Битва за Москву

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Битва за Москву

6 сентября 1941 года А. Гитлер подписал директиву № 35 о новом большом наступлении на восточном фронте. Главные усилия вновь переносились на московское направление. Группе армий «Центр» предписывалось перейти в наступление в конце сентября и «в результате двойного охвата в направлении г. Вязьма уничтожить противника, находящегося восточнее Смоленска».

16 сентября 1941 года командующий группой армий «Центр» фельдмаршал фон Бок направил в свои войска директиву о подготовке операции по захвату Москвы, получившей кодовое название «Тайфун» («Taifun»).

В отличии от директивы № 35 план Бока предусматривал три направления главных ударов. Дело в том, что к середине сентября, в результате разгрома группировки советских войск под Киевом, у немецкого командования появилась возможность перебросить на московское направление дополнительные силы.

Замысел операции заключался в нанесении трех ударов в восточном и северо-восточном направлении с целью окружения и уничтожения советских войск в районах Вязьмы и Брянска. 9-я армия с приданной ей 3-й танковой группой (командир группы Гот) в составе 23 дивизий, из них 3 танковых и 2 моторизованных, должна была наступать на левом фланге, из района Духовщины. Ей предстояло выйти на рубеж железной дороги Вязьма-Ржев, охватывая Вязьму с севера и востока. Почто все силы армии были сосредоточены в одном эшелоне, что позволило создать очень высокую плотность войск — одна дивизия на 3,2 км фронта.

4-я армия с подчиненной ей 4-й танковой группой (командир группы Гепнер), всего 22 дивизии из них 5 танковых и 1 моторизованная, переходила в наступление из района Рославля, нанося главный удар вдоль Варшавского шоссе. С выходом к Спасск-Деменску армия должна была повернуть на север, в сторону Вязьмы, с целью окружения основных сил Западного фронта.

Войска армии располагались в два эшелона, причем на участке прорыва шириной в 56 км были сосредоточены 10 пехотных и все танковые и моторизованные дивизии. Поэтому плотность войск здесь была тоже достаточно высокой — одна дивизия на 3,3 км фронта.

2-я армия — 8 пехотных дивизий — должна была прорвать оборону войск 50-й армии Брянского фронта на р. Десна, одновременно прикрывая фланг 4-й армии.

2-я танковая группа (командир Г. Гудериан) — 6 пехотных, 5 танковых, 3 моторизованных и кавалерийская дивизии — действовала на правом фланге группы армий «Центр», нанося главный удар из района Шостки в направлении Орел, Тула, а вспомогательный на Брянск. Основной прорыв командование группы решило осуществить на фронте 54 км 4 танковыми и 1 моторизованной дивизиями.

Первоначально начало операции планировалось на 28 сентября, но переброска соединений из группы армий «Север» и вывод 2-й армии и 2-й танковой группы из-под Киева потребовали дополнительного времени. Поэтому войска 2-й танковой группы начали операцию 30 сентября, остальные объединения — 2 октября.

Всего на московском направлении в группе армий «Центр» было сосредоточено 64 дивизии, из них 13 танковых и 6 моторизованных, до 1800 тыс. человек, 14 тыс. орудий и минометов, до 2000 танков, 1390 самолетов. Никогда еще до этого немцы не использовали столь больших сил в составе одной группы армий и не развертывали на одном стратегическом направлении три танковые группы из четырех. На Москву были нацелены 42% людей, 75% танков, 33% орудий и минометов и половина самолетов из общего количества, находившегося на восточном фронте.

Немецкой группе армий «Центр» противостояли войска трех фронтов — Западного, Резервного и Брянского. Западный фронт (командующий генерал И. Конев) имел в своем составе 16, 19, 20, 22, 29 и 30-ю армии — 30 стрелковых, 2 мотострелковые, 3 кавалерийские дивизии, 2 укрепленных района, 1 мотострелковую, 4 танковые бригады, 2 мотоциклетных полка и другие части. Всего войска фронта насчитывали 320 000 человек, 475 танков, 2253 орудия, 733 миномета, 272 самолета. Оперативное построение войск фронта включало все шесть армий, развернутых в одном эшелоне. Армии имели двухэшелонное построение. Командование фронтом наиболее реальным считало удар противника в стык 16 и 19-й армий вдоль шоссе Смоленск-Вязьма (это предположение не оправдалось, так как немцы нанесли удары севернее и южнее автомагистрали). Поэтому эти армии имели самые узкие участки обороны и получили на усиление больше танков и артиллерии, чем другие объединения. В полосах этих армий располагались и основные резервы фронта — 1 стрелковая, 1 мотострелковая дивизии, 3 танковые бригады и 2 мотоциклетных полка. Остальные резервы фронта (1 стрелковая, 1 мотострелковая и 1 кавалерийская дивизии) располагались в районе Белый. В целом, глубина армейской обороны не превышала 15−20 км, а с учетом фронтовых резервов 35−50 км.

Из шести армий Резервного фронта (командующий маршал С. Буденный) 24, 31, 32, 33, 43 и 49-я, всего 25 стрелковых дивизий и 4 танковые бригады (чуть больше 200 танков) — только две (24 и 43-я) были развернуты в первом эшелоне, между Западным и Брянским фронтами. Три другие армии готовили оборонительный рубеж в тылу Западного фронта. 33-я армия, составляя фронтовой резерв, была сосредоточена в районе Спас-Деменска. В целом такое построение войск сильно затрудняло управление армиями, находившимися в первом эшелоне, в отрыве от главных сил фронта.

Войска Брянского фронта (командующий генерал А. Еременко), включавшие в себя сильно ослабленные в предыдущих боях 3, 13, 50-ю армии и оперативную группу генерала А. Ермакова, (всего 23 стрелковых, 4 кавалерийских, 1 танковая дивизии, 4 танковые бригады) занимали полосу шириной 290 км. Армии были развернуты в один эшелон, занимая широкие полосы обороны. Фронтовые резервы — 3 стрелковые дивизии и танковая бригада — располагались в районе Брянска.

Общий ход боевых действий на московском направлении

30 сентября в 5 часов утра дивизии 2-й танковой группы нанесли удар по войскам левого крыла Брянского фронта. Находившиеся здесь части группы Ермакова в этот день тоже должны были перейти в наступление, поэтому удар немецких танков застал их вне укрытий на неподготовленной к обороне местности. Понеся большие потери, наши части стали отходить. К исходу 30 сентября немцы продвинулись на 15−20 км. Предпринятый утром следующего дня командованием Брянского фронта контрудар не достиг своей цели — контратаковавшие части были смяты и отброшены. К полудню немцы заняли Севск, а к вечеру глубина прорыва составляла 80 км.

Утром 2 октября дивизии 3 и 4-й танковых групп мощными ударами протаранили оборону войск Западного и Резервного фронтов, продвинувшись на 20−40 км. К исходу дня дивизии группы 1епнера нанесли удар по второму эшелону Резервного фронта — 33-й армии. К этому времени танкисты Гудериана углубились в оборону Брянского фронта на 120 км. Немецкая авиация нанесла удар по командным пунктам Брянского и Западного фронтов. Связь с войсками была нарушена.

3 октября глубина продвижения немцев на Западном фронте составила 50 км, на Резервном 80, а на Брянском, преодолев почти 200 км, танки Гудериана неожиданно ворвались в Орел. Оказавшиеся на направлениях главных ударов части Красной Армии отходили с большими потерями, пытаясь контратаками сдержать наступление противника.

6 октября части Западного фронта получили приказ начать отход на восточном направлении. Однако было уже поздно: 7 октября танки Гепнера и Гота встретились в Вязьме, замкнув кольцо окружения. Через два дня немцы окружили и части Брянского фронта. В результате, немцы пробили 500-километровую брешь в обороне Красной Армии, а войск для прикрытия Москвы не было. В спешном порядке Ставка ВГК начала формирование на можайском направлении 5-й армии, а все войска и подходившие резервы объединялись управлением вновь созданного московского резервного фронта. Для обороны тульского направления создавалась 26-я армия с ее непосредственным подчинением Ставке. Входивший в ее состав 1-й гвардейский стрелковый корпус сумел задержать продвижение танков Гудериана под Мценском. 10 октября Западный и Резервный фронты были объединены в один — Западный. Его командующим был назначен генерал Г. Жуков.

Исход сражений под Вязьмой и Брянском оказался трагическим для Красной Армии. В «котлах» оказались 64 дивизии, 11 танковых бригад, 50 артиллерийских полков. Они продолжали организованное сопротивление до 14 октября, части из них удалось выйти к своим, однако большинство погибло или попало в плен. Людские потери составили до одного миллиона человек, из них (по немецким данным) — около 688 тыс. пленными. В окружении осталось около 6 тыс. орудий и 830 танков.

В середине октября немецкое наступление продолжалось. 13 октября танки противника вышли к Калинину и через два дня заняли город, продвинувшись на 40 км. 17 октября Ставкой был создан Калининский фронт во главе с генералом Коневым. В его состав вошли 22, 29, 30, 31-я армии и группа Ватутина, созданная для обороны Калинина.

Для прикрытия Можайской линии обороны Ставка срочно развернула на ней 4 стрелковые дивизии, 3 запасных стрелковых полка, 5 пулеметных батальонов, 7 танковых бригад и другие части. 13 октября части, действовавшие на волоколамском, можайском, малоярославецком и калужском направлениях были объединены в 16, 5, 43 и 49-ю армии соответственно. Интенсивность боев на этих направлениях возрастала по мере освобождения немецких частей из-под

Вязьмы и подхода резервов Красной Армии. Сплошного фронта не было, натыкаясь на очаги обороны немцы стремились их обойти их с флангов и продолжали движение. Тем не менее, к концу октября ценой невероятных усилий и больших потерь, части Красной Армии сумели остановить наступление вермахта на Можайской линии обороны. К западу от Москвы наступило временное затишье.

Одновременно с боями на можайском направлении шли упорные бои под Тулой. После небольшой передышки, части Гудериана возобновили наступление и 29 октября вышли к городу. Здесь они были остановлены частями 108 танковой и 260-й стрелковой дивизий, полком НКВД, Тульским рабочим полком и батальоном милиции. Упорные бои продолжались до 7 ноября, когда контрудар 3 и 50-й армий заставил Гудериана на 10 дней прекратить наступление.

Командование группы армий «Центр» спешило возобновить наступление, чтобы завершить бои до наступления зимы. Однако из-за недостатков в системе снабжения войск сроки начала операции оттягивались. Поэтому Бок отдал приказ начать наступление не позднее 15 ноября, хотя его войска имели минимум необходимых средств.

Первой нанесла удар 9-я немецкая армия, которая прорвав оборону войск 30-й армии Калининского фронта (17 ноября передана в Западный фронт) оттеснила ее части за Волгу. 3-я танковая группа наступала на Клин, 4-я танковая группа к 20 ноября сумела продвинуться на 25−30 км.

Обстановка на Западном фронте снова обострилась. 23 ноября немцы взяли Клин и Солнечногорск, получив возможность не только обойти Москву с севера, но и нанести удар непосредственно по городу. Но благодаря принятым Ставкой мерам, войска 16-й армии, отведенные на рубеж р. Истра, Истринское водохранилище, сумели на пять дней задержать здесь наступление 4-й танковой группы.

Но восточнее Клина остановить немцев не удалось. Под натиском частей 3-й танковой группы на стыке 16 и 30-й армий образовался разрыв, используя который немецкие танки в ночь на 28 ноября неожиданно захватили мост через канал имени Москвы у Яхромы и переправились на восточный берег. К этому времени части 4-й танковой группы потеснили войска 16-й армии и 30 ноября заняли Красную Поляну.

Чтобы стабилизировать положение, Ставка передала Западному фронту из своих резервов 1-ю ударную и 20-ю армии. Контрударом 1-й ударной немцы были отброшены на западный берег канала имени Москвы в районе Яхромы, а части 20-й армии остановили противника в районе Красной Поляны.

Утром 1 декабря немецкие войска 4-й армии, 3 и 4-й танковых групп вновь перешли в наступление по всему фронту. Однако сломить сопротивление советских войск они не смогли. Лишь в полосе 33-й армии немецкие танки прорвали оборону севернее Наро-Фоминска и двинулись на Кубинку и Апрелевку. Южнее Наро-Фоминска противник сумел вклиниться в нашу оборону на 5 — 10 км. Однако, группа, сформированная из фронтовых резервов и частей 33-й армии генерала М. Ефремова нанесла контрудар и к 5 декабря положение было восстановлено.

На южном фланге Западного фронта тоже сложилась напряженная обстановка. 18 ноября танки 2-й танковой группы прорвали нашу оборону на стыке Западного и Юго-Западного фронтов и стали обходить Тулу с востока. 25 ноября они вышли в район Каширы, но контрударом кавалерийского корпуса генерала П. Белова немцы были остановлены.

Утром 2 декабря 2-я танковая группа нанесла два удара, пытаясь сомкнуть кольцо окружения севернее Тулы. К 4 декабря немцы сумели перерезать железную и шоссейную дороги, связывающие Тулу с Москвой. Однако атаки советских войск заставили противника к 5 декабря перейти здесь к обороне.

Таким образом, к 5 декабря наступление немецких войск было остановлено на всех участках Западного фронта. Создалась благоприятная обстановка для перехода Красной Армии в контрнаступление.

Танковые части красной армии

К началу Великой Отечественной войны высшим оперативным соединением автобронетанковых войск Красной Армии был механизированный корпус в составе двух танковых (по 375 танков), одной моторизованной (275 танков) дивизий, мотоциклетного полка и других специальных частей и подразделений. Всего по штату в нем насчитывался 1031 танк. К 22 июня 1941 года в Красной Армии имелось 29 механизированных корпусов (всего 58 танковых и 29 моторизованных дивизий), отдельные — три танковых и две моторизованные дивизии, одна мотобронебригада, два танковых батальона и девать танковых полков кавалерийских дивизий.

К концу лета 1941 года боевой парк танковых частей Красной Армии, вследствие непрерывных боев и больших потерь, сильно сократился. Все это потребовало внесения коренных изменений в их организацию. Механизированные корпуса расформировывались, вместо них создавались отдельные танковые и мотострелковые дивизии сокращенного состава, а чуть позже — отдельные танковые и мотострелковые бригады и отдельные танковые батальоны.

Постановлением Государственного Комитета Обороны (ГКО) 6 июля 1941 года начинается формирование десяти отдельных танковых дивизий сокращенного состава. По утвержденному штату № 010/44 дивизия имела два танковых, мотострелковый, противотанковый артиллерийский полки и подразделения обеспечения. Всего в танковой дивизии насчитывалось 215 танков (20 KB, 42 Т-34, 143 Т-26, БТ и 10 Т-40, Т-38), 39 бронемашин (22 БА-10 и 17 БА-20), 761 различный автомобиль (включая специальные), 72 тягача и трактора (из них 20 полубронированных «Комсомолец»), 174 мотоцикла (из них 144 с коляской), 20 45-мм противотанковых орудий. Для отличия новых танковых дивизий от прежних им присваивались номера, начиная с 101-го. На их формирование обращались соединения 23, 26 и 27-го механизированных корпусов и две дивизии на Дальнем Востоке. Всего в июле сформировали 10 таких дивизий (101−110-я). Но из-за нехватки техники две из них — 103 и 106-ю — вскоре переформировали в мотострелковые. В августе мотострелковой стала и 82-я моторизованная дивизия, находившаяся на Дальнем Востоке.

В ходе последующих боев (все «сотые» дивизии участвовали в боях на западном направлении за Смоленск и Ельню) из-за больших потерь 101, 104, 107-ю переформировали в мотострелковые, 106-ю в стрелковую (с сохранением прежнего номера), а 102, 105, 109, 110-я — в 144, 146, 148, 141 и 142-ю танковые бригады соответственно (две последних — на базе 110-й дивизии).

Директивой Генерального Штаба Красной Армии № Орг/4/538 249 от 22 июля 1941 года на штат сокращенных переводились и танковые дивизии на дальнем Востоке и в Забайкалье. Причем за счет высвободившейся техники там сформировали еще две дивизии — 111 и 112-ю танковые.

В обороне Москвы участвовали три танковые дивизии — 58 (довоенного формирования), 108 и 112-я. В декабре 1941-го — январе 1942 года их переформировали в танковые бригады.

Из мотострелковых на московском направлении действовали четыре дивизии: 1-я гвардейская (бывшая 1-я Московская пролетарская) и 82-я довоенного формирования, 101 и 107-я, переформированные из танковых сокращенного состава. Причем в составе 82-й дивизии имелся не танковый полк, а 270-й отдельный танковый батальон.

23 августа 1941 года постановлением ГКО начинается формирование отдельных танковых бригад. Согласно штата № 010/75 она состояла из танкового полка трехбатальонного состава, мотострелкового батальона и четырех отдельных рот. Всего в бригаде насчитывалось 1992 человека, 93 танка (7 KB, 22 Т-34, 64 Т-26, БТ), шесть противотанковых и шесть зенитных орудий. По такому штату были сформированы 121, 141, 142, 144, 145, 146, 147-я и некоторые другие бригады. Однако уже 13 сентября 1941 года приказом НКО СССР № 0354 вводится новый штат танковой бригады № 010/87, согласно которому танковый полк включал в себя только два танковых батальона и сокращался с 548 до 422 человек и с 93 до 67 танков (7 KB, 22 Т-34, 32 Т-40). По такому штату формировалось большинство бригад, участвовавших в обороне Москвы, на него же переводились бригады, имеющие танковый полк трехбатальонного состава. К началу операции «Тайфун» по старому штату возможно содержались некоторые бригады Западного и Резервного фронтов (впрочем, они имели некомплект матчасти), а также 121-я танковая бригада Брянского фронта. Все остальные, участвовавшие в обороне Москвы, формировались по штату № 010/87.

Отдельные мотострелковые бригады по штату № 010/200, утвержденному 9 октября 1941 года, насчитывали 2997 человек и состояли из трех мотострелковых и танкового батальонов, артиллерийского и зенитного дивизионов, мотоциклетной роты и подразделений обеспечения. В составе ее танкового батальона (имел номер бригады) было 32 танка — 12 Т-34 и 20 Т-40, Т-60. Таких мотострелковых бригад в битве под Москвой участвовало три — 151, 152-я и отдельная мотострелковая.

23 августа 1941 года наркомом обороны был утвержден штат № 010/85 отдельного танкового батальона численностью 130 человек и 29 танков (9 Т-34,20 Т-40, Т-60). Состоящего из роты средних и двух рот легких танков. Эти батальоны предназначались для усиления стрелковых дивизий. 28 ноября 1941 года вводится новый штат отдельного танкового батальона № 010/302 — 202 человека, рота тяжелых, рота средних и две роты легких танков, всего 5 KB, 11 Т-34 и 20 Т-60.

В боях под Москвой участвовали 15 отдельных танковых батальонов: 27, 31, 43, 113, 138-й (штата № 010/85) и 35,89, 123,127, 133, 134, 135, 136 и 140-й (№ 010/302). Последние прибыли на фронт в первых числах декабря 1941 года. Кроме того, в составе 50-й армии имелся 51-й отдельный танковый батальон (телетанки), сформированный еще до войны и служивший базой для испытания новой спецтехники.

Кроме того, в составе некоторых стрелковых дивизий имелись отдельные танковые роты охраны штаба, насчитывавшие 15 машин Т-37, Т-38, реже Т-27, Т-26 или бронеавтомобилей. Аналогичные роты входили и в состав батальонов охраны штабов армий, но они имели чуть больше техники — 17−21 танк или бронеавтомобиль.

Кроме того, танки были в составе дивизий народного ополчения (танкетки Т-27, плавающие Т-37, Т-38), частях НКВД (отдельные мотострелковые дивизии особого назначения) и некоторых других частях.

МАТЧАСТЬ. Что касается матчасти танковых частей, то состав ее был довольно пестрым. В ходе боев использовалась вся гамма бронетанковой техники, производившейся в СССР до начала войны: Т-26 всех типов, БТ-2, БТ-5, БТ-7, Т-37, Т-38, Т-40, Т-27, Т-28 (в небольшом количестве), Т-50, Т-34, KB, БА-3, БА-6, БА-10, БА-20, ФАИ, БА-27.

Оборонительные бои под Москвой стали одними из немногих, где использовались легкие танки Т-50. Эта машина, созданная на замену Т-26, должна была стать самым массовым танком Красной Армии. Ее производство началось с 1 июня 1941 года на заводе № 174 в Ленинграде. Однако из-за того, что Т-50 оказался довольно трудоемким (ненамного уступал в этом Т-34), до эвакуации завод № 174 сумел изготовить всего 40 таких машин, из которых 32 отправили под Ленинград, и лишь 8 направили в столицу, где они поступили на вооружение 150-й танковой бригады Брянского фронта.

Бои под Москвой были единственными за всю историю Великой Отечественной войны, в которых применялись танки Т-34, вооруженные 57-мм орудием ЗИС-4. Эта пушка, разработанная весной 1941 года на базе противотанковой пушки ЗИС-2, должна была поступать на вооружение модернизированных Т-34М, выпуск которых в связи с началом войны так и не был налажен. Правда, и производство ЗИС-4 началось только в августе 1941 года — до этого приоритет отдавали ее противотанковому варианту ЗИС-2. Всего было изготовлено около трех десятков ЗИС-4, 10 из которых Харьковский завод № 183 в сентябре 1941 года установил на танки Т-34.5 октября 1941 года все эти танки (кстати, приводимые некоторыми авторами обозначение «танк-истребитель» является неверным, Т-34 с 57-мм пушкой никакого особого обозначения не имел), вместе с 12 обычными (то есть с 76-мм пушками Ф-34) тридцатьчетверками транспортом № 21/414 направили во Владимир. Здесь все 22 машины поступили на укомплектование 21-го танкового полка 21-й танковой бригады. В октябре — ноябре 1941 года эта бригада воевала под Калинином, где потеряла все тридцатьчетверки с 57-мм пушками ЗИС-4.

Кроме того, бои под Москвой стали первыми, в которых использовались новые образцы танков, созданных в условиях военного времени — это Т-30 и Т-60. Первые представляли собой неплавающий вариант танка Т-40 В литературе иногда встречается обозначение танка Т-40С (сухопутный), что является непра-вильным. Ни в документах завода № 37, выпускав-шего Т-40, ни в документах ГАБТУ КА, ни в доку-ментах войсковых частей такое обозначение не встречается. Оно было введено в оборот примерно в 1970-е годы., от которого они отличались отсутствием водоходного оборудования и ниши для гребного винта. Т-30 вооружались 12,7-мм пулеметом ДШК, а с сентября 1940 года — 20-мм автоматической пушкой ТНШ (изготовлена на базе авиационной ШВАК). Танки Т-30 производились заводом № 37 в Москве в сентябре-октябре 1941 года (по отчету военпреда принято 200 машин в сентябре и 138 в октябре). Из этого количества в танковые бригады, действующие на Московском направлении за указанные два месяца отгрузили 308 машин (91% изготовленных). В январе-феврале 1942 года еще 247 Т-30 собрали на заводе № 38 в Кирове. Таким образом, в обороне Москвы участвовало 50% всех произведенных Т-30.

Что касается танков Т-60, то их боевой дебют состоялся также под Москвой. Первые серийные шестидесятки (5 машин) Горьковский автомобильный завод собрал 13 сентября, после чего начался их выпуск. А первой из танковых частей Т-60 получила уже упоминавшаяся 21-я танковая бригада — 10 машин. Все они были потеряны в боях в октябре-ноябре на Калининском направлении.

Еще одной любопытной, но мало известной боевой машиной, воевавшей под Москвой, стал бронированный трактор ХТЗ-16. История его появления такова.

В июле 1941 года из-за больших потерь Красной Армии в танках принимается решение о разворачивании массового выпуска бронированных тракторов. В сжатые сроки конструкторы НАТИ спроектировали несколько вариантов таких машин. Для изготовления приняли вариант, получивший обозначение ХТЗ-16 (или Т-16). Он представлял собой шасси сельскохозяйственного трактора СТЗ-5, на которое монтировался корпус, сваренный из 10−30 мм бронелистов. Вооружение машины состояло из 45-мм танковой пушки, спаренной с пулеметом ДТ, установленной в лобовом листе корпуса. Орудие имело ограниченные углы обстрела по горизонту, поэтому ХТЗ-16 являлся скорее самоходной установкой, хотя в документах того времени проходил как «бронетрактор». При боевой массе 8,625 т с экипажем их трех человек он развивал максимальную скорость 19,5 км/ч и имел запас хода в 120 км. Конечно, боевая ценность ХТЗ-16 была невысока, это было попыткой хотя бы как-то восполнить колоссальные потери в танках.

Изготовление бронетракторов поручили Харьковскому тракторному заводу, причем предполагалось начиная с августа выпускать по 1050 штук ежемесячно с последующим нарастанием. Однако из-за проблем с поставкой броневого листа ХТЗ начал изготовление бронетракторов только в сентябре, и до эвакуации передал Красной Армии более 120 таких машин. Большая часть из них поступила на вооружение танковых частей, действующих на Харьковском направлении. Под Москвой ХТЗ-16 имелись только в составе 133-й танковой бригады (получила 12 ХТЗ-16), а также три штуки были на НИБТ полигоне.

Еще одной интересной машиной, использовавшейся практически только в боях на московском направлении, была самоходная установка ЗИС-30 — 57-мм противотанковая пушка ЗИС-2, смонтированная на шасси бронированного тягача «Комсомолец». Разработка этой машины началась еше в июле 1941 года на заводе № 92 в Горьком. Однако из-за отсутствия тягачей «Комсомолец» (завод № 37 прекратил их производство в августе 1941 года), изготовление ЗИС-30 началось лишь 21 сентября. Всего до 15 октября завод № 92 собрал 101 ЗИС-30 (включая первый опытный образец), после чего из-за отсутствия тягачей их производство прекратилось. Все эти машины в сентябре-октябре 1941 года поступили на укомплектование батарей противотанковых орудий (по 6 машин) в мотострелковые батальоны танковых бригад Западного и Брянского фронтов.

Бои за Москву стали первыми, в которых приняли участие английские танки, с осени 1941 года поступавшие в СССР по программе ленд-лиза. Правда, количество их было невелико (подробнее о них см. главу «Английские танки в боях под Москвой).

НИБТ полигон в обороне Москвы

Несколько слов хотелось бы сказать об участии в обороне столицы научно-испытательного бронетанкового полигона, находившегося в районе станции Кубинка Белорусской железной дороги. Сознанный в 1931 году он являлся своего рода научным центром, где испытывались опытные и серийные образцы автотракторной и бронетанковой техники отечественного производства, а также закупленные за границей и трофейные экземпляры. На полигоне имелись различные лаборатории и ремонтные мастерские.

Весь наличный парк машин полигона делился на «боевые испытательные» «вспомогательные» и «музейные». К последним относились опытные отечественные и импортные танки, броневики, автомобили и трактора. По состоянию на 22 августа 1941 года на полигоне имелось 17 различных танков и 5 бронемашин «испытательных», 126 автомобилей различного назначения, 21 трактор и 9 мотоциклов «вспомогательных» и 92 «музейных» (63 танка и броневика, 14 автомашин, 10 тракторов и 5 мотоциклов).

29 сентября 1941 года 42 машины музейного хранения эвакуировали в Казань. В это же время (август-сентябрь) через полигон проходит большое количество отгружаемых с заводов новых

танков, которые отсюда отправляются на укомплектование новых танковых частей. Здесь же в Кубинке доформировывается и доукомплектовывается ряд танковых бригад (например 4-я, под командованием Катукова), а мастерские полигона ведут ремонт танков (в частности, для той же 4-й бригады было выделено 5 БТ-7 с полигона).

В первых числах октября 1941 года, когда немецкие войска окружили наши части под Вязьмой и наступали на Москву, из машин НИБТ полигона спешно формируется танковая рота Семенова (по фамилии командира), которая 7 октября убывает в распоряжение начальника Можайского укрепрайона. В ее составе имелось 2 Т-26, опытные образцы танков Т-29, А-20, АТ-1, 3 бронемашины (2 БА-10 и 1 БА-20), 5 вездеходов ЗИС-22, 2 грузовика ЗИС-5, ремонтная летучка типа, А и «ремлетучка японская» (на шасси грузовика «Исудзу», захваченная во время боев у реки Хапхин-Гол в 1939 году. — Прим. автора). Несколькими днями позже в роту Семенова отправили БТ-7. опытный БТ-ИС и возможно Т — 111 (Т-46−5) (насчет последней машины не все ясно, в документе напротив нее стоит приписка ручкой «рота укрепрайона или Казань», так что не исключено, что это танк отправили в эвакуацию. — Прим. автора).

8 октября начинает формироваться вторая танковая рота под командованием Максименко, которую тоже предполагается отправить в распоряжение начальника Можайского УРа. В ее состав включили Т-26, Т-40, 5 бронемашин (ФАИ, 2 БА-10 и 2 БА-20), а также ЗТ-16 (бронетрактора ХТЗ-16).

В тот же день создается рота самообороны полигона, куда включают: Т-38, опытные броневики Л Б-23 и БА-41, танкетку «Виккерс-Карден-Лойд» и мостовой танк ИТ-28 (мост на базе Т-28).

Кроме того, по состоянию на 9 октября на НИБТ полигоне имелись следующие машины (часть из них находилась в ремонте), числящихся в резерве ГАБТУ КА и предназначенных для вновь формируемых частей: 2 KB-1, 1 КВ-2,4 Т-34, 1 Т-50 (позже отправлен в роту Семенова), 1 БТ-5, 3 БТ-2, 6 Т-28, 4 Т-26, 7 ХТ-26, 1 Т-40, 12 Т-27, 4 трактора, грузовик, ремонтная летучка, 6 автоцистерн, 3 мотоцикла.

Пока не удалось найти никаких подробностей боевого применения танковых рот Семенова и Максименко. Известно только, что в ноябре 1941 года в 22-ю танковую бригаду «из автороты Семенова» передали две машины А-20 и Т-50. Они участвовали в боях в районе Павловской Слободы, а затем их отправили в ремонт.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой