протекало более изолированно и самобытно, и лишь после установления постоянных торговых связей со странами Средней и Передней Азии и Средиземноморья появилась реальная возможность культурного обмена и обогащения новыми архитектурными и градостроительными принципами.

1.3 Древняя архитектура Китая

В китайском языке дворец обозначается иероглифом, который в ранних китайских письменах означал всего лишь обычный дом. Но после основании династии Цинь (221−206 вв. до н.э.) он постепенно стал использоваться лишь для названия построек, где жил и работал император. Примерно с этого же периода китайские дворцы стали увеличиваться в размерах. Согласно официальным данным, размеры дворца «Эфангун», принадлежащего первому циньскому императору, составляли 2.5 км с востока на запад и 1000 шагов с севера на юг. Дворец «Вэйянгун» династии Восточная Хань (206 г. До н.э. — 25 г. н.э.) состоял из 43 залов и террас, а протяженность периметра составляла 11 км. Запретный город в Пекине можно увидеть и сейчас. Здесь располагался императорский дворец династий Мин и Цин. Этот дворец занимает площадь в 720 000 кв м и включает 9900 различных построек (залы, башни, павильоны). Это один из величайших дворцов в мире, сохранившихся до наших дней. Таким образом, «гун» вырос в настоящий город, поэтому его иногда так и называют «гунчэн» (дворец-город).

Не только дворец, но и другие императорские резиденции обозначаются словом «гун». Например, парк «Ихэюань» называли Летним Дворцом, а горный курорт в Чэндэ и термальные источники Хуацинчи, что недалеко от Сианя, обозначали словом «сингун» (дворцы, используемые во время поездок). Так же существует еще один вид дворцов, так называемый «чжайгун». Здесь император подготовливался к проведению церемонии жертвоприношения. Пример такого дворца служит Храм Неба в Пекине.

Внутри большого «гуна» могут располагаться отдельные здания, которые также будут называться «гун». Цинские императоры когда-то жили в Цяньцингуне (дворец небесной чистоты), что в Запретном городе, а покои императрицы располагались в «Куньнингуне» (дворец Женского спокойствия). Наложницы императора различных рангов занимали 6 дворцов с другой стороны от центральной оси Запретного города. Когда император или его супруга умерали, их хоронили в «дигуне» (Подземном дворце).

Иероглиф «гун» также используют для обозначения крупных религиозных сооружений. Дворец Потала в Лхасе по-китайски также называется «гун». А ламаисткий храм в Пекин носит имя «Юнхэгун». Кроме того, даосские храмы обычно называют «Саньцингун» (дворец тройной чистоты).

В течение нескольких тысяч лет слово «гун» использовалось исключительно для названия императорских и религиозных сооружений. Но время идет, жизнь изменяется. В 20 веке ряд дворцов был открыт для публичного посещения. И более того, некоторые здания были переименованы в дворцы. Например, Таймяо (Храм предков императора) в Пекине был переименован в «Дворец культуры трудящихся». А на западе ули часто располагается вдоль ценцы Чанъаньцзе появился дворец культуры малых народностей. Так по всей стране было построено немало подобнх дворцов для проведения различных культурных, научных и развлекательных мероприятий.

Залы («a dian)

Dian — это самое большое отдельно стоящее здание в китайском стиле. Его также часто именуют «дадянь» (Большой зал) или «чжэндянь» (Центральный зал), так как он обычно располагается вдоль центральной оси архитектурного комплекса.

В связи со строгой системой рангов в феодальном Китае существовали определенные правила строительства дворцовых залов. «Дадянь» — это самыйй большой зал во дворце, который символизировал верховную власть императора.

Три самых знаменитых «дянь» в Китае — «Тайхэдянь» (Зал Великой Гармонии) в Запретном городе, «Дачэндянь» (Главный зал конфуцианского храма в Цюйфу) и «Тянькуандянь» (Зал небесного Дара) в храме Даймяо, что у подножья горы Тайшань. Из них крупнейшим и самым роскошным является Зал Великой Гармонии. Он составляет 28 м в высоту. Двухкарнизная 4-скатная крыша зала покрыта желтой черепицей. С двух сторон от главного конька крыши отходят два угловых, которые слегка вздернуты вверх в нижней части. Коньки украшены изображениями сказочных животных «вэньшоу». Что придает ему особое великолепие.

В центре богато украшенного зала находится позолоченный трон императора. Он украшен выгравированными драконами. Трон установлен на возвышенении в окружении 6 огромных колонн, которые обвивают позолоченные драконы. Потолок «кессон» украшен барельефами с драконами, играющими с жемчужинами. А с самого центра свешивается огромный зеркальный шар.

«Тайхэдянь» — это главный зал дворца. Когда-то, во времена правления императоров, здесь проводились роскошные церемонии и оглашались важные указы. Этот дворец представляет собой ярчайший пример традиционной китайской архитектуры.

Другие залы, обозначаемые иероглифом «дянь», предназначались в основном для проведения жертвоприношений императором. Так в ранее упомянутом зале «Тянькуандянь» император приносил жертву божеству горы Тайшань. А в зале «Циняньдянь», что в Храме Неба, знаменитом своей уникальной конструкцией, император молился о богатом урожае. Он также известен как «зал Молитвы». Чтобы принести жертвы предкам, император отправлялся в главный зал в Таймяо, храм императорской семьи, расположенный к востоку от ворот Тяньаньмынь.

Вышеизложнные примеры достаточны, чтобы показать, что иероглиф «дянь» указывает на определенный вид помещений, связанных с верховным правителем.

Декоративная колонна (•\ huabiao)

Широко известным элементом китайской архитектуры является «хуабяо» (мраморная колонна с барельефом). Ее часто можно встретить во дворцах, императорских садах и гробницах. Также такие колонны устанавливали на перекрестках для указания направления.

Пара таких колонн находится перед и после Ворот небесного Спокойствия в Пекине. Каждую колонну обвивает божественный дракон, а на вершине выгравировано животной «кун». В китайской мифологии это существо, рождненное от дракона, считается отличным стражником. Его обычно называют «каменным львом». У каждого из четырех «кун» у ворот тяньаньмынь есть свое имя. Пара, обращенная к югу, называется «ванцзюньгуй» (ожидающие возвращения императора). В их обязанность входит охрана императора во время поездок. А если он на слишком долгий срок покинул дворец, они должны напомнить ему, что уже пора возвращаться домой. Пара за воротами, обращенная к северу, зовется «ванцзюньчу» (ожидающие выход императора). Они следят за императора во дворце. Если он наслаждается жизнью и небрежно относиться к государственным делам, каменные львы напомнят ему об его обязанностях и пора уже проверить, как живет простой народ.

Такие распрострастраненные объяснения связаны с наивными представлениями народа о том, что император трудиться во имя их благополучия.

История «хуабяо» насчитывает несколько тысяч лет. Первые колонны появились во времена правления легендарных императоров-мудрецов Яо и Шунь. Говорят, что императоры устанавливали деревянные столбы на рынках для того, чтобы поданные могли выразить свои жалобы и пожелания к правителям. На месте деревянных столбов при династии Хань (206 г. до н.э. -220 г. н.э.) появилилась каменные колонны. Но со временем они стали больше выполнять декоративныю функцию и, в конце концов, заняли место перед дворцовыми воротами.

Многие, наверное, заметили, что перед или за воротами в традиционном китайском доме находится стена. Которая скрывает жилые помещения от посторонних глаз. В китайском языке ее называют «инби» или «чжаоби». Она может быть сделана из различных материалов — кирпича, дерева, камня или черепицы.

«Инби» существовали уже при династии Западная Чжоу (11 в. -771 г. До н.э.). недавно археологами перед могилой этой эпохи в провинции Шэньси была обнаружена предположительно именно стена-экрана. Ее длина 240 см и высота 20 см. Это самая древняя стена-экран, обнаруженная в Китае.

В древности «инби» символилизировала ранг хозяина дома. Согласно системе ритуалов династии Западная Чжоу, только дворцы правителей, дома знати и храмы имели экраны. Кроме того, что стена не позволяла прохожим подглядывать за происходящим во дворе, она также служила и гостям, которые прежде чем встретиться с хозяином, могли спокойно привести себя в порядок за стеной. И только лишь спусти много-много лет такие стены появились перед частными домами (главным образом, в Северном Китае).

Самые изысканные из древних отражающих стенок — это три «стены 9 драконов», построенные из цветной черепицы. Самая большая из них (45. 5 м х 8 м х 2. 02м) находится в городе Датуне, провинция Шаньси. Изначально она находилась перед роскошным домом 13-го сына Чжу Юаньчжана, первого минского императора. На ней изображены семью различными цветами 9 драконов, летящих в облаках. Самая роскошная из трех стенок когда-то находилась во дворце минских императоров, а сейчас расположена в северной части парка Бэйхай в Пекине. Она украшена мозаикой из цветной черепицы, на которой изображены 9 извивающихся драконов. Наблюдателный посетитель заметит и 635 маленьких драконов на крыше стенки. Третья стена-экран находится напротив ворот Хуанцзимэнь в Запретном городе. Она хорошо известна каждому туристу, побывавшему в Пекине. Все три стены были построены при правлении династии мин (1368−1644) и находились перед дворцами императорской семьи. Они являются неотъемлемой частью дворцового комплекса и придают особую атмосферу величия. Также во многих частях Китая можно встретить стенки с одним, тремя и пятью драконами.

С каждой стороны дворцового двора в Запретном городе находится стена-экран. Сделаны ли они из дерева или черепицы, выгравированы ли из мрамора, отражающие стенки — настоящие шедевры архитектуры и символы удачи.

На некоторых стенках, обнаруженных в восточных провинциях Китая, изображено странное животное «тань». Согласно местным верованиям, это животное было настолько жадное, что хотело даже съесть восходящее над морем солнце, но в итоге нашло свою смерть на дне морском. Так изображенияпомин на стенах напоминает о том, к чему может привести жадность.

По соседству с Павильоном Пяти Драконов «Улунтин» в парке Бэйхай находится так называемая «железная стена-экран». Она была построена при династии Юань в 13-ом веке. На первый взгляд, действительно кажется, что она сделана из железа. Но на самом деле, это кусок вулканической породы. С одной стороны на ней изображены львы, играющие с шаром, а на другой — мифический единорог.

В многочисленных и разнообразных культурных памятниках Китая древняя китайская архитектура занимает очень важное место. Выдающиеся образцы древней китайской архитектуры, такие как дворец «Гугун», храм «Неба», парк «Ихэюань» в Пекине, древний город «Лицзян» в провинции Юньнань, древние жилые помещения в южной части провинции Аньхуэй и другие уже вошли в «Каталог мирового культурного наследия».

Среди алтарных храмов типа «Тань» наиболее выдающимся по своей архитектуре был храм Неба (1417 — 1421 гг.), расположенный в двух километрах к югу от главных ворот Чженьянмынь с восточной стороны от императорской дороги Лидао.

В XIV в. в нем раз в год в день зимнего солнцестояния император возносил молитву небу о богатом урожае и совершал обряд жертвоприношения. В 1420 г. храм Неба состоял из ряда сооружений, поставленных на одной оси север-юг, группы второстепенных построек, предназначавшихся для подготовки жертвоприношений и отдыха императора, обнесенных высокими кирпичными стенами и расположенных с западной и восточной сторон от главных сооружений и парка. По конфигурации территория храма Неба, обнесенная оградой, близка к квадрату. (Приложение 2)

Запретный город в самом центре Пекина был отрезан от остального города рвами и пурпурно-красными стенами. (Приложение 3) Только император и его приближенные имели право здесь находиться, а простых смертных в эту часть Пекина не допускали. Пекин очень древний город, но Запретный город был выстроен только 1420 г. Именно тогда император Чжу Ди из династии Мин перенес свою столицу из города Наньцзин в Пекин. Территория Запретного города лежит на так называемой пекинской оси (север — юг) и окружена широкими рвами и стенами. На входе в комплекс императорского дворца находятся ворота Тяньаньмынь. На противоположной его стороне, на высокой мраморной террасе, возвышается самое значительное здание Запретного города — дворец высшей гармонии.

Синтвистское святилище в Идзумо, так называемый Великий холм в Идзумо, находящийся на морском побережье юго-западной части острова Хонсю в префектуре Симане, первоначально был сооружен в 550 г., но в течение веков подвергался реставрации и в 1744 г. был реконструирован. Структура здания основана на местных самобытных приемах, применявшихся в то время при постройке обычных жилищ. Святилище в Идзумо сооружено из хиноки. Эта простая, почти квадратная в плане постройка, пол которой поднят на высоту около четырех метров, разделена внутри перегородкой на два помещения. Высокая двускатная, слегка изогнутая, крыша покоится на стропилах, которые поддерживаются протонами на восьми массивных столбах. Крыша с выступающими тити покрыта дранкой из коры хиноки. (Приложение 4).

Придворная культура Хэйан нашла свое отражение и в архитектуре X — XI вв. Блестящим примером пышной светской постройки этого времени может служить сохранившийся до наших дней загородный увеселительный дворец, выстроенный в Удзи, около столицы Хэйан, вблизи буддийского храма Бедоин в 1053 г. В 1074 г. дворец был превращен в одно из зданий храма и получил название Хоодо (зах птицы Хоо), так как в плане здание имеет форму фантастической птицы Хоо (Феникс) с двумя флигелями «крыльями» и «хвостовой» галереей, здесь уже виден значительный отход от китайских традиций. (Приложение 5)

Виды древних китайских сооружений очень многообразны: это и дворцы, и храмы, и садовые сооружения, и могилы, и жилища. По своему внешнему облику эти сооружения или торжественны и великолепны, или изящны, изысканы и динамичны.

Они обладают характерной особенностью, которая так или иначе сближает их друг с другом, — это те строительные идеи и эстетические устремления, присущие исключительно китайской нации. В древнем Китае наиболее типичной конструкцией дома считалась каркасно-столбовая, использующая для этого древесину. На глинобитной платформе устанавливались деревянные столбы, на которых крепились продольные поперечные балки, а на них — крыша, покрываемая черепицей.

Такая каркасная система не только позволяла китайским архитекторам свободно проектировать стены дома, но способствовала предотвращению разрушения дома при землетрясениях. Например, в северной провинции Китая Шаньси находится буддийский храм высотой более 60 метров, каркас которой был деревянным. Этой пагоде уже 900 с лишним лет, но она очень хорошо сохранилась до сегодняшнего дня.

Другая особенность китайского древнего зодчества — это эффект, дающий целостную композицию, т, е. создается некий ансамбль из множества домов. В Китае не принято строить отдельно стоящие здания: будь это дворцовые сооружения или частные помещения они всегда обрастают дополнительными строениями.

Главное здание окружается дворовыми постройками, которые равномерно отделены от него и симметричны.

Однако сооружения в архитектурном ансамбле не обязательно размещены симметрично.

Древние архитектурные сооружения Китая носят и другой яркий характер: они подвергаются художественной отработке, придавая им специфическую декоративность. Например, крыши домов не были ровными, а всегда вогнутыми. А для того, чтобы придать зданию определенное настроение, строители обычно вырезали на балках и карнизах разнообразные картины животных и трав. Подобные узоры наносились на гравированные и деревянные столбы комнат, окон и дверей.

Кроме того, древнее китайское зодчество характеризуется применением красок. Обычно крыши дворца порывались желтой глазурованной черепицей, карнизы красились сине-зеленой окраской, стены, столбы и дворы — красным цветом, комнаты устланы белыми и темными мраморными платформами, которые сверкали под голубым небом. Сочетание желтой, красной и зеленой окрасок с бело-черной в украшении домов не только подчеркивает величественность зданий, но и радуют глаз. По сравнению с дворцами жилые помещения в южной части Китая очень скромны. Дома покрыты темно-серыми черепичными крышами, их стены перекрыты белыми цветами, а деревянные каркасы — темно — кофейным цветом. Вокруг домов растут бамбук и бананы.

О том, какие архитектурные замыслы сложились ещё в глубокой древности, свидетельствует одно из самых старых, уцелевших до наших дней сооружение — Великая китайская стена. Это великое произведение человеческих рук, стоившееся с IV — III веков до н.э., является одним из самых величественных памятников мирового зодчества. Выстроенная по северной границе Китая для защиты страны от кочевников и прикрытия полей от песков пустыни, стена первоначально простиралась на 750 км, затем, после многовековых достроек она превысила 3000 км. Китайские зодчие строили стену лишь только по самым крутым хребтам. Поэтому в некоторых местах стена описывает настолько резкие повороты, что стены почти соприкасаются. Стена имеет в ширину от 5 до 8 метров, а ввысоту от 5 до 10 метров. По поверхности стены идут зубцы и дорога, по которой солдаты могли передвигаться. По всему периметру проставылены башенки, через каждые 100 — 150 метров, для светового оповещения о приближении врага. Стена сначала была собрана из утрамбованного леса и камыша, затем её облицевали серым кирпичом.

Глава 2. Архитектура и градостроительство Средневекового Китая

2.1 Средневековая архитектура

Средневековье — пора огромного духовного подъема Китая, время строительства больших городов, мостов, каналов, монументалов садово-парковых, дворцовых и храмовых ансамблей.

Архитектура Китая средних веков является весьма богатой и разнообразной, привлекает широтой распространенных построений. Они стали как бы различными формами выражения единых представлений о мире. Подобно китайскому художнику-пейзажисту, стремящемуся к воссозданию образа мира в его необъятности, китайский зодчий воспринимал дворцы и храмы как часть необозримого природного ансамбля.

Новое объединение Китая завершилось созданием крупного государства Сун (960−1279), культурные достижения которого оставили в истории блестящий след. Духовная жизнь Китая пережила высокий взлет. Подъем испытывали разнообразные области творчества — архитектура и живопись, скульптура и прикладное искусство, поэзия и проза. Расцвет культуры во многом был связан с развитием городов. Расширившие свои пределы китайские города, порой с многомиллионным населением, стали не только центрами торговли и ремесленного производства, но и центрами научной, художественной жизни.

Хотя города в 10−12 веках были не менее значительными культурными центрами, чем танские, сама страна занимала меньшую территорию. Завоевания киданей и тангутов, а затем чжурчжэней отсекли сначала ее северные области, а в 13 веке монголы подчинили и все остальное государство. В связи с перемещением столицы и бегством двора в 1127 году из Кайфына в Ханчжоу Сунский период как бы распался на два тоже весьма несхожих между собой этапа — Северосунский (960−1127) и Южносунский (1127−1279). Для сунского времени, когда людям пришлось испытать ужасы войны, бедствия и унижения, характерным было иное, более драматическое, ощущение жизни: интерес ко всему местному, пристальное внимание к своей природе, своей древности, своим легендам.

Стремление к легкости и изяществу архитектурных форм особенно усилилось в южносунской архитектуре. Именно в это время зодчество все более стало тяготеть к пейзажности, мыслиться как часть природных форм. Утрачивая монументальную мощь, оно приобрело более изысканный, интимный характер. В южных городах — Линьань (современный Ханчжоу), куда переселилась столица после завоевания севера, а также Сучжоу возникли комплексы небольших приусадебных декоративных садов, воспроизводивших мир естественной природы с ее деревьями, мхами, водоемами, заброшенными беседками, но только построенный по законам пейзажной картины.

Высокого подъема в период Тан достигла скульптура. Скульптуры будийских святых в пещерных монастырях приобрели большую пластичность (скульптура Будды Вайрочаны в Лунмыне, 672−676). На стенах храмов появилось много бытовых сюжетов, исполненных в старинной технике рельефа, но тесно связанных с реалистическим восприятием мира. Особой пластичностью отличаются скульптуры Дуньхуана, вылепленные из лёссовой глины. Здесь можно видеть и страшных духов — охранителей входов, свирепо то. пчущих злых демонов, и ярко раскрашенные, полные земной красоты фигуры круглолицых юношей-бодисатв или светских дарителей храма в роскошных одеждах, с цветами в руках. Погребения императоров, как и монастыри, украшались рельефами, представляющими не только буддийские божества, но и реальную жизнь при дворе. Сохранилось, например, шесть каменных плит с изображениями лошадей императора Тай-цзуна. Они выполнены с таким пластическим совершенством, что в породистых мордах ощущается трепет живых мускулов, а в стремительном беге — напряжение и грация. Глиняные фигуры людей и животных, которые по-прежнему укладывались в погребения, в отличие от наивной грубоватости древней скульптуры, становятся совершенными по свободе движений, красоте форм. Фигуры вздыбленных горячих коней, красиво изогнувшихся в танце юных актрис, жонглеров и музыкантов, смиренно молящихся чиновников переданы правдиво.

Скульптура 10−13 вв. отличается от полнокровной красоты образов танской пластики большей вытянутостью пропорций фигур, хрупкостью и утонченной грацией. Вместо камня и глины часто применяются лак, сандаловое дерево, металл и т. п. Лаковая скульптура создавалась путем многократного нанесения сока лакового дерева на тонкую основу из ткани, натянутую на глиняную модель. По высыхании лака основа снималась и раскрашивалась.

Со времени 4--5 веков в области развития скульптуры происходят большие изменения. В буддийских монастырях Лунмынь в провинции Хэнань, Майцзи-шань, Цяньфодун в Ганьсу и других памятники танского времени представлены значительно полнее. Искусство скульптуры становится более зрелым. Наблюдается довольно полное знание анатомии человеческого тела, более свободное изображение фигуры, нередко передаваемой в движении. При соблюдении иконографических традиций, связывающих скульпторов, в облик божества вкладываются жизненные черты, передаются мягкость и объемность тела, округлые лица полны глубокого внутреннего спокойствия. В них отсутствует мистическое выражение, свойственное произведениям вэйской пластики. В скульптурах воинов -- охранителей будды усилена лепкой выпуклость мышц. Отныне идея сверхчеловеческого, божественного оформляется не в мистической отвлеченности выражения лиц святых, а путем показа физической силы или совершенной красоты тела. Значительно свободнее становится трактовка ткани, сквозь которую ощущаются формы тела. Одним из наиболее выразительных произведений этого круга является колоссальная скульптура Будды Вайрочана (676) в Лун-мыне. Несмотря на большие размеры, в ее исполнении наблюдается много мягкости и человечности.

Замечательным произведением надгробной скульптуры, достигшей при танской династии наивысших достижений, являются шесть каменных рельефов из гробницы императора Тай-цзуна (657) с изображением его боевых коней. Скульптор выполнил их с большой силой выразительности и подлинным реализмом.

Ярко выражены реалистические черты в погребальных глиняных скульптурах людей и животных, покрываемых яркой росписью или поливой.

Скульптура периода Сун продолжала развивать танские традиции, но она не могла уже с прежней полнотой выразить усложнившиеся проблемы своего времени. Вместе с постепенной утратой буддизмом ведущих позиций в государстве сократилось и создание храмовых скульптур. Утонченная грация проникает в пластические образы буддийских божеств, пропорции фигур вытягиваются. Новым декоративным задачам отвечали и новые материалы — металл, фарфор, сандаловое дерево и лак, плотной и блестящей цветной многослойной пленкой покрывающий легкую основу. Скульптура Сунского времени постепенно уступила место живописи, ставшей важнейшим видом искусства этой поры.

2.2 Особенности градостроения и архитектуры средневекового Китая

Средневековый китайский город обычно обнесен мощными стенами, укрепленными над воротами и на углах башнями, расширенными к основанию. Изображение городских стен нередко встречается в стенной живописи буддийских монастырей (Цяньфодун, Майцзишань). Городские и дворцовые здания не сохранились. Картина Ли Чжао-дао (8 в.) «Дворец в Лояне» показывает сложность архитектурных сооружений этого времени, в основе конструкции которых лежит установившееся в глубокой древности пересечение столба и горизонтальной перекладины с использованием кронштейна «доугун». Значительное внимание уделяется тяжелой крыше с приподнятыми углами, покрытой глиняной поливной черепицей, покоящейся на легких деревянных стенах, украшенной на углах и коньке глиняной скульптурой. Обращает внимание комплексность архитектурного замысла -- группа построек с террасами и мостами, объединенными парком.

Благодаря прочности строительного материала (камень, кирпич) сохранились пагоды, своеобразные культовые сооружения, строительство которых связано с распространением буддизма. По сравнению с более поздними ханские пагоды отличаются большей массивностью, ясностью конструкции и простотой форм. Типы их разнообразны. Наиболее простой имеет квадратный план с пятью и семью ступенчатыми этажами, например пагода «даяньта» (г. Сиань, 652, перестроена в 701--707 гг.; основание 25 кв. м, высота 60 м).

Несмотря на общее тяжелое положение страны, в период маньчжурского владычества продолжается интенсивное строительство дворцов, парков, храмов н гробниц. Внешний блеск столицы, особая пышность и парадность жизни правящего двора, стремление к сохранению и реставрации былого величия императорских династий контрастируют с общим обнищанием и промышленной отсталостью государства. Архитектура этого времени во многих городах целиком сохраняет свой средневековый облик не только в отдельных и крупных дворцовых сооружениях, но и в типе жилищ простых людей, в планировке улиц, в бесконечной сети узких переплетающихся переулков, расположенных в кварталах между основными магистралями. градостроение китай архитектура дворец

Устойчивые традиции в архитектуре 18 --19 вв. объясняются не только консервирующим воздействием феодальной системы. Сами строительные и художественные принципы, выработанные в пору подъема средневекового зодчества и впитавшие в себя древние народные традиции, были настолько рациональны и жизненны, что сохранились вплоть до середины 19 в. Широкие выносы крыиг, каменные полы внутри зданий, легкие стены, подъем всего здания на платформ) во многом были вызваны необходимостью, например невыносимой летней жарой, от которой спасала густая тень, образуемая кровлей, обилием влаги, которая благодаря высоким платформам и хорошо переносящим влажность, покрытым лаком деревянным частям здания не влияла на его сохранность, и т. д. Однако, используя некоторые основные строительные национальные принципы, зодчие цинского Китая далеко отошли от древних эстетических норм.

Дворцовая архитектура Китая конца 17 -- начала 19 в., по существу, продолжает развивать столь блестяще решенную в минское время проблему крупных садово-парковых ансамблей. Однако зодчие цинского периода заметно отступили от той величавой и ясной простоты и гармонии форм, которые характеризуют архитектуру 15--16 вв. Стремление к орнаментации, все большее значение узорных деталей, слияние декоративно-прикладных и монументальных форм подготовили в зодчестве отход от общего монументального характера сооружений предшествующего времени и постепенно привели к утрате органической цельности архитектурного образа.

В конце 17 -- начале 18 в. ведутся интенсивные восстановительные работы в императорском дворце в Пекине, большая часть сооружений которого сгорела и была в это время отстроена заново. Многочисленным перестройкам подвергаются и дворцовые парки. На вершинах холмов Цзиньшань воздвигаются легкие беседки. Бэйхай в 18 в. обрастает новыми сооружениями. В 1651 г. на вершине искусственного холма выстраивается огромная ламайского типа бутылеобразная кирпичная оштукатуренная сверху пагода на высоком квадратном поколе, заменившая собой бывший императорский дворец. Уже сама огромность форм белой пагоды составляла некоторый диссонанс с изящным и легким стилем деревянных строений дворцового типа и свидетельствовала о начавшемся отступлении от органической цельности ансамбля, характерной для предшествующего зодчества. Силуэты других зданий, украшающих парк Бэйхай, становятся легче, воздушней; колонны, подпирающие кровлю, теряют свою массивность. Так, на берегу озера было выстроено пять павильонов, оформивших собой береговую линию. Эти получившие название Павильонов пяти драконов здания представляют собой легкие сооружения, доставленные у самой воды на причудливо изрезанном берегу. Двойные изогнутые и украшенные по краям орнаментальной скульптурой разнообразные крыши опираются на двойной ряд круглых стройных колонн или прямоугольных в плане столбов и создают своими очертаниями и отражениями в воде порхающий, легкий ритм; весь ансамбль уже несет не монументальные, а декоративные функции.

Для орнаментации зданий и отдельных сооружений применяются не только камень и дерево, но и покрытые глазурью обожженные глиняные плиты. Одним из таких сооружений парка Бэйхай является знаменитая Стена девяти драконов, построенная в 18 в. и покрытая глазурованными плитами. Большая по размеру (5 м. в высоту и 27 л в длину), она представляет декоративное, украшенное скульптурой архитектурное сооружение.

Самый большой садово-парковый ансамбль 18--19 вв. -- летний императорский дворец на горе Ваньшоушань (Гора долголетия) -- начал строиться во второй половине 18 в. в северо-западных окрестностях Пекина. Весь ансамбль вместе с озером Куньминху должен был воспроизводить Ханчжоу с его прекрасными видами, а потому вокруг озера были возведены искусственные горы, насыпи и скалы, расположенные в том же порядке, что и горы вокруг озера Сиху. Огромный по своим масштабам ансамбль, получивший в конце 19 в. современное название Ихэюань (Сад безмятежного отдыха), отличался от городских дворцовых ансамблей отсутствием той строгой четкости, симметрии и лаконичности форм, которая была присуща пекинскому зимнему императорскому дворцу даже после многократных перестроек. В известной мере это было связано также со стремлением подражать стилю свободных и затейливых по планировке южных садов Сучжоу и Ханчжоу. Однако, в отличие от их миниатюрных размеров, ансамбль летнего дворца и его парков грандиозен по масштабам. Гигантский парк представляет собой бесконечный лабиринт аллей и дорожек, то поднимающихся в гору, то огибающих ее, то выходящих к тихим заросшим лотосами водоемам и маленьким садикам. Причудливые глыбы камней, декоративные бронзовые и каменные скульптуры, богато и обильно орнаментированные, сочетались с естественными формами природы.

Обилие и бесконечное многообразие не только самих построек, но и их декоративного оформления, пышность и подчас чрезмерная роскошь садов поражают взгляд зрителя. Цинским зодчим присуще стремление использовать в архитектуре самые разнообразные техники и сопоставление различных больших, малых и мелких форм, соединение которых создает впечатление дробности. Во многих постройках Ихэюаня роль прикладного и орнаментального искусства оказывается гораздо значительнее, чем роль самой архитектуры. Примером декоративных исканий этого времени могут служить выстроенные в парке бронзовые, медные и керамические постройки. Деревянные сооружения цинского времени отличались также усложнением форм и яркостью окраски. Крыши обрастают большими надстройками, приобретая то восьмигранное, то волнообразное по краям очертание.

Одной из достопримечательностей ансамбля Ихэюань является тянущаяся и закругляющаяся вдоль берега озера почти полукилометровая ажурная галлерея Чанлан (Длинная галлерея). Галлерея пересекала четыре павильона и насчитывала 273 секции, образованные поперечными балками кровли, соединяющими колонны. На этих балках, а также на потолках и карнизах были изображены многочисленные цветочные и пейзажные мотивы. Просвечивающие ажурные решетки, проложенные вдоль пола и потолка, изящные изгибы постройки -- все было рассчитано, так же как и в Павильонах пяти драконов парка Бэйхай, на восприятие четкого, стройного силуэта и легкого ритма, создающегося уходящими вдаль колоннами и линиями крыши. Здесь еШе не утрачены художественное мастерство и тонкое, чувство пропорций, которые характеризуют в целом китайское средневековое зодчество.

Такой же легкостью форм отличаются и беломраморные мосты, соединяющие берега Ихэюаня с островами. Образующий плавный изгиб мост Чанцяо (Длинный мост), состоящий из семнадцати пролетов в виде полукруглых арок, повышающихся к центру, обрамлен резными белыми перилами со столбиками, выточенными в виде фигур львиц, играющих со львятами. Однако нарастающие к 19 в. вычурность и прихотливость узоров приводят к излишней нагроможденности, утомляющей взгляд и характеризующей многие сооружения Ихэюаня времени позднего феодализма.

Храмы 18 в. образуют, как и в минское время, большие и значительные ансамбли. Вместе с тем, в отличие от минских храмовых комплексов с их поразительными просторами площадей, с удивительным спокойствием и мягкостью линий, культовые сооружения цинского периода отличаются большей праздничностью и пышной нарядностью как в формах, так и в раскраске, большей стесненностью пространства, отчего каждое из зданий ансамбля воспринимается только вблизи, сразу во всех своих деталях.

Одним из самых крупных пекинских культовых сооружений этого времени является Юнхэгун, перестроенный в 1740-х гг. в монастырь из бывшего императорского дворцового помещения. Характерен входящий в ансамбль храм Ваньфогэ, состоящий из высокой двадцатишестиметровон центральной части и двух несколько меньших боковых помещений, соединенных с основной частью подвесными переходами. Такой прием был характерен для сооружений ганского и сунского времени и, по всей видимости, является воспроизведением более древних образцов.

Однако по богатству и пышности отделки, красочному декору и обилию деталей храм имеет уже совсем иной облик, нежели танские постройки. Снаружи центральное здание производит впечатление трехэтажного. Внутри же центральная часть храма представляет единое высокое помещение, вмещающее колоссальную деревянную статую божества милосердия -- Гуаньинь.

Одним из важнейших эстетических качеств пинской архитектуры является цветовое оформление комплекса построек. Богатейший узор, покрывающий наружные части здания, неотъемлемо связан со всеми его конструктивными особенно стями, со всем его нарядным и праздничным обликом. Так, например, в зданиях Юнхэгуна пространство под черепичной крышей до горизонтальных балок, лежащих на колоннах, заполнено резными деревянными конструктивными деталями, расписанными сверху тонким и ярким геометрическим узором. Дробным формам доу-гунов храма соответствуют мелкие тонко и искусно выписанные узоры, объединяющие все нодкровельное пространство и превращающие его в подобие богатого ковра.

В целом храм Юнхэгун, несмотря на свое культовое назначение, воспринимается снаружи как богатый дворцовый ансамбль, в котором основные принципы и традиции китайской архитектуры прошлого, переработанные на новый лад, еще не утратили своего совершенства.

Не только деревянные, но и каменные культовые сооружения цинского времени переживают общие для всего зодчества изменения в стиле. Так, белокаменная пагода храмового ансамбля Биюньсы (Храм лазурных облаков), расположенного в 10. км на запад от Пекина, состоит фактически из семи различных пагод, поставленных на высоком цоколе, внутри которого проложены лестницы, ведущие наверх. Все семь пагод, воспроизводящие ступенчатые формы китайских башен или буты-леобразные ступы, поставлены на высоком постаменте, богато орнаментированы и покрыты резными узорами. От крепостного характера танских и возвышенной устремленности кверху сунских пагод здесь не остается и следа. Пагода, как единое и целое башнеобразное здание, распадается на ряд небольших декоративных сооружений, в которых орнаментально-скульптурные формы играют доминирующую роль.

Частные жилища цинского времени, принадлежавшие крупным чиновникам, повторяют в миниатюре пышные комплексы императорских садов и дворцов. Особенно это ощущается в южных провинциях Китая, в Шанхае, Сучжоу, Ханчжоу и Нанкине, где развивался более декоративный и вычурный стиль зодчества, чем на севере. Затейливость формы, искусственные маленькие пейзажи, нагромождения каменных глыб, стены, отгораживающие маленькие садики, и обилие фантастической скульптуры, покрывающей углы крыт, характерны для ряда китайских домов 18 -- 19 вв.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой