Биоэкологические особенности почвенных водорослей окрестностей города Краснодара

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Экология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Биоэкологические особенности почвенных водорослей окрестностей города Краснодара

почвенный водоросли биоэкологический

Введение

Почвенные водоросли являются обязательным компонентом любой наземной экосистемы. Развиваясь на поверхности и в толще почвенного слоя, они оказывают влияние на её физико-химические свойства (изменяют pH, усиливают аэрацию, препятствуют эрозии и т. д.), активно участвуют в жизнедеятельности любой экосистемы, хотя их размеры могут быть очень небольшими по сравнению с интенсивной активностью, которую они проявляют. Как автотрофные организмы, водоросли синтезируют дополнительные количества органического вещества, участвующего во многих почвенно-биологических процессах. Водоросли, являясь постоянным компонентом почвенного микронаселения, играют существенную роль в процессах самоочищения почвы и могут использоваться в качестве биоиндикаторов её состояния. Также почвенные водоросли оказывают воздействие и на рост высших растений [Штина, 1990].

На разных этапах формирования и функционирования наземных экосистем почвенные водоросли принимают активное участие в поддержании их стабильности. Благодаря своим биологическим свойствам водоросли способны вегетировать в экологически неблагоприятных условиях и являться частью механизма резистентной устойчивости экосистем. В этом плане особенно важная роль принадлежит им в таких местообитаниях, где высшие растения или отсутствуют, или слабо развиты, в частности, на участках, подверженных сильному техногенному воздействию (отвалы разного происхождения и химического состава, территории, загрязнённые в процессе добычи и переработки нефти и нефтепродуктов, урбанизированные территории и т. д.). В этих условиях водоросли являются единственным источником органического вещества, или на их долю приходится большая часть синтезируемой первичной продукции экосистемы, а гибель альгоценоза может привести к разрушению всего биоценоза. Обладая высокой скоростью размножения, почвенные водоросли являются важным механизмом упругой устойчивости наземных биоценозов к дестабилизирующим факторам, в том числе и антропогенного происхождения [Штина, 1990].

В связи с этим почвенные водоросли требуют особого изучения. Кроме того, в результате человеческой деятельности окружающая среда стремительно изменяется. А такие микроорганизмы позволяют проводить раннюю диагностику любых изменений окружающей среды, что важно при прогнозировании изменений окружающей среды под воздействием природных и антропогенных факторов [Штина, 1990].

Благодаря многочисленным приспособлениям почвенные водоросли способны существовать даже при крайне неблагоприятных условиях среды. Этим объясняются широкое распространение почвенных водорослей и быстрота их разрастания даже при кратковременном появлении необходимых факторов. Почвенные водоросли представляют большой общебиологический интерес как организмы необыкновенной выносливости и устойчивости к крайним условиям существования [Штина, 1990].

Целью нашей работы явилось изучение биоэкологических особенностей почвенных водорослей окрестностей города Краснодара.

Для достижения поставленной цели необходимо выполнить следующие задачи:

1. Выявить систематический список почвенных водорослей изучаемого района;

2. Провести таксономический и биоэкологический анализы;

3. Выявить почвенные водоросли-доминанты и изучить их биоэкологические особенности;

4. Изучить изменения видового состава почвенных водорослей по сезонам и годам;

5. Провести фитоценотический анализ.

1 Аналитический обзор

При изучении распространения водорослей и для составления региональных флор ботаники установили, что поверхность почвы может быть субстратом для их поселения. Альгологи, изучая отдельные группы водорослей, обращали внимание на местообитание водорослей, некоторые виды поселялись на поверхности почвы. М. Трейб [Treub, 1888], посетивший остров Кракатау, где растительность была уничтожена извержением вулкана в 1883 г., нашёл 6 видов синезелёных водорослей — первых поселенцев на голых минеральных пластах лавы.

Е. Варминг [1902] приводит свои данные о синезелёных водорослях как пионерах растительности, заселяющих пески и закрепляющих нанесённые приливом отложения при образовании маршей на морском берегу.

Первая сводка о роли водорослей в почвообразовании была дана Ф. Е. Фричем [Fritsch, 1907]. В ней приводятся сравнительные данные о распространении почвенных водорослей в тропиках (на Цейлоне, Азорских островах, в Анголе) и наряду с этим в Англии; Ф. Е. Фрич отмечает роль водорослей в эрозии скал и в образовании первичного гумуса. В дальнейшем автор и его ученики подробно исследовали распространение наземных водорослей, а также экологические и физиологические особенности этих водорослей, в частности, приспособления к защите от высыхания.

Разрастание водорослей на поверхности почвы говорит о том, насколько почва в целом заселена водорослями. Было установлено, что водоросли обычно не ограничиваются поверхностью почвы, а в той или иной степени заходят в её глубь. Еще Ф. Гребнер, обнаруживший при изучении северо-немецких пустошей 53 вида водорослей, наблюдал проникновение некоторых из них до 3 мм в глубь песка, что дало ему основание считать их первыми гумусообразователями. На проникновение водорослей в глубь почвы указывают работы Рейнке [Голлербах, Штина, 1969].

Первой обстоятельной почвенно-альгологической работой флористического направления, основанной на микробиологической методике, является работа Ф. Эсмарха по флоре синезелёных водорослей в почвах Северной Африки [Голлербах, Штина, 1969].

Подлинным же началом современной почвенной альгологии считают планомерные и многосторонние исследования, которые развернула Муриэл Бристоль [Bristol-Roach, 1928] на всемирно известной Ротамстедской опытной станции. Её работы продолжались с 1915 по 1928 гг. и оказали огромное влияние на последующее развитие исследований почвенных водорослей.

В бывшем СССР ранним направлением в почвенной альгологии считались работы по учёту массовых разрастаний водорослей и выяснению их роли в формировании фитоценозов. Были исследованы наземные водоросли в сухих степях и полупустынях [Келлер, 1926], обнаружeны поселения водорослей в сыпучих песках полупустыни [Засухин, 1930]. В 20 — 30-х гг. прошлого века интенсивные и разнообразные исследования почвенных водорослей вели альгологические школы Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова и некоторые другие. Идеи этих направлений советской науки создали благодатную почву для самобытного формирования почвенной альгологии в бывшем СССР [Матвиенко, 1958; Новичкова-Иванова, 1980; Гецен, 1987; Зенова, Штина, 1990; Приходькова, 1992].

Исследования почвенных водорослей с применением микробиологических методик, означавшие «бристолевскую» ступень почвенно-альгологических исследований, начались почти одновременно в трёх центрах: Московском университете, где С. Мейер в 1992 г. изучал водоросли болотных почв долины р. Яхромы (работа опубликована лишь в 1937 г.), в Саратовском университете, где в 1928 г. вышла работа А. А. Рихтера и К. И. Орловой о почвенных водорослях окрестностей Саратова, и в Ботаническом институте АН СССР, где проведено подробное изучение водорослей в различных почвах Ленинградской области и создана первая критическая сводка накопленных к тому времени знаний о почвенных водорослях [Голлербах, 1936].

Ко времени создания сводок М. М. Голлербаха [1934] стало уже ясно, что в почвенно-альгологических исследованиях наметилось несколько направлений, различающихся как по проблемам, так и по методическим приёмам.

Флористико-систематическое направление, начатое работой Ф. Эсмарха, получило в дальнейшем широкое развитие. Выяснение видового состава водорослей в той или иной почве является первым этапом любого почвенно-альгологического исследования локального характера. В бывшем СССР исследования флористического плана представлены достаточно широко, что позволяет сделать определённые выводы о флоре почвенных водорослей в целом [Голлербах, 1976; Санникова, 1987; Камнев, 1989; Костиков, Леванец, 1996].

Эколого-ценологическое направление, нашедшее своё первое отражение в работах Р. Франса и его школы развивалось в начале независимо от остальных альгологических исследований. На протяжении последних 30 лет это направление (правда, уже на иной методической основе) стало одним из основных в почвенной альгологии. Центральное место заняли исследования М. М. Голлербаха [1936] и Э. А. Штина [1953, 1955, 1963], рассматривающих группировки водорослей различных почв, включая данные о структуре ценозов водорослей, об относительном развитии отдельных видов, их сезонной динамике. Этими же вопросами занимались В. В. Мельникова [1953], Л. Н. Новичкова [1955], Н. В. Сдобникова [1956], Т. И. Алексахина и Э. А. Штина [1984] и др. Ряд работ посвящён взаимосвязям водорослей и высших растений в фитоценозах [Мельникова, 1954, 1957; Сдобникова, 1959, 1960; Лысенко, 1963].

Особый раздел этого направления составляют исследования чисто экологического плана, рассматривающие влияние различных экологических факторов на развитие почвенных водорослей [Ваулина, 1957; Штина, 1957; Балезина, 1964; Болышев, Штина, Коннова, 1965; Платонова, 1968].

Экологическая и индикаторная роль почвенных водорослей описаны в работе Э. А. Штина [1990], где рассматриваются основные группы водорослей, индицирующие различные загрязнения почв. В методике, предложенной Г. Г. Кузяхметовым и И. Е. Дубовик [2001], описаны основные методы изучения почвенных водорослей, а так же методы их использования для индикации и мониторинга окружающей среды. Предложен способ оценки состояния почв при их антропогенном загрязнении, где размерно-морфологические показатели водорослей служат в качестве индикаторов любых типов загрязнений почв [Москвич, 1973; Кабиров, 1985; Рудкова, 1985; Кабиров, Халиулина, 1987].

Изучением закономерностей и оценкой изменений почвенной среды занимались Э. А. Штина и К. А. Некрасова [1985].

На Северо-Западном Кавказе почвенные водоросли агроценозов центральной зоны Краснодарского края изучались С. Б. Криворотовым и К. А. Доценко [1996]. Ими проводились исследования по изучению почвенной альгофлоры на фоне различных типов обработки почвы, уровней плодородия и минерального питания, а так же при различных системах защиты растений, применения высоких доз минеральных удобрений и разных технологиях возделывания озимой пшеницы и свёклы [Криворотов, 1996; Криворотов, Пикушова, Доценко, 2000].

Фрагментарные сведения о видовом составе почвенных водорослей некоторых районов Северо-Западного Кавказа имеются в работах С. Б. Криворотова и Ю. А. Зверевой [1999, 2001].

Почвенные водоросли охраняемых территорий Северо-Западного Кавказа и особенности их распространения изучались О. В. Букаревой [2005].

2 Физико-географические условия

2. 1 Границы района исследований

Краснодарский край находится на юге России, в юго-западной части Северного Кавказа и входит в состав Южного федерального округа. На северо-востоке край граничит с Ростовской областью, на востоке — со Ставропольским краем, на юге — с Абхазией. С северо-запада и юго-запада территория края омывается водами Азовского и Чёрного морей [Горшенёв, 1983].

Краснодар находится в южной части Восточно-Европейской равнины на Прикубанской низменности. Город расположен на правом берегу реки Кубань, выше по течению которой находится крупнейший искусственный водоём Северного Кавказа — Краснодарское водохранилище [Горшенёв, 1983].

Территория города Краснодара поделена между 4 внутригородскими округами: Западный, Карасунский, Прикубанский, Центральный. Западный внутригородской округ расположен в западной части Краснодара и является самым маленьким по площади в городе, занимая лишь 4% территории. С южной и юго-западной стороны округ по реке Кубань граничит с Республикой Адыгеей, соединяясь с ней через Яблоновский и Тургеневский мосты [Горшенёв, 1983].

Карасунский округ занимает восточную часть города Краснодара и территории Пашковского и Старокорсунского сельских округов вдоль побережья Краснодарского водохранилища [Горшенёв, 1983].

Прикубанский округ занимает северную и северо-западную части города Краснодар, а также территории Берёзовского, Елизаветинского и Калининского сельских округов к северу и к западу от Краснодара [Горшенёв, 1983].

Центральный округ расположен в южной части города, граничит с Западным, Прикубанским и Карасунским внутригородскими округами Краснодара, а также по реке Кубань с Республикой Адыгея [Горшенёв, 1983].

Так же в состав муниципального образования город Краснодар входили следующие населённые пункты: ПГТ Калинино, ПГТ Пашковский (бывшая ст-ца Пашковская), пос. Белозёрный, пос. Берёзовый, ст-ца Елизаветинская, пос. Индустриальный, х. Ленина и ст-ца Старокорсунская [Горшенёв, 1983].

2. 2 Особенности геологического строения и рельефа

Территория Краснодара лежит в зоне Скифской эпигерцинской молодой платформы (плиты), которая имеет двухъярусное строение: герцинское складчатое основание и осадочный чехол отложений мезозоя и кайнозоя [Нагалевский, Чистяков, 2003].

Мезозойские отложения на этой территории широко распространены. Из них юрские отложения представлены преимущественно осадочными морскими породами — известняками, глинистыми сланцами, глинами, гипсами, песчаниками. Глубина залегания юрских отложений достигает 2000 м. Море мелового периода затопляло всю территорию Кубанской равнины, оставив после себя мощную толщу отложений флиша, представляющих собой чередование слоёв песчаников, известняков, глинистых сланцев. Общая мощность меловых отложений на Кубанской равнине достигает 2500 м [Нагалевский, Чистяков, 2003].

Палеогеновые отложения представлены песчаниками, мергелями, глинами и толщей терригенового флиша. Общая мощность отложений достигает 1850 м [Нагалевский, Чистяков, 2003].

Неогеновые отложения подразделяются на две части: осадки миоцена и осадки плиоцена. В миоцене формировались глинистые отложения в первый период, мергелисто-глинистые и известковые — во второй и песчано- глинистые — в третий. Общая их мощность составляет 1000 м. В плиоцене формировались разнообразные отложения морского, лагунно-дельтового и континентального происхождения. Мощность этих отложений приблизительно равна 1250 м [Нагалевский, Чистяков, 2003].

Четвертичные отложения представлены как континентальными, так и морскими осадочными толщами. Мощность их на отдельных участках достигает 100 м. Верхний слой четвертичных отложений состоит из лёссовидных суглинков [Нагалевский, Чистяков, 2003].

Между рельефом и геологическим строением территории прослеживается чёткая взаимосвязь. Так основной тектонической структурой, определяющей крупные черты рельефа, является Скифская платформа [Нагалевский, Чистяков, 2003].

Краснодар находится в южной части Восточно-Европейской равнины на Прикубанской низменности. Высота города над уровнем моря составляет 35 м [Нагалевский, Чистяков, 2003].

2. 3 Гидрология

Важным компонентом экосистемы города Краснодара являются водные объекты — озёрные системы Покровские и Карасунские, Краснодарское водохранилище, а также участок реки Кубань и другие [Горшенёв, 1983].

Краснодарское водохранилище (Кубанское море) — искусственный водоём на реке Кубань. Крупнейшее водохранилище на Северном Кавказе. Его площадь составляет — 420 км2, объём — от 2,0 км3 до 3,1 км3 (регулируется, уровень воды колеблется на 8 м). Длина — 40 км, ширина — до 15 км. Целью создания Краснодарского моря была организация чекового рисоводства и борьба с сезонными паводками в низовьях Кубани. Организованное первоначально по водохранилищу судоходство в настоящее время прекращено из-за обмеления, вызванного речными наносами. В водохранилище непосредственно впадают левые притоки Кубани (с запада на восток) Белая, Пшиш, Марта, Апчас, Шундук, Псекупс [Горшенёв, 1983].

В зоне водохранилища постепенно произошли изменения климата в сторону повышения влажности воздуха, повсеместно отмечается подъём грунтовых вод, продолжается процесс деградации почв, снижается содержание гумуса. Основную долю техногенной нагрузки на территорию, прилегающую к Краснодарскому водохранилищу, создает само Краснодарское водохранилище, которое является мощным накопителем тяжёлых металлов, нефтепродуктов, СПАВ, фенолов, пестицидов и азотных соединений. Воздействие техногенной нагрузки на геоэкологическую среду выражается в загрязнении зоны аэрации, грунтовых и нижележащих артезианских вод, что в значительной степени изменяет санитарно-гигиеническое состояние территории [Горшенёв, 1983].

Озеро Старая Кубань расположено в черте города Краснодара и является водоёмом — охладителем Краснодарской ТЭЦ. Образовалось озеро на месте старого русла р. Кубань и связано с ней в своей южной части. Площадь его акватории составляет около 3 км2. Озеро разделено на две ветки: холодную, из которой происходит водозабор ТЭЦ, и тёплую, куда нагретая вода сбрасывается [Горшенёв, 1983].

Карасун — в прошлом река, а сейчас — цепь озёр на территории города Краснодара. Река Карасун раньше протекала в пределах равнинного рельефа Азово-Кубанской низменности и была, возможно, единственным правым притоком Кубани в её среднем и нижнем течении. Долина реки была врезана в отложения второй надпойменной террасы Кубани. Протяженность около 45 км. Ширина долины достигала в среднем 200 м, а в низовьях доходила до 400 м. Глубина вреза — от 1- 3 м в верховьях до 8 м в среднем и нижнем течении реки. В 3 км от устья река принимала небольшой правый приток, длина которого была чуть более 1,5 км, а ширина долины от 100 до 170 м с глубиной вреза до 3,5 м. Истоки реки Карасун находились севернее станицы Старокорсунской. У станицы русло высохло и теперь распахано, но в начале семидесятых годов нашего века оно еще прослеживалось. В настоящее время на территории Краснодара находится пятнадцать озёр: два Покровских озера (у стадиона «Кубань», разделены улицей Дмитриевская дамба), три озера Калининской балки (расположены между улицами Селезнёва и Ставропольской, одно за зданием КубГУ, два у администрации Карасунского округа, разделены улицей Старокубанской) и десять Пашковских озёр (по сути — русло реки, разбитое на озёра дамбами). Русло выше Пашковских озёр практически не прослеживается [Горшенёв, 1983].

Река Кубань берёт своё начало на западном склоне высочайшей вершины Кавказа — Эльбрусе. Горные речки Уллукам и Учкулан дают начало реке Кубань. Площадь бассейна Кубани составляет 57,9 тыс. км2. Питание реки смешанное: ледниково-снежное, дождевое и грунтовое. На ней происходит несколько паводков в году, наибольший из них бывает в июне, когда таяние ледников совпадает с ливневыми дождями. В среднем ежегодно река выносит свыше 13 км3 воды. За год река выносит в море около 8 млн. т наносов [Нагалевский, Чистяков, 2003].

2. 4 Климат

Климат формируется под воздействием комплекса физико-географических условий, из которых наиболее важными являются солнечная радиация, циркуляция атмосферы и подстилающая поверхность [Нагалевский, Чистяков, 2003].

Положение города в пределах 45°02' с.ш. определяет большие высоты стояния солнца над горизонтом. В Краснодаре от 68°33' в полдень 22 июня и до 21°31' - 22 декабря. А от высоты солнца зависят угол падения солнечных лучей и величины нагревания земной поверхности. Благодаря своему южному положению территория получает много солнечного тепла. Годовое количество составляет 120 ккал/см2. В летний период суммарная радиация составляет 48 ккал/см2 и зимой до 12 ккал/см2. Кроме зимнего периода, во все другие периоды имеет место положительный тепловой баланс, более 45 ккал/см2. Высота солнца зимой менее 30°, с марта по сентябрь — более 45° [Нагалевский, Чистяков, 2003].

В Краснодаре средняя продолжительность солнечного сияния (ПСС) за год 2174 ч, при этом годовой максимум отмечается в июле — 323 ч, а минимум в декабре 574 ч [Нагалевский, Чистяков, 2003].

Территория в течение года находится под воздействием воздушных масс различного происхождения. При этом получают преобладание то одни воздушные массы, то другие. Основные воздушные массы умеренных широт. С Атлантического океана с запада и северо-запада поступают морские умеренные воздушные массы, приносящие облачную погоду и значительное количество осадков, вызывая зимой потепление и дождь вперемешку со снегом, а летом — понижение температуры и дождь. С востока со стороны сибирского антициклона (Азиатского максимума) и из Средней Азии поступают континентальные умеренные воздушные массы. Зимой они приносят ясную холодную погоду, а летом — жару и сухость. Иногда возможно вторжение трансформированных арктических воздушных масс, которые несут зимой морозы, а весной — возврат холодов. Изредка вторгаются морские и континентальные тропические воздушные массы. Континентальный тропический воздух приходит из Средней Азии, а морской со стороны Средиземного моря. Вторжение тропических воздушных масс зимой вызывает оттепель, так называемые «февральские окна», летом — жару, весной и осенью — теплую погоду. Господствующим является воздух умеренных широт [Нагалевский, Чистяков, 2003].

Краснодар расположен в умеренном климатическом поясе. В целом, климат Краснодара — умеренно-континентальный, что связано с большой удаленностью от океанов, это и определяет так называемую «континентальность» климата, которая выражается прежде всего в величине колебания температуры воздуха в течение года, иначе говоря — в разнице температур самого тёплого и самого холодного месяца (амплитуда), а также в количестве осадков, выпадающих за год [Нагалевский, Чистяков, 2003].

Среднегодовое атмосферное давление в Краснодаре близко к нормальному и составляет 760 мм рт. ст. В течение года на территории преобладают ветра следующих направлений: восточного (22%), северо-восточного (20%), западного (15%). Повторяемость ветров других румбов, как правило, ограничивается 5 — 10% [Нагалевский, Чистяков, 2003].

Для Краснодара основным показателем, который даёт общее представление о термическом режиме, является средняя месячная и годовая температура воздуха. В течение года температура воздуха в городе Краснодаре изменяется от минус 1,6 °C в январе (самый холодный месяц) до 23,3 °C в июле (самый теплый месяц). Амплитуда средних месячных температур воздуха составляет 24,9 °C. Отрицательные среднемесячные температуры воздуха наблюдаются в январе и феврале, во всех остальных — положительные. Средняя годовая температура воздуха в Краснодаре составляет плюс 11,1 °C [Нагалевский, Чистяков, 2003].

Наибольшая относительная влажность наблюдается в декабре — январе (84%), с февраля она уменьшается, достигая минимума (64%) в июле — августе, а с сентября вновь увеличивается. Влажным считают день, если в 13 часов относительная влажность была 80% и выше. Такие дни в Краснодаре обычно наблюдаются в холодное время года (ноябрь — февраль). Их среднее число за месяц колеблется от 11 до 17, достигая максимума в январе. В летнее время влажных дней бывает в среднем 1 — 2 за месяц [Нагалевский, Чистяков, 2003].

В Краснодаре в среднем за год выпадает 686 мм осадков. Годовой ход характеризуется увеличением осадков в июне и уменьшением в сентябре. В тёплый период выпадает в среднем 393 мм, в холодный — 293 мм, что соответствует 57% и 43% их годовой суммы. По агрегатному состоянию различают твёрдые, жидкие и смешанные осадки. В Краснодаре даже зимой преобладают жидкие осадки — за год 546 мм, твёрдые — 73, а смешанные составляют 67 мм. Зимний максимум объясняется длительными обложными осадками, а летний максимум — кратковременными ливнями. Общая продолжительность осадков в Краснодаре около 800 часов. В день с осадками их средняя продолжительность составляет от 2 часов летом до 8 часов зимой [Нагалевский, Чистяков, 2003].

Неустойчивость снежного покрова является характерной чертой климата Краснодара. Она определяется неустойчивым и тёплым термическим режимом города. Частые оттепели зимой, связанные с прохождением атлантических циклонов, и большая их повторяемость обеспечивают небольшие высоты снежного покрова и неустойчивый характер его залегания. В Краснодаре в 70% зим отсутствует устойчивый снежный покров, снег выпадает, но быстро разрушается. Средняя многолетняя продолжительность снежного покрова 39 дней [Нагалевский, Чистяков, 2003].

2. 5 Почвенный покров

По разнообразию почвенно-климатических условий территория Краснодарского края разделена на пять зон: Северная, Центральная, Западная, Южно-предгорная, Черноморская. Территория Краснодара относится к центральной зоне, которая также охватывает Приморско-Ахтарский, Тимашевский, Калининский, Динской, Кореновский, Усть-Лабинский, Красногвардейский, Брюховецкий, Кавказский, Гулькевичский, Курганинский, Новокубанский, Выселковский и Тбилисский административные районы Краснодарского края. Почвенно-климатические условия этой зоны для большинства возделываемых культур являются лучшими в крае. Осадков выпадает от 500 до 700 мм в год, распределение их по месяцам более равномерное, чем в северной зоне. В осенне-зимний период почва хорошо увлажняется, что обеспечивает своевременное появление всходов озимых и хорошее их дальнейшее развитие [Ашинов, Зубкова, 2008].

В центральной зоне почвы в основном высокоплодородны. Преобладают типичные (слабовыщелоченные) малогумусные сверхмощные чернозёмы. Их бонитет составляет 85 — 100 баллов. Характерными морфологическими признаками этих почв являются большая мощность гумусовых горизонтов, достигающая 160 — 170 см, тёмно-серая окраска, светлеющая с глубиной и приобретающая бурые тона, хорошо выраженная структура — комковато-зернистая вверху и комковато-ореховая в нижней половине почвенного профиля. В этом горизонте появляются выделения карбонатов в виде псевдомицелия. По механическому составу типичные чернозёмы относятся к глинистым. Количество перегноя в горизонте, А невелико (около 4 — 5%). Однако из-за глубокого проникновения гумуса в двухметровой толще содержится до 70 т/га перегноя. Гумус довольно богат азотом, но, несмотря на высокое общее содержание азота, фосфора и калия, типичные чернозёмы хорошо отзываются на внесение удобрений, так как основная часть указанных элементов находится в недоступной или труднодоступной для растений форме. Хорошая оструктуренность создает благоприятные физические и водно-воздушные свойства. Предельная полевая влагоёмкость двухметровой толщи до 700 мм, из которой около 50% растениям недоступны [Нагалевский, Чистяков, 2003].

На территории г. Краснодара и в его окрестностях распространены чернозёмы выщелоченные малогумусные сверхмощные. Они имеют большую, чем у типичных чернозёмов, мощность гумусовых горизонтов (до 180 см), выщелоченность почвенного профиля — вскипание от соляной кислоты наблюдается, как правило, в верхней части материнской породы [Соляник, 1976].

Структура горизонта, А зернисто-комковатая, переходящая глубже в комковато-ореховую, окраска более тёмная. Механический состав глинистый. Количество гумуса, общее содержание азота, фосфора и калия и их доступность растениям, а также ёмкость поглощения примерно такие же, как и типичного чернозёма. Однако в составе поглощающего комплекса до 2 — 5% от ёмкости может составлять водород. Поэтому реакция среди верхних горизонтов нейтральная или даже слабокислая, глубже переходящая в слабощелочную [Соляник, 1976].

Физические свойства несколько хуже, чем у типичных чернозёмов, они более плотные. Объёмный вес верхней половины около 1,30 г/см3, в горизонте В нередко поднимается до 1,40 г/см3, соответственно ниже общая скважность. Предельная полевая влагоёмкость и доступность растениям влаги примерно такие же, как у типичных чернозёмов [Соляник, 1976].

Валовые анализы выщелоченного чернозёма показывают не только миграцию из почвенных горизонтов карбонатов, но и слабое перемещение полуторных окислов из горизонта, А в горизонт В [Соляник, 1976].

2. 6 Растительный покров

Растительный покров богат и разнообразен, что обусловлено многогранностью физико-географических условий местности. Город лежит на юге степной зоны. Значительная часть территории распахана, занята сельскохозяйственными культурами (поля пшеницы, подсолнечника, сахарной свёклы), садами, огородами, лесополосами, населёнными пунктами. Степная растительность сохранилась лишь вдоль дорог, лесных полос, в местах, непригодных для сельского хозяйства. Для степей характерно господство травянистого типа растительности. Основу сообществ образуют дерновинные злаки: овсяница бороздчатая (типчак), ковыль, тонконог [Нагалевский, Чистяков, 2003].

У многих степных растений имеются луковицы (лук, птицемлечник, тюльпан) или корневые клубни (зопник, лабазник, чина клубненосная). Жизненный цикл протекает быстро, и уже к началу лета растения успевают зацвести, образовать плоды и накопить питательные вещества в органах запаса [Нагалевский, Чистяков, 2003].

Степи, за исключением непродолжительных периодов, находятся в состоянии недостатка влаги. Распределение корней в почве наблюдается в виде ярусов и приспособлено к более полному улавливанию влаги даже самых небольших дождей.

Растения приспособлены к экономному использованию воды. У ряда злаков листья могут сворачиваться в трубочку и этим уменьшать свою испаряющую поверхность, а у разнотравья стебли и листья часто покрыты густым, как войлок, опушением [Нагалевский, Чистяков, 2003].

Кроме ковыля и типчака — засухоустойчивых плотнодерновинных злаков, на участках с более влажными почвами в травостой входят короткокорневищные злаки: мятлик луговой, костёр безостый, а на залежах — пырей ползучий [Нагалевский, Чистяков, 2003].

От весеннего пробуждения растительности до осенних холодов степь несколько раз меняет свой внешний облик, весенние цветы сменяются летними, летние — осенними. Весенние краски представлены цветущим горицветом и сохранившимся кое-где пионом. В начале лета выбрасывает белые ости ковыль. То бело-кремовым, то желтым, розовым цветом заявляют о себе лабазник, лапчатка, эспарцет донской. Позже цветут губоцветные: шалфей, чистец. Летом степь выгорает и только осенью, после выпадения дождей снова зеленеет [Нагалевский, Чистяков, 2003].

3. Материал и методы исследования

Для проведения исследований были взяты образцы почв с семи экспериментальных точек, которые расположены в окрестностях города Краснодара (рисунок 1).

Рисунок 1 — Карта района исследований: 1 — Парк «Солнечный Остров»; 2 — ПГТ Пашковский; 3 — пос. Индустриальный; 4 — пос. Лорис; 5 — с/х-оз Краснодарский; 6 — пос. Победитель; 7 — пос. Дружелюбный

Первая экспериментальная точка (контрольная) находится на территории парка «Солнечный Остров». Вторая проба была отобрана на территории ПГТ Пашковкий. Третья проба взята в пос. Индустриальном на ул. Вьюжной. Четвертая экспериментальная точка расположена в пос. Лорис, который граничит с одной стороны с пос. Индустриальным. Пятая точка находится на территории с/х-оз Краснодарский. Шестая проба взята на въезде в пос. Победитель. Седьмая проба отобрана в пос. Дружелюбный.

При отборе почвенных образцов для исследования состава альгофлоры нами были выполнены общие правила микробиологических анализов почвы: правильно отобрана средняя проба, соблюдены стерильность, правила этикетирования и хранения образцов, проведены сопутствующие анализы почвы и растительного покрова.

В случае присутствия поверхностных разрастаний водорослей в виде общего позеленения почвы, зелёных, синезелёных или коричневых налётов, плёнок и корочек, собирали поверхностный слой почвы с водорослями на участке, размеры которого могут быть различными в зависимости от однородности и компактности водорослевого налёта — от 10 до 100 см2 [Зенова, Штина, 1990].

Для выявления водорослей в толще целинной почвы брали индивидуальные пробы весом 20 — 50 г, приуроченные к определённым растительным ассоциациям и определённому почвенному горизонту [Некрасова, Бусыгина, 1977]. В окультуренных почвах брали смешанный образец весом 20 — 50 г, составленный из 5 — 10 исходных.

Во всех случаях пробы брались стерильным ножом, совком или лопатой. В полевых условиях стерилизация проводится спиртом или многократным втыканием ножа в исследуемую почву.

Почвенные образцы этикетировали с указанием номера образца, места взятия пробы, даты сбора. Образцы исследовали в свежем виде и хранили в воздушно-сухом состоянии для последующего культивирования [Зенова, Штина, 1990].

Почвенные водоросли выращивали на свету в стерильных чашках Петри, используя стерильные покровные стёкла. Почвенные культуры со «стёклами обрастания» отличаются простотой и максимальным приближением к природным условиям и получили широкое распространение в почвенно-альгологических исследованиях [Голлербах, Штина, 1969]. Почвенный образец просеивается стерильно через сито с отверстием 3 мм, тщательно перемешивается, навеска в 30 — 40 г помещается в стерильную чашку Петри. Стерилизацию сита и других инструментов проводили нагреванием в сушильном шкафу. Почву в чашках увлажняли дистиллированной водой или питательным раствором до 80 — 100% от полной влагоёмкости и на влажную поверхность помещали стерильные покровные стекла таким образом, чтобы между стеклом и почвой оставались небольшие свободные пространства — «влажные камеры». Чашки этикетировали и ставили на подоконник, затеняя их летом от чрезмерного нагрева солнечными лучами калькой. По мере высыхания почву в чашках увлажняли, не допуская загрязнения поверхности покровных стёкол и переувлажнения [Кузяхметов, Дубовик, 2001].

Просмотр стёкол, обросших водорослями, начинали через 2 недели и продолжали в течение месяца. Покровное стекло брали стерильным пинцетом, удаляли прилипшие частицы почвы и готовили препарат, помещая покровное стекло с его нижней, обросшей водорослями поверхностью в каплю воды на предметном стекле. Непосредственный просмотр под микроскопом даёт представление о доминирующих видах. Таким путём обнаруживаются водоросли, образующие макроскопически заметные талломы или массовые разрастания на поверхности почвы [Зенова, Штина, 1990].

При подготовке к количественному анализу добивались относительно равномерного распределения клеток в объёме почвенного образца. Для этого разрушали почвенные комочки, десорбировали почвенные колонии, что достигалось различными приёмами: растиранием, размолом, размельчением на гомогенизаторе. Перемешанную подсушенную почву распределяли ровным слоем толщиной 0,5 см в виде прямоугольника, который делили на квадраты. Для составления навески из каждого квадрата брали небольшое количество почвы, захватывая её на всю глубину. Навески в 1 г помещали в пробирки или пенициллиновые склянки. Повторность проб от 3 до 5 [Зенова, Штина, 1990].

Просмотр препаратов вёлся при помощи объектива на? 40 и окуляра на? 7. Водоросли развиваются преимущественно по краям покровного стекла. Поэтому необходимо тщательно просматривать краевые полосы (трансекты) по четырём сторонам стекла. Для учёта обилия отмечали встречаемость видов на полосках. Применяется следующая шкала обилия:

6 баллов — вид образует макроскопические разрастания;

5 баллов — вид — субдоминант в разрастаниях;

4 балла — вид встречен на стёклах обрастания во многих полях зрения;

3 балла — вид встречен более чем в 10 полях зрения;

2 балла — вид встречен в 2 — 10 полях зрения;

1 балл — вид встречен в одном поле зрения или только в жидких культурах.

Для всех четырёх полос выводят средний балл. Окончательный балл обилия выводят по трём просмотренным в разное время стёклам [Кузяхметов, Дубовик, 2001].

Для определения диатомовых водорослей стёкла обрастания нагревают на электрической плите в течение 15 — 20 минут, сжигая содержимое клеток, и готовят постоянные препараты на среде Эльяшева [Кузяхметов, Дубовик, 2001].

4. Биоэкологические особенности почвенных водорослей окрестностей города Краснодара

4. 1 Систематическая структура

В результате проведённых исследований был составлен систематический список почвенных водорослей района исследований, включающий 64 вида из 15 семейств и 4 отделов.

Отдел Cyanophyta

Класс Chroococceae

Порядок Chroococcales

Подпорядок Coccobactreae

Семейство Coccobactreaceae Elenk.

Род Synechocystis Sanv.

1. Synechocystis sallensis Skuja

2. Synechocystis parvula Perf.

3. Synechocystis aquatilis Sauv.

Род Synechococcus Nag.

4. Synechococcus elongatus Nag.

5. Synechococcus aeruginosus Nag.

Подпорядок Stereometreae

Семейство Microcystidaceae

Род Microcystis Elenk.

6. Microcystis aeruginosa Kutz. emend. Elend.

f. flos-aquae Elenk.

7. Microcystis parietina Elenk.

8. Microcystis pulverea Forti emend. Elenk.

f. minor Hollerb.

9. Microcystis muscicola (Menegh.) Elenk.

10. Microcystis Grevillei (Hass.) Elenk.

11. Microcystis testaceae (Nag.) Elenk.

Род Aphanothece Elenk. emend.

12. Aphanothece microscopic Nag.

13. Aphanothece stagnina (Spreng.)

14. Aphanothece Castagnei (Breb.) Rabenh.

Семейство Gloeocapsaceae Elenk. et Hollerb.

Род Gloeocapsa Hollerb. emend.

15. Gloeocapsa turgida (Kutz.) Hollerb. emend.

16. Gloeocapsa minuta (Kutz.) Hollerb. ampl. Nag.

Род Gloeothece Nag.

17. Gloeothece rupestris Born.

Класс Hormogoneae

Порядок Nostocales

Подпорядок Symmetreae

Семейство Anabaenaceae Elenk.

Род Anabaena

18. Anabaena variabilis Kutz.

f. tenuis Popova

19. Anabaena hallensis (Janez.) Born. et Flah.

20. Anabaena oscillarioides Bory.

Род Cylindrospermum Kutz.

21. Cylindrospermum stagnale (Kutz.) Born. et Flah.

22. Cylindrospermum majus Kutz.

23. Cylindrospermum muscicola Kutz.

Порядок Oscillatoriales

Семейство Oscillatoriaceae (Kirchn.) Elenk.

Род Oscillatoria Vauch.

24. Oscillatoria amphibia Ag.

25. Oscillatoria lacustris (Kleb.) Geitl.

26. Oscillatoria chlorine (Kutz.) Gom.

27. Oscillatoria subtilissima Kutz.

28. Oscillatoria brevis (Kutz.) Gom.

29. Oscillatoria formosa Bory.

30. Oscillatoria sancta (Kutz.) Gom.

Род Phormidium Kutz.

31. Phormidium curtum Hollerb.

32. Phormidium corium (Ag.) Gom.

33. Phormidium foveolarum (Mont.) Gom.

34. Phormidium autumnale (Ag.) Gom.

35. Phormidium muscicola Hub. -Pestalozzi et Naum.

36. Phormidium tenue (Menegh.) Gom.

Отдел Bacillariophyta

Класс Centricae

Порядок Discoidales

Семейство Coscinodiscaceae Kutz.

Род Cyclotella Kutz.

37. Cyclotella Kuetzingiana Thw.

Класс Pennatae

Порядок Raphinales

Подпорядок Diraphineae

Семейство Naviculaceae West.

Род Navicula Bory.

38. Navicula oblonga Kutz.

39. Navicula pelliculosa (Breb.) Hilse

Род Pinnularia Ehr.

40. Pinnularia gracillima Greg.

41. Pinnularia nobilis Ehr.

42. Pinnularia leptosoma Grun.

43. Pinnularia interrupta W. Sm.

44. Pinnularia major (Kutz.)

Род Cymbella Ag.

45. Cymbella sinuata Greg.

46. Cymbella cuspidata Kutz.

Подпорядок Aulonoraphineae

Семейство Nitzschiaceae Hass.

Род Nitzschia Hass.

47. Nitzschia fonticola Grun.

Отдел Chlorophyta

Подтип Chlorophyceae

Класс Volvocineae

Порядок Volvocales

Подпорядок Volvocineae

Семейство Volvocaceae

Род Volvox Ehr.

48. Volvox globator Ehr.

49. Volvox aureus Ehr.

Род Pandorina Bory.

50. Pandorina morum Bory.

Порядок Chlamydomonadales

Семейство Chlamydomonadaceae Pasch.

Род Chlamydomonas Ehr.

51. Chlamydomonas Debaryana Gorosch.

52. Chlamydomonas gelatinosa Korsch.

53. Chlamydomonas Steinii Gorosch.

54. Chlamydomonas gloeogama Korsch.

55. Chlamydomonas angulosa Dill

56. Chlamydomonas conferta Korsch.

Порядок Chlorococcales

Семейство Chlorococcaceae

Род Chlorococcum Fries.

57. Chlorococcum humicolum Rab.

58. Chlorococcum infusionum Menegh.

Семейство Chlorellaceae

Род Chlorella

59. Chlorella variegata Beyer.

60. Chlorella vulgaris Beyer.

Семейство Oocystaceae

Род Oocystis Naeg.

61. Oocystis natans Wille.

62. Oocystis solitarts Wittr.

Отдел Xanthophyta

Класс Heterococcophyceae

Порядок Heterococcales

Семейство Pleurochloridaceae Pasch.

Род Pleurochloris Pasch.

63. Pleurochloris magna Boye-Pet.

Семейство Botryochloridaceae Pasch.

4. 2 Таксономический анализ

Таксономический анализ почвенных водорослей окрестностей города Краснодара показал, что преобладают политипные семейства и их доля составляет 40% (рисунок 2). К ним относится 6 семейств: Anabaenaceae, Chlamydomonadaceae, Coccobactreaceae, Microcystidaceae, Naviculaceae, Oscillatoriaceae. Олиготипными являются 5 семейств: Chlorellaceae, Chlorococcaceae, Gloeocapsaceae, Oocystaceae, Volvocaceae. Меньше всего монотипных, к ним относится 4 семейства: Botryochloridaceae, Coscinodiscaceae, Nitzschiaceae, Pleurochloridaceae.

Рисунок 2 — Таксономический анализ почвенной альгофлоры окрестностей города Краснодара

Доминирующим семейством является Oscillatoriaceae. В результате проведённых исследований было обнаружено 13 видов, входящих в это семейство, что составляет 20,31% от общего числа видов (таблица 1).

Таблица 1 — Состав почвенной альгофлоры окрестностей города Краснодара

№ п/п

Название семейства

Количество видов

% от общего числа видов

1

Anabaenaceae

6

9,38

2

Botryochloridaceae

1

1,56

3

Chlamydomonadaceae

6

9,38

4

Chlorellaceae

2

3,13

5

Chlorococcaceae

2

3,13

6

Coccobactreaceae

5

7,80

7

Coscinodiscaceae

1

1,56

8

Gloeocapsaceae

3

4,69

9

Microcystidaceae

9

14,06

10

Naviculaceae

9

14,06

11

Nitzschiaceae

1

1,56

12

Oocystaceae

2

3,13

13

Oscillatoriaceae

13

20,31

14

Pleurochloridaceae

1

1,56

15

Volvocaceae

3

4,69

Всего

64

100

4. 3 Биоэкологический анализ

К почвенным водорослям применимо понятие жизненной формы, используемое как единица экологической классификации растений, под которой подразумевается группа растений со сходными приспособительными структурами [Штина, Голлербах, 1976].

Выделяют 9 жизненных форм (экобиоморф) почвенных водорослей [Зенова, Штина, 1990]. Для их обозначения взяты в качестве индексов первые буквы названий таксонов, рассматриваемых в качестве эталона данной жизненной формы.

В результате проведённых исследований было установлено 5 жизненных форм для почвенных водорослей окрестностей города Краснодара.

В биоморфологическом спектре (рисунок 3) альгофлоры исследуемого района преобладает Cylindrospermum-форма (27 видов), на втором месте Phormidium-форма (13 видов), на третьем Chlorococcum-форма (12 видов). Bacillariophyta-форма представлена 11 видами. Меньше всего было обнаружено представителей Xanthococcophyceae-формы (1 вид).

Рисунок 3 — Биоморфологический спектр почвенной альгофлоры окрестностей города Краснодара

В большинстве почвенных образцов, взятых на экспериментальных точках, преобладают формы Cylindrospermum и Phormidium. Формы Chlorococcum и Bacillariophyta также встречаются довольно часто. Xanthococcophyceae-форма выявлена только в одной пробе (таблица А. 1).

На первой экспериментальной точке (парк «Солнечный Остров»), которая является контрольной, наблюдается преобладание Cylindrospermum-формы. Малочисленной оказалась Chlorococcum-форма, а представителей формы Xanthococcophyceae не обнаружено (рисунок Б. 1).

На второй экспериментальной точке (ПГТ Пашковский) также наблюдается преобладание Cylindrospermum-формы над остальными. В почвенном образце обнаружена Xanthococcophyceae-форма, но она немногочисленна, как и Chlorococcum-форма и представлена одним видом (рисунок Б. 2).

На третьей экспериментальной точке (пос. Индустриальный) преобладает, так же как и в предыдущих пробах, Cylindrospermum-форма, наблюдается отсутствие Xanthococcophyceae-формы (рисунок Б. 3).

Cylindrospermum-форма на четвертой экспериментальной точке (пос. Лорис) встречается чаще всего, чуть меньше было обнаружено представителей Phormidium-формы. Chlorococcum-форма встречалась реже, чем две предыдущие формы. Меньше всего обнаружено представителей Bacillariophyta-формы. Xanthococcophyceae-форма не обнаружена (рисунок Б. 4).

На пятой экспериментальной точке (с/х-оз Краснодарский) больше всего было обнаружено представителей Cylindrospermum-формы. Формы Chlorococcum и Phormidium так же оказались довольно многочисленными. Xanthococcophyceae-форма отсутствует (рисунок Б. 5).

На шестой экспериментальной точке (пос. Победитель) самыми многочисленными оказались представители форм Cylindrospermum и Chlorococcum (рисунок Б. 6).

На седьмой экспериментальной точке (пос. Дружелюбный) было обнаружено наибольшее количество представителей Cylindrospermum-формы. Так же были отмечены формы: Chlorococcum, Phormidium и Bacillariophyta (рисунок Б. 7).

На экологическое состояние почв оказывает значительное воздействие совокупность разных видов загрязнений. Это видно по качественному составу альгофлоры. Индикаторами антропогенного загрязнения является выпадение из качественного состава альгофлоры представителей отдела жёлтозелёные (Xanthophyta) и коккоидных форм из отдела зелёные (Chlorophyta). Наиболее устойчивыми к загрязнению оказались нитчатые формы синезелёных водорослей (Cyanophyta) и зелёных водорослей. Устойчивость синезелёных водорослей объясняется наличием у обнаруженных видов мощных слизистых чехлов, которые могут служить субстратом для развития различных видов бактерий.

4. 4 Биоэкологические особенности водорослей-доминантов

Для всех обнаруженных видов были подсчитаны баллы обилия (таблица А. 1) и на их основе выделены следующие виды-доминанты, для которых характерен максимальный показатель в 4 балла.

Microcystis muscicola (Menegh.) Elenk. Колонии, сливающиеся в слизистую или студенистую, бесформенную, широко распростёртую массу тёмно-сине-зелёного или иного цвета. Клетки шаровидные, 3 мкм в диаметре, тесно скучены, сине-зелёные, могут сливаться в бесформенную массу, колонии окружены слизью (рисунок В. 1). На влажных почвах.

Microcystis pulverea Forti emend. Elenk. f. minor Hollerb. Колонии неправильных очертаний, сетчато-продырявленные, реже — шаровидные и сплошные, без явственной слизистой оболочки, клетки 0,3 — 0,7 мкм в диаметре, бледно-сине-зелёные, без газовых вакуолей, более или менее густо расположенные (рисунок В. 2). Между другими водорослями, на почвах и в почвах.

Anabaena variabilis Kutz. f. tenuis Popova. Дерновинки слизистые чёрно-зелёного оттенка. Трихомы разнообразно изогнутые, большей частью без влагалищ, 6 — 6,5 мкм шириной. Клетки бочёнкообразные, 3 — 4 мкм длиной, у поперечных перегородок слабо перешнурованные (рисунок В. 3). Гетероцисты шаровидные или удлиненные, 6,3 — 11 мкм в диаметре. Споры удлинённо-элипсоидные, или цилиндрические, с гладкой бесцветной оболочкой, располагаются рядами. На влажной земле, на мхах и поверхности почв.

Oscillatoria chlorine (Kutz.) Gom. Дерновинки жёлто-зелёные, тонкие, паутинистые. Трихомы жёлто-зелёные, искривленные или прямые, до 6 мкм шириной, у поперечных перегородок не перешнурованные, без газовых вакуолей, на концах прямые или искривленные, но не утончённые (рисунок В. 4). Клетки 3,7 — 8 мкм длиной, длина клеток в 2 — 3 раза меньше ширины. На концах трихомов бесцветные выпуклые клетки (куполообразные тела). В гниющем илу, болотной почве, на влажной земле.

Oscillatoria amphibia Ag. Дерновинки ярко-сине-зелёные. Трихомы сине-зелёные, прямые или искривленные, 1,2 — 1,5 мкм шириной, у поперечных перегородок не перешнурованные, большей частью с двумя зёрнышками. Длина клеток 3,5 — 5,6 мкм, в 2 — 3 раза больше ширины, конечные клетки закругленные, не головчатые (рисунок В. 5). На земле.

Phormidium foveolarum (Mont.) Gom. Дерновинки черновато-зелёные, тонкие. Трихомы бледно-сине-зелёные, искривлённые, 1 — 2 мкм шириной, у поперечных перегородок перешнурованные, к концам не суженные. Влагалища бесцветные, мягкие, большей частью расплывающиеся. Длина клеток почти равна ширине или немного больше. Грануляции у поперечных перегородок отсутствуют. Конечные клетки закруглённые, без калиптры (рисунок В. 6). На поверхности влажной почвы и в почве.

Phormidium tenue (Menegh.) Gom. Дерновинки ярко-сине-зелёные, кожистые, распростертые. Трихомы ярко- (реже бледно-) сине-зелёные, прямые или слегка искривленные, 1 — 2 мкм шириной, у поперечных перегородок слабо перешнурованные, к концам суживающиеся. Влагалища тонкие, расплывающиеся. Длина клеток до трёх раз больше ширины (рисунок В. 7). Грануляции у поперечных перегородок отсутствуют. Конечные клетки удлиненно-конусовидные, без калиптры. На земле и в почве.

Chlamydomonas Debaryana Gorosch. Клетки эллипсоидально яйцевидные. Носик крупный, выпуклый. Глазок дисковидный, в передней части клетки. Хроматофор чашевидный, гладкий. Пиреноид круглый, иногда полосатый. Два жгутика равны по длине телу (рисунок В. 8). Длина клетки 17 — 20 мкм. Во влажной почве.

Chlamydomonas gloeogama Korsсh. Клетки эллипсоидно-цилиндрические, слегка ассиметричные, с выпуклой спинной и почти прямой брюшной сторонами. Оболочка тонкая, плотно прилегает к протопласту, спереди образует слабо выраженный, низкий, тупой носик (рисунок В. 9). Длина жгутов равна длине клетки или слегка превышает её. Хроматофор пластинчатый, с утолщением сбоку. Пиреноид один, сбоку клетки, в утолщении хроматофора. В почвах и лабораторных культурах.

Chlamydomonas gelatinosa Korsch. Клетки яйцевидно-эллипсоидные, сзади широко округлые, спереди суженные, округлые. Оболочка нежная, снаружи покрыта слоем слизи (рисунок В. 10). Длина жгутов равна длине клетки. Хроматофор чашевидный, гладкий. В почвах различных типов.

Chlorella vulgaris Beyer. Клетки шаровидные, оболочка тонкая. Хроматофор чашевидный, пристенный, пиреноид не всегда ясный (рисунок В. 11). Клетки 8 — 10 мкм в диаметре. В почве, среди лишайников.

Chlorococcum infusionum Menegh. Клетки одиночные, круглые, с толстой слоистой оболочкой, одноядерные (рисунок В. 12). Хроматофор постенный, чашевидный. Диаметр 15 мкм. В верхних слоях почвы.

Pinnularia leptosoma Grun. Створки узкие, линейные, 32 — 40 мкм в длину, 4 — 5 мкм шириной. Концы закруглённые (рисунок В. 13). Штрихи радиальные. Осевое поле узкое, среднее поле расширено до краёв створки. В почвах.

4. 5 Изменение видового состава по сезонам и годам

Результаты исследований, проведенных в 2011 — 2012 годах, свидетельствуют о сезонной динамике видового состава почвенной альгофлоры окрестностей города Краснодара.

Образцы почвы, взятые осенью 2011 года, характеризуются незначительным видовым составом форм диатомовых водорослей, отсутствием представителей отдела жёлтозелёные.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой