Анализ характера взаимосвязи самореализации личности в спорте и мотивации спортивной деятельности

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

Глава 1. Теоретические подходы к самореализации и мотивации спортивной деятельности в психологии

1.1 Психологические подходы к проблеме самореализации

1.2 Спорт как вид деятельности

1.3 Психологические подходы к понятию мотивации спортивной деятельности

Выводы

Глава 2. Эмпирическое исследование взаимосвязи самореализации личности в спорте и мотивации спортивной деятельности

2.1 Описание исследования

2.2 Основные результаты исследования

Выводы

Заключение

Список литературы

Указатель таблиц и иллюстраций

Приложение 1. Анкета

Приложение 2. Гайд интервью

Приложение 3. Экспертные оценки значимости спортивных достижений

Приложение 4. Методика «Изучение мотивов занятий спортом» разработанная В.И. Тропниковым

Приложение 5. Методика «Мотивы занятий спортом», разработанная

А.В. Шаболтас

Введение

Проблема самореализации личности не нова. И в прошлом, и в настоящее время эта проблема интересовала и интересует представителей самых различных дисциплин: философии, психологии, социологии, истории, педагогики, обществоведения и др. Спортивная деятельность представляет собой одну из сфер деятельности, где человек может проявить свое совершенство, используя физические возможности для достижения определенных результатов. Благодаря высокой конкуренции, эта деятельно имеет четкие критерии оценки результатов, требует высокой активности от человека и обладает высочайшей мотивацией. В этом контексте особую значимость представляют исследования взаимосвязей самореализации и мотивации. Мотивация занимает ведущее место в структуре личности и является одним из основных понятий, используемых для объяснения движущих сил поведения (Ковалев А.Г., Леонтьев А. Н., Стамбулова Н.Б.). Процесс теоретического осмысления явлений мотивации далек от своего завершения, особенно в прикладном характере изучения. Слабо уделялось внимание взаимосвязи самореализации в спорте и мотивации спортивной деятельности. В нашем исследовании мы позволили себе разделить мотивы спортивной деятельности на социальный и индивидуальный типы. Рассмотрение данной тематики позволит глубже изучить эту проблему

Объект: самореализация личности в спорте

Предмет: взаимосвязь самореализации личности в спорте и мотивации спортивной деятельности.

Цель: изучить характер взаимосвязи самореализации личности в спорте и мотивации спортивной деятельности.

Гипотеза:

1. Спортивная деятельность может изучаться как самореализация личности в спорте, которая объективно проявляется в спортивных достижениях, уровень которых выступает условием субъективной удовлетворенности самореализацией.

2. В мотивации спортивной деятельности может быть выделено два типа — индивидуальная и социальная, причем социальная мотивация в большей степени способствуют самореализации в спорте, чем индивидуальная.

В соответствие с целью и выдвинутыми предположениями, решались следующие задачи:

1. определить теоретические основания изучения самореализации личности;

2. определить теоретические основания изучения мотивации спортивной деятельности;

3. определить теоретические основания изучения спорта как вида деятельности;

4. провести экспериментальное исследование самореализации личности в спорте.

Методы и методики исследования. В исследовании применяются следующие методы: анализ научной литературы, анкетирование, интервьюирование, тестирование, математическая обработка данных. В качестве конкретных методик были отобраны следующие: тест ценностных ориентации Рокича (RVS — Rokeach Value Survay), адаптированная А. Гоштаутасом, А. А. Семеновым и В. А. Ядовым.; методика «Мотивы занятий спортом» разработанная А. В. Шаболтасом; методика «Изучение мотивов занятий спортом» разработанная В. И. Тропниковым.

Научная новизна. Были получены данные о процессе самореализации в спорте как модели деятельности, требующей определенной мотивации. Показана значимость мотивации спортсмена в становлении и динамике самореализации и спортивной карьеры. Исследована специфика процесса самореализации в спорте в зависимости от типа (вида) мотивации. Разработанна собственная типология мотивов спортивной деятельности на основании проведенного исследования.

Практическая значимость. Результаты работы могут быть использованы при диагностике и коррекции мотивационной структуры спортсменов. Как основание для разработки технологий практической коррекции лиц с трудностями самореализации в спортивной деятельности. На основе анализа полученных данных сформулированы практические рекомендации, которые могут быть использованы для совершенствования психологической подготовки спортсменов. Данные, полученные в работе, могут быть включены в содержание спецкурсов по психологии спорта и общей психологии.

Структура работы. Диплом состоит из аннотации, введения, двух глав, выводов, библиографии и приложения. Объем диплома 111 стр. в тексте 20 таблиц.

Глава 1. Теоретические подходы к самореализации и мотивации спортивной деятельности в психологии

1. 1 Психологические подходы к проблеме самореализации

Известно, что наиболее полное раскрытие способностей человека возможно лишь в общественно значимой деятельности. Причём важно, чтобы осуществление этой деятельности детерминировалось не только извне (обществом), но и внутренней потребностью самой личности. Деятельность личности в этом случае становится самодеятельностью, а реализация её способностей в данной деятельности приобретает характер самореализации.

Термин «самореализация» используется в отечественной и зарубежной психологической, педагогической, философской, социологической и другой общественно-научной литературе. Впервые термин «самореализация» (self-realisation) приводится в словаре по философии и психологии, изданном в 1902 г. в Лондоне: «Самореализация -- осуществление возможностей развития Я». Такое определение соответствует доктрине, согласно которой высшим конечным результатом развития является самореализация или самоосуществление. С тех пор было сформулировано множество определений понятия, но в последние годы исследовательский интерес к проблеме самореализации личности резко возрос.

Наиболее близкими к понятию «самореализация» являются понятия «самоактуализация» и «самоосуществление». Понятие «самоактуализация», как правило, описывается в психологической литературе со ссылкой на работы А. Маслоу. В зарубежных психологических и философских словарях термин «самоосуществление» (self-fulfillment) чаше трактуется как свершившийся, конечный результат самореализации, полная реализация возможностей личности.

Идея самореализации имеет давнюю историю в философии. «В качестве высшей ценности самореализация трактуется в философии Упанишад (с VIII до V в. до н. э.) и в даосизме (VI-V вв. до н. э.). На Западе учение о самореализации восходит, по крайней мере, к Аристотелю и отчасти к Платону, представляя собой не только теоретический анализ этого феномена, но и практические рекомендации путей и способов индивидуального самоосуществления» [47].

Л.В. Рябова, рассматривая философский аспект самореализации человека, указывает на наличие существенных отличий в понимании самореализации на Западе и Востоке. «Человек Запада активно овладевает внешним миром, ведет себя в этом мире как деятель и преобразователь, изменяя и подчиняя себе мир, западный человек утверждает себя. Восток действует иначе, он устремляется прямо к высшим ценностям и смыслам бытия, а выход к этим ценностям мыслится через самоуглубление, замыкание в себе, через экстаз» [40]. Эти различия вызваны, прежде всего, не только разными культурными основаниями самореализации человека Запада и Востока, но и различной ролью культурных ценностей в процессе самореализации. Предпочитаемые ценности во многом обусловливают особенности ментальности того или другого народа.

В настоящее время проблема самореализации наиболее подробно изучена с позиций социальной философии, отдельные вопросы самореализации рассматривались в социальной психологии, что и определило развитие представлений о самореализации в целом.

Изначально проблема самореализации личности являлась междисциплинарной проблемой, имеющей философские корни, но только с недавнего времени обрела статус психологической проблемы.

Концепция самореализации, как и близкие ей концепции самоактуализации тесно связаны с развитием гуманистической психологии на Западе во 2-й половине ХХ столетия, прежде всего в трудах таких зарубежных психологов гуманистического направления, как К. Роджерс, Э. Фромм, А. Маслоу и т. д.

Теория К. Роджерса в своей основе -- феноменологическая теория. Роджерс считает стремление к самоактуализации врожденным и описывает его в понятиях «организм», Я, «идеальное Я», «реальное Я», «конгруэнтность--неконгруэнтность».

Феноменологическое поле представляет собой всю совокупность переживаний. Организм, по К. Роджерсу, -- локус всего опыта переживаний. Сознание (или знание) -- это символизация некоторого опыта переживания. Я (Я — концепция) является частью феноменологического поля, которая в большей степени дифференцирована и представляет собой «организованный, согласованный концептуальный гештальт, построенный из перцепций характеристик Я или „меня“ и перцепций характеристик Я или „меня“ к другим людям и различным аспектам жизни, а также ценностей, связанных с этими перцепциями. Этот гештальт доступен сознанию, хотя не обязательно всегда осознан» [55].

Тенденция к актуализации, утверждению, усилению избирательна и направлена на аспекты среды, способствующие конструктивному продвижению личности, ее завершенности и целостности. «Поведение в основе своей есть целенаправленная попытка организма удовлетворить свои потребности, как они переживаются, в поле, как оно воспринимается» [55]. При наличии многих потребностей все они подчинены основной, базовой тенденции к становлению и самоусилению организма в целом. К. Роджерс апеллирует к тому, что линии самоактуализации заданы наследственно и проявляются в естественном созревании организма, в том, что в ходе созревания организм становится более дифференцированным, развитым, специализированным.

К. Роджерс отмечает, что тенденция движения вперед реализуется только при условии ясного восприятия и адекватной символизации человеком своих выборов, проверки своих гипотез, различения им прогрессивного и регрессивного поведения. Как индикатор таких условий, как меру соответствия К. Роджерс использует понятие «конгруэнтность--неконгруэнтность». В основе такого понятия лежит представление о предельном смысле цели человека как желания стать «самим собой», вывод, сделанный К. Роджерсом, исходя из своего психотерапевтического опыта, являющийся базисом его теории терапии и личностных изменений. Неконгруэнтность выражается в проявлении феноменологии (переживаниях, чувствах, ценностях) тревоги, угрозы. Конгруэнтность соответствует адекватности, гармоничности [37].

К. Роджерс выделяет виды конгруэнтности, способствующей самоактуализации. Конгруэнтность между Я — воспринимаемым и актуальным опытом переживаний организма (Я -- организм). Человек адаптирован, зрел и полностью функционирует, когда он воспринимает организмические переживания без тревоги, не опасаясь угроз и не прибегая к защитному характеру мышления и поведения. Конгруэнтность между субъективной реальностью (феноменологическим полем) и внешней реальностью (миром как он есть) исключает проявление враждебных чувств по отношению к другим людям, чье поведение репрезентирует у человека его собственные отрицаемые чувства. Тенденция актуализации представляет собой «свойственную организму тенденцию развивать все свои способности, чтобы сохранять, развивать личность». Иными словами, помимо сохранения (понижения) напряжения тенденция актуализации включает в себя повышение напряжения. Именно процесс личностного роста приводит к реализации личностного потенциала. Такое представление подводит к пониманию конгруэнтности как степени соответствия Я — реального Я — идеальному. Я — идеальное включает в себя атрибуты, которые человек хотел бы иметь, которые больше всего ценит и к которым стремится, в то время как Я — реальное отражает собственные характеристики «здесь и сейчас». И хотя Я меняется с обретением нового опыта, оно сохраняет качества целостной системы гештальта и символизирует главную часть сознательного опыта индивида.

Расхождение между Я — идеальным и Я — реальным способствует саморазвитию, самосовершенствованию. Однако значительные расхождения могут стать препятствием, поскольку сопровождаются острым чувством неудовлетворения, которое может блокировать и искажать намерения, привнося неконгруэнтность.

Представление о самореализации содержится и в работах Э. Фромма. Прежде всего, под истинно человеческой ориентацией Фромм понимает ориентацию на бытие как на продуктивное использование своих способностей в единении с миром. По его мнению, самореализация присуща каждому человеку и предполагает наличие продуктивной активности. «Понимание человеческой души должно основываться на анализе человеческих потребностей, вырастающих из условий существования» [52]. В качестве таких потребностей Э. Фромм называет: потребность в установлении связей, потребность в трансцендентности, потребность в корнях, потребность в идентичности, потребность в системе ориентации. Потребность в установлении связей (потребность в привязанности) состоит в необходимости преодоления ощущения изоляции от природы и отчужденности. Отчужденность преодолевается посредством заботы, участия, ответственности за другого человека. Идеальное единение с миром достигается благодаря «продуктивной любви», способствующей совместному труду и сохранению собственной уникальности. Стремление к трансцендентности как к созиданию позволяет достичь чувства свободы и собственной значимости. Потребность в корнях состоит в том, чтобы ощущать себя частью мира. Это дает чувство стабильности и прочности, которое обеспечивается родственными связями. Потребность в идентичности реализуется в стремлении к собственной идентичности и/или идентичности с другим человеком, группой. И наконец, человеку необходима определенная система ориентиров для понимания мира, что позволяет ему действовать целеустремленно.

Э. Фромм особо выделял позитивную свободу -- свободу, которая сочетает причастность к миру и независимость от него. Позитивная свобода предполагает спонтанную активность в жизни, когда человек действует в соответствии со своей внутренней природой, используя в качестве ключевых компонентов любовь и труд. Фромм разделяет мнение о том, что человек творит свою жизнь сам и стремится к наибольшим достижениям (продуктивности, по Э. Фромму), и, подобно Роджерсу, рассматривает единение с миром в контексте конгруэнтности.

Таким образом, самореализация, по Фромму имеет социально детерминированный характер. Неотъемлемый атрибут самореализации по Э. Фромму -- «продуктивная самореализация» [45]. Это созвучно взглядам А. Маслоу о том, что тенденция к самоактуализации предполагает руководство Б — ценностями (бытийными ценностями, метапотребностями). Такая позиция близка и взглядам А. Адлера на то, что человек стремится к превосходству как к достижению большего из возможного. По мнению А. Маслоу, это высшие уровни потребностей: потребности в самоуважении, потребности в достижении высших метаценностей (Истины, Добра, Справедливости, Красоты и т. д.), поскольку самоактуализация -- то есть реализация желания человека быть, каким он может стать, -- достижение вершины потенциала.

А. Маслоу существенно развил определение самоактуализации, данное К. Гольдштейном, теоретиком организмического направления. Гольдштейн утверждал, что самоактуализация является основным и, по сути, единственным мотивом организма. Удовлетворение любой потребности, которая стала ведущей (в еде, во власти, в достижениях и др.), служит предпосылкой для самореализации всего организма. Самоактуализация является основой развития и совершенствования организма, творческой тенденцией человеческой природы. Так как люди имеют различные внутренние потенции и окружение, различаются цели и пути их самореализации. Потенции индивида, по К. Гольдштейну, связаны с тем, что предпочитает индивид и что он делает лучше всего, к чему у него есть способности. Гольдштейн отдавал предпочтение сознательной мотивации, отличая бессознательное как фон, в который отступает сознательное и из которого оно возникает по мере необходимости для самореализации. К. Гольдштейн подчеркивал необходимость согласия со средой, поскольку она дает средства для самоактуализации, а также может содержать препятствия. Здоровым организмом является тот, в котором «тенденция к самоактуализации действует изнутри и который преодолевает сложности, возникающие из-за столкновений с внешним миром, не на основе тревоги, но благодаря радости победы» [53]. Приход к согласию со средой, прежде всего, заключается в обладании ею либо в приспособлении к ней. При большом разрыве между целями и реалиями среды организм вынужден отказываться от некоторых целей пытаться самоактуализироваться на более низком уровне. Актуализация выражается в действиях организма по выполнению актуальной задачи в данной ситуации и учете требований, с которыми он должен считаться. Задачи определяются «сущностью» организма, «преградами» среды и «приходом к согласию» организма и среды. Изменение организма, вызванное стимулами среды, через определенное время нивелируется, восстанавливается соответствие природе организма. Гольдштейн говорит о «реорганизации» старых паттернов, об их смене на более эффективные, о вытеснении отношений и убеждений, которые противоречат развитию всей личности, об обретении предпочтительных способов поведения. Все это впоследствии, как мы уже отмечали, К. Роджерс рассматривает в терминах «конгруэнтность -- неконгруэнтность» на уровне феноменологического проявления.

Понятие «самореализация» также использовалось Гольдштейном при исследовании поведенческих паттернов в речевых проявлениях. Автор подчеркивал, что посредством языка «индивид приходит к соглашению с внешним миром и самореализуется», «индивидуальное речевое проявление может быть понято только под углом зрения его отношения к функционированию целостного организма в его стремлении максимально самореализоваться в данной ситуации». Система «организм--среда», являвшаяся предметом исследований Роджерса и Гольдштейна, осмысливается также в работах А. Ангъяла как многомерная в контексте саморазвития личности. Согласно воззрениям Ангъяла, саморазвитие происходит в трех измерениях личности. Человек развивает глубинные потребности и, соответственно, более совершенные паттерны, их удовлетворяющие (вертикальное измерение). Развитие состоит в возрастающей эффективности и продуктивности (прогрессивное измерение), что выражается в нахождении более короткого пути достижения целей и минимизации затрат. Улучшается координация, увеличивается многогранность поведения человека (горизонтальное измерение). Саморазвитие характеризуется гармоничным ростом в трех направлениях [22].

Тенденция саморазвития, по А. Ангьялу, заключается в сочетании фаз входа и выхода. Человек является открытой системой, сочетание данных фаз означает ассимиляцию среды, что служит базой для автономии (самодетерминации) (фаза входа) и продуктивности -- база для гомономии (стремление к соответствию среде) (фаза выхода). Ангьял описывает развитие в терминах «биосферы» и ее динамики. Он считает, что существует напряжение между полюсом среды и полюсом организма (энергия биосферы), так как среда «тянет» в свою сторону, а организм -- в свою. Тенденция автономии проявляется в том, что человек пытается удовлетворить свои интересы, подчиняя им среду. Автономия достигается разными путями: стремлением к превосходству, достижениям, приобретениям и т. д. Тенденция гомономии состоит в стремлении участвовать, соответствовать средовым феноменам, что мотивирует человека на любовь (к людям, природе и т. д.). В целом, иными словами, саморазвитие человека заключается в том, что он берет и отдает, развивая свою биосферу (организм и среду).

Таким образом, саморазвитие заключается в возрастании автономии и гомономии (ведущий системный принцип биосферы) и их сочетании (фазы входа и выхода), что способствует росту в направлении развития глубинных потребностей и способов их удовлетворения, возрастанию эффективности и продуктивности, улучшению координации и увеличению многогранности поведения.

Процесс саморазвития во многом определяется поведением человека, его Я — концепцией. Сумма Я — концепций человека составляет символическое Я по А. Ангьялу. Однако не всегда поведение человека, управляемое символическим Я, то есть соответствующееобразу самого себя, соответствует реальным потребностям организма, так как может искажать реальность биосферы [22].

Как мы отмечали выше, представление о самореализации складывалось в основном в рамках гуманистического направления с опорой на философские воззрения. Нами уже упоминалась концепция А. Маслоу получившая широкий резонанс среди психологов благодаря оптимистическому подходу к человеку и его возможностям. Несомненно, она заслуживает более подробного рассмотрения.

А. Маслоу отмечает, что человек обладает врожденными потребностями, способностями. Некоторые из них индивидуально уникальны. Здоровое, нормальное и желательное развитие заключается в актуализации этой природы, в реализации этих возможностей. Внутренняя природа, на его взгляд, «слаба, хрупка, тонка, легко одолевается привычкой, давлением культуры, неправильным к ней отношением. Но… она вряд ли исчезает у здорового человека -- а быть может, и у больного. Даже отвергаясь, она продолжает подпольное существование, вечно стремясь к актуализации» [54].

Согласно А. Маслоу, человек становится деструктивным в результате фрустрации либо неудовлетворенности основных потребностей. Отказ от становления, роста и отрицание возможностей полноценного человеческого существования ограничивают возможности человека жить максимально насыщенной жизнью, наилучшим образом выявить свои способности, сделать что-то значимое в жизни. По Маслоу, самоактуализирующийся человек способен принять жизненный вызов и создать достойную жизнь, полную смысла. Автор особо отмечал творчество как универсальную характеристику самоактуализированного человека, ведущую ко всем формам самовыражения. А. Маслоу рассматривает человека как «желающее существо». Человек мотивирован на поиск личных целей, что делает его жизнь значительной и осмысленной. При удовлетворении одной потребности актуализируется другая и т. д. Согласно концепции А. Маслоу, потребности человека врожденные, они имеют иерархическую структуру. Иерархия потребностей в порядке их доминирования включает потребности: физиологические, безопасности и защиты, принадлежности и любви, самоуважения, самоактуализации. Однако человек может быть одновременно мотивирован потребностями разного уровня. Автор различает базовые потребности и метапотребности. Базовые потребности находятся на нижнем и среднем уровнях иерархии. Метапотребности, в отличие от базовых, не имеют иерархии, они могут взаимозамещаться. Когда не удовлетворяются метапотребности, человек считает свою жизнь бессмысленной, он заболевает, испытывая отчужденность и апатию, становится циником. А. Маслоу это называл метапатологией. Маслоу выделяет дефицитарные мотивы и мотивы роста. К дефицитарным мотивам он относит, прежде всего, низкоуровневые потребности, особенно физиологические требования и требования безопасности. Дефицитарные мотивы возникают при попытке изменить существующие условия, воспринимаемые как фрустрирующие, вызывающие напряжение. Мотивы роста имеют более отдаленные цели и призваны реализовать метапотребности. Удовлетворение дефицитарных потребностей ведет к уменьшению напряжения, метапотребностей -- к увеличению напряжения. По мнению А. Маслоу, дефицитарная жизнь (Д-жизнь) характеризуется отказом относиться к чему-то серьезно, стремлением заниматься вещами несложными, но приятными, рутинностью. Бытийную жизнь, или метажизнь (Б — жизнь) Маслоу определяет как усилие, рывок в использовании своих способностей в максимальной степени. Достижение Б — ценностей вызывает счастливые и волнующие моменты бытия -- моменты высшей зрелости, индивидуальности и наполненности. Человек достигает вершинных (пиковых) переживаний. Теряется чувство времени и места. Человек полагает, что произошло что-то очень значительное и ценное. Маслоу приводит следующие характеристики самоактуализированных людей: более эффективное восприятие реальности, принятие себя, других и природы, непосредственность, простота и естественность, центрированность на проблеме, независимость, потребность в уединении, автономия, свежесть восприятия, вершинные переживания, общественный интерес, глубокие межличностные отношения, демократический характер, разграничение средств и целей, философское чувство юмора, креативность, сопротивление окультуриванию. Вместе с тем автор отмечает, что самоактуализированные люди могут быть подвержены неконструктивным привычкам, тщеславию, раздражительности, чувству вины и т. п. Отметим, что наличие развитых характеристик самоактуализации является необходимым, но далеко не достаточным условием самореализации личности. Необходимо также принимать во внимание и иные характеристики, влияющие на процесс самореализации [26].

Так же понятие «самореализация» использовал в своих работах по психологии личности А. Адлер. По его мнению, люди, прежде всего, стремятся к превосходству, что представляет собой фундаментальный закон человеческой жизни. Превосходство Адлер понимал как достижение наибольшего из возможного. Такое стремление является врожденным, потому что это и есть сама жизнь. Иными словами, это «нечто, без чего жизнь человека невозможно представить». Автор делает акцент на социальных детерминантах личности, рассматривая индивида как творческое и самоопределяющееся целое с учетом его индивидуальной субъективности. Адлер не дает психологического определения самореализации личности, ограничиваясь философским подходом. Механизмы самореализации им также не приводятся. Однако Адлер всегда признавал, что человек обладает самосознанием и способен планировать свои действия, управлять ими, осознавая значение своих действий для собственной самореализации. По А. Адлеру, человек сам творит свою личность. Обладая креативным Я, он ставит перед собой цель и определяет пути ее достижения. Однако цель субъективна, она существует «здесь и сейчас» и может быть недостижимой, фикцией. Тем не менее, цель является реальным стимулом. Посредством креативного Я интерпретируется, осмысливается опыт организма и, прежде всего, изыскивается опыт в осуществлении жизненного стиля, уникального для человека [2].

Таким образом, мы рассмотрели представления о самореализации личности в зарубежных психологических теориях, которые в большей степени носят описательный (феноменологический) характер и базируются на гуманистическом подходе. Подчеркнем, что они опираются на философские представления о самореализации и не обозначают собственно психологическую сущность представлений о самореализации, характерных для уровня современной психологической науки. В них отсутствуют психологические категориальные построения, так как не ставилась задача создания теоретико-методологических разработок. Всем им свойственно понимание самореализации (самоактуализации) как врожденного свойства человека.

В отечественной психологической литературе термин «самореализация» не употреблялся вплоть до конца 1990-х гг. Можно больше говорить об истоках понятия «самореализация», чем о стройной теории. Первые упоминания термина «самореализация», базирующегося на философских подходах, встречаются в статьях Б. Д. Парыгина, посвященных научно-техническому прогрессу и самореализации личности [29]. Более того, несмотря на то, что термин «самореализация» начинает употребляться в названиях диссертаций по социальной психологии, дефиниция его в отечественной психологической литературе не приводилась. Проблема самореализации личности ранее не выделялась как самостоятельная психологическая проблема.

Истоки представлений о самореализации личности в отечественных психологических теориях можно усмотреть, начиная с введения в обращение понятия «личность» и изучения движущих сил ее развития, а также с попыток ответить на связанные с этим понятием ключевые вопросы. Так, еще В. М. Бехтерев в период становления психологии как науки обращался к исследованию личности, условий ее развития и здоровья, не соглашаясь с пониманием изучения ее субъективного аспекта как пассивной стороны. В своей работе «Сознание и его границы», опубликованной в 1888 г., Бехтерев касается взаимных отношений сознательной и бессознательной сфер. Рассматривая бессмертие человеческой личности как научную проблему, академик В. М. Бехтерев, вероятно, полагал, что в этом и заключается высшая степень самореализации личности. Представление о самореализации как реализации человеком своего потенциала непосредственно не рассматривалось, однако подспудно существовало в психологической литературе достаточно давно. К понятию потенциала человека обращались В. Н. Мясищев, Б. Г. Ананьев, Б. Ф. Ломов [21].

Подчеркивая ключевое значение понятия потенциала, В. Н. Мясищев отмечал, что ядро личности составляет система отношений человека к внешнему миру и самому себе. Концепция Мясишева опиралась на воззрения о психологической реальности (эндопсихика, экзопсихика) ученика В. М. Бехтерева -- А. Ф. Лазурского [21].

Б.Г. Ананьев, следуя традиции В. М. Бехтерева и развивая комплексный системный подход к человеку, выделял иерархические, соподчиненные уровни психической организации человека (индивид, личность, индивидуальность). В понятие потенциала Ананьев включал развитие человека как личности и как субъекта деятельности, отмечая, что во взаимосвязях их особенностей, обусловленных природными свойствами индивида, и складывается индивидуальность («глубина» личности). Исследование жизненного пути личности, ее самоопределения, интеллектуального потенциала, на необходимость изучения которых указывал Б. Г. Ананьев, осуществлялось продолжателями его учения (Е.Ф. Рыбалко, В. А. Ганзен, Л. А. Головей, Л. А. Кулешова, В. В. Лоскутов и др.). Согласно концепции Ананьева, потенциал человека кроется во взаимосвязях системокомплексов свойств различных уровней организации человека -- это направление получило свое отражение в работах Т. П. Зинченко и других исследователей [4].

По мнению Б. Ф. Ломова, потенциал человека представлен его способностями, системой знаний, умений и навыков [22]. Такие взгляды этого ученого успешно развивались в трудах его последователей -- В. А. Барабанщикова, Д. Н. Завалишиной, В. А. Пономаренко и др.

Как следует из психологических теорий, в которых употребляется понятие «самореализация», вопросы мотивации являются их сердцевиной. В русле представлений о самореализации в психологических учениях обретает ключевое значение влияние мотивационно-потребностной сферы личности, ее смысложизненных и ценностных ориентации. Известное выражение В. Франкла «Если потребности нас толкают, то ценности притягивают» указывает на ведущую роль мотивационно-потребностной сферы и ценностных ориентации личности. К. Клакхон отмечает, что если побудительная сила потребностей зависит от обстоятельств, ситуативно изменчива, то ценности стабильны. В психологической литературе до настоящего времени нет единого понимания мотива, но на такие его особенности, как побудительность и целенаправленный характер, указывает большинство психологов. Так, по С. Л. Рубинштейну, мотив -- это «осознанное побуждение для определенного действия"[38]. Е. П. Ильин определяет мотив как «сложное психологическое интегральное образование, побуждающее человека к сознательным действиям и поступкам и служащее для них основанием"[16]. Соответственно, потребности «подпитывают» мотивы посредством своего развития и перехода в иное качество -- преобразования побуждения к активности (как состояния / нужды) через соотнесение с соответствующим объектом и обретение предметного содержания в мотивы (побуждения к достижению реальных целей).

П.М. Якобсон, затрагивая проблему самореализации, исходит из понятия зрелой личности и выделяет следующие критерии ее становления. Под личностной зрелостью он понимает, прежде всего, социальную зрелость, которая выражается в том, насколько адекватно понимает человек свое место в обществе. Однако социальная зрелость обусловливает и предполагает наличие психологической зрелости. «Не может быть полной психологической зрелости у социально незрелой личности, характеризующейся инфантильностью суждений и действий, непониманием требований общества и т. д.» [50]. По Якобсону, психологическая зрелость предполагает не только многообразные и глубокие знания о различных аспектах социальной и природной действительности, но и внутреннюю затронутость личности этими фактами, «живой отклик на важные явления социальной жизни, понимание отношений людей, их внутренней жизни». Данная способность только тогда характеризует полноценную личность, когда она обладает умением остановить внимание на главном и отдать ему основную энергию, активность, творческое отношение. Но процесс самореализации личности для П. М. Якобсона не является самоцелью, он включается в контекст более широких социальных целей, связанных с глубокой общественной направленностью человека.

О том, что самореализация является показателем личностной зрелости и одновременно условием ее достижения, говорил и профессор А. А. Реан. При этом в стремлении к саморазвитию он видел источник долголетия человека, причем не только физического, но и социального, личностного. «Постоянное стремление к саморазвитию не только приносит и закрепляет успех на профессиональном поприще, но и способствует профессиональному долголетию» [36]. Однако А. А. Реан утверждает, что идея саморазвития, взятая «в чистом виде», вне связи с феноменом самотрансценденции, является недостаточной для построения психологии личностной зрелости. Самотрансценденцию многие исследователи связывают с выходом человека за пределы своего «Я», с его преимущественной ориентацией на окружающих, на свою социальную деятельность, иными словами, на все, что так или иначе нельзя отождествить с ним самим. «Быть человеком — значит быть направленным не на себя, а на что-то иное» (В. Франкл) [21]. По мнению А. А. Реана, категоричное противопоставление самотрансценденции и самоактуализации как двух альтернатив нецелесообразно.

Похожую точку зрения на проблему самореализации личности можно проследить и в работах еще одного известного отечественного ученого — И. С. Кона. Выражение «найти себя», пишет И. С. Кон, подразумевает не столько познание и выявление чего-то изначально «данного» индивиду, сколько самоосуществление, реализацию избранной им сущности и жизненного пути. Поиск себя начинается с определения и утверждения своей особенности, которая впоследствии не только отличает человека от других, но и соединяет его с ними. «Мое тело дано мне природой, мои жизненные переживания зависят от внешних воздействий, мое социальное положение и имущество — мои лишь постольку, поскольку это признают окружающие, а продукты моего духовного творчества, объективировавшись, обретают независимость от меня» [20]. Чтобы состоятся как личность, считает И. С. Кон, человек должен мочь, сметь и уметь выбирать свой путь и принимать на себя ответственность. При этом категория «мочь» описывает диапазон объективных, потенциальных возможностей и выборов человека, «сметь» — уровень его притязаний и нравственный потенциал, а «уметь» — знания и навыки, с помощью которых человек реализует свои возможности. Но потребность в самореализации бесконечна, и пока человек жив, в нем всегда сохраняются какие-то нераскрытые возможности, которые вновь и вновь побуждают его идти дальше, достигая новых вершин, еще больше совершенствуя себя.

М.Р. Гинзбург, в своей статье «Психологическое содержание личностного самоопределения» вводит термин «жизненное поле личности», которое рассматривает как совокупность индивидуальных ценностей, смыслов и пространства реального действования — актуального и потенциального, охватывающего прошлое, настоящее и будущее. С психологической стороны прошлое существует как опыт, будущее — как проект, а настоящее — как действенность. Данные характеристики находятся между собой в сложном взаимодействии, и, собственно, они, по словам М. Р. Гинзбург, конституируют жизненное поле личности. Функции этих компонентов исследователь определяет следующим образом: психологическое прошлое — воплощение прошлого опыта; психологическое настоящее — саморазвитие (самопознание и самореализация); психологическое будущее — обеспечение смысловой и временной перспективы [6].

При этом психологическое прошлое по отношению к психологическому настоящему задает границы и характер саморазвития, обусловливает его успешность или неуспешность, вследствие чего по отношению к психологическому будущему либо обеспечивает и придает уверенность человеку, либо подрывает и делает его действия сомнительными. Это означает, что на основе прошлого опыта, успеха или неудачи в реализации тех или иных задач у человека формируются ожидания своего будущего, в котором также прогнозируется успех или неудача.

Психологическое настоящее по отношению к психологическому прошлому реализует итог прошлого развития, но при этом обладает корригирующими возможностями, компенсируя предшествующие неудачи. В зависимости от эффективности — неэффективности саморазвития в психологическом настоящем будущее также будет определяться как осмысленное или бессмысленное. Только позитивно ориентированное саморазвитие, по словам М. Р. Гинзбург, наполняет будущее смыслом, структурирует его и делает человека субъектом собственного становления. Но не только настоящее воздействует на будущее, но, в свою очередь, те или иные ожидания о будущем оказывают влияние на поведение человека в настоящем. Автор считает, что основная функция психологического настоящего — это саморазвитие, основными компонентами которого являются самопознание и самореализация. При этом самопознание рассматривается как присвоение определенных ценностей и их осознание как своих собственных, а самореализация — как воплощение этих ценностей в определенных видах деятельности. В итоге успешная самореализация личности характеризуется наличием собственной активности, проявлением своей индивидуальности, творческого начала в различных сферах жизнедеятельности[6].

Д.И. Фельдштейн в своем понимании самореализации исходит из того, что в процессе онтогенеза растущий человек овладевает общественным опытом, присваивает его, делает своим достоянием, то есть происходит социализация. В то же время человек приобретает и все большую самостоятельность, относительную автономность, то есть происходит его индивидуализация. По сути, это неразрывно взаимосвязанные компоненты единого процесса личностного развития, пишет Д. И. Фельдштейн, определенный уровень которого порождает самодетерминацию, самоуправление личности, сознательно организующей свою собственную жизнь, а, следовательно, и определяющей в той или иной мере свое собственное развитие.

В сущности, все личностное становление, утверждает Д. И. Фельдштейн, заключается в реализации индивидуально-социального (индивидуального освоения социального и индивидуального отторжения и воспроизводства социального) как выражения общего социального, присвоение которого проявляется в определенном уровне самосознания, самоопределения. «Социальное в его проявлении в индивидуальном — это своего рода, условно говоря, сублимация (процесс приобретения и переключения энергии аффективных влечений на цели социальной деятельности и культурного творчества) всеобщего социального в индивиде, то есть всего того, чего достигло человечество, — это система социально-психологических приобретений, которая характеризует их главного носителя — человека» [44]. И осуществление себя как личности, по словам Д. И. Фельдштейна, состоит в том, что человек имеет возможность, испытывает необходимость реализации этой сублимированной сущности, пропуская ее через себя, выступая ее владельцем, вырабатывая свою собственную позицию — индивидуализируясь. В процессе социального созревания осуществляется не только осознание, присвоение и реализация, с учетом индивидуальных особенностей, социальных норм, отношений и принципов, но и присвоение и реализация новой «самости» (нового уровня самосознания, самоопределения). Это, в свою очередь, по Д. И. Фельдштейну, позволяет индивиду не только воспроизводить в деятельности присвоенное им социальное, но и обеспечивает соответствующие возможности в этом воспроизводстве и формировании новой социальной позиции, а также возможности дальнейшего осуществления себя как действенного субъекта.

Итак, для Д. И. Фельдштейна самореализация личности заключается «в развертывании оптимальной способности воспроизводства способностей человеческого рода, развития этих способностей при потребности постоянно выходить за существующие пределы, разрывая возможности воспроизводства, достигая наиболее полного воплощения в индивидуальной форме своей родовой социальной сущности общественного существа» [44].

Возможно, главная цель развития личности — это более полная реализация человеком самого себя на основе своих потенциальных способностей и возможностей. Но процесс самореализации представляется нам не достижением определенной вершины — это, прежде всего бесконечный и динамичный процесс развития и совершенствования личности на протяжении всего жизненного пути, который невозможен без участия других людей, в полной изоляции и противопоставлении себя обществу.

Несмотря на устоявшееся представление о самореализации, значение понятия «удовлетворенность самореализацией» как основной характеристики ее успешности часто лишь предполагается как следствие из определения самореализации, но не операционализируется конкретно. По-другому, удовлетворенностью самореализацией, можно назвать субъективной оценкой достигнутой самореализации. Когда мы говорим о самореализации, как о реализации ценностей, мы предполагаем наличие некоторого объективного уровня реализации ценностей через соответствующие достижения личности. Вместе с объективным уровнем самореализации, существует и оценка самим человеком собственного уровня самореализации, которая, очевидно, может не совпадать с объективным уровнем, но, логично предположить, должна в большей или меньшей степени ему соответствовать.

Е.И. Головаха использует в данном контексте понятие «жизненная удовлетворенность». Автор пишет, что «жизненную удовлетворенность нельзя рассматривать только как одномоментное переживание полноты настоящего. В отличие от удовольствия, извлекаемого из текущей ситуации, удовлетворенность жизнью охватывает и прошлое, и будущее, то есть перспективу, которая нередко позволяет человеку ощутить высокое чувство жизненной удовлетворенности, даже тогда, когда он находится в бедственном положении» [8]. Таким образом, автор подчеркивает, что помимо ситуативного удовольствия, обусловленного достижением того или иного локального результата, существует удовольствие, определяемое человеческой жизнью в целом, зависящее не только от совокупности прошлых достижений, но и осознаваемого потенциала достижений.

К.А. Абульханова-Славская использует понятие «удовлетворенность», применяя его в основном в значении удовлетворенности реализацией уровня притязаний. Уровень притязаний, действительно, является важной составляющей самореализации, определяя для человека ориентиры самореализации. Понятие уровня притязаний также необходимо рассмотреть в контексте построения представлений о самореализации и удовлетворенности самореализацией [1].

В психологии понятие притязаний было введено К. Левиным и исследовалось соотносительно с достижениями личности. Уровень притязаний определяется совокупностью представлений человека о своей личности, о своих возможностях, о планируемых, предполагаемых достижениях. Уровень притязаний, также как самореализация, относится к более общим, интегральным понятиям, образуя более высокий понятийный уровень, чем, например, уровень «деятельность-мотив». Понятие «притязания» настолько шире понятия «мотив», насколько «самореализация» шире «деятельности». Если мотив можно рассматривать как конкретное побуждение, направленное на предмет, то притязания охватывают все смысловое пространство, в котором могут возникнуть мотивы. Если мотив может быть ситуативным, то притязания — это личностное выражение потребностей. Удовлетворенность деятельностью во многом определяется реализованностью мотива. То же можно сказать и о связке «самореализация — уровень притязаний» — удовлетворенность самореализацией в значительной мере определяется степенью реализованности притязаний.

Наиболее применимым к определению удовлетворенности самореализацией является понятие достижений личности. Под достижениями понимаются как реальные результаты деятельности человека, так и результаты, выражающиеся в развитии способностей и качеств личности, или, по определению Абульхановой-Славской, в ощущении повышения «трудоспособности». Адекватность достижения вложенным усилиям — еще одна важнейшая характеристика процесса самореализации. В этой связи Абульханова-Славская говорит о губительной «непропорциональности тех психических и личностных затрат, той „цены“, которую личность платит за свои реальные достижения. Это можно выразить как своего рода психологический закон: слишком высокая психологическая цена, затраченная на жизненные достижения, понижает мотивацию, притязания. Возможностям данной личности должна быть пропорциональна мера усилий, действий, затрат, при которой личность испытывала бы подлинную удовлетворенность. Когда цена является слишком малой, когда успех приходит без всяких усилий со стороны личности, то личность также перестает испытывать удовлетворение…» [1].

Таким образом, необходимым и достаточным критерием субъективной удовлетворенности самореализацией являются три условия:

1) достижение желаемого результата деятельности,

2) максимальное использование своих физических и психических возможностей в процессе деятельности,

3) разумная субъективная «цена» результата. Выполнение этих условий в ходе всякой деятельности возможны только в случае правильной постановки цели деятельности. Человек должен обладать способностью к саморегуляции — адекватной оценке своих возможностей и постановке задач, являющихся для него не простыми и не сложными, а нормальными, выполняемыми на пределе, но не выходящими за пределы его возможностей.

М.С. Иванов считает, что удовлетворенность самореализацией во многом определяется степенью реализации ценностей личности, поскольку ведущие ценности личности и являются основными сферами самореализации. На основании этого автор использует при изучении самореализации личности методический прием, основанный на использовании методики изучения ценностных ориентаций Рокича, когда среднее арифметическое оценки реализации терминальных ценностей в процентах принимается за величину удовлетворенности самореализацией [14].

В целом, исходя из проведенного анализа представлений о самореализации личности в психологических теориях, можно сказать о том, что истоки представлений о самореализации присутствовали в контексте других психологических проблем и в то же время, очевидно, что самореализация не являлась предметом специального изучения и не была выделена как самостоятельная психологическая проблема. Это позволяет не только обозначить самореализацию как психологическую проблему, требующую отдельного научного изучения, но и продвинуться в понимании собственно психологической сущности самореализации как предмета исследования. Наряду с увеличением интереса к феномену самореализации личности, обусловленным пониманием ее определяющей роли в жизнедеятельности человека, потребность научного обоснования и изучения самореализации личности как психологической проблемы несомненна. В настоящее время существуют терминологические расхождения и различия в толковании самореализации личности разными авторами, отсутствуют разработанные психологические теории и модели самореализации личности.

1. 2 Спорт как вид деятельности

У современного человека имеется множество различных видов деятельности, число которых примерно соответствует количеству имеющихся потребностей. Деятельность — это целесообразное приобретение объекта субъектом для получения продукта, удовлетворяющего некоторую потребность. Это взаимодействие субъекта с объектом, в процессе которого объект приобретает субъективную форму образов, ориентирующих на его преобразование.

Продукты деятельности, удовлетворяющие соответствующие потребности, представляют собой ее мотив. Превращение исходного предмета в продукт — сложный и многоступенчатый процесс, разделяемый во времени. Поэтому в нем выделяются промежуточные продукты. Получение каждого из них выступает как цель. Система целей определяет общее направление деятельности, последовательность действий и последовательность преобразования исходного объекта в продукт [48].

Каждая цель выступает перед субъектом в определенных условиях ее достижения; связь цели и условий характеризует задачу. Преобразование условий при достижении цели — это действие субъекта (решение задачи). Условия достижения одной и той же цели могут меняться, поэтому меняется и содержание действия, то есть его операция (одно и то же действие может иметь разный состав операций).

Проще определить основные параметры, в соответствии с которыми можно описывать систему человеческих потребностей, и далее, пользуясь ими, давать характеристики видов деятельности, присущих конкретному человеку. Таких параметров три: сила, количество и качество потребностей. Под силой потребности имеется в виду значение соответствующей потребности для человека, ее актуальность, частота возникновения и побудительный потенциал. Более сильная потребность является более значимой, возникает чаще, доминирует над другими потребностями и заставляет человека вести себя таким образом, чтобы в первую очередь была удовлетворена именно данная потребность [25].

Количество — это число разнообразных потребностей, имеющихся у человека и время от времени становящихся для него актуальными. Есть люди, у которых число потребностей относительно невелико, и они вполне успешно справляются с их систематическим удовлетворением, получая удовольствие от жизни. Но есть такие, которые имеют множество различных, порой противоречащих друг другу, несовместимых потребностей. Актуализация таких потребностей требует одновременного включения человека в различные виды деятельности, причем нередко возникают конфликты между разнонаправленными потребностями, и ощущается дефицит времени, необходимого для их удовлетворения.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой