Северо-Восточное Причерноморье во внутри-и внешнеполитических процессах формирования южных границ России (конец XVII – первая треть XIX в.)

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Отечественная история
Страниц:
517


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность исследуемой темы определяется — с одной стороны необходимостью удовлетворения фундаментального исторического знания, призванного на данном этапе противостоять мозаике воюющих между собой национальных историй, а с другой обуславливается потребностями современной политологической аналитики. Изучение имперской парадигмы, при всей глубине ее многообразных форм и проявлений, актуально не только в контексте противодействия угрозе сепаратистских вызовов, но и в русле познания механизмов взаимодействия и взаимовоздействия элементов системы российского универсализма с иноэтничной средой южных окраин в рамках формирования единого государства. Приоритетность российской имперской модели наиболее полно раскрывается в исторической ретроспективе длительного османо-российского соперничества, определившего судьбу Юго-Восточной Европы в целом, и Северо-Восточного Причерноморья в частности.

Всестороннее исследование и анализ военно-дипломатических, этно-политических и хозяйственных процессов развития Северо-Восточного Причерноморья в контексте исторических реалий прошлого, объективно позволит противостоять этносепаратизму и идеям, питающим благоприятную среду для этнополитических конфликтов в Восточном Причерноморье, включая важнейший в геополитическом отношении регион Северо-Западного Кавказа. Внешнеполитический аспект исследования, актуален своей нацеленностью на срыв попыток переосмысления истории региона вне целостных государственных и геополитических систем, а также вне широкого международно-правового и политико-дипломатического контекста. Особое внимание, в рамках работы, уделено наиболее актуальной своей социальной опасностью, политически ангажированной, проблеме, связанной с попытками установления & laquo-точных»- размеров своей & laquo-исторической»- территории, границы которой, по мнению панэтничных и националистических кругов, никогда не совпадают с представлениями соседних этносов на этот счет.

Потребность противостоять идеологии цивилизационной обособленности и этнической исключительности, перманентной конфликтности и вражды, особенно актуальна для северокавказского региона, где в степень & laquo-добродетелей»- и основ этнической идентичности некоторые национальные исследователи возводят не культурные достижения, а воинственность, необузданную свободу, законы кровной мести и прочие тупиковые формы якобы восточного (кавказского) традиционализма. В этой связи, одним из механизмов защиты России от распада служит исторически укоренившаяся способность нивелировать различия, приходить к компромиссу, интеграции и единству полиэтничного, по сути, и закономерностям исторического развития евразийского государства, одна из дефиниций которого укладывается в концепцию и понятие & laquo-российскости»-.

Более того, многие этнические и социально-политические проблемы современности уходят своими корнями в исследуемый период истории СевероВосточного Причерноморья, где в конце XVII — первой трети XIX в. формировался современный этно-конфессиональный облик Придонья, Тамани, Восточного Крыма и Северо-Западного Кавказа. Изучение этих проблем крайне затруднительно в рамках исключительно Кавказского контекста, так как области Северного Кавказа, на протяжении длительного этапа своего развития, находились в тесной взаимосвязи с военно-административными и торговыми центрами Восточного Крыма и нижнего течения Дона. Кроме того, значение и причинно-следственные связи большинства этно-политических и военно-дипломатических процессов в регионе невозможно исследовать без понимания сути событий происходивших в Крыму, Северном и Северо-Восточном Приазовье (в Буджаке, Едисане, устье Дона), Сальских, Кубанских и Калмыцких степях. История межимперского соперничества в Причерноморье и на Юго-Востоке Европы, равно как и роль крымско-османских противоречий в Северо-Восточном Причерноморье, содержит немало & laquo-белых пятен& raquo-, наличие которых, влечет за собой различные спекуляции на политической и межэтнической почве, что несет реальную угрозу обстановке стабильности в регионе. В этой связи, исследование данных проблем обусловлено общественной потребностью, чтобы инструментами науки извлечь уроки из исторического опыта прошлого во избежание повторения допущенных ошибок.

Объектом исследования является процесс формирования южных границ Российского государства в контексте внутри- и внешнеполитического соперничества России и держав османо-крымского блока в Северо-Восточном Причерноморье. Данный процесс рассматривается в военно-дипломатической, этно-политической и торгово-хозяйственной сферах, включая механизмы конкурентных форм и методов инкорпорации региона в систему имперского пространства двух государств, на фоне общего кризиса системы крымско-османского вассалитета, генезиса & laquo-Восточного вопроса& raquo-, крушения османского господства в азово-причерноморском ареале.

Предметом исследования являются основные направления крымско-османской и российской политики в Северо-Восточном Причерноморье, определявшие, в динамике обоюдного соперничества двух империй, специфику военно-дипломатических, этно-политических и торгово-экономических процессов в регионе. Наиболее полно анализу подвергались международные противоречия в контексте генезиса & laquo-Восточного вопроса& raquo-, разрешения крымско-османских противоречий, ногайского (кубанского), калмыцкого и черкесского вопросов, трансформировавшихся после снятия крымской проблемы в единый узел кавказского вопроса. Кроме того, анализу подвергся уровень эффективности вовлечения горского и степного населения региона в системы военно-административного, этно-территориального и хозяйственного устройства Порты, Крыма и Российского государства в рамках анализа двух моделей инкорпорации Северо-Восточного Причерноморья в имперское пространство Османской и Российской империй. В рамках работы основательно исследовались стратегия, тактика, ход и последствия боевых действий в Северо-Восточном Причерноморье на протяжении османо-российских войн конца XVII — первой трети XIX вв.

Территориальные рамки исследования определяются с одной стороны подвижным ареалом внешнего периметра крымско-османских административно-территориальных образований Северо-Восточного Причерноморья и земель южных окраин Российского государства, в пределах которых разворачивались исследуемые события и процессы, а с другой, ограничиваются естественной географической средой, обусловленной многообразием ландшафтных зон региона.

Под географическим определением Северо-Восточного Причерноморья, в рамках данной работы, следует понимать территорию в пределах Кубано-Приазовской низменности (включая Тамань), Прикубанской равнины (Западное Предкавказье), побережья Черного моря и западных отрогов Большого Кавказа до границ Абазы. С севера и северо-востока исследуемая область ограничивается нижним течением Дона и Сальской степью на стыке с Кума-Манычской впадиной- с востока, регион обособлен средним течением Кубани и Ставропольской возвышенностью- с запада морским побережьем, с юга кавказскими хребтами.

Однако в связи с подвижностью, разнородностью, & laquo-дискурсивным определением& raquo- природно-ландшафтных, этнических и политических границ, расширение и сужение территориальных рамок исследования варьируется в зависимости от изменения геополитической ситуации в регионе. Вместе с тем, в целях наиболее полного освещения внешнеполитических, торгово-хозяйственных и военно-дипломатических аспектов темы допустим некоторый выход за обозначенные территориальные рамки.

Хронологические рамки исследования — конец XVII — первая треть XIX в. Отправной точкой данной хронологии являются события Азовских походов 1695−96 гг., положивших начало процессу вовлечения Северо-Восточного Причерноморья в орбиту османо-российских войн, вытеснению Порты из

Приазовья и земель нижнего течения Дона, выходу России в Азово-Черноморский бассейн. Завершающим этапом хронологии исследования определен 1829 г. С этой датой, сопряжено окончание османо-российской войны 1828−29 гг., имевшей судьбоносное значение для исторического развития региона и заключение Адрианопольского трактата 1829 г., оформившего юридическое вхождение большей части Восточного Причерноморья в состав Российской империи. Вместе с тем, в контексте сравнительного анализа отдельных событий и фактов, в ряде случаев, возможен выход за рамки исследуемых событий, обусловленный стремлением полнее раскрыть сущность конкретных исторических явлений.

Степень изученности темы. Комплексное исследование международно-правовых, военно-дипломатических, этно-политических и торгово-хозяйственных процессов в Северо-Восточном Причерноморье конца XVII -первой трети XIX вв. рассматриваемых в динамике османо-российского соперничества, кризиса крымско-османской системы вассально-союзнических отношений, генезиса & laquo-Восточного вопроса& raquo- и интеграции региона в состав Российского государства не нашло должного отражения в отечественной и зарубежной историографии.

В наиболее близких к исследуемой нами теме трудах XVIII — первой трети XIX вв. основные усилия исследователей фокусировались на роли субъективных, провиденциалистских факторов, где в качестве вершителей исторических судеб Востока и Запада выступали империи, монархи, влиятельные вельможи и полководцы, этносы и армии овеянные славой завоевателей и носителей мессианских идей распространения христианства либо ислама1. Глубиной представлений о мире номадов Северо-Восточного

1 Новейшие известия о Турецкой империи для тех, кои желают иметь сведение о состоянии оной, особливо при случае нынешней ее с Российскою и Римскою империями войны, с генеральною картою всех Турецких земель. Изданы в Берлине 1788 года, а на российской язык переведены В. Брянцевым. СПб., 1789.- д' Оссон И. М. Полная картина Оттоманския империи в двух частях. Первая замыкает в себе законоположение магометанства, другая историю Оттоманския империи. Труды господина д' Оссона. Преложена с французского на российский язык по высочайшему соизволению. Т.1. СПб., 1795. и др.

Причерноморья проникнута работа П. Рикота, изданная в Петербурге в 1741 г. Автор, одним из первых в историографии, отметил политическую и этно-территориальную разобщенность ногайцев Северо-Восточного Причерноморья в XVII — XVIII вв., объективно оценил военно-политические, этно-культурные, конфессиональные и хозяйственные факторы зависимого положения кочевников от Крыма и Порты. Вместе с тем, П. Рикот, констатировал усиление калмыцко-российского влияния на ход миграционных и политических процессов в среде тюркоязычных кочевников. Подробным описанием событий османо-российского противоборства в устье Дона, во время второго Азовского похода 1696 г., отличается труд известного переводчика и ориенталиста В. Рубана. Детальное внимание В. Рубана к оценке боевых действий и характеристике военного потенциала сторон основано, с одной стороны, на очевидном знакомстве с источниками, а с другой, лаконично сочетается с анализом стратегических мотивов, исторически обусловивших выхода России к устью Дона. При этом, самим этим фактом, по мнению автора, была нарушена гегемония Крыма и Порты в Причерноморье. Вместе с тем, многие фрагменты произведения можно оценивать, как панегирик A.C. Шеину, всем & laquo-птенцам гнезда Петрова& raquo-, известным и малоизвестным участникам эпопеи Азовских походов.

Вниманием к рассмотрению политико-дипломатических процессов от Карловицкого конгресса до заключения Белградского трактата 1739 г. отличается сочинение аббата Миньота, написанное в 1740 г. и изданное в России в 1790 г4. Вниманием к политической истории Крымского ханства до

2 Рикот П. Монархия Турецкая, описанная через Рикота, бывшего английского секретаря посольства при Оттоманской Порте. Переведена с польского на русский язык. СПб., 1741.

3 Рубан В. Поход боярина и большого полку воеводы Алексея Семеновича Шеина к Азову, взятие сего и Лютика города и торжественное оттуды с победоносным воинством возвращение в Москву, с подробным описанием всех военных и торжественных произшествий и с имянным списком бывших при том: Сухопутных и Морских, Великороссийских и Малороссийских, вышних и нижних Военачальников числе всех войск и учиненным оным наград. СПб., 1773.

4 Миньот. История Турецкая начиная временами как оная составилась, до замирения между султаном Магометом Пятым, и Римским императором Карлом Шестым в 1740 году. Сочиненная аббатом Миньотом. Часть четвертая. СПб., 1790.

1777 г. отмечена работа Э. Тунманна5, которому удалось охарактеризовать сильные и слабые стороны системы крымско-османского сюзеренитета, оценить степень устойчивости административного и этно-территориального устройства державы Гиреев на протяжении длительного периода от зарождения до кризиса Крымского ханства. Одним из первых Э. Тунманн обратил внимание на особенности политического уклада жизни в восточных провинциях Крымского ханства, проанализировал ландшафтно-географическое, этно-конфессиональное и административное своеобразие Кубанской Татарии.

Период энциклопедического знакомства с этнической, военно-политической и хозяйственной историей Северо-Восточного Причерноморья, Крыма и Порты, характерный для сочинений рубежа XVIII—XIX вв., не всегда отличался глубиной комплексного анализа, и как правило, носил поверхностный, описательный характер, значительно уступая по уровню исследовательского потенциала трудам, созданным по Высочайшему соизволению монарших особ, российской императорской Академии наук, либо авторами служившими в гражданских учреждениях на Кавказе (труды И. И. Лепехина, И. А. Гильденштедта, С. М. Броневского и П.Г. Буткова)6 представляющие научный интерес в свете изучения этнической и политической истории номадов региона, географии, хозяйственного уклада жизни и внутреннего устройства славян, кавказских горцев и других этнических групп, населявших как уже вошедшие в состав Российской империи территории, так и области находившиеся в составе Порты и Крымского ханства.

Начало XIX века ознаменовало собой ряд очевидных тенденций в историографии темы данного исследования. Во-первых в XVIII — на рубеже

5 Тунманн Э. Крымское ханство. (Пер. с нем. изд. 1784 г. H. JI. Эрнста и СЛ. Белявской). Симферополь, 1936.

6 Дневные записки путешествия доктора и академии наук адьюнкта Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства, 1768 и 1769 году. 4.1. СПб., 1795- Гильденштедт И. А. Путешествие по Кавказу в 1770—1773 гг. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2002- Бутков П. Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 гг. 4. II. СПб., 1869- Броневский С. М. Новейшия известия о Кавказе, собранныя и пополненыя Семеном Броневским: В 2 томах: Т. 1−2. / Подготовка текста к изданию, предисловие, примечания, словарь малоупотребительных слов, указатели И. К. Павловой. СПб., 2004.

XIX вв. процесс формирования российской ориенталистики, кавказоведения и исторической науки в целом переживал процесс своего становления. Он выражался в преобладании немецких, французских и польских исследователей, выписанных для работы в Россию из Европы, и переводивших отдельные произведения на русский язык, которые принадлежали как к отечественной, так и зарубежной историографии. Во-вторых, уже к первой трети XIX столетия, по мере включения Причерноморья в состав российского государства и развития исторической отрасли познания, среди ученых-историков, специалистов в области военного дела, политико-дипломатического и этно-хозяйственного развития областей Северо-Восточного Причерноморья, все большую роль начинают играть отечественные исследователи. Для этой категории авторов изучение региона, было обусловлено необходимостью познания восточной «terra incognita» и острой потребностью инкорпорации отторгнутых у Порты территорий от Дуная, Крыма и Приазовья вплоть до Кавказа, в этно-политическое и административное пространство Российской империи. В третьих, в рассматриваемый период, возрастает внимание исследователей к истории военно-политического соперничества России и Порты, событиям османо-российских войн на Северо-Западном Кавказе, роли кочевого и горского населения региона в противостоянии Османской и Российской империй. Наиболее объемными, классическими произведениями этого периода, в области военной истории, являются работы Д. П. Бутурлина. События Азовских походов, боевые действия в зоне степного приграничья с Крымом, сложный и крайне болезненный для России процесс возвращения Азова Порте о в 1712−13 гг., освещает в своей работе В. Н. Берх.

Хронологически близки к описываемым событиям, содержательны и крайне информативны описания этно-политических процессов и событий

Бутурлин Д. Военная история походов россиян в XVIII столетии. 4.1. (Перевод с французского А. Хатова). Т. 1−3. СПб., 1819−1821- Он же. Картина войн России с Турциею в царствования императрицы Екатерины II и императора Александра I. (Перевод с французского) 4.1. Первая Турецкая война в царствование императрицы Екатерины II — 4.2. Турецкая война в царствование императора Александра I. СПб., 1829.

8 Берх В. Н. Жизнеописание генерал-адмирала графа Федора Матвеевича Апраксина. СПб., 1825.

11 османо-российских войн на Западно-Кавказском театре боевых действий работы Ф. Глинки, А. Висковатова и др9. Материалы этих авторов, будучи опубликованы в периодической печати, лишены цензурных купюр, официозного лоска и содержат в себе критические оценки многих описываемых событий, раскрывая неизвестные факты открытого неповиновения части российских солдат и офицеров своему командующему, в ходе экспедиций войск Ю. Бибикова к Анапе в 1790 г., пребывания некрасовцев на Кубани и др.

Не менее обстоятельно к оценке приоритетности российской кавказской политики, сопоставляя ее с османскими мерами по упрочению присутствия в регионе, подходит И. Дебу10. Конструктивно критикуя кавказские военные власти, Иосиф Дебу, считал, что П. А. Текелли занимался & laquo-более содействием нашей армии, против турок назначенной, нежели внутренним устройством

Линии. »-11. Этот же автор, одним из первых, попытался проанализировать процесс распространения ислама у горцев Западного Кавказа, соотнося успех исламизации с длительным пребыванием черкесских племен в орбите влияния

Порты и наличием между османами и адыгами тесных торговых отношений.

Характеризуя, негативные стороны османского присутствия в регионе, И. Дебу прозорливо указывал на страшные по своим последствиям итоги распространение эпидемиологических заболеваний, занесенных на Кавказ из азиатской Турции. Факт распространения в 1790 г. чумы из Анапы в земли 12

Тамани, упоминаемый И. Дебу, явился одним из последних примеров эпидемии, масштабно затронувшей российское приграничье.

9 Глинка Ф. Описание похода Русского войска под начальством генерала Б. в Закубанские горы против Черкесов и Турецкой крепости Анапы. // Военный журнал. Кн. VIII, IX. СПб., 1818- Висковатов А. Взятие Анапы в 1791 году. // Северная пчела. № 91 от 31 июля 1828 г. СПб., 1828- Он же. Военные действия эскадры контр-адмирала Пустошкина при Анапе, в 1807 году. // Славянин. Часть шестая. СПб., 1828- История о некрасовцах. 4.1. (автор некий Бв.). // Северная пчела. № 105, 106. СПб., 1828.

10 Дебу И. О Кавказской линии и присоединенном к ней Черноморском войске, или общие замечания о поселенных полках, ограждающих Кавказскую линию, и о соседственных горских народах. Собранные Действительным Статским советником и Кавалером Иосифом Дебу с 1816 по 1826 год. СПб., 1829.

Дебу И. Указ. соч. С. 164.

12 Там же. С. 401.

Отдельные исследования этого периода, затрагивают проблему вовлеченности периферийных регионов в систему Османской империи весьма условно, акцентируя внимание на внутриполитической обстановке, складывавшейся в турецком государстве конца XVII — первой трети XIX в., что в свою очередь, оказывало серьезное влияние на политику Порты в СевероВосточном Причерноморье13.

Тематика османо-российского политико-дипломатического соперничества равно как и активное противоборство Российской и Османской империй за гегемонию в Северо-Восточном Причерноморье, рассматривалась с разной степенью основательности, в трудах многих российских авторов 30-х -60-х гг. XIX в. Важное место в историографии проблемы занимают произведения, объединяемые общей направленностью на изучение этнической и политической истории Кавказа, его географии и тех форм хозяйствования, которые сложились у горского и степного населения региона14. Анализ ряда исследований (с учетом всей их разноплановости), позволяет не только установить место и роль Северо-Восточного Причерноморья во внешней политике Османской и Российской империй15, но и выявить периоды, когда и в связи с какими процессами данный регион сам оказывал определяющее воздействие на исход османо-российского противостояния в борьбе за Балканы, Крым, Северное Причерноморье и Кавказ16. В этой связи, особенно

13 Шуберт В. Ф. История Турок от начала турецкого народа до наших времен (Пер. с нем.) — СПб., 1829- Оттоманская империя, или обозрение европейской Турции в нынешнем ее физическом, географическом, статистическом состоянии, заимствованное преимущественно из Всеобщей географии Г. Малте-Брюна, изданной на французском языке 1826 года, дополненное и объясненное новейшими известиями лучших писателей. М., 1828.

14 Фон-Климан Ф. Война на Восточном Кавказе с 1824 по 1834 г. // Кавказский сборник. Т. XV. Тифлис, 1894- Сталь Этнографический очерк черкесскаго народа. Составил генерального штаба подполковник Сталь в 1852 г. // Кавказский сборник. Т. ХХ1. Тифлис, 1900- Живописные очерки Константинополя (Издатель А.И. Давыдов). СПб., 1855.

15 Бантыш-Каменский Д. Н. Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов с 48 портретами. 4. 1−3. СПб., 1840- Устрялов Н. История царствования Петра Великого. Т. П-Ш. СПб., 1858- Брикнер А. Г. История Петра Великого. М., 2002- Богданович М. И. История царствования императора Александра I и России в его время. Т.Ш. СПб., 1869.

16 Ушаков. История военных действий в Азиатской Турции в 1828 и 1829 годах. 4.1. СПб., 1836- Савваитов П. Взятие Анапы эскадрою Черноморского флота, под командою контр-адмирала С. А. Пустошкина в 1807-м году. СПб., 1851- Бранденбург Н. Кубанский поход 1711 года. // Военный сборник. ЫУ. № 3. СПб., 1867- Елагин С. И. История Русского флота. Период Азовский. СПб., 1864-

13 примечательна работа P.A. Фадеева, который в 1860 г., будучи еще полковником русской службы, издал свой труд под названием & laquo-Шестьдесят лет Кавказской войны& raquo-17, в котором доказывал геополитическую значимость Причерноморья для исторического развития России и объединяемых ею соседних народов.

Однако, признавая заслуги P.A. Фадеева, как специалиста в области военной истории, проблем внешней и внутренней политики, следует отметить, что в его трудах, как и во многих работах других исследователей, начиная с этого периода, звучит спорный тезис о номинальности османского присутствия на Северо-Западном Кавказе. Стремясь показать продолжительность и стабильность поступательного развития российско-кавказских связей, многие авторы, самим фактом замалчивания, либо отрицания длительности и основательности пребывания областей Северо-Восточного Причерноморья в системе Османской империи исподволь противоречат историческим реалиям периода османо-российских войн, фактически ставя под сомнение легитимность присоединения этих регионов к России, обусловленную динамикой и логикой крымско-османо-российского противоборства. Особенно опасна эта тенденция в современной историографии, когда ряд исследователей, & laquo-цепляясь»- за оброненные в отдельных сочинениях фразы пытается обосновать исконность якобы имевшего место в прошлом суверенитета Черкесии и Кабарды. Представляя развивавшиеся в XVII — XIX вв. родо-племенные общественные системы и властные институты этих частей Кавказа в качестве субъектов международного права, равноправных и суверенных партнеров России, Порты, Крыма и других государств Востока и Европы, определенные силы, по-детски, льстя своему этническому честолюбию, пытаются предать забвению прогрессивную роль России и многих своих соплеменников в деле

Кавказцы или подвиги и жизнь замечательных лиц действовавших на Кавказе. Генерал-фельдмаршал Иван Васильевич Гудович. (Под ред. С. Новоселова). СПб., 1858- Андрианов П. М. Военное искусство Петра Великого. // История русской армии от зарождения Руси до войны 1812 г. СПб., 2003- Ласковский Ф. Ф. Материалы для истории инженерного искусства в России. 4.2. СПб., 1861.

17 Фадеев P.A. Шестьдесят лет кавказской войны. // Кавказская война. М., 2005.

14 защиты Кавказа от посягательств регрессирующих соседних государств, чья экспансия несла народам региона рабство, & laquo-навыки»- набеговой системы, эпидемии. Политическая цель поборников исторического, а затем и территориального суверенитета Кавказа от России, рисующих российский прорыв в Причерноморье и на Кавказ как экспансию против суверенных и независимых сообществ региона, ясна и понятна — ослабить и подорвать фундамент современного российского федерализма. Основанный на исторически сложившихся, многовековых принципах российского универсализма, евразийскости и российскости, отражающих в себе все многообразие форм и методов инкорпорации иноэтничных областей страны в единое целое, этот фундамент, поистине равноправного и прогрессивного партнерства кавказских народов с Россией, потенциально, прозорливо, пусть где-то интуитивно, был прочувствован в работах первых адыгских просветителей, которые не умалчивая и не ретушируя & laquo-черные»- страницы российско-кавказских взаимоотношений отдавали предпочтения российской модели & laquo-покровительства»- над Кавказом18.

В этот же период, формируются основы отечественной ориенталистики и тюркологии, для которой, объектом пристального изучения становится социально-политическая и этническая история Крымского ханства и Османской империи, исследуемые с привлечением широкого круга источников. Одним из первых специалистов, обратившихся к изучению истории крымских ханов, их взаимоотношений с Портой и той роли, какую играли восточные провинции ханства в политической истории государства, был А. Негри, который признавая наличие зависимости Крыма от Османской империи, обратил внимание на присутствие в татарской элите, как сторонников дома Османов, так и поборников суверенитета державы Гиреев19.

18

Хан-Гирей. Записки о Черкесии. Нальчик, 1978- Ногмов Ш. Б. История адыхейского народа. Составленная по приданиям кабардинцев. Нальчик, 1982.

19 Негри А. Извлечения из турецкой рукописи общества, содержащей историю крымских ханов. // Записки Одесского общества истории и древностей. Т. 1. Одесса, 1844.

Последняя треть XIX — начало XX вв. ознаменовались ростом интереса к прошлому регионов Северо-Восточного Причерноморья, включая его османский период, что было обусловлено стремлением России надежно закрепить за собой земли Крыма, Азово-Причерноморского региона, левобережья Кубани и побережья Западного Кавказ. Эти территории, приобретенные Россией в ходе османо-российских войн, военно-дипломатических попыток урегулирования восточного вопроса и последствий Крымской (Восточной) войны 1853−56 гг. на фоне итогов разрешения кавказского кризиса 30-х — 60-х гг. XIX в., именуемого рядом исследователей не вполне корректным на данном этапе развития кавказоведения термином & laquo-Кавказская война& raquo-, требовали к себе особо пристального внимания, так как геополитические, этнические, социокультурные и наконец конфессиональные реалии того времени, были серьезно обременены грузом & laquo-османской наследственности& raquo-, что не могло остаться без соответствующей реакции ни с научной, ни с политической точки зрения20.

Противоречивость оценок степени влияния Порты на политическое развитие Северо-Восточного Причерноморья, характерная для историографии этого периода, основывалась на разнообразии подходов к вопросу о легитимности присутствия османов в Западнокавказском регионе в среде российской военно-административной элиты. Одним из первых на это обратил внимание С. Филонов, отмечавший, что до войны 1828−1829 г., в отличие от А. П. Ермолова, признававшего суверенное право османов управлять левобережной Кубанью по своему усмотрению, Г. А. Емануель, периодически оспаривал легитимность турецкого правления в регионе, ссылаясь, во-первых,

20Соловьев С. М. История России с древнейших времен / Отв. ред.: И. Д. Ковальченко, С. С. Дмитриева. Кн. VII, IX-X. Т. 17. — М., 1988−1993- он же. Публичные чтения о Петре Великом. // Чтения и рассказы по истории России. / Сост. и вступ. ст. С. С. Дмитриева. — М., 1989- Волконский H.A. Кавказ в 1787—1799 гг. // Кавказский сборник. T. XV. Тифлис, 1894- он же. Кавказ в 1787—1799 годах. Из уцелевших остатков Георгиевского архива. // Черкесы и другие народы Северо-Западного Кавказа в период правления императрицы Екатерины II 1787−1791 гг. Т. IV. Нальчик, 2004- Филонов С. Кавказская линия под управлением генерала Емануеля. // Кавказский сборник. T. XV. Тифлис, 1894- Эсадзе С. Покорение Западного Кавказа и окончание кавказской войны. Исторический очерк кавказско-горской войны в Закубанском крае и Черноморском побережье. Майкоп, 1993 и др.

16 на факт непризнания закубанскими народами верховенства над собой Порты, а во-вторых, полагая, что в силу принятия на себя международных обязательств, согласно договорам с Россией 1783, 1791 и 1812 гг., султанское правительство должно было соблюдать status quo в подконтрольной зоне Прикубанья, а не заниматься переселением горцев и ногайцев с равнин в горы, требовать от адыгов принятия присяг и склонять к тому карачаевцев, обитавших на правобережье Кубани. В конечном итоге, согласно источникам, введенным в научный оборот С. Филоновым, в переписке с А. П. Ермоловым Г. А. Емануель актуализировал вопрос о том, кем же следует считать & laquo-закубанцев»-, подданными Порты, или находящимися под ее покровительством? Сам Г. А.

Емануель, однозначно считал & laquo-закубанцев»-, находившимися под покровительством Порты, а потому, ввиду их бесконтрольности и набеговой активности, допускал право России в одностороннем порядке, без оглядки на турок, принимать меры к обузданию беспокойных соседей. Против подобного подхода категорически выступал А. П. Ермолов, взгляды которого, позднее поддержал сменившей проконсула Кавказа граф Паскевич. Новый командующий, по сведениям С. Филонова, в 1827 г. категорически ответил Г. А.

Емануелю, что & laquo-закубанские народы подвластны Порте, а потому мешать распоряжениям паши — значит возмущать народы дружественной нам державы против законной власти& raquo-21.

Попытками освещения событий османо-российских войн со времен правления Петра I до событий Крымской (Восточной) войны, отмечены краткие экскурсы в историю восточного вопроса в трудах М. И. Богдановича и A.M. 22

Зайончковского. Во второй половине 80-х гг. XIX в. издается ряд работ видного отечественного исследователя Кавказа, каким был Н. Ф. Дубровин. К числу заслуг исследователя необходимо отнести и то, что рассматривая про

21 Филонов С. Указ. соч. С. 346.

22 Богданович М. И. Восточная война 1853−1856 годов. Изд. 2-е. Т.1. СПб., 1877- Зайончковский A.M. Восточная война 1853−1856 гг. в связи с современной ей политической обстановкой. T.I. СПб., 1908.

23 Дубровин Н. Ф. Присоединение Крыма к России. Рескрипты, письма, реляции и донесения. Т.1. 1775−1777. Т.2. 1778 г. СПб., 1885- он же. История войны и владычества русских на Кавказе. Т.2. От принятия Грузии под покровительство России до вторжения персов (1794 г.). СПб., 1886.

17 блему & laquo-хищничества»- Н. Ф. Дубровин максимально приблизился к пониманию необходимости определения роли Крыма и Порты в развитии этой своеобразной формы хозяйствования у горского и степного населения СевероВосточного Причерноморья. В исследовании В. А. Потто, также посвященном Кавказской войне24, содержится масса ценных материалов о состоянии дел в османских владениях на кавказско-причерноморской периферии империи правоверных в XVIII — первой трети XIX вв. Примечательно, что для автора, Кавказская война на Западном Кавказе ассоциировалась непосредственно с противостоянием России и Турции.

Отдельные моменты, освещающие военно-политическое противостояние России и Османской империи, выделяет крупный исследователь османо

25 российских войн А. Н. Петров. И хотя в самих работах основное внимание уделяется событиям, развернувшимся на Дунайском театре военных действий, мы тем не менее, находим в исследовании интереснейший материал о военной мощи сторон, дипломатической борьбе накануне активизации конфликтов, роли европейских государств в возникновении напряженности в связи с

разделом османских владений на Юге Европы. В 1888 г. выходит в свет

26 оригинальная работа Г. А. Леера, посвященная анализу исследования А. Н. Петрова & laquo-Война России с Турцией 1806−1812″ три тома которой были изданы в Санкт-Петербурге в 1885—1887 гг.

Событиям османо-российских войн в Северо-Восточном Причерноморье

27 посвящены исследования А. Накко и Е. Чонова, раскрывающие нюансы

24 Потто В. Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях. Т.1. От древнейших времен до Ермолова. Вып. II. Издание второе. СПб., 1887- он же. Кавказская война: В 5 томах. Т.1. С древнейших времен до Ермолова. М., 2006.

25 Петров А. Война России с Турцией 1806−1812. Т.1. 1806−1807 гг. Михельсон и Мейндорф. СПб., 1885., Т.2. 1808 и 1809 гг. Кн. Прозоровский и кн. Багратион. СПб., 1887, Т.З. 1810, 1811 и 1812 гг. Гр. Каменский 2, кн. Голенищев-Кутузов и Чичагов. СПб., 1887- он же. Война России с Турцией и польскими конфедератами с 1769—1774 год. Т.1. Год 1769. СПб., 1866, Т.З. 1771. СПб., 1874, T.V. Год 1774. СПб., 1874.

26 Леер Г А. Война России с Турцией 1806−1812 гг. СПб., 1888.

27 Накко А. Очерк Гражданского Управления в Бессарабии, Молдавии и Валахии во время русско-турецкой войны 1806−1812 года. // Записки Императорского Одесского общества истории и древностей (далее ЗООИД). Т. П. Одесса, 1879- Чонов Е. Калмыки в русской армии XVII, XVIII вв. и 1812 г. Пятигорск, 1912. организации российскими властями системы административного управления на отвоеванных у Порты территориях, методы вовлечения ополчений союзных

России этносов (ногайцев, калмыков, западных и восточных адыгов) к участию в боевых действиях против Османской империи. Блестящим исследователем начала XX в. является военный историк А. К. Баиов, перу которого принадлежат обстоятельные работы по одному из мало изученных периодов истории Северо

28

Восточного Причерноморья. Рассматривая военно-политические события второй четверти XVIII века со смерти Петра I до правления Анны Иоанновны, автор, способствовал разрушению сложившегося в историографии стереотипа, о якобы имевшем место регрессе Причерноморской политики России в этот период. Кроме того, А. К. Баиов исследовал тактико-технические инновации российской армии, выработанные в условиях противодействия массовым, иррегулярным ополчениям кочевых народов Крыма и Порты.

В 80-х — 90-х гг. XIX в. историография темы пополнилась рядом ценных исследований, созданных представителями отечественной востоковедческой школы. Виднейший востоковед Ф. Ф. Дашков, опубликовал материалы о последнем периоде существования независимого Крымского ханства, обозначил наличие кризисных явлений в державе Гиреев, вскрыл причинно-следственную взаимосвязь процесса углубления кризиса с предшествующим

29 периодом османского сюзеренитета над Крымом. В работе другого виднейшего ориенталиста В. Д. Смирнова, изданной в 1889 г., рассматриваются этно-политические и хозяйственные процессы в восточных владениях Крымского ханства, причем помимо крымско-османских взаимоотношений большое внимание уделяется этнической и политической

28 Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоановны. Война России с Турцией в 1736—1739 гг. Т.2. СПб., 1906- Он же. Военное искусство и состояние русской армии при ближайших преемниках Петра Великого. Война с Турцией в 1736—1739 гг. // История русской армии от зарождения Руси до войны 1812 г. СПб., 2003.

29 Пашков Ф. Ф. Шагин-Гирей последний крымский хан. (Исторический очерк). Киев, 1886- он же. Архивные данные о бейликах в Крымском ханстве. // Отдельное издание трудов 6-го Археологического съезда в Одессе в 1884 г. Т.4. Одесса, 1889- он же. Исторический очерк крымскотатарского землевладения. Ч.П. // ИТУАК. № 23. Симферополь, 1895.

30 Смирнов В. Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты в XVIII столетии. Одесса, 1889. истории ногайцев, адыгов, некрасовских казаков и других этнических групп населения Северо-Восточного Причерноморья, находившихся в вассально-союзнических отношениях с Крымом и Портой. В. Д. Смирновым, впервые в отечественной истории, была дана новая трактовка проблемы легитимности османского присутствия на Северо-Западном Кавказе (в землях левобережной Кубани). По мнению историка, Порта, в 70-х гг. XVIII в. нарушив территориальный суверенитет Крыма над землями левобережной Кубани, аннексировала эти владения у державы Гиреев. Оценки В. Д. Смирнова, относительно данной проблемы, дополнялись источниками собранными и опубликованными двумя годами ранее Н. Ф. Дубровиным в материалах по

31 истории присоединения Крыма к России. В целом, В. Д. Смирнов стал основоположником целого направления отечественной тюркологии, признававшего вассальную зависимость Крыма от Порты. Вслед за В.Д.

32

Смирновым эту точку зрения поддерживали А. Крымский, М. М. Богословский, И. Б. Греков, В. А. Артамонов и др.

Под влиянием роста пристального интереса к истории Крыма, Причерноморья, Кавказа и Закавказья, обусловленного как внутри- и внешнеполитическим причинами, так и потребностями продолжения научного изучения самих регионов, в отечественной историографии этого периода можно выделить две новых тенденции. Во-первых, набирает силу исследовательское направление, объединяющее специалистов в области исторической урбанистики, раскрывающей малоизвестные аспекты прошлого отдельных городов и регионов Северо-Восточного Причерноморья, являвшихся некогда военно-административными и торговыми центрами Крыма, Османской и Российской империй33.

31 Дубровин Н. Ф. Присоединение Крыма к России. Рескрипты, письма, реляции и донесения. Т.З. 1779−1780 гг, Т.2. 1778 г. СПб., 1887. С. 144, 193, 203.

32 Крымский А. История Турции и ее литературы от расцвета до начала упадка. Т.2. М., 1910.

33 Легкий Р. Портовый город Анапа. Екатеринодар, 1890- Виноградов В. К. Феодосия. (Исторический очерк). 3-е изд. Феодосия, 1916- Справочник и путеводитель по Черноморской губернии. 4.2. Новороссийск, 1907- Веселовский Н. И. Военно-исторический очерк города Анапы. Пг., 1914.

20

Во-вторых, формируется плеяда профессиональных исследователей-регионоведов, специалистов в области изучения военно-политической истории Кавказа и всего Восточного Причерноморья. К числу таковых, безусловно относятся Е. Д. Фелицын, П. П. Короленко, Ф. А. Щербина, С. Эсадзе, Е. П. Савельев, П. Н. Краснов и другие, чья компетенция позволяла создавать работы, освещающие историю интеграции различных областей Северо-Восточного Причерноморья (Придонья, Приазовья, Кубани, Черноморского побережья Кавказа) в состав Российского государства, что априорно было бы невозможно без обращения к периоду крымско-османо-российского противоборства. Так, проблематика связанная с крымско-османским присутствием в регионе нашла свое отражение и в работах Е.Д. Фелицына34, который рассматривал административное и политическое устройство османских владений в Приазовье и на Северо-Западном Кавказе в первой половине XVIII в. Автор пытался определить зоны размежевания владений Порты и Крыма в регионе. Ссылаясь на сведения, оставленные французским консулом в Крыму Ш. Пейсонелем, Е. Д. Фелицын дает краткий абрис торговли в Восточной части Черного моря. Особый интерес представляют материалы о пунктах османского присутствия на побережье Западного Кавказа с подробным описанием их статуса, состава населения и роли в международной торговле. Проблема взаимоотношений первых кубанских казаков с Крымским ханством и Османской империей рассматривалась в работе П. П. Короленко & laquo-Некрасовские казаки& raquo-. Опираясь на широкий круг разнообразных источников, автор реконструирует географию расселения беглых казаков-староверов и некрасовцев на Кубани, анализирует

34 Фелицын Е. Д. Западно-Кавказские горцы и ногайцы в XVIII столетии, по Пейсонелю. Материалы для истории Западно-Кавказских горцев // Кубанский сборник. Т. П. Екатеринодар, 1891- он же. Некоторые сведения о средневековых генуэзских поселениях в Крыму и Кубанской области с картами Х1У-ХУ столетий // Кубанский сборник. Т. У. Екатеринодар, 1899- он же. Князь Сефер-бей Зан. Политический деятель и поборник независимости черкесского народа // Кубанский сборник. Т.Х. 1904. Екатеринодар, 1903- он же. Материалы для истории Северного Кавказа 1787−1792 годы. // Черкесы и другие народы Северо-Западного Кавказа в период правления императрицы Екатерины И 1787−1791 гг. Т. IV. Нальчик, 2004.

35 Короленко П. П. Некрасовские казаки. Исторический очерк, составленный по печатным и архивным источникам // Известия Общества любителей изучения Кубанской области. Выпуск II. Екатеринодар, 1900. роль & laquo-воровских»- казаков во внутриполитической жизни Крымского ханства. Развивая обозначенную В. Д. Смирновым проблему о характере сложных взаимоотношений некрасовцев с населением Западного Кавказа, П. П. Короленко, отмечает крайне враждебное отношение адыгов, ногайцев и других обитателей Кубани к своим новым соседям. Столь неприязненное отношение & laquo-горцев и татар& raquo- к новым подданным Крымского хана исследователь объясняет слабой подчиненностью населения Прикубанья власти крымских Гиреев. Пристальный интерес П. П. Короленко к социально-политической истории населения бассейна реки Кубани нашел свое отражение в очерках, посвященных атаманам кубанского казачества, двухсотлетию Кубанского

Л /Г казачьего Войска и др. Более подробно проблематика османского присутствия в Северо-Восточном Причерноморье освещена в первом томе труда Ф. А. Щербины & laquo-История Кубанского Казачьего войска& raquo-. Более описательный

3 8 характер носит работа С. Эсадзе, которая содержит в себе сжатое изложение военно-политических мероприятий, предпринимавшихся Россией с целью подорвать османское влияние на Северо-Западном Кавказе.

Историю казачества Дона, в контексте развития регионов нижнего течения реки и Восточного Приазовья, с разной степенью профессионализма, рассматривали П. Н. Краснов, Е. П. Савельев и др. В работах этих авторов, равно как и среди кубанских историков, помимо фактических неточностей в описании событий османо-российских войн, прослеживается борьба двух противоположных тенденций — & laquo-державной»- и & laquo-самостийной»-. Так, признавая прогрессивный характер включения регионов Северо-Восточного

36 Короленко П. П. Двухсотлетие Кубанского казачьего войска (1696−1896). Исторический очерк. Екатеринодар, 1896- он же. Головатый кошевой атаман Черноморского казачьего войска // Кубанский сборник. Т. XI. Екатеринодар, 1904- он же. К биографии генерал-майора Безкровного // Кубанский сборник. Т. Х1. Екатеринодар, 1904- он же. Записки по истории Северо-Восточного побережья Черного моря. // Записки Императорского Одесского общества истории и древностей. Т. XXIX. Одесса, 1911.

37 Щербина Ф. А. История Кубанского казачьего войска. В 2-х т. Екатеринодар, 1910.

38 Эсадзе С. Покорение Западного Кавказа и окончание кавказской войны. Исторический очерк кавказско-горской войны в Закубанском крае и Черноморском побережье. Майкоп, 1993.

39 Краснов П. Н. История войска донского. Картины былого Тихого Дона. М., 2007- Савельев Е. П. История Дона и Донского казачества. Ч. З. Новочеркасск, 1918- он же. Древняя история казачества. М., 2005.

Причерноморья в состав России, авторы склонны акцентировать чрезмерное внимание на боевых заслугах казачества как доминирующей военной силы в регионе, превозносить достоинства атаманов и старшинской верхушки, упрощать, а порой вульгаризировать, многие социальные, внутри- и внешнеполитические процессы.

Оценивая зарубежные сочинения XVIII — XIX вв. многие из которых, как отмечалось ранее, были написаны их авторами в период нахождения на русской службе или во время пребывания в России, а впоследствии издавались в Европе, особенно следует выделить мемуары П. Гордона, труд Ю. Клапрота, сочинения А. Дебидура, А. Г. Брикнера и С. Лэн-Пула40. В этих произведения дается объективная, или как минимум нейтральная оценка событий и процессов связанных с историей Азовских походов 1695−96 гг., прорывом России в петровскую эпоху на Юг, конфликтными, мирными, а порой даже союзническими отношениям Российской и Османской империй в СевероВосточном Причерноморье, проблематикой раздела Крымского ханства и ролью Причерноморских регионов в решении восточного вопроса. Многие материалы этого периода, созданные А. Мотрэ, Д. де Монперэ, Т. де Мариньи, Э. Спенсером, Джевдет-пашой и другими авторами, ввиду ценности их содержания, мемуарного характера изложения материала и определенного субъективизма оценок описываемых событий рассматриваются нами в разделе опубликованных источников. В целом, необходимо отметить описательный характер этих произведений, с полным игнорированием детального рассмотрения каких либо политических аспектов османского, либо российского присутствия в областях Северо-Восточного Причерноморья и Кавказа. Основное внимание этих авторов, с интересом отмечавших азиатские черты в своеобразном укладе

40 Gordon Patrick. Tagebuch wahrend seiner Kriegsdienste unter den Schweden und Polen vom Jahre 1655 bis 1661, und seines Aufenthaltes in Russland vom Jahre 1661 bis 1699, veroffentlicht durch Furst M.A. Obolenski und M.C. Posselt / Patrick Gordon- M.A. Obolenski und M.C. Posselt. Moskau- St. Petersburg, 1849−1852- Klaproth J. Voyage au Mont Caucase et en Georgie. Paris, 1823- Дебидур А. Дипломатическая история Европы 1814−1876. T.I. (Пер. с фр.) Ростов-на/Д., 1995- Брикнер А. Г. История Петра Великого. М., 2002- Стенли Лэн-Пуль. Мусульманские династии. (Пер. с англ. Бартольд В.В.). М., 2004. жизни обитателей окраинной периферии Российской и Османской империй, было обращено на изучение торгового потенциала региона, рассмотрение этнического состава населения Восточного Приазовья и Северо-Западного Кавказа.

В рассмотренный период, историография темы пополнилась огромным объемом работ с разнообразным, по своему фактическому материалу, содержанием, что на современном этапе позволяет оценивать работы П. Г. Буткова, Н. Ф. Дубровина, В. А. Потто, П. П. Короленко и многих других авторов, в качестве своеобразных источников по целому ряду актуальных вопросов кавказоведения, тюркологии и ориенталистики в целом. Кроме того, многие исследования содержат в себе ссылки на архивные материалы, мемуары и свидетельства участников так называемой Кавказской и османо-российских войн, чья исключительная ценность заключена в том, что многие источники, включая архивные, безвозвратно утеряны и до наших дней дошли исключительно в работах дореволюционных исследователей.

В период становления советской исторической науки многие оценки и суждения дореволюционных исследователей подвергались серьезной критике, однако проблематика османского присутствия в Северо-Восточном Причерноморье, инкорпорации областей Причерноморья в имперское пространство ведущих держав региона, кризис крымско-османской системы вассалитета в Северо-Восточном Причерноморье в контексте обострения восточного вопроса и раздела Крымского ханства, по прежнему, не являлись предметом специальных исследований. Вместе с тем нельзя не отметить некоторую преемственность в изданиях этого периода с опубликованными до революции материалами. Так, в 1927 году в Краснодаре выходят в свет работы, посвященные исследованию торговли на черкесо-абхазском берегу Черного моря в 1750 — 1762 гг., историко-этнографические статьи под авторством Л. Я. Люлье, объединенные общим названием & laquo-Черкессия»-, материалы И. Дубровина & laquo-Черкесы (Адыге)& raquo-, сочинение А. Фонвиля & laquo-Последний год войны Черкессии за независимость 1863−1864 г. (Из записок участника иностранца)& raquo- и др. Эти материалы, издавались Обществом изучения Адыгейской автономной области и содержали сведения по истории Западного Кавказа, опубликованные до революции за рубежом, либо известными кубанскими публицистами и кавказоведами41. И хотя эти работы издавались с купюрами и досадными опечатками, не исправленными и при последующих переизданиях, они и сейчас представляют собой интерес для изучения этнографии, истории торговых и политических взаимоотношений западнокавказских горцев с Крымом, европейскими государствами, Российской и Османской империями.

До идеологического посыла о необходимости централизации общественных наук, историография 20-х годов носила условно репродуктивный характер, направленный на переиздание и критическое переосмысление работ дореволюционных исследователей в духе идеологических установок того времени о Российской империи как о & laquo-тюрьме народов& raquo- и олицетворении & laquo-абсолютного зла& raquo-. Ярким примером тому, является объемный сборник статей М. Н. Покровского & laquo-Дипломатия и войны царской России в XIX столетии& raquo-42, содержание которого во многом было признано устаревшим самим автором и частично дезавуировано в послесловном покаянии к читателю. Примечательно, что исследователи, оценивающие большой вклад М. Н. Покровского, как критика имперско-колонизаторского прошлого и поборника идей прогрессивности «национально-освободительного» движения горцев, обильно цитирующие фрагменты этого сборника43, должны задуматься над тем, что & laquo-вульгаризация»- истории, как и творчество & laquo-на злобу дня& raquo- или в угоду политической конъюнктуре, всегда чревато переоценкой сделанного. Автор, в целом, верно, улавливает причинно-следственные связи активизации кавказской политики России, однако субъективно однобоко характеризует ее

41 Дубровин И. Черкесы (Адыге). Вып.1. Краснодар, 1927- Фонвиль А. Последний год войны Черкессии за независимость 1863−1864 г. (Из записок участника иностранца). Материалы для истории черкесского народа. Вып.5. Краснодар, 1927.

42 Покровский М. Н. Дипломатия и войны царской России в XIX столетии. М., 1923.

43 Пикман A.M. О борьбе кавказских горцев с царскими колонизаторами // Вопросы истории. № 3. М., 1956. мотивацию, руководствуясь всем чем угодно, включая, якобы задетое имперское самолюбие и & laquo-честь мундира& raquo- российских военачальников. & laquo-Персидские — отмечает М. Н. Покровский — и лишь отчасти турецкие — войны определили, таким образом, не только объективно Кавказскую войну, но и субъективно: они объясняют нам ее психологию& raquo-44. Еще дальше в игнорировании целостности кавказского пространства для системы международных отношений XVIII — XIX вв., как во внутренней так и внешней политики держав Запада и Востока, пошел автор в оценке специфики восточного вопроса, не задумываясь о его генезисе. & laquo-Если в Европе в первые десятилетия XIX века — писал автор — восточный вопрос представлялся, главным образом, как вопрос турецкий, то в Азии это был, почти исключительно, вопрос персидский& raquo-45.

Наиболее фундаментальным исследованием, завершенным в этот период времени, был многотомный труд М. М. Богословского & laquo-Петр I. Материалы для биографии& raquo-46. Автор детально, с опорой на широкий круг источников, характеризует политику России, направленную на прорыв к южным морям, описывает события Азовских походов, освоение Приазовья, напряженную ситуацию, складывавшуюся в зоне крымско-османо-российского приграничья. Особое внимание в работе уделено перипетиям политико-дипломатического соперничества России и Порты в Северо-Восточном Причерноморье, истории заключения и анализу условий Карловицкого перимирия 1698−99 гг. и Константинопольского мира 1700 г.

К 40-м — 50-м гг. XX в. как в отечественном кавказоведении, так и в туркологии, возобладало преимущественно негативное отношение к оценке длительных и объективно разноплановых взаимоотношений Османской империи с народами Северо-Восточного Причерноморья и Кавказа в целом. Среди наиболее важных работ этого периода необходимо отметить исследо

44 Покровский М. Н. Дипломатия и войны царской России. С. 180.

45 Там же. С. 179.

46 Богословский М. М. Петр I. Материалы для биографии: в 5 т. М., 2007.

26 вания Т. К. Крыловой, А. Ф. Миллера, A.B. Фадеев, Е. И. Дружининой, О. П. Марковой, H.A. Смирнова47. Внимание к локальным событиям османо-российских войн, преобразованиям в армиях воюющих сторон, политико-дипломатическим аспектам борьбы за гегемонию в Северо-Восточном Причерноморье отличает работы П. П. Епифанова, Е. В. Тарле, П. Н. Надинского и др48. К сожалению, исследуя внешнеполитические аспекты темы, многие авторы, не анализируют политическое и хозяйственно-экономическое положение османских и российских владений Восточного Причерноморья, а шаблонно констатируют регрессивное влияние Порты на социально-политическое развитие народов региона, или же, как в работе Б. В. Лунина и Н. И. Потапова & laquo-Азовские походы Петра I (1695−1696 гг.)»-49 почти дословно воспроизводят фрагменты дореволюционного исследования Н. Устрялова & laquo-История царствования Петра Великого& raquo- изданной в 1858 г.

60-е — 80-е гг. XX столетия отмечены всплеском исследовательского интереса к истории Кавказа, что было обусловлено становлением ВУЗов, НИИ и перспективных научно-исторических школ в северокавказских автономных и закавказских союзных республиках, что способствовало регионализации истории. В этой связи проблематика крымско-османо-российских взаимоотношений все чаще звучит не только в исследованиях, посвященных противоборству & laquo-великих держав& raquo- за обладание Причерноморьем и Кавказом, но и в работах освещающих место и роль кавказских народов в истории международных отношений XVII — XIX вв50. В этот период в ряде научных

47 Крылова Т. К. Русско-турецкие отношения во время Северной войны // Исторические записки. Т. 10. М., 1941- Миллер А. Ф. Мустафа-паша Байрактар. М., 1947- он же. Краткая история Турции. М., 1948- Фадеев A.B. Бухарестский мир 1812 года и вопрос о кавказских границах // Ученые записки историко-филологического факультета. Харьков, 1952- Дружинина Е. И. Кючук-Кайнарджийский мир 1774 года (его подготовка и заключение). М., 1955- Маркова О. П. О происхождении так называемого Греческого проекта // История СССР. № 4. М., 1958- Смирнов H.A. Политика России на Кавказе в XVI—XIX вв.еках. М., 1958.

48 Епифанов П. П. К вопросу о военной реформе Петра Великого. // Вопросы истории. № 1. М., 1945- Тарле Е. В. Чесменский бой и первая русская экспедиция в Архипелаг. 1769−1774. M. -JL, 1945- Надинский П. Н. Очерки по истории Крыма. Ч. 1. Симферополь, 1951.

49 Лунин Б. В., Потапов Н. И. Азовские походы Петра I (1695−1696 гг.). Ростов-на-Дону, 1940.

50 Силин A.C. Восточный вопрос // Советская историческая энциклопедия. Т.З. М., 1963- Маркова О. П. Россия, Закавказье и международные отношения в XVIII веке. М., 1966- История стран Азии и

27 статей впервые стали рассматриваться торгово-хозяйственные взаимоотношения османских и российских провинций Северо-Восточного Причерноморья с регионами Юго-Восточной Европы и Средиземноморья51. Особое внимание, как и прежде, уделялось изучению боевых действий, однако многообразие подходов к хронологии войн и отсутствие целостности в оценке характеристик военно-политического соперничества России, Порты и Крыма в Северо-Восточном Причерноморье по-прежнему рассматривалось обособленно от внешнеполитических, этно-конфессиональных и хозяйственных предпосылок52. В 1972 году вышла в свет монография А. Ляхова & laquo-Русская л армия и флот в войне с Оттоманской Турцией в 1828—1829 годах& raquo-, в которой автор не только, пусть и в общих чертах, касается некоторых эпизодов османо-российской войны на западно-кавказском театре военных действий, но и дает подробный историографический анализ ранее опубликованных работ по истории военно-политического соперничества России и Порты в начале XIX в.

Усиление крымско-османской экспансии в Северо-Восточном Причерноморье выражалось не только в частых набегах на непокорных обитателей региона, но и в попытках Гиреев и османских властей установить тесные связи с адыгской и ногайской элитами. Основанные на кровном родстве и общности внешнеполитических целей, эти связи на протяжении ХУН-ХУШ столетий трансформировались в своеобразную систему вассально-союзнических отношений, которая в тот период с разной степенью основательности охватывала все население Северо-Восточного Причерноморья

Африки с середины XVII до последней четверти XIX в. М., 1971- Ибрагимбейли Х. М. Кавказ в Крымской войне 1853−1856 гг. и международные отношения. М., 1971- Некрасов Г. А. Роль России в европейской международной политике (1725−1739). М., 1976.

51 Барановский Б. Кавказ и Польша в XVII в. // Россия, Польша и Причерноморье в XV — XVIII вв. М., Наука, 1979- Комисаренко А. И., Шаркова И. С. Документы об установлении прямых русско-итальянских торговых связей в середине XVIII в. // Советские Архивы. — 1972, № 2.

52 Шульман Е. Б. Русско-турецкая война 1735−1739 гг. и политические связи Молдавии и Валахии с Россией. Автореф. дисс. канд. ист. наук. М., 1963- он же. О позиции России в конфликте с Турцией в 1735—1736 гг. // Балканский исторический сборник. Т. З. Кишинев, 1973- Зоткин Н. Ф., Любчиков М. А., Болгари П. П., Ляхович A.A., Медведев П. Н., Корниенко Д. И. Краснознаменный Черноморский флот. М., 1979- Мещеряков Г. П. Русско-турецкие войны 17−19 вв. /Советская историческая энциклопедия. Т. 12. М., 1963.

53 Ляхов В. А. Русская армия и флот в войне с Оттоманской Турцией в 1828—1829 годах. Ярославль, 1972. и земли Северного Кавказа54. Специфика российской политики в ходе освоения Степного Предкавказья, в контексте военно-политических, миграционно-переселенческих и хозяйственных процессов, рассматриваемых без отрыва от анализа ситуации складывавшейся в других регионах Северо-Восточного Причерноморья, отражалась в авторских и коллективных работах 70-х гг. прошлого столетия55.

Проблематика крымско-османских взаимоотношений в XVII — XVIII вв. рассматривалась в этот период в контексте полемики вокруг вопроса о характере и степени подчиненности Крыма политико-дипломатическому влиянию Порты. Вслед за известным тюркологом В. Д. Смирновым, большинство отечественных историков рассматривали Крымское ханство в качестве послушного вассала Порты, чьи причерноморские амбиции контролировались султанами дома Османов, превративших Гиреев в орудие своей политики56. Другая точка зрения, отстаиваемая с конца 40-х гг. A.A.

57

Новосельским, отмечала несовпадение политических целей Порты и Крыма на Юго-Востоке Европы. В этой связи, набеговая активность Крымского ханства рассматривалась историком не столько как экспансия, сколько военные походы, призванные решить скорее хозяйственные задачи, связанные с получением & laquo-ренты»- за счет соседей.

54 Фадеев A.B. Возникновение мюридистского движения на Кавказе и его социальные корни. // История СССР. № 5. М., 1960- Кушева E.H. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией (вторая половина XVI — 30-е годы XVII в.) М, 1963- Насоева Е. К. К вопросу о политическом положении Кабарды в составе России // Ученые записки. КБГУ. Нальчик, 1968. Вып. 40- Волкова Н. Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII — начале XX века. М., 1974- Виноградов В. Б., Магомадова Т. С. Первая русская карта Северного Кавказа. // Вопросы истории. М., 1976. № 6.

55 Чернов Ю. И. Азовские походы 1695−1696. // Советская Военная Энциклопедия. T.l. М., 1976- Дон и степное Предкавказье XVIII — первая половина XIX. 4.1. Заселение и хозяйство. Ростов-на/Д. 1977- 4.2. Социальные отношения, управление, классовая борьба. Ростов-на/Д. 1977- Черепнин JI.B. Собор 1642 г. по вопросу об Азове. // Россия, Польша и Причерноморье в XV — XVIII вв. М., 1979.

56 Греков И. Б. К вопросу о характере политического сотрудничества Османской империи и Крымского ханства. // Россия, Польша и Причерноморье в XV — XVIII вв. М., 1979- Кузнецов А. Б. Россия и политика Крыма в Восточной Европе в первой трети XVI в. // Россия, Польша и Причерноморье в XV — XVIII вв. М., 1979- Санин Г. А. Русско-польские отношения 1667−1672 гг. и крымско-турецкая политика в Восточной Европе. // Россия, Польша и Причерноморье в XV — XVIII вв. М., 1979.

57 Новосельский A.A. Борьба Московского государства с татарами. М., 1948.

29

Многие проблемы ориенталистики и кавказоведения рассматривались и в научной литературе 80-х гг. XX в. Наиболее яркой работой начала этого

58 периода является статья Ю. Е. Ивонина, в которой затрагивается весьма актуальный для анализа османской и российской политики в Северо-Восточном Причерноморье экономический аспект, основанный на характеристике капитуляционных обязательств Порты перед государствами Европы, что дает нам возможность спроецировать международную систему капитуляций на условия Кючук-Кайнарджийского мира заключенного в 1774 г. По мнению большинства исследователей этого периода, противоречия в осмыслении механизмов крымской политики в отношении России, Османской империи и регионов Кавказа требовали комплексного подхода в своем изучении, отхода от поляризации мнений и поиска компромисса на основе синтеза концепции В. Д. Смирнова, И. Б. Грекова и др. с идеями A.A. Новосельского59.

Ряд проблем этнического, политического и социально-экономического развития Северо-Восточного Причерноморья в XVIII — XIX вв., включая Северо-Западный Кавказ, исследовались в монографиях и статьях Н. С. Киняпиной, М. М. Блиева, В. В. Дегоева, Н.А. Сотавова60. Внешнеполитические аспекты османо-российского противоборства в Крыму, устье Дона, Восточном Приазовье, Прикубанье, на Тамани и побережье Западного Кавказа, рассматривались P.A. Михневой, H.H. Молчановым, A.B. Витолом в контексте все более ослабевающего влияния Крыма и усиления позиций европейских держав в Восточном Причерноморье61. Более акцентированным вниманием к

58 Ивонин Ю. Е. Западная Европа и Османская империя во второй половине XV — XVI в. // Вопросы истории. 1982. № 4.

59 Артамонов В. А. О русско-крымских отношениях конца XVII- начала XVIII вв. // Общественно-политическое развитие феодальной России. Сборник статей. М., 1985- Усманов М. А. К истории джучидо-османской дипломатической документации. // Советское востоковедение. Проблемы и перспективы. М., 1988.

60 Киняпина Н. С. Административная политика царизма на Кавказе и в Средней Азии в XIX в. // Вопросы истории. № 4. 1983- Киняпина Н. С., Блиев М. М., Дегоев В. В. Кавказ и Средняя Азия во внешней политики России. М., 1984- Сотавов H.A. Северный Кавказ в русско-иранских и русско-турецких отношениях (1725−1745 гг.) // Вопросы истории, 1989. № 8.

61 Михнева P.A. Россия и Османская империя в международных отношениях в середине XVIII в. (1739−1756). М., 1985- Молчанов H.H. Дипломатия Петра Первого. М., 1984- Витол A.B. Османская

30 оценке участия горских народов в османо-российских войнах, вовлекавшихся в боевые действия, как на стороне Порты, так и России, отличаются

62 исследования В. Б. Вилинбахова, Л. Р. Габоевой, А. Х. Касумова. Экономические, политические и административно-территориальные мероприятия османов по упрочению своего влияния в Северо-Восточном Причерноморье явились объектом исследования целого ряда специалистов в области провинциального устройства, религии и идеологии Османской империи, вопросах взаимоотношений номадов степного Предкавказья с ведущими державами региона63.

Период конца 80-х гг. XX в. связан с попытками на фоне приближающегося распада союзного государства сохранить исторические корни многонационального содружества народов Кавказа64. Для этих работ характерно критически настороженное отношение к сущности так называемых народно-освободительных движений кавказских горцев, чей революционно-экстримистский, антироссийский по духу запал ни в 90-х гг. XX в., ни в XVIII—XIX вв., не обходился без стимулирующего воздействия из вне. На поляризацию мнений в науке, безусловно, повлиял и распад СССР, реанимировав и обострив старые обиды и взаимные претензии кавказских этносов к России, а потом и друг к другу.

Вместе с тем, в работах некоторых & laquo-прозревших»- кавказоведов, раскрепостившихся от якобы ранее довлевших над ними идеологем историкоимперия и международные отношения в 1718—1735 гг. М., 1987- он же. Османская империя начало XVIII в. М., 1987.

62 Вилинбахов В. Б. Из истории русско-кабардинского боевого содружества. Нальчик, 1982- Габоева Л. Р. К вопросу о политическом развитии Северного Кавказа накануне и в период русско-иранской и русско-турецкой войн начала XIX века // Вопросы историко-культурных связей на Северном Кавказе (Сборник научных трудов). Орджоникидзе, 1985- Касумов А. Х. Северо-Западный Кавказ в русско-турецких войнах и международные отношения XIX века. Ростов — на /Д. 1989.

63 Королев В. Н. Азакский санджак (вторая половина XVI первая треть XVII в.) // Итоги исследований азово-донецкой экспедиции в 1986 году. (Тезисы докладов к областному семинару). Азов, 1987- Кочекаев Б. А. -Б. Ногайско-русские отношения в XV—XVIII вв. Алма-Ата, 1988- Фадеева И. Л. Официальные доктрины в идеологии Османской империи. М., 1985- Шеремет В. И. Внешнеэкономические отношения и внешняя торговля Османской империи в конце XVIII — первой половине XIX в. // Внешнеэкономические связи Османской империи в новое время (конец XVIII -начало XX в.). М., 1989.

64 История народов Северного Кавказа (Конец XVIII в. — 1917 г.) / Под ред. А. Л. Нарочницкого М., 1988- Русско-дагестанские отношения в XVIII-нaчaлe XIX в. / Под ред. В. Г. Гаджиева М., 1988.

31 культурного единства народов Кавказа с Россией, усилились националистические, антироссийские взгляды.

В 90-х годах прошлого и первом десятилетии XX вв. появляется большое число регионоведческих изданий, где с разной степенью объективности, рассматривались различные проблемы, связанные с длительным пребыванием различных областей Северо-Восточного Причерноморья в орбите османского и российского влияния. Среди исследователей опубликовавших свои работы в сборниках научных трудов начала 90-х гг., необходимо отметить статьи и тезисы докладов В. Н. Королева, JIM. Хакуловой, H.A. Сотавова, Л. Б. Перепечаевой, С. Т. Чамоковой и др65. Характеризуя османское влияние на Западном Кавказе в первой половине XIX в. А. Д. Панеш высказывает весьма оригинальные суждения по вопросу о распространении ислама в среде западных адыгов и адыго-османских торговых связях в XIX в66. Большой интерес вызывает и работа И. В. Борисенко & laquo-Очерки исторической географии Калмыкии& raquo-. Автор не только рассматривает события первой половины XVIII в., связанные с неоднократными рейдами российско-кабардино-калмыцких отрядов в пределы османских владений на Западном Кавказе, но и анализирует влияние калмыцкого фактора на внутриполитическую ситуацию в СевероВосточном Причерноморье. К числу исследований, в которых большое внимание уделено проблематике кризисных явлений в системе крымско-османского вассалитета, сложным взаимоотношениям России и Порты как

65 Королев В. Н. Черкесские элементы в донском казачестве (XVI-XVII вв.) // Россия и Северный Кавказ (Проблемы историко-культурного единства). Грозный, 1990- Хакулова J1.M. О периодизации русско-кабардинских отношений в 60−90-х гг. XVIII //Россия и Северный Кавказ (Проблемы историко-культурного единства). Грозный, 1990- Сотавов H.A. Северный Кавказ в русско-иранских и русско-турецких отношениях XVIII в. От Константинопольского договора до Кючук-Кайнаджирского мира: 1700−1774 гг. М., 1991- Перепечаева Л. Б. Новозавоеванная крепость Азов (1696−1700 гг.). // Очерки истории Азова. Вып.1. Азов, 1992- Чамокова С. Т. К вопросу о распространении христианства среди адыгов // Сборник статей молодых ученых и аспирантов. Майкоп, 1993.

66 Панеш А. Д. Идеология мюридизма и борьба адыгов за независимость в первой половине XIX века. // Информационно-аналитический вестник. Выпуск 3. Майкоп, 2000- он же. Мюридизм и борьба адыгов Северо-Западного Кавказа за независимость (1829−1864 гг.). Майкоп, 2006- он же. Западная Черкесия в системе взаимодействия России с Турцией, Англией и имаматом Шамиля в XIX в. (до 1864 г.) Майкоп, 2007.

67 Борисенко И. В. Очерки исторической географии Калмыкии. Дореволюционный период. Элиста, 1991. между собой, так и с горским населением региона, проблемам этногенеза части черкесских и абазинских племен, необходимо отнести статьи и монографии А.

68

Керашева, Ш. А. Гапурова, Я. А. Гордина, З. А. Цеевой и др. Вместе с тем, наряду с конструктивными идеями об очевидности взаимопроникновения культур в полиэтничной среде региона, часть национальных авторов субъективно оценивает проблему набеговой активности горцев, рассуждает о легитимности суверенных прав Кабарды на владение бесленеевскими землями по течению рек Урупа и Кубани, & laquo-ищет»- границы Черкесии ХУ-ХУШ вв. на карте Северного Кавказа и т. д.

Признание закономерности определенного влияния фактора османского и российского влияния на политическую, социально-экономическую и этно-конфессиональную ситуацию в Северо-Восточном Причерноморье, не только нашло свое отражение в специальной литературе, но и способствовало выработке более объективных подходов к рассмотрению османского периода в краеведческих пособиях по истории Северо-Западного Кавказа XVIII — первой

68 Гапуров Ш. А., Евлоев Т. А. Движение горцев под руководством шейха Мансура и русско-турецкие отношения в конце XVIII в. // Шейх Мансур и освободительная борьба народов Северного Кавказа в последней трети XVIII века. Грозный, 1992- Гугов Р. Х. Кабарда и Балкария в XVIII веке и их взаимоотношения с Россией. Нальчик, 1999- Кажаров В. Х. Традиционные общественные институты кабардинцев и их кризис в конце XVIII — первой половине XIX в. // Сборник статей молодых ученых и аспирантов. Майкоп, 1993- Керашев А. Политическая деятельность князя Сефер-Бея Заноко в годы Кавказской войны. // Россия и Черкесия в (вторая половина XVIII — XIX вв.). Майкоп, 1995- Мамбетов Г. Х. 1557 год — присоединение или военно-политический союз? // Сборник статей молодых ученых и аспирантов. Майкоп, 1993- Сивер A.B. Некоторые этнические особенности черноморских шапсугов. // Археология и этнография Северного Кавказа. (Сборник научных трудов). Краснодар, 1998- Беджанов М. Б. Россия и Северный Кавказ: межнациональные отношения на пороге XXI века. Майкоп, 2002- Гапуров Ш. А. К вопросу о & laquo-набеговой системе горцев& raquo- // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. № 4. 2003- Гапуров Ш. А., Абдурахманов Д. Б., Израйилов A.M. Дагестан в кавказской политике России в первой четверти XIX в. Нальчик, 2008- Гордин Я. А. & laquo-Страшно и грустно выразить мысль об утрате Кавказа. »- // Звезда. 2002. № 4- Кавказская война: народно-освободительная борьба горцев Северного Кавказа в 20−60-х гг. XIX в. Махачкала, 2006- Кажаров В. Х. Столкновение цивилизаций и первые поражения Кабарды в 60−90-х годах XVIII века // Исторический вестник. IV выпуск Нальчик, 2006- Степко JI.A. Мотивы текстов надвратных плит турецких крепостей. // Аргонавт. Черноморский исторический журнал. № 2 (3) май-август. Новороссийск, 2006- Цеева З. А. Распространение и утверждение ислама среди адыгов в XVI—XVIII вв. // Информационно-аналитический вестник. Вып.8. Майкоп, 2004- она же. Черкесия на карте Северного Кавказа в XV—XVIII вв. // Информационно-аналитический вестник. Выпуск 6, 7. Майкоп, 2003- она же. Этнокультурные связи черкесской и татарской элит в XV—XVIII вв. // Информационно-аналитический вестник. Вып.8. Майкоп, 2004- Чич Б. П. Заимствования & laquo-Юг — Север& raquo- в контексте этнокультурной истории адыгов // Информационно-аналитический вестник. Выпуск 3. Майкоп, 2000.

33 трети XIX вв69. Одним из первых на данную проблему обратил внимание В. Б. Виноградов, отметивший, что: & laquo-Стоит принципиально определиться в важном вопросе оценки длительных адыго-крымско-турецких отношений. Полагаю, что неуместно и нельзя подавать их только с отрицательным знаком (как это традиционно давалось прежде, в том числе и повсеместно в наших пособиях). Здесь нужны новые, объективные подходы, которые во многом еще предстоит наработать& raquo-70.

В этой связи необходимо отметить ряд разработок по кавказоведению, в которых В. Б. Виноградовым и учениками его школы, основательно прорабатываются многие аспекты османо-крымско-российского противостояния в Северо-Восточном Причерноморье в XVII — первой трети XIX в., рассматриваются механизмы включения регионов Кавказа в систему имперского пространства России71.

69 Виноградов В. Б. Страницы истории Средней Кубани. Армавир, 1993- Феофилактова Т. М. Кубань в период становления и развития феодальных отношений (Ногайцы и западные адыги во второй половине XVIII в.) // По страницам истории Кубани (краеведческие очерки). Краснодар, 1993- Вахрин С. И. Биографии кубанских названий. Краснодар-Армавир, 1995- Кпычников Ю. Ю. Очерки истории прошлого народов Северного Кавказа. Пятигорск, 2004.

70 Виноградов В. Б. Критический обзор дореволюционных разделов краеведческих пособий для учителей и школьников Краснодарского края. Армавир, 1992. С. 7.

71 Клычников Ю. Ю. & laquo-Хищничество»- и & laquo-пленопродавство»- на Северном Кавказе // История и культура народов Северного Кавказа. Сборник научных трудов. Вып.З. Пятигорскск, 2005- он же. Из истории формирования российского Северного Кавказа во второй половине ХУ1-ХУШ веках. Пятигорск, 2008- он же. Особенности политической ситуации на Северном Кавказе при преемниках Петра I (вт. пол 20-х — 50-е годы XVIII в.) // История и культура народов Северного Кавказа. Сборник научных трудов. Вып.9. Пятигорск, 2008- Клычников Ю. Ю., Линец С. И. Северокавказский узел: особенности конфликтного потенциала. (Исторические очерки). / Под. Ред. академика В. Б. Виноградова. Пятигорск, 2006- Клычникова М. В., Клычников Ю. Ю. Вхождение Северного Кавказа в культурное поле России (1777−1864 гг.). Пятигорск, 2006- Виноградов Б. В. & laquo-Союзный и оборонительный& raquo- русско-турецкий договор 1798 г. в прикубанском контексте // Материалы III межвузовской студенческо-аспирантской научной конференции (Аннотации докладов армавирской делегации) Краснодар-Армавир, 1995- он же. Горские набеги в контексте российско-кавказских взаимоотношений периода правления Павла I // Вопросы Северокавказской истории. (Сборник научных статей аспирантов и соискателей). Вып.1. Армавир, 1996- он же. Особенности российско-кабардинских взаимоотношений во второй половине XVIII — начале XIX в. // История и культура народов Северного Кавказа. Сборник научных трудов. Пятигорск, 2007- он же. Очерки этнополитической ситуации на Северном Кавказе в 1783—1786 гг. Краснодар-Армавир, 2004- Приймак Ю. В. К хронологии османского присутствия в Северо-Восточном Причерноморье (конец XV — первая треть XIX в.). Практические опыты исторического регионоведения. Вып. 13. Армавир, 1997- он же. Прообраз & laquo-Великой Черкессии& raquo- в исторической ретроспективе попытки создания протогосударства Бахта-Гирея на Северо-Западном Кавказе 1722−1730 гг. // Российский Северный Кавказ: текущие риски, посягательства и перспективы. Москва-Армавир, 2009- он же. К вопросу о локализации генуэзской колонии Копы (Копарио, Локопа) и крымско-османской крепости Копыл (Капул, Каплу) //

34

В статье А. Д. Панеша указывается на то, что вплоть до первой трети XIX века на Северо-Западном Кавказе мусульманская религия не получила широкого распространения. Причем, по мнению автора, западнокавказские горцы прочно восприняли ислам лишь в 40-е гг. XIX в., да и то исключительно сквозь призму мюридизма. Совсем иной точки зрения придерживаются М.М. Б лиев и В.В. Дегоев72, которые прямо указывают на то, что ислам проник в Черкесию из Турции, как религиозно-обрядовое & laquo-влияние»-. Не склонен недооценивать роль Порты в деле исламизации западнокавказских горцев и А. Х. Бижев, считающий, что для Порты догмы ислама обосновывали правомерность и законность османских притязаний на земли Западного Кавказа, заселенные мусульманами. Автор не только указывает на торгово-хозяйственные мотивы, способствовавшие упрочению ориентации части черкесского дворянства на Порту, но и отмечает, что & laquo-приоритет в торговле на

73

Черноморском побережье имела Турция& raquo-.

В работах А. Ю. Чирга присутствует оценка военно-административной деятельности российских кордонных властей и османских управителей Анапы, характеризуются османо-адыгские политические и торговые отношения XVIII -XIX вв. Говоря о процессе присоединения Крыма к России, автор указывает на то, что в контексте сложившейся ко второй половине XVIII в. политической ситуации в Прикубанье, ослабление Крымского ханства оказало негативное влияние на ход дальнейшего развития региона, породив в русско-османских отношениях т.н. кубанский вопрос74.

Историческое регионоведение — вузу и школе. (Пятая региональная научно-практическая конференция). Славянск-на-Кубани, 1997- Рябиков А. Н. Военно-дипломатический аспект деятельности России на Кавказе в контексте международных отношений в первой трети XIX века. Славянск-на-Кубани, 2008- он же. К проблеме внешне- и внутриполитической обусловленности российской политики на Кавказе в 1774—1829 гг. в контексте современной геополитической ситуации в регионе // Развитие социально-культурной сферы Юга России: материалы региональной научно-практической конференции молодых ученых. Краснодар, 2008.

72 Блиев М. М., Дегоев В. В. Кавказская война. М., 1994.

73 Бижев А. Х. Адыги Северо-Западного Кавказа и кризис восточного вопроса в конце 20-х начале 30-х гг. XIX в. Майкоп, 1994.

74 Чирг А. Черкесия в первой трети XIX в. (1800−1829 гг.). Схватка империй за Черкесию. // Гибель Черкесии. Краснодар, 1994- он же. Черкесы в русско-османских отношениях второй половины XVIII в. // Россия и Черкесия (вторая половина XVIII — XIX вв.). Майкоп, 1995- он же. Политическое

35

Иной точки зрения придерживается Т. М. Феофилактова, по мнению которой до 1783 г. кавказский вопрос занимал положение подчиненное крымскому вопросу, и приобрел самостоятельное значение только после присоединения Крыма к России. Исходя из этого, кубанский вопрос является частью кавказского, и его возникновение Т. М. Феофилактова считает прямым следствием политики Порты направленной на поддержку сепаратистских сил внутри & laquo-независимого»- Крымского ханства75.

В работе Б. М. Джимова османо-адыгские отношения на рубеже XVIII -XIX вв., рассматриваются в контексте внешней политики ведущих европейских держав, причем эти отношения характеризуются как весьма напряженные. При этом, автор справедливо увязывает заключение Кючук-Кайнарджийского мира и утрату османами монополии на торговлю в бассейне Черного моря, с ослаблением военно-политического влияния Порты на землях Северного Кавказа. В этом же ключе, применительно к концу 20-х гг. XIX в., характеризует взаимоотношения османов с горцами и Ф.П. Тройно77.

Вопрос о непростых взаимоотношений казаков-некрасовцев с Крымом и

78

Османской империей поднимается в материалах опубликованных Д. В. Сенем. развитие западноадыгских княжеств в первой трети XIX в. // Информационно-аналитический вестник. Выпуск 6, 7. Майкоп, 2003- он же. Традиционная политическая культура западных адыгов в первой трети XIX века // Культурная жизнь Юга России. Краснодар, 2003. № 2 (4).

75 Феофилактова Т. М. Взаимоотношения России и Турции с народами Кубани // Проблемы историографии и истории Кубани. Краснодар, 1994- она же. Политические отношения России с народами Северо-Западного Кавказа в период подготовки второй русско-турецкой войны II пол. XVIII в. (1783−1787) // Россия и Черкесия в (вторая половина XVIII- XIX вв.). Майкоп, 1995- она же. Западные адыги в русско-турецких отношениях во второй половине XVIII — первой трети XIX в. // Кавказская война. Уроки истории и современность. Краснодар, 1995- она же. Кубань во внешней политике России. Присоединение Правобережной Кубани к Российской империи // Очерки истории Кубани с древнейших времен по 1920 г. / В. Н. Ратушняк [и др. ]- под ред. В. Н. Ратушняка. Краснодар, 1996.

76 Джимов Б. М. Политика ведущих держав и ее отражение в ходе кавказской войны (конец XVIII -первая половина XIX в. // Кавказская война. Уроки истории и современность (Материалы научной конференции). Краснодар, 1995- он же. Антифеодальная борьба кубанских горцев. // Очерки истории Кубани с древнейших времен по 1920 г. /Под ред. В. Н. Ратушняка. Краснодар, 1996.

77 Тройно Ф. П. Кавказская война и судьба горских народов // Кавказская война. Уроки истории и современность. Краснодар, 1995.

78 Сень Д. В. Некоторые вопросы социальной организации кубанского казачества в конце XVII в. -1770-х гг. // Тезисы докладов и сообщений Международной научно-практической конференции, посвященной 150-летию со дня рождения Ф. А. Щербины. Краснодар, 1999- он же. Русско-турецкая война 1768−1774 гг. и переселение казаков-некрасовцев в османскую империю. // Голос минувшего.

Проблема османо-российских отношений на Северном Кавказе в период правления Павла I рассматривается в работах Б. В. Виноградова. Автор отходит от традиционно однобокого освещения проблемы, убедительно доказывая, многомерность процесса российской и османской политики в отношении Восточного Причерноморья и Кавказа.

В работе & laquo-Черноморская береговая линия: сущность и функции& raquo- А. Сохт79, говоря о ситуации сложившейся на Северо-Западном Кавказе в первой половине XIX в., рассматривает политическую историю адыгов этого периода, как цепь событий, неразрывно связанных с активизацией колониально-экспансионистских действий крупнейших европейских держав, осью которых было военно-политическое противоборство России и Порты. Исходя из этого, автор статьи провозглашает правовую несостоятельность Адрианопольского трактата 1829 г. в части территориальных уступок Османской империи в пользу России. Подобные суждения имеют право на существование, но без серьезной аргументации выглядят голословно, на уровне эмоций и заклинаний. Вместе с тем, возвышать объективно отрицательное отношение части горцев к факту перехода земель СевероЗападного Кавказа от Порты к России, до самостоятельной проблемы международных отношений первой трети XIX в., где Черкесия предстает в качестве независимого субъекта этих отношений, не совсем верно.

Целый ряд аспектов непростых османо-российско-адыгских взаимоотношений рассматривается в работах Ш. А. Гапурова, где вполне обоснованно указывается на то, что противодействие горцев российскому, османскому и иранскому давлению, совсем не характеризует равноудаленность

Кубанский исторический журнал. № 1−2. — Краснодар, 2000- он же. Войско Кубанское Игнатово Кавказское: исторические пути казаков-некрасовцев (1708 г. — конец 1920-х гг.). Краснодар, 2002- он же. Казаки Крымского ханства: малоизученные аспекты расселения (конец XVII в. — 1770-е годы) // & laquo-Сборник Русского исторического общества& raquo-. Россия и Крым. Т. 10 (158). М., 2002- он же. Казачество Дона и Северо-Западного Кавказа в конце XVII-XVI1I в.: практики взаимоотношений фронтирных сообществ с мусульманскими государствами Причерноморья (в контексте задач и перспектив изучения международных отношений в регионе) // Кавказ в российской политике: история и современность. Материалы международной научной конференции. Москва, 2007. 79 Сохт А. Черноморская береговая линия: сущность и функции. // Россия и Черкесия (вторая половина XVIII — XIX вв.). Майкоп, 1995. обитателей Северного Кавказа от этих держав, их одинаковое к ним отношение. Однако некоторые утверждения автора весьма спорны. & laquo-Массы горского населения Закубанья, — пишет Ш. А. Гапуров — в отличие от части своих феодалов, отказывались присягать на верность турецкому султану. Однако карательных экспедиций против непокорных черкесских аулов турецкие войска не предпринимали& raquo-80. При этом Ш. А. Гапуров утверждает, что случаи вмешательства Турции во внутренние конфликты на Северном Кавказе, ему неизвестны.

В последнее десятилетие в научный оборот вошло новое исследовательское направление, которое в период своего становления получило наименование & laquo-российскости»-. В контексте этой концепции проблематика, связанная с процессом анализа крымско-османских противоречий в Северо-Восточном Причерноморье, соперничеством Российской и Османской империй в регионе, в широком международно-правовом контексте XVII — XIX вв., представляется важным этапом истории, обусловившим длительностью соперничества Порты с Россией, генерацию последней, многообразных доктрин, форм и методов инкорпорации Приазовья, Крыма, Тамани, Кубани и Черноморского побережья Кавказа в состав российского государства. С другой стороны, весьма очевидно, что успехи России в деле вовлечения регионов Северо-Восточного Причерноморья в состав единой евразийской державы, отчасти объясняются рядом просчетов, которые были допущены Портой в ее причерноморской и кавказской политике. Именно с этой точки зрения, в библиографию данного исследования вошли труды ряда ученых, непосредственно разрабатывающих проблему российскости, среди которых, необходимо отметить работы В. Б. Виноградова, Б. В. Виноградова, C. JI. Дударева, С. А. Головановой, H.H. Великой, В. А. Матвеева и др81.

80 Гапуров Ш. А. Северокавказские горцы, Россия, Османская империя и Иран: некоторые вопросы взаимоотношений в XVI—XIX вв.еках // Кавказская война: спорные вопросы и новые подходы. Тезисы докладов международной научной конференции. Махачкала, 1998. С. 117.

81 Виноградов В. Б. Российскость как основа русско-кавказского совместничества. // Российскость: понятие, содержание, историческая реальность. Армавир: ГУП Армавирское полиграфпредприятие,

38

Проблематика, связанная с исследованием международно-правовых ,

83 84 военно-дипломатических, этно-политических и торгово-хозяйственных процессов конца XVII — первой трети XIX вв. в динамике османо-российского противоборства в Северо-Восточном Причерноморье в контексте кризиса крымско-османской системы вассально-союзнических отношений, генезиса восточного вопроса и интеграции региона в состав Российского государства, нашла свое отражение и в доступных нам исследованиях последних лет.

1999- Виноградов В. Б., Люфт Е. Г., Чарыкова. Ю. Е. Эскизы принципов и практики кавказской & laquo-российскости»-. Москва-Армавир, 2009- Голованова С. А. Граница, & laquo-линия»-, & laquo-пограничная зона& raquo- или & laquo-фронтир»- на Северном Кавказе? // Историческое регионоведение Северного Кавказа — вузу и школе. Вып. 11. (Материалы научно-педагогического семинара) / Под ред. В. Б. Виноградова. Москва-Армавир, 2008- Великая H.H. Российскость как парадигиа изучения российско-кавказского единства // Актуальные и дискуссионные проблемы истории Северного Кавказа. Южнороссийское обозрение № 45. Ростов-на-Дону, 2007- Матвеев В. А. Россия и Северный Кавказ: исторические особенности формирования государственного единства (вторая половина XIX — начало XX в.). Ростов-на-Дону, 2006- он же. Российский универсализм и этничность на Северном Кавказе (вторая половина XIX в. -1917 г.). Ростов-на-Дону, 2008.

82 Гриневский O.A. Прокофий Возницын, или Мир с турками. М., 1992- Сотавов H.A. Северный Кавказ в русско-иранских и русско-турецких отношениях XVIII в. От Константинопольского договора до Кючук-Кайнаджирского мира: 1700−1774 гг. М., 1991- Утко Е. В. Бесльний Абат во внешнеполитических связях Черкесии // Археология и краеведение Кубани. Материалы II межвузовской студенческой научной конференции. Армавир, 1994- Чеучева А. Политика Турции по отношению к Черкесии в период обострения восточного вопроса в конце — 20-х — начале 30-х годов XIX в. // Россия и Черкесия в (вторая половина XVIII- XIX вв.). Майкоп, 1995- она же. Политика Турции по отношению к Черкесии в конце XVIII — начале XIX вв. // Информационно-аналитический вестник. Выпуск 8. Майкоп, 2004- Дегоев В. В. Внешняя политика России и международные системы: 1700−1918 гг. М., 2004- Якубова И. И. Северный Кавказ в международных отношениях в XVIII -первой половине XIX века // Исторический вестник. IV вып. Нальчик, 2006.

83 Соловьев В. А. Суворов на Кубани 1778−1793. 2-е изд. — Краснодар, 1992- Сохт А. Черноморская береговая линия: сущность и функции // Россия и Черкесия (вторая половина XVIII — XIX вв.). Майкоп, 1995- Довгань А. Н. Кубанские эпизоды российско-османской войны 1710−1711 гг. // Археология, этнография и краеведение Кубани. Материалы 14 всероссийской межвузовской конференции. Армавир, 2006- Пылков О. С. Роль российской армии в строительстве дорог на Северном Кавказе // История и культура народов Северного Кавказа. Сборник научных трудов. Вып.З. Пятигорск, 2005- Казаков A.B. Адыги (черкесы) на российской военной службе. Воеводы и офицеры. Середина XVI — начало XX в. Нальчик, 2006- Остахов A.A. Тактика лесного боя у черкесов XVII—XIX вв. // История и культура народов Северного Кавказа. Сборник научных трудов. Вып.9. Пятигорск, 2008- Скиба К. В. Из истории & laquo-Малой Кавказской войны& raquo- на Кубанской Линии. Армавир, 2005- Шишов A.B. Знаменитые иностранцы на службе России. М., 2001.

84 Алиев Б. Г., Умаханов М. -С. К., Иноземцева Е. И. Дагестано-Причерноморские торговые контакты (работорговля) // Международные отношения в бассейне Черного моря в древности и средние века. Ростов-на/Д., 1994- Гудаков В. Об экономическом соперничестве России, Крыма и Турции на Северном Кавказе в 60-е годы XVIII в. (В свете документов из Топкапы). // Россия и Черкесия (вторая половина XVIII — XIX вв.). Майкоп, 1995- Иванов С. М. Политика русского правительства в вопросах торгово-экономических связей России и Турции во второй половине XIX — начале XX века. // Россия, Запад и мусульманский Восток в колониальную эпоху. СПб., 1996- Яндарова А. Х. -А. Первые проекты хозяйственно-экономического развития народов Северного Кавказа в составе России // Россия и Северный Кавказ (Проблемы историко-культурного единства). Грозный, 1990.

39

Особенную ценность представляют исследования по военно-политической истории Ногайской Орды, Калмыцкого ханства и взаимоотношениям ос номадов Восточного Причерноморья с Россией, Крымом и Портой. Отдельные работы этого периода посвящены проблеме раздела Крымского ханства, описанию хозяйственной жизни державы Гиреев, острой о/ внутриполитической борьбе в Крыму, Буджаке, Едисане и на Кубани.

Процесс длительной интеграции областей Северо-Восточного Причерноморья в состав Российской империи, осуществлявшийся в условиях быстро менявшихся внутри- и внешнеполитических условий в регионах Восточного Причерноморья, Западного и Центрального Кавказа, нашел свое отражение в массе добротных исследований, рассматривающих различные аспекты единения России и народов Кавказа, как прогрессивный, исторически закономерный итог взаимного сосуществования. Наиболее актуальными в этой связи представляются ценные работы В. В. Дегоева, З.Б.

85 Алиева С. И. К истории изучения ногайцев XV — начала XX века на Кубани. Материалы для историографического обзора. Армавир, 1997- она же. Ногайцы в сфере крымских, османских и российских интересов в 1713—1728 гг. // Вопросы северокавказской истории (Сборник научных статей). Вып. 5. Армавир, 2000- она же. Топонимия ногайцев на Кубани. Армавир, 1996- Бакунин В. М. Описание калмыцких народов, а особливо из них торгоутского, и поступков их ханов и владельцев. 2-е изд. Элиста, 1995- Батмаев М. М. Калмыки в XVII—XVIII вв. Люди. События. Быт. 2-е изд. Элиста, 1993- Бичурин Н. Я. Историческое обозрение ойратов или калмыков с XV столетия и до настоящего времени. Элиста, 1991 (репринтное издание соч. 1834 г.) — Пальмов H.H. Очерк истории калмыцкого народа за время его пребывания в пределах России. Элиста, 1992. 2-е изд.- Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. М., 2002- Каракаев З. Х. Адыги и междоусобная борьба в Крымском ханстве в 10−30-е гг. XVII в. // Информационно-аналитический вестник. Вып.З. Майкоп, 2000- Тепкеев B.T. Калмыцко-крымские отношения в XVIII в. Дисс.. канд. ист. наук: 07. 00. 03. М., 2005- Кидирниязов Д. С. Северный Кавказ во взаимоотношениях России с Османской империей в 80-е гг. XVIII в. — 1813 г. / Кидирниязов Д. С. // История и культура народов Северного Кавказа. Сборник научных трудов. Вып.9. Пятигорск, 2008- он же. Хозяйственно-бытовые и культурные связи ногайцев с народами Северного Кавказа в XVI—XIX вв. // Информационно-аналитический вестник. Вып.8. Майкоп, 2004- Очиров У. Б. Попытки объединения калмыцких и ногайских племен в первой половине XVIII в. // Вестник КИГИ РАН. Элиста, 2002.

86 Санин О. Г. Антисултанская борьба в Крыму в начале XVIII в. и ее влияние на русско-крымские отношения // Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии. Симферополь, 1993. Вып. З- он же. Отношения России и Украины с Крымским ханством в первой четверти XVIII века. Дисс.. канд. ист. наук: 07. 00. 03. М., 1996- Андреев А. Р. История Крыма. М.: Белый волк, 2002- Виноградов В. Б., Приймак Ю. В. Крымско-османские противоречия в период крушения государства Гиреев (1720−1780-е гг.). // Сборник Русского исторического общества. Россия и Крым. Т. 10 (158). М., 2002- Ганкевич В. Ю., Щевелев С. С. Крым в конце XVIII- начале XX вв. // Сборник Русского исторического общества. Т. 10 (158). Россия и Крым. М., 2006- Лисейцев Д. В. Татарский фактор во внешней политике Московского государства в начале XVII века. // Сборник Русского исторического общества. Россия и Крым. T. 10 (158). М., 2002- Демиденко О. И., Перепелкина Н. В. Каменоломни Аджимушкая. // Сборник Русского исторического общества. Россия и Крым. T. 10 (158). М., 2002.

40

Кипкеевой, Ю. Ю. Клычникова, В. Н. Королева, М. С. Тхайцухова, П.А.

87

Авакова и др.

В исследованиях зарубежных авторов рассматриваются лишь отдельные аспекты темы, связанные с анализом фронтирных пространств и сообществ, крымско-османских противоречий, оценкой хозяйственной деятельности России и Порты в Причерноморских провинциях, описанием административно-территориального устройства периферийных районов оо обеих империй. Именно по этой причине, правильнее говорить не о

87 Королев В. Н. Черкесские элементы в донском казачестве (XVI-XVII вв.) // Россия и Северный Кавказ (Проблемы историко-культурного единства). Грозный, 1990- Базиленко И. В. Бахаизм и политика России на мусульманском Востоке. //Россия, Запад и мусульманский Восток в колониальную эпоху. СПб., 1996- Блиева З. М. Некоторые черты административного развития Северного Кавказа в 20-х гг. XIX в. // Россия и Северный Кавказ (Проблемы историко-культурного единства). Грозный, 1990- Дегоев В. В. Социально-политические вызовы XXI века и пути развития российского кавказоведения // Кавказ в российской политике: история и современность. Материалы международной научной конференции. / Под ред. В. В. Дегоева. М., 2007- Дорофеев Г. Л., Фоменко В. А. Крепость Святого Георгия // Крепости Азово-Моздокской линии. Пятигорск, 2003- История многовекового содружества: К 450-летию союза и единения народов Кабардино-Балкарии и России. Нальчик, 2007- Клычников Ю. Ю. Очерки истории прошлого народов Северного Кавказа. Пятигорск, 2004- Кипкеева З. Б. Народы Северо-Западного и Центрального Кавказа: миграции и расселение (60-е годы XVIII в. — 60-е годы XIX в.). М., 2006- она же. Северный Кавказ в Российской империи: народы, миграции, территории. Ставрополь, 2008- Шатохина Л. В. Политика России на Северо-Западном Кавказе в 20-е годы XIX века // Сборник Русского исторического общества. № 2 (150). Россия и Северный Кавказ. М., 2000- Тхайцухов М. С. Этнополитическая ситуация на Северо-Западном Кавказе в период Кавказской войны // Кавказ в российской политике: история и современность. Материалы международной научной конференции. / Под ред. В. В. Дегоева. М., 2007- Цуциев A.A. Атлас этнополитической истории Кавказа (1774−2004). М., 2006- Аваков П. А. Северо-Восточное Приазовье в составе российского государства в конце XVII — начале XVIII вв.: завоевание, колонизация и управление. Автореф. дисс. канд. ист. наук: 07. 00. 02. — Ростов-на-Дону, 2011. — 30 с.

88 Баггер X. Реформы Петра Великого. Обзор исследований. /Перевод с дат. В. Е. Возгрина. М., 1985- Беннигсен А. Народное движение на Кавказе в XVIII в. & laquo-Священная война& raquo- Шейха Мансура (17 851 791 гг.) Малоизвестный период и соперничество в русско-турецких отношениях. (Вступительная статья, подстрочные примечания и общая редакция В.Г. Гаджиева). Махачкала, 1994- Зайончковский А. Летопись Кипчакской степи (Теварих-и Дешт-и Кипчак) как источник по истории Крыма // Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы. 4. IL М., 1969- Каппелер А. Формирование Российской империи в XV — начале XVIII века: наследство Руси, Византии и Орды // Российская империя в сравнительной перспективе. Сборник статей /Под. ред. А. И. Миллера. М., 2004- Кинросс Л. Расцвет и упадок Османской империи./ Под ред. М. С. Мейера. Пер. с англ. М. Пальникова. М., 1999- Ливен Д. Империя на периферии Европы: сравнение России и Запада // Российская империя в сравнительной перспективе. Сборник статей /Под. ред. А. И. Миллера. М., 2004- Рибер А. Сравнивая континентальные империи // Российская империя в сравнительной перспективе. Сборник статей /Под. ред. А. И. Миллера. М., 2004- America’s Frontier Story. А Documentary History of Westward Expansion. Huntigton, 1980- Bennigsen A. In mouvement popilaiq or Caucase an XVIII sice. // Cahiers clumoude russe of 'Sovietuque. Vol. 5. № 2. Paris, 1964- Dokuments concernant PEmpiere Ottoman et l’Europe oriental. Le Khanat de Crimee dans les Archives du Musee du Palais de Topkapi. Presette par A. Bennigsen est. Paris, 1978- Fisher A. The Crimean tatars. Stanford, 1978- Gibb H.A.R., Bowen H. Islamic Society in the eighteenth century. // Islamic Society and the West. Vol. I., pt II. London, 1957- Hinz W. Islamische Masse und Gewichte. Leiden, 1955- Khodarkovsky M. Where Two

41 зарубежной историографии вопроса, а о работах, опубликованных зарубежными авторами на русском и иностранных языках. К числу работ опубликованных на русском языке, можно отнести статьи А. Зайончковского, 3. Веселы. Более конкретный материал по истории османского присутствия на Северо-Западном Кавказе содержится в непереведенной работе А. Зайончковского, где автор рассматривает район обитания отдельных адыгских племен в период их зависимости от Крыма. Интересные сведения по политической и этнической истории Западного Кавказа в период господства в этом регионе Крыма и Порты содержатся в & laquo-Исламской энциклопедии& raquo-. Наиболее полно горско-османо-российские взаимоотношения второй половины XVIII в., рассматривает французский исследователь А. Беннигсен, который характеризует османскую политику в отношении западных адыгов, как агрессивную, направленную на их подчинение. Безусловно, что краткий абрис историографической базы данного исследования не является исчерпывающим. Вместе с тем, исходя из анализа рассмотренных выше работ, необходимо отметить их частный, по отношению к тематике данной диссертации, характер. Рассмотрение отдельных аспектов османо-российских и крымско-османских торгово-хозяйственных, военно-политических и этно-конфессиональных взаимоотношений, не компенсируется наличием значимых обобщающих работ по данной проблематике.

К числу очевидных достоинств основной массы рассмотренных научных произведений относится наличие в них значительного количества разнообразного фактического материала, что в совокупности с многообразием исследуемых вопросов свидетельствует о серьезном внимании специалистов к проблематике данной темы. В этой связи возникает необходимость

Worlds Met: The Russian State and the Kalmyk Nomad 1600−1771. Ythaka, N.Y., 1992- Klaproth J. Voyage au Mont Caucase et en Georgie. Paris, 1823- Mihnea R. La participation de la Russie aux guerres de la Sainte Alliance. // Etudes Balkaniques V. 15, 1979- Murphey R. Ottoman warfare, 1500−1700. University of Birmingham, 1999- Posselt Mor.C. Der General und Admiral Franz Lefort — St. Petersburg, 1866- Shaw St.J. Empire of the Gazis: The Rise and Decline of the Ottoman Empire 1280−1808 // History of the Ottoman Empire and Modern Turkey. Vol. I. Cambridge-London-New York-rum, 1976. комплексного исследования выделенного нами периода истории СевероВосточного Причерноморья в духе всестороннего анализа доступных источников и накопленного фактического материала.

Целью данной работы является освещение и анализ международно-правовых, военно-дипломатических, этно-политических и торгово-хозяйственных процессов конца XVII — первой трети XIX вв. в динамике османо-российского противоборства в Северо-Восточном Причерноморье (Придонье, Тамань, Восточный Крым и Северо-Западный Кавказ) в контексте кризиса крымско-османской системы вассально-союзнических отношений, генезиса восточного вопроса и интеграции региона в состав Российского государства.

В соответствии с целью были поставлены и решаются следующие задачи:

— определить степень вовлеченности регионов Северо-Восточного Причерноморья в орбиту государственных и геополитических систем Юго-Восточной Европы в международно-правовом и политико-дипломатическом контексте, на основе условий договоров и трактатов конца XVII — первой трети XIX вв. с учетом делимитации и демаркации межгосударственных границ-

— охарактеризовать роль и значение практики и опыта нейтрализации областей Северо-Восточного Приазовья и Западного Предкавказья, на примере обращения к практике создания & laquo-барьерных»- территорий, как провал в политике построения межимперского буферного пространства с последующей трансформацией этих регионов в зону эскалации перманентных конфликтов, международно-правовой нестабильности и этно-политического вакуума.

— обосновать, что именно & laquo-барьерные»- территории, а не османо-российское приграничье и области соприкосновения России с Кавказом, с зыбким & laquo-дискурсивным определением& raquo- границ, являются, на наш взгляд, зоной Причерноморского, а позднее Кавказского фронтира, являясь по определению американского историка Ф. Тернера — основоположника теории фронтира, -& laquo-точкой встречи дикости и цивилизации& raquo-89-

— раскрыть особенности военно-дипломатических и этно-политических событий и процессов в Северо-Восточном Причерноморье, позволяющих обусловить генезис острейших противоречий восточного вопроса в османо-российских отношениях хронологическим рубежом конца XVII — начала XVIII вв. -

— выделить две фазы (1-я 1699/1700−1739 гг. и 2-я 1739−1772/74 гг.) генезиса & laquo-Восточного вопроса& raquo- в османо-российских отношениях конца XVII -второй трети XVIII в-

— проанализировать изменение статуса земель Северо-Восточного Причерноморья в контексте трансформации военно-административных систем Османской империи, Крымского ханства и России на фоне этно-политических и военно-дипломатических событий османо-российских войн, кризиса крымско-османских вассально-союзнических отношений, генезиса восточного вопроса, политической нейтрализации Крыма и постепенной инкорпорации региона в состав Российской империи- выявить фазы (хронологию) и причинно-следственные взаимосвязи кризиса крымско-османской системы вассально-союзнических отношений в регионе, охарактеризовав роль и влияние этого процесса на историческое развитие областей Северо-Восточного Причерноморья-

— раскрыть сущность османо-российского торгово-экономического соперничества в Северо-Восточном Причерноморье и его роль в хозяйственном освоении региона Российской империей в конце XVII — первой трети XIX вв. -

— определить роль и значение конкретных регионов Северо-Восточного Причерноморья в событиях османо-российских войн конца XVII — первой трети XIX в.

89 America’s Frontier Story. A Documentary History of Westward Expansion. Huntigton, 1980. P. 18.

Методологической основой исследования является принцип историзма, ориентированный на познание вещей и явлений в их становлении, развитии, и органической взаимосвязи. Исходя из этого, исторические события, процессы и ситуации функционально взаимосвязаны между собой и различаются по степени своей значимости, а также вкладу в историческое развитие. Таким образом, принцип историзма требует изучать исследуемое явление в контексте эпохи, в соответствии с конкретно-исторической обстановкой. В этой связи, события конца XVII — первой трети XIX вв. рассматриваются в развитии, при этом выявляются причины, основные факторы, особенности этапов и результаты процесса включения СевероВосточного Причерноморья в состав Российского государства.

Кроме того, работа основана на принципе объективности, который предполагает учет существующих точек зрения на предмет исследования, привлечение максимально полной источниковой базы, критический анализ фактов для реконструкции механизмов формирования южных границ России в конце XVII — первой трети XIX вв.

В исследовании использовалась совокупность общеисторических методов научного исследования, к которым относятся: историко-генетический, историко-сравнительный, историко-типологический и историко-системный.

Историко-генетический метод позволил последовательно раскрыть свойства, функции и эволюцию форм кризиса крымско-османской вассально-союзнической системы региона в исследуемую эпоху. Данный метод позволил охарактеризовать ряд описываемых в работе событий и личностей в их индивидуальности и образности. Кроме того, уделялось внимание описанию конкретно-исторических фактов и событий в истории этносов политических и военно-административных систем Северо-Восточного Причерноморья.

Историко-сравнительный метод позволил критически подойти к попыткам концептуально обосновать наличие северокавказского фронтира, как структуры состоящей из различных элементов, каждый из которых играл свою роль в присоединении региона к Российской империи. Кроме того, данный метод позволил исследовать уровень & laquo-жизнеспособности»- российской и крымско-османской военно-административных систем управления областями Северо-Восточного Причерноморья применительно к этно-политическим, хозяйственным и иным реалиям региона.

Историко-типологический метод позволил раскрыть в целостном виде различные аспекты внутриполитической деятельности Российской и Османской империй, Крымского и Калмыцкого ханств в Северо-Восточном Причерноморье в контексте формирования системы вассально-союзнических отношений с периферией. Вместе с тем, историко-типологический метод позволил выявить как общие черты в развитии международных отношений по Восточному вопросу, так и в политике держав по отношению к проблеме размежевания сфер влияния в Северо-Восточном Причерноморье. Были выделены фазы генезиса Восточного вопроса в османо-российских отношениях конца XVII — второй трети XVIII вв., определены этапы (хронология) и причинно-следственные взаимосвязи кризиса крымско-османской системы вассально-союзнических отношений в регионе, охарактеризовано влияние этого процесса на историческое развитие областей Северо-Восточного Причерноморья.

Историко-системный метод способствовал проведению всестороннего анализа системы международных отношений конца XVII — первой трети XIX вв., раскрытию внутренних механизмов их функционирования и развития, определению места регионов Северо-Восточного Причерноморья во внешней политике России, Порты, Крымского и Калмыцкого ханств, империи Габсбургов, Речи Посполитой и целого ряда европейских государств.

Одной из концептуальных категорий, получивших применение в диссертации, является теория фронтира, которая, по нашему мнению, в отдельных случаях, позволяет рассматривать & laquo-барьерные»- территории, а не османо-российское приграничье и области соприкосновения России с

Кавказом, в качестве фактора & laquo-зыбкости»-, & laquo-дискурсивного определения& raquo- границ в Северо-Восточном Причерноморье.

При использовании того или иного общеисторического метода применялись и другие общенаучные методы (анализ и синтез, индукция и дедукция, описание и измерение и т. д.).

Вместе с тем принципиально значимым считаем приверженность идеям научной школы В. Б. Виноградова, в основу которых заложено осознание прошлого Северо-Восточного Причерноморья и Северного Кавказа в контексте & laquo-российскости»- как парадигмы политико-культурного единства народов региона. Кроме того, основополагающими являются подходы в рамках событийно-интегративной периодизации всемирной истории, синтезирующей формационный и цивилизационный подходы изучения и осознания прошлого областей Азово-Черноморского бассейна90.

Источниковую базу работы составляют материалы из фондов Архива внешней политики Российской империи (АВПРИ) г. Москва, Российского Государственного исторического архива (РГИА) г. Санкт-Петербург, Российского Государственного военно-исторического архива (РГВИА) г. Москва, Российского Государственного архива военно-морского флота (РГА ВМФ) г. Санкт-Петербург, Государственного архива Краснодарского края (ГАКК) г. Краснодар и Государственного архива Автономной республики Крым (ГААРК) г. Симферополь. Кроме того нами использовались документы Отдела рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ) и Отдела картографии Российской национальной библиотеки (ОК РНБ) г. Санкт-Петербург.

В документах Архива внешней политики Российской империи (АВПРИ) содержатся следующие фонды, использовавшиеся автором

90 Виноградов В. Б. Российскость как основа русско-кавказского совместничества. // Российскость: понятие, содержание, историческая реальность. Армавир: ГУП Армавирское полиграфпредприятие, 1999- Виноградов В. Б., Люфт Е. Г., Чарыкова Ю. Е. Эскизы принципов и практики кавказской & laquo-российскости»-. Москва-Армавир, 2009- Основные этапы всемирной истории: учебное пособие / под ред. В. Б. Виноградова и С. Л. Дударева. — Армавир, 2009.

47 исследования: фонд & laquo-Ногайские дела& raquo-, фонд & laquo-Сношения России с Крымом& raquo-, фонд & laquo-Сношения России с Турцией& raquo- и фонд & laquo-Канцелярия»-. В документах 637, 640, 641, 666 и 675 из фонда & laquo-Сношения России с Турцией& raquo- представлен делопроизводственные материалы 70-х — 80-х гг. XVIII в., характеризующие стремление Порты усилить свое влияние в среде абазин, в землях которых, с помощью местных князей, турки хотели обновить ряд укреплений. Здесь же, собраны свидетельства о пребывании на Северо-Западном Кавказе французских военных инженеров, под руководством которых проектировались, реконструировались и возводились османские крепости Анапа, Суджук-Кале и Геленджик. В свете документов архива, нашли свое отражение и материалы о взаимоотношениях Порты с бывшим крымским ханом Шагин-Гиреем, российскими властями, кубанскими ногайцами. В фонде & laquo-Канцелярия»- особый интерес вызывает официальный актовый материалы 1829 года, о ходе переговоров между Россией и Турцией по поводу принадлежности крепостей Восточного Причерноморья, включая укрепления Северо-Западного Кавказа.

Не менее ценные источники хранятся и в фондах Российского Государственного исторического архива. Наиболее интересны фонды 1040. Фонд А. И. Ривопьера. 1163, 1263, 1374. Правительствующий Сенат. Канцелярия генерал-прокурора и др. В архивных документах договорного вида представлены варианты и черновики текстов османо-российских договоров, позволяющие раскрыть изначальные намерения и цели российской дипломатии в политическом противостоянии с Османской империей. Ряд делопроизводственных материалов содержат сведения о взаимоотношениях османских и российских пограничных властей в Северо-Восточном Причерноморье.

Среди материалов РГВИА наибольший интерес представляют документы из фондов 450, 52, 38 военно-ученого архива (ВУА). В фонде 450 & laquo-Турция»- находятся редчайшие карты Османской империи (включая Северо-Западный

Кавказ), составленные европейцами в начале, и во второй половине XVIII в. Эти карты содержат в себе богатейший материал по административному устройству османских владений Северо-Восточного Причерноморья, с указанием местоположения турецких крепостей и поселений. Названия карт, нанесенные на них топонимы и гидронимы даны на латинском и французском языках, и за исключением небольшой аннотации, на русский язык не переводились.

Ценные сведения о политике османских властей в отношении адыгов, ногайцев и других обитателей Западного Кавказа, включая население российского приграничья, а также мероприятия османов по восстановлению и строительству укреплений, относящиеся ко второй половине XVIII в., содержатся в документах (указы, реляции, рескрипты) 329, 286, 331, 417 из фонда 52 & laquo-Канцелярия Г. А. Потемкина& raquo-. В фонде 38 & laquo-Главное управление генерального штаба. Кавказские дела& raquo-, особый интерес вызывают документы 6177, 6204, 6222 содержащие материал о боевых действиях на СевероЗападном Кавказе в ходе османо-российских войн первой трети XIX в. Здесь же находятся копии переписки анапского наместника Хаджи Гасан-Паши с российским командованием, рапорты и донесения характеризующие османо-российские отношения этого периода. Кроме того, необходимо отметить материал о территориальных изменениях на Северо-Западном Кавказе, после подписания 14 апреля 1829 г. Адрианопольского трактата между Россией и Портой и другие документы по теме нашего исследования.

Документы из Российского Государственного архива военно-морского флота представлены материалами фондов 177. Приказ воинского морского флота (1698−1712), 205. Канцелярия начальника главного морского штаба, 233. Канцелярия генерал-адмирала Ф. М. Апраксина, 418. Морской генеральный штаб, 1331. Атласы, карты и планы архива центрального картопроизводства ВМФ и 243. Управление главного командира Черноморского флота и портов Черного моря (1785−1908). В делах относящихся к исследуемой нами теме содержатся материалы об освоении побережья Западного Кавказа российскими властями, борьбе с контрабандой, изучении исторического прошлого регионов Северо-Восточного Причерноморья. В документах архива, датируемых началом XVIII в. содержатся сведения об освоении Приазовья, борьбе с крымскими, кубанскими и некрасовскими набегами, дается детальное описание Кубанского похода П. М. Апраксина на Кубань в 1711 г. Кроме того, фонды архива содержат в себе уникальную информацию о российско-крымских и российско-калмыцких отношениях, боевых действиях в ходе османо-российских войн на Северо-Западном Кавказе в период с конца XVII — по первую треть XIX вв.

В материалах Государственного архива Краснодарского края документы, освещающие османо-российское соперничество в Северо-Восточном Причерноморье, сосредоточены в фондах 249 & laquo-Канцелярия наказного атамана Черноморского казачьего войска& raquo-, 254 & laquo-Войсковое дежурство Черноморского казачьего войска& raquo- и 261 & laquo-Канцелярия начальника Черноморской кордонной линии& raquo-. В материалах архива присутствуют свидетельства о русско-османских контактах по проблеме урегулирования последствий набегов закубанских горцев на земли правобережной Кубани в конце XVIII в. Характеризуется кавказская политика Павла I в свете османо-российских взаимоотношений на Северо-Западном Кавказе. Среди материалов относящихся к первой трети XIX в., необходимо выделить дело 975 из фонда № 249, опись 1, в котором приводятся сведения о попытке османских властей и части горской знати переселить адыгов от Кубани к предгорьям, стремясь таким образом оградить их от российского влияния.

В фондах 26 & laquo-Канцелярия Таврического губернатора& raquo- и 535 & laquo-Фонд B.C. Попов& raquo- Государственного архива Автономной республики Крым (ГААРК) содержатся рукописи, копии и подлинники документов по истории Крымского ханства и османо-российских взаимоотношений XVIII — первой трети XIX в., многие из которых являются источниками при рассмотрении проблематики османского присутствия на Северо-Западном Кавказе. В деле 1457 из фонда №

535, носящего имя влиятельного сановника екатерининских времен, статс-секретаря при Г. А. Потемкине, Василия Степановича Попова, содержится служебная переписка генерал-майора Щербинина с Джан-Мамбет Беем и другими ногайскими мурзами Едисанского племени, начало и конец которой датируется 1771−1773 гг. В этих же фондах присутствуют документы о взятии Анапы в 1807 г., и дальнейшей судьбе пленных, вывезенных контр-адмиралом Пустошкиным из крепости.

К числу неопубликованных источников относятся и материалы из фондов Отдела рукописей и Отдела картографии Российской национальной библиотеки (г. Санкт-Петербург). Среди рукописных документов имеющих важное значение для темы нашего исследования следует выделить материалы из фонда 611. Потемкин П. С. Ед. хр. № 27, представляющие собой переписку П. С. Потемкина со своим влиятельным родственником Г. А. Потемкиным и фонда 216 Грейг A.C. Ед. хр. № 70, в котором представлены аналитические материалы командующего Черноморским флотом России адмирала A.C. Грейга, сведения о боеспособности российского флота, его составе, состоянии и участии в боевых действиях у Анапы и в акватории восточной части Черного моря.

Отдел картографии библиотеки содержит многочисленные картографические источники, освещающие историю освоения Россией Придонья и Восточного Приазовья, ход боевых действий на театре османо-российских войн XVIII—XIX вв. в Северо-Восточном Причерноморье, динамику изменения демаркации границ в зоне османо-российского приграничья в степном Предкавказье и на Северо-Западном Кавказе, административно-территориальное устройство российских и османских провинций региона91.

91 Отдел картографии Российской национальной библиотеки. К1-Росс-Е 8/16. & laquo-Прилежное описание реки Дону или Танаиса, Азовского моря или Езера Меотского, Понта Эуксинского или Черного моря: присем приложено изображение Пркопа воеже Илавлу в’вести камышенкою рекою в Волгу карабли и протчие водные суды отболшиа части собственным изобретанием господина Корнелиа Крейса над его самодержавнейшаго царского величества морскими силами вице адмирала. В Амстердаме у

51

Из числа опубликованных переведенных источников можно выделить документы и материалы крымского и османского происхождения, представляющие собой копии древних рукописных сочинений о происхождении татар и истории Крымского ханства92, османский трактат

93 анонимного автора о крепостях Северо-Восточного Причерноморья, сочинение о системе османского законодательства и законах дома Гиреев94, переводы законодательных сводов о регламентации службы в янычарском корпусе и других ведомствах Блистательной Порты95, описания военно-политических событий на Кавказе в XVIII — XIX вв. очевидцами, которых, являлись османские чиновники и представители офицерского корпуса96.

Другую группу документов личного происхождения составляют описания, мемуары, трактаты и дневниковые записи, оставленные европейскими авторами, посещавшими в конце XVII — первой половине XIX в.

Гендрика Дункера& raquo- /1704/. 1 т. 55×36,2 грав. тит. л., 16 стр. текста. 17 л. раскр. карт. Тит. листы и карты на русском и голл. языках- К2-Пер. Аз. /71. Турция [1: 4 200 000]. Карта Турецкой империи. & laquo-Театр войны России против Турции& raquo-. 1 Л. 71×43 (75−49). Грав. Границы раскрашены. Наклеена на полотно. Издание Ал. Савинкова. СПб., 1828- К2-Пер. Аз. /1−3. Русско-турецкая война 1828−1829 гг. [Карты и планы крепостей и сражений принадлежащих к описанию Турецкой войны 1828 и 1829 гг.]. & laquo-План осады крепости Анапы в 1828 г. »- № 5. 21 Л. до 26×39 (36×47). Раскр. Из кн.: Лукьянович H.A. Описание Турецкой войны 1828−1829 гг. СПб, 1844. С. 4- К1-Кав. 2/16. Кубань (террит.) [1:1 680 000]. «-Карта представляющая Кубань& raquo-. Соч. Трескот. Вырез. Е. Худяков. 1 Л. 45×56 (48×59). Раскраш. наклеен на полотно. Обрезана по рамке. СПб, 1783.

92 Абулгачи Гази Бахадур-хан. Родословная о татарах, переведенная на французский язык с рукописные татарские книги, сочинения Абулгачи-Баядур-хана, и дополненная великим числом примечаний достоверных и любопытственных о прямом нынешнем состоянии Северныя Азии с потребными географическими ландкартами, а с французского на российский в Академии наук В. Тредьяковским. T. I. СПб, 1768.

93 Весела 3. Турецкий трактат об османских крепостях Северного Причерноморья в начале XVIII в. // Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы. 4. II. М, 1969.

94 Хезарфен X. & laquo-Телхис Эль-Бейан Фи Каванын-и Ал-и Осман& raquo- (Изложение сути законов османской династии). / Муртузалиев С. И. Административно-судебная и военная системы Османской империи XIII—XVII вв. Изд. 2-е, доп. Махачкала, 2005.

95 Мебде-и канун-и йеничери оджагы тарих. (История происхождения законов янычарского корпуса). Изд. текста, перевод, введение и комментарии И. Е. Петросян. М, 1987- Dokuments concernant l’Empiere Ottoman et l’Europe oriental. Le Khanat de Crimee dans les Archives du Musee du Palais de Topkapi. Presette par A. Bennigsen est. Paris, 1978.

96 Джевдет-паша. Описание событий в Грузии и Черкесии по отношению к Оттоманской империи от 1192 года по 1202 год хиджры (1775−1784). Сочинение Джевдет-паши. Перевод с турецкого с предисловием и примечаниями М. А. Гамазова. // Русский архив. Кн.З. М, 1888- Записки Мухаммеда Неджати-эфенди, турецкого пленного в России в 1771—1775 гг. // Русская старина. Т. 81. СПб, 1894- Осман-бей. Воспоминания 1855 года. События в Грузии и на Кавказе. // Кавказский сборник. Т. П. Тифлис, 1877- История адыгов в документах Османского государственного архива. Вып.1. Нальчик, 2009.

Северо-Восточное Причерноморье, будучи на службе у крымских ханов,

— 97 россииских государей или выполняя поручения разведывательного характера.

Не менее ценны, опубликованные, как до революции 1917 г., так и в советский и, постсоветский периоды, документы распорядительного характера и распорядительного вида, отражающие события связанные с историей Крыма, Приазовья, Тамани, Кубани и Черноморского побережья Северо-Западного Кавказа. Наибольшую известность в изложении источников по внешней и внутренней истории Кавказа приобрели Акты Кавказской археографической комиссии (АКАК)98, Договоры России с Востоком, составленные Т. Юзефовичем& quot-, многотомный сборник документов по истории регионов Северо-Восточного Причерноморья периода кризиса Крымского ханства и включения его территорий, включая Кубань, в состав Российской империи100. Большое значение для анализа международной торговли на Черном море имеет собранный Ф. Мартенсом сборник документов, отражающий торгово-политические взаимоотношения России с различными государствами

97 Gordon Patrick. Tagebuch wahrend seiner Kriegsdienste unter den Schweden und Polen vom Jahre 1655 bis 1661, und seines Aufenthaltes in Russland vom Jahre 1661 bis 1699, veroffentlicht durch Furst M.A. Obolenski und M.C. Posselt / Patrick Gordon- M.A. Obolenski und M.C. Posselt. Moskau- St. Petersburg, 1849−1852- Главани К. Описание Черкесии, составленное Ксаверио Главани, французским консулом в Крыму и первым врачом хана в Бахчисарае, 20 января 1724 г. // АБКИЕА. Нальчик, 1976- Кемпфер Э. Новейшие государства Казань, Астрахань, Грузия и многие другие, царю, султану и шаху платившие дань и подвластные. // АБКИЕА. Нальчик, 1976- Мотрэ А. де ла. Путешествие господина А. де ла Мотрэ в Европу, Азию и Африку // АБКИЕА. Нальчик, 1976- Пейсонель К. Трактат о торговле на Черном море // АБКИЕА. Нальчик, 1976- он же. Исследование торговли на черкесско-абхазском берегу Черного моря в 1750—1762 гг. В изложении Е. Д. Фелицина. Северо-Кавказский филиал традиционной культуры М.Ц.Т. К. Возрождение, Перемышляны, 1990- Дюбуа де Монперэ Ф. Путешествие вокруг Кавказа у черкесов и абхазов, в Колхиде, в Грузии, в Армении и в Крыму. (Перевод с фр. H.A. Данкевич-Пущиной). Сухуми, 1937- Klaproth J. Voyage au Mont Caucase et en Georgie. Paris, 1823- Клапрот Ю. Описание поездок по Кавказу и Грузии в 1807 и 1808 годах. Пер. с англ. К. А. Мальбахова. Нальчик, 2008- Мариньи Т. Де. Путешествие в Черкесию // АБКИЕА. Нальчик, 1976- Спенсер Э. Путешествия в Черкесию. (Предисловие, перевод и комментарии Н. Нефляшевой). Майкоп, 1994- Тавернье Ж. -Б. Шесть путешествий в Турцию, Персию и Индию // АБКИЕА. Нальчик, 1976- Фонвиль А. Последний год войны Черкессии за независимость 1863−1864 г. (Из записок участника иностранца). Материалы для истории черкесского народа. Вып.5. Краснодар, 1927.

98 Акты Кавказской археографической комиссии (АКАК). T. II-VIII. Тифлис, 1868−1881.

99 Договоры России с Востоком, политические и торговые / Сост. Юзефович Т. СПб., 1869.

100 Дубровин Н. Присоединение Крыма к России. Рескрипты, письма, реляции и донесения. Т. 1. 17 751 777 гг. СПб., 1885- Т.2. 1778 г. СПб, 1885.

Европы101. В советский период, наиболее содержательными, представляются опубликованные в 50-х — 60-х гг. сборники документов по истории внешней политики, военно-политических и торговых взаимоотношений России с Кавказом в XVIII в., преимущественно освещавшие взаимоотношения адыгских племен (черкесов и кабардинцев) с Крымом, калмыками, Грузией, Российской и Османской империями102. Значительно уступают предшествующим источникам, по информативности, достоверности и широте освещаемых проблем, материалы опубликованные частично или с купюрами в 70-х — 2000-х

1 Л «5 гг. Особый интерес для критического анализа и осмысления внешне- и внутриполитических, военно-дипломатических, миграционно-переселенческих и торгово-хозяйственных процессов в Северо-Восточном Причерноморье представляют рескрипты и указы монарших особ, высочайше одобренные трактаты, конвенции, указы, рескрипты и договора, сохранившиеся и частично опубликованные личные записи и дневники Петра I и Екатерины II104.

101 Мартене Ф. Собрание трактатов и конвенций заключенных Россиею с иностранными державами. T. XI1I. Трактаты с Францией 1717−1807. СПб., 1902.

102 Кабардино-русские отношения в XVI—XVIII вв. Документы и материалы. М., 1957. T. II- Русско-адыгейские торговые связи (1793−1860 гг.). Сборник документов. Майкоп, 1957- Внешняя политика России XIX и начала XX вв. T. VI. М., 1962.

103Хрестоматия по истории Кубани. (Документы и материалы). 4.1. Краснодар, 1975- Черкесы и другие народы Северо-Западного Кавказа в период правления императрицы Екатерины II 1781−1786 гг. Сборник документов. Т. 3−4. Нальчик, 2000.

104 Доклады и приговоры Правительствующего сената в царствовании Петра I. Т.1. СПб., 1880- Письма и бумаги императора Петра Великого. Вып.1. T. XI. М., 1962- Письма и бумаги императора Петра Великого. Т.1. (1688−1701). СПб., 1887- Походные и путевые журналы императора Петра 1-го 1695, 1696, 1697. 1708 год. Походный журнал 1695. СПб., 1853- Походные и путевые журналы императора Петра 1-го 1695, 1696, 1697. 1708 год. Походный журнал 1696 года. СПб., 1853- Высочайшие рескрипты императрицы Екатерины II и министерская переписка по делам крымским. Из семейного архива гр. В. Н. Панина. М., 1872- Императрица Екатерина II и князь Потемкин. Подлинная переписка. (Из сборника профессора Николаевской Акад. Ген. Штаба П. С. Лебедева) // Русская старина. СПб., 1876. Т. 17. № 11 (ноябрь) — Трактат вечного мира и дружбы, заключенный между Империею Всероссийской и Оттоманскою Портою в ставке главнокомандующего Генерала Фельдмаршала Графа Румянцова, при деревне Кючук-Кайнаржи. — СПб.: Типография Сената, 1775 г.- Изъяснительная конвенция заключенная между Российскою империею и Портою Оттоманской в 10 день марта 1779 года. СПб., 1779- Трактат о торговле между Российскою Империею и Портою Оттоманскою, заключенный в Константинополе июня 10-го дня 1783 г. СПб., 1783- Трактат вечнаго мира и дружбы заключенный между Империею Всероссийской и Оттоманскою Портою в Яссах в 29 день декабря 1791 года через назначенных к тому с обеих сторон полномочных и подтвержденный обоюдными государственными ратификациями размененными между взаимными полномочными в Яссах в 29 день января 1792 года. СПб., 1792- Конвенция О постановлении новаго Тарифа для торговли Российских подданных в Турецких областях заключенная Августа 11 -го дня 1799 года. СПб., 1799- Союзный и оборонительный договор заключенный между Империею Всероссийскою и

54

Важнейшие российские публично-правовые акты договорного вида по внешним и внутренним проблемам XVII — XIX вв. содержатся в Полном собрание законов Российской империи, с 1649 года. Наибольший интерес для нашего исследования представляли тома с III по XXI105.

Важный блок источников представлен материалами частного вида, служебной переписки российских официальных лиц, чиновников и дипломатов с руководителями внешнеполитического ведомства России, фаворитами двора, высшими сановниками империи. Эти материалы дают возможность изучить глубину проработки внутри- и внешнеполитических инициатив России в Северо-Восточном Причерноморье, оценить степень заинтересованности империи в хозяйственном освоении региона106. Наибольший объем интереснейших, редких и ценных свидетельств о ходе османо-российских войн на Кавказском и восточно-причерноморском театрах военных действий, политике российских властей в зоне османо-российского приграничья, внешнеполитической ориентации горского и степного населения СевероВосточного Причерноморья, содержится в записках, дневниках и мемуарах видных российских военачальников, адыгских просветителей, администраторов и офицеров, многие из которых, будучи иностранцами или выходцами из среды

Оттоманскою Портою в Константинополе в 23 день Декабря 1798 года через назначенных к тому с обеих Сторон Полномочных и подтвержденный обоюдными Государскими Ратификациями размененными между взаимными Полномочными в Константинополе. СПб., 1799- Тариф о сборе пошлин с привозимых и вывозимых из Турецких Областей российскими подданными Товаров, постановленный между Российскою империею и Портою Оттоманскою. Августа 11 дня 1799 года. СПб., 1801- Трактат о заключении мира между Российской империею и Оттоманской Портой подписанный 16 мая 1812 г. в г. Бухаресте. СПб., 1812- Мирный договор заключенный между Его Величеством Государем Императором Всероссийским и Его Величеством Императором и Падишахом Оттоманским в Адрианополе Сентября 2 дня 1829. СПб., 1829.

105 Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года (далее ПСЗРИ). Т. Ш (1689−1699). СПб., 1830- Т. IV (1700−1712) — Т. V. (1713−1719) — Т. VI. (1720−1722) — ТЛШ (1723−1727) — Т. УШ (17 281 732) — Т. 1Х (1733−1736) — Т. Х (1737−1739) — Т. Х1 (1740−1743) — Т. ХХ1(1781−1783).

106 Реформы Петра I. Сборник документов. Сост. В. И. Лебедев. М., 1937- Документы к истории завоевания Восточного берега Черного моря. (Собранные Е.Д. Фелицыным). // Кубанские Областные ведомости. № 6. Екатеринодар, 1891- Донесение российского резидента при крымском хане Никифорова о низложении Крым-Гирея. // Записки Одесского общества истории и древностей. Т.1. Одесса, 1844- Иванов П. А. Из дел Николаевского Портового Архива. Н ИТУАК. № 22. Симферополь, 1895- Рапорт генерал-поручика Талызина князю Потемкину. / Документы. № 15. // Черкесы и другие народы Северо-Западного Кавказа в период правления императрицы Екатерины II 1787−1791 гг. Т. IV. Нальчик, 2004. адыгских племен, верой и правдой служили России107.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые предпринимается попытка комплексного изучения международно-правовых, военно-дипломатических, этно-политических и торгово-хозяйственных процессов в регионах Северо-Восточного Причерноморья конца XVII — первой трети XIX вв.

Доказано, что процесс, включавший в себя периоды открытого противостояния, взаимодействия и взаимовоздействия двух евразийских империй в Северо-Восточном Причерноморье, определял перспективы развития региона, в зависимости от степени интеграционного потенциала России, Крыма и Порты, кризиса крымско-османской системы вассально-союзнических отношений и обострения международных противоречий в контексте генезиса восточного вопроса.

Выявлена, на основе не разработанного ранее обширного картографического и источникового материала, степень вовлеченности регионов Северо-Восточного Причерноморья в орбиту государственных и геополитических систем Юго-Восточной Европы с учетом условий договоров и

107 Приказы графа Миниха за 1736−1738 гг. Сборник военно-исторических материалов. Вып. XIV. Под ред. [и с предисл.] Ген. Штаба подполковник А. Баиов. СПб., 1904- Записки фельдмаршала графа Миниха. (Пер. с фр., ред. и примеч. С.Н. Шубинского). СПб., 1874- Записки генерал-фельдмаршала князя Александра Александровича Прозоровского (1756−1776). М., 2003- Записки отставного генерал-майора Сергея Ивановича Мосолова. // Кавказская война: истоки и начало 1770—1820. СПб., 2002- Пишчевич A.C. Жизнь A.C. Пишчевича, им самим описанная. // Кавказская война: истоки и начало 1770—1820. СПб., 2002- Журнал кампании по Кавказской линии покойного генерала от инфантерии и кавалера Ивана Ивановича Германа 1790 года от 22 сентября по 30 число. // Кавказская война: истоки и начало 1770—1820. СПб., 2002- Рошешуар Л. -В. -JI. Мемуары графа де Рошешуара, адъютанта императора Александра I. М., 1914- Рошешуар Л. -В. -Л. Мемуары графа де Рошешуара, адъютанта императора Александра I. (Революция, Реставрация, Империя). // Кавказская война: истоки и начало 1770—1820. СПб., 2002- Тучков С. А. Записки 1766−1808. // Кавказская война: истоки и начало 17 701 820. СПб., 2002- Кутузов М. И. Документы. Под ред. [и с введ.] подполк. Л. Г. Бескровного. T.l. М., 1950- Письмо офицера& raquo-. // Северная пчела. № 91 от 31 юля 1828 г. СПб., 1828- Филипсон Г. И. Воспоминания Григория Ивановича Филипсона 1809−1883. М., 1885- Томилов. Топографическое описание доставшимся по мирному трактату от Оттаманской Порты во владении Российской Империи землем, 1774 года. // ЗООИД. T.7. Одесса, 1879- Хан-Гирей. Записки о Черкесии. Нальчик, 1978- Ногмов Ш. Б. История адыхейского народа. Составленная по приданиям кабардинцев. Нальчик, 1982- Народы Западного Кавказа (По неизданным запискам природного бжедуха князя Хаджимукова). // Кавказский сборник. T. XXX. Тифлис: Тип. Штаба Кавказского Военного округа, 1910- Торнау Ф. Ф. Секретная миссия в Черкесию русского разведчика барона Ф. Ф. Торнау. Воспоминания и документы. /Сост. Б. М. Керефов и Р. У. Туганов. Нальчик, 1999. трактатов конца XVII — первой трети XIX вв. определявших делимитацию и демаркацию межгосударственных границ в регионе.

Сделан вывод о внешнеполитической значимости нейтрализации областей Северо-Восточного Приазовья и Западного Предкавказья, на примере анализа практики создания системы & laquo-барьерных»- территорий.

В исследовании комплексно рассматривается трансформация военно-административных систем Османской империи, Крымского ханства и России в Северо-Восточном Причерноморье на фоне этно-политических и военно-дипломатических событий османо-российских войн, кризиса крымско-османских вассально-союзнических отношений, генезиса восточного вопроса, политической нейтрализации Крыма и постепенной инкорпорации региона в состав Российской империи.

В работе новацией является анализ фаз генезиса Восточного вопроса и кризиса крымско-османской системы вассально-союзнических отношений в процессе раздела владений Крымского ханства между Российской и Османской империями.

Раскрывается сущность османо-российского торгово-экономического соперничества в Северо-Восточном Причерноморье и его роль в хозяйственном освоении региона Российской империей в конце XVII — первой трети XIX вв.

Опровергается суждение об экспансионистском стремлении России в одностороннем порядке аннексировать Крымское ханство, в пользу концепции поэтапного установление к 70-м -80-м гг. XVIII в. российского контроля над большей частью Крымского ханства в ответ на усиление центробежных процессов в разваливавшемся государстве Гиреев и отторжения части его территории Османской Портой.

Определено, что к первой трети XIX в. окончательно созрели условия для вытеснения Османской империи из последнего региона Северо-Восточного Причерноморья с последующей инкорпорацией Придонья, Тамани, Крыма и Северо-Западного Кавказа в состав Российской империи, что обеспечило усиление гетерогенности страны, стимулировало имперские властные институты искать оптимальные дипломатические, военно-политические и хозяйственные пути решения сложнейших задач в процессе интеграции этих регионов в российское многонациональное сообщество.

Положения выносимые на защиту:

1. На рубеже ХУП-ХУШ вв. регионы Северо-Восточного Причерноморья прочно вошли в орбиту государственных и геополитических систем Юго-Восточной Европы. В международно-правовом и политико-дипломатическом контексте, с учетом условий договоров и конвенций от Карловицкого (1698−1699 гг.) и Константинопольского (1700 г.) трактатов до Адрианопольского мира (1829 г.) в Северо-Восточном Причерноморье значительно возросло и поступательно усиливалось влияние России, начало ослабевать, и к первой трети XIX в. окончательно рухнуло османское господство.

2. В рассматриваемый период утратило былое значение внутри и внешнеполитическое воздействие на судьбу региона империи Габсбургов, Речи Посполитой, Крымского и Калмыцкого ханств. Вместе с тем, усилилось влияние Франции, которая, играя посредническую роль в регионе, фактически патронировала, а с первой трети XVIII и вплоть до начала XIX вв. открыто влияла на политику Порты в Причерноморье. Возрастающий интерес к региону проявляла и Британия, чья имперская политика в Причерноморье и на СевероЗападном Кавказе определялась с одной стороны, уровнем двусторонних отношений с Россией, а с другой, прагматизмом собственной колониальной политики на Востоке. В этой связи британское правительство охотно участвовало в разделе османских владений, декларируя, в зависимости от политической конъюнктуры, приверженность к сохранению целостности Османской империи, либо самоопределению её & laquo-осколков»-.

3. Нейтрализация областей Северо-Восточного Причерноморья, в контексте обращения к практике создания & laquo-барьерных»- территорий, характеризуется нами как не эффективная модель построения межимперского буферного пространства.

4. Изменения во внешнеполитическом статусе земель СевероВосточного Причерноморья, стали катализатором обострения военно-дипломатических и этно-политических проблем в регионе, позволяющих обусловить генезис острейших противоречий & laquo-Восточного вопроса& raquo- в османо-российских отношениях хронологическим рубежом конца XVII — второй трети XVIII вв., выделив две фазы этого процесса (1-я 1699/1700−1739 гг. и 2-я 17 391 772/74 гг.).

5. Обострение внутренних и внешнеполитических противоречий в Северо-Восточном Причерноморье в рассматриваемый период было обусловлено переходным состоянием большинства областей, сменой юрисдикции административных округов, этно-политической и военно-дипломатической нестабильностью в регионе.

6. В контексте анализа причинно-следственных взаимосвязей обусловивших кризис крымско-османской системы вассально-союзнических отношений в Северо-Восточном Причерноморье, следует отметить, что этот процесс носил системный характер и включал в себя, по нашему мнению, следующие фазы: генезис (зарождение) кризиса (80-е — 90-е гг. XVII в.), пусковой акт (повод) (1695 — 1700 гг.), активная фаза (1700 — 1772 гг.), завершение кризиса (1772 — 1783 гг.).

7. Ухудшение внешнеполитического положения Крыма вело к обострению внутриполитических проблем, обусловленных & laquo-экстенсивными»- методами их решения без учета интересов подвластного ханам населения Северо-Восточного Причерноморья.

8. Наличие крымско-османских противоречий при все возраставшем военно-политический нажиме со стороны России оказывало негативное влияние на процесс функционирования и развития крымско-османской военно-административной системы в регионе, определяя ее как структуру локального, очагового характера, не обеспечивавшую должного контроля над всей территорией Северо-Восточного Причерноморья. При этом, некогда двуединая система административного устройства, в рассматриваемый период, уже не имела четкого разграничения на османскую и крымскую составляющие.

9. Интеграцию ханства и его провинций в торгово-хозяйственный комплекс империи осложняло то, что в пределы Крыма из Стамбула не всегда направлялось достаточное число специалистов и мастеровых людей, способных сократить технологическое отставание татарского государства от соседей. Кроме того, Портой сдерживалось развитие товарно-денежных отношений в регионе, искусственно сужался внутренний рынок Крыма, а внешняя торговля, сосредоточенная в нескольких пунктах османского присутствия, будучи обременена различными ограничениями фискального порядка, носила по сути дела неэквивалентный характер. В торговых операциях преобладал простой товарообмен, при этом, узкая система денежного обращения в крымских и османских владениях Северо-Восточного Причерноморья, привязанная к курсу османского пиастра, не отличалась стабильностью из-за инфляции.

10. Османо-российское торгово-экономического соперничество в Северо-Восточном Причерноморье, несмотря на длительный период вовлеченности региона в состав Османской империи, вплоть до начала 70-х гг. XVIII в., носило паритетный характер.

11. Застойность кочевой экономики в Крыму, Приазовье и на Кубани, историческая замедленность перехода к оседлым способам производства во многом определялась внеэкономическими способами добывания средств к существованию, в то время как непрерывные набеги отвлекали от производительного труда в земледелии и животноводстве, массу свободных общинников.

12. Соперничая в Северо-Восточном Причерноморье с однотипной в сфере экономики и политического устройства Османской империей (подобно России она объединяла в себе черты бюрократической и аристократической империи) и более развитым британским и французским строем, Россия все чаще прибегала к использованию своего опыта исторического соседства, сосуществования и совместничества с горским и степным населением региона, своего богатейшего духовного наследия — традиционных ценностей евразийства и российскости. Общеизвестные гибкость и широта диапазона приемлемости русского национального сознания, рациональная веротерпимость и уважительное отношение к социально-конфессиональным устоям этносов Северо-Восточного Причерноморья (включая Западный Кавказ) выгодно отличали россиян в глазах горцев и номадов региона, при сравнении с алчными османами и прагматичными европейцами.

Соответствие диссертации паспорту научной специальности. Квалификационная работа выполнена в рамках специальности 07. 00. 02 -Отечественная история (п. 2. Предпосылки формирования, основные этапы и особенности развития российской государственности- п. 5. История международного положения и внешней политики страны на различных этапах ее развития- п. 8. Военная история России, развитие ее Вооруженных сил на различных этапах развития- п. 10. Национальная политика Российского государства и ее реализация. История национальных отношений- п. 21. История экономического развития России, ее регионов).

Теоретическая значимость определяется рассмотрением политики присоединения Северо-Восточного Причерноморья к России в контексте внутри- и внешнеполитических процессов конца XVII — первой трети XIX вв. Исследование геополитических, этно-конфессиональных и общественно-политических процессов эпохи, обусловивших механизм присоединения региона к России способствует познанию этапов включения вновь присоединенных областей в общеимперское пространство, дает объективный материал для типологизации имперской политики и уточнения уже предложенных исторической наукой моделей формирования континентальных евразийских империй. Анализ зависимости интеграционной политики от конкретных социально-экономических условий в присоединяемом регионе обогащает новыми данными концепцию региональной вариативности процесс имперской централизации.

Исследование азова-причерноморского, а затем кавказского & laquo-фронтира»- вносит вклад в разработку теории & laquo-фронтиров»- и подходов к их изучению. Проблематика интеграции Северо-Восточного Причерноморья представляет собой один из ранних примеров рссийской имперской политики расширения (регионолизма), обусловленную стремлением ликвидировать зоны неопределенности на окраинах государства, в том числе многовековую угрозу исходящую из & laquo-дикого ПОЛЯ& raquo-.

Изучение процесса формирования пространства Российской империи как многонационального государства имеет теоретическое значение и в связи с приоритетностью фактора полиэтничности, гетерогенности в истории российской государственности.

Практическая значимость работы. Практическая значимость диссертации заключена в возможности использования ее материалов для написания общих и конкретных работ по истории Северо-Восточного Причерноморья. Определенную значимость данная работа может представлять для исследователей крымско-османо-российских отношений, специалистов в области военной истории, особенно при рассмотрении событий османо-российских войн XVIII — первой трети XIX в. Содержание и выводы работы будут полезны ученым исследующим проблемы этнической истории народов Кавказа, специалистам в области исторической географии, историкам и политологам рассматривающим проблемы конфликтологии. Материалы исследования окажут существенную помощь при написании работ по региональной истории, подготовке спецкурсов в вузах и среднеспециальных учебных заведениях. Часть сведений, содержащихся в работе, окажет помощь в школьной учебно-воспитательной практике, а также в лекционно-просветительской работе.

Апробация работы. Диссертация обсуждена на заседании кафедры всеобщей и региональной истории Армавирской государственной педагогической академии. Основные положения работы изложены на научных региональных и общероссийских конференциях в городах Армавире,

Ставрополе, Ростове-на-Дону. Материалы диссертации использовались при написании учебных пособий и монографии, опубликованных в городах

108

Краснодаре, Армавире и Пятигорске.

Результаты работы освещались в докладах и выступлениях на научных конференциях: & laquo-Северный Кавказ: этапы исторического развития. Практические опыты исторического регионоведения. Вып. 24. — Армавир, 2000" — & laquo-На стыке гор и равнин: проблема взаимодействия. Материалы аспирантско-преподавательских семинаров. Вып.З. Армавир, 2000" — & laquo-Из истории и культуры линейного казачества Северного Кавказа. Материалы III международной Кубанско-Терской научно-просветительской конференции. Армавир, 2002" — & laquo-Кавказоведческая школа В. Б. Виноградова: становление, современность, перспективы. (Материалы к заседанию & laquo-круглого стола& raquo- в честь

10-летия деятельности в Армавирском госпединституте). Армавир, 2002" — & laquo-Материалы международной научной конференции & laquo-Проблемы повседневности в истории: образ жизни, сознание и методология изучения& raquo-. Армавир, 2002" — & laquo-Археология, этнография и краеведение Кубани. Материалы

11-й всероссийской межвузовской аспирантско-студенческой конференции. Армавир, 2003" — & laquo-Дискуссионные аспекты проблемы российско-северокавказской интеграции. Материалы преподавательско-аспирантского семинара. Вып.8. Армавир, 2005. «- & laquo-Тринадцатые чтения по археологии Средней Кубани. Армавир, 2006" — & laquo-Историческое регионоведение Северного

108 Науменко В. Е., Нарожный Е. И. Этапы исторического развития Северного Кавказа. // Основы регионоведения (Северный Кавказ). Учебное пособие. 4.1. Краснодар: ООО «Просвещение-Юг», 1999- Нарожный Е. И. Северный Кавказ: этапы исторического развития. Практические опыты исторического регионоведения. Вып. 24. Армавир, 2000- Северный Кавказ с древнейших времен до начала XX столетия (историко-этнографические очерки) / Под ред. и с предисловием В. Б. Виноградова. Пятигорск, 2010.

Кавказа — вузу и школе. (Материалы 10-й всероссийской научно-практической конференции). Москва- Армавир, 2007" — & laquo-Российский Северный Кавказ: перспективы исследования и исторические вызовы: материалы межрегиональной научной конференции. Армавир, 2008" — & laquo-Историческое регионоведение Северного Кавказа — вузу и школе. (Материалы научно-педагогического семинара) Вып. 11. Москва- Армавир, 2008" — & laquo-Северный Кавказ и кочевой мир степей Евразии: материалы IX Минаевских чтений по археологии, этнографии и региональной истории Северного Кавказа. Ставрополь, 2009" — & laquo-Российский Северный Кавказ: текущие риски, посягательства и перспективы. — Москва-Армавир, 2009″.

Ряд статей опубликован в журналах и сборниках, вышедших в Москве, Краснодаре, Пятигорске, Ростове-на-Дону, Армавире. По теме диссертации выпущена монография объемом 22,5 п.л.

Материалы диссертации использовались для подготовки курса лекций по истории Кубани и факультативного курса & laquo-Этническая толерантность и межнациональный мир на Кубани& raquo-, которые читаются на факультетах Армавирской государственной педагогической академии. Результаты исследования находят свое применение в рамках реализации научно-исследовательского проекта & laquo-Основы этнической толерантности и межкультурного диалога на Кубани& raquo- (2012−2014 гг.) поддерживаемого по линии целевого финансирования Министерства образования и науки РФ.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На рубеже ХУП-ХУШ вв. регионы Северо-Восточного Причерноморья прочно вошли в орбиту государственных и геополитических систем Юго-Восточной Европы. В международно-правовом и политико-дипломатическом контексте, с учетом условий договоров и конвенций от Карловицкого (16 981 699 гг.) и Константинопольского (1700 г.) трактатов до Адрианопольского мира (1829 г.) в Северо-Восточном Причерноморье значительно возросло и поступательно усиливалось влияние России, начало ослабевать, и к первой трети XIX в. окончательно рухнуло османское господство.

В рассматриваемый период утратило былое значение внутри и внешнеполитическое воздействие на судьбу региона империи Габсбургов, Речи Посполитой, Крымского и Калмыцкого ханств. Вместе с тем, усилилось влияние Франции, которая, играя посредническую роль в регионе, фактически патронировала, а с первой трети XVIII и вплоть до начала XIX вв. открыто влияла на политику Порты в Причерноморье. Все возрастающий интерес к региону проявляла Британия, чья имперская политика в Причерноморье и на Северо-Западном Кавказе определялась с одной стороны, уровнем двусторонних отношений с Россией, а с другой, прагматизмом собственной колониальной политики на Востоке. В этой связи британское правительство охотно участвовало в разделе османских владений, декларируя, в зависимости от политической конъюнктуры, приверженность к сохранению целостности Османской империи, либо самоопределению её & laquo-осколков»-.

Заключение к 1713 г. мира между Россией и Портой подвело черту под периодом османо-российских войн начала XVIII в., значительно нормализовав, хотя и не окончательно, двусторонние отношения. Вместе с тем, возвращение под юрисдикцию султана обширных территорий в Приазовье и устье Дона, удовлетворившее внешнеполитические амбиции османов в регионе, в силу последствий от этих значительных территориальных приращений, не дают оснований характеризовать договора 1711−1713 гг., со стороны Порты, сугубо & laquo-оборонительными»-, как это видится ряду исследователей.

Реальные последствия & laquo-оборонительной»- политики Порты в СевероВосточном Причерноморье, в период с 1713 по 1730-е гг., свидетельствуют о ее несостоятельности как гегемона и гаранта & laquo-умиротворения»- региона. Наличие в Приазовье и Придонье & laquo-барьерных»- территорий, созданных по инициативе Порты в 1700, 1711−1713 гг., провоцировало превращение слабо контролируемых областей в зону фронтира, с характерными для бесконтрольного приграничья признаками политической неопределенности и военно-административной неустойчивости, способствовавших разрастанию непрерывной степной войны от Днепра до Предкавказья. Взяв на себя международные обязательства по соблюдению новой демаркационной линии в османо-российском приграничье, Порта не смогла предотвратить превращение искусственно созданных & laquo-барьерных»- территорий * в зоны отчуждения, состоявшие из разоренных, обезлюдевших, опустошенных земель, являвшихся опорными пунктами для организации крымских набегов в южнорусские земли и транзитными коридорами торговли невольниками. Именно эти & laquo-барьерные»- земли с характерным для них государственно-правовым и политико-административным вакуумом, а не пристрастно шельмуемое сторонниками либертарианства российское приграничье, — являлись азово-причерноморским, а с 1739 г. и кавказским фронтиром, — зоной неустойчивого межгосударственного равновесия, территорией, социальные и экономические условия которой определялись идущим на ней процессом скрытого и явного противостояния. В этой связи, вполне справедливо образное суждение американского историка Ф. Тернера — основоположника теории фронтира, определявшего это понятие как & laquo-точка встречи дикости и цивилизации& raquo-, иначе говоря, соприкосновением зон стабильного развития с нестабильностью. Объективно, зоной стабильного развития в Северо-Восточном Причерноморье следует считать земли российской Азовской губернии с областями войска

Донского, а питательной средой & laquo-барьерных»- территорий нестабильности, являлись, с одной стороны, своевольные и слабо контролируемые подданные султана и хана в Буджакской и Кубанской ордах (сераскерствах), а с другой, пусть и в меньшей степени, донцы-самостийники, вольные охотники за зипунами и ряд калмыцких владельцев, злоупотреблявших статусом союзников России. Однако ответственность за дестабилизацию ситуации в зоне османо-российского приграничья следует возложить на политику Порты (и видимо французского & laquo-барьерного доктринерства& raquo-), как инициатора практики создания & laquo-барьерных»- территорий при делимитации и демаркации границ в сопредельных с Россией землях Северо-Восточного Причерноморья.

Таким образом, специфика «азово-причерноморского», а с 1739 г. и & laquo-кавказского»- фронтира, на наш взгляд, заключается отнюдь не в перманентом противостоянии России с Кавказом, как видится это тем, кто не желает признавать факт многовекового российско-кавказского & laquo-совместничества»- и для кого фронтир — это & laquo-лазейка»-, призванная обосновать преимущественно конфронтационный характер процесса формирования российского Северного Кавказа. Концепция фронтира, в нашем понимании, полезна тем, что позволяет в полной мере осмыслить механизм противодействия российской и северокавказской социокультурных систем попыткам вбить клин (в виде & laquo-барьерных»- территорий) в процесс их исторически обусловленной интеграции. Причем границы выступают, в данном случае, в роли фактора безопасности политического пространства, на котором, говоря языком геополитики, происходил & laquo-регионогенез»- Юга России.

Попытка нейтрализации областей Северо-Восточного Приазовья и Западного Предкавказья, на примере обращения к практике создания & laquo-барьерных»- территорий, характеризуется нами как провал в политике построения межимперского буферного пространства с последующей трансформацией этих регионов в зону эскалации перманентных конфликтов, международно-правовой нестабильности и этно-политического вакуума.

Именно подобные зоны, а не османо-росеийское приграничье и области соприкосновения России с Кавказом, с зыбким & laquo-дискурсивным определением& raquo- границ, являются, на наш взгляд, зоной Причерноморского, а позднее Кавказского фронтира.

Во второй трети XVIII в. генезис Восточного вопроса, применительно к ситуации сложившейся в Северо-Восточном Причерноморье, обострил старые и породил ряд новых проблем как внутрирегионального, так и внешнеполитического масштаба.

Во-первых, с конца XVII века обостряется и становится системным кризис крымско-османской военно-административной и хозяйственной системы в Северо-Восточном Причерноморье, как на внутриимперском, так и внешнеполитическом уровнях. В контексте & laquo-причерноморской»- проблемы актуализируются крымский, кавказский, кубанский (ногайский), черкесский и калмыцкий вопросы.

Во-вторых, Северо-Восточное Причерноморье продолжает оставаться ареной двустороннего противоборства России и Порты, в том числе и театром военных действий всех османо-российских войн конца XVII — середины XIX веков с характерной для конфликтов нового времени коалиционностью и устремленностью в сферу евразийской геополитики.

В третьих, этапы раздела османских владений в Европе в значительной мере повлияли на формирование полиэтничной этно-конфессиональной среды на Западном Кавказе и в регионах Восточного Причерноморья с их интенсивными миграционными и эмиграционными процессами.

Кроме того, очевидной тенденцией османо-российских отношений второй трети XVIII вв. явилось, то, что обе империи, с разной степенью успеха, пытались выработать подходы к восстановлению стабильных вассально-подданнических отношений с трещавшими по швам политическими образованиями кочевников на периферии своих владений (Крымское и Калмыцкое ханства, Буджакская и Кубанская орды (сераскерства), видя в самовластье и сепаратизме своих вассалов не только угрозу стабильности османо-российским отношениям в регионе, но и собственному влиянию в Северо-Восточном Причерноморье.

Исходя из охранительной направленности доктрины А. И. Остермана, Россия не ставила себе цели аннексировать Крым, установить господство в Приднестровье, Подунавье, на Западном и Центральном Кавказе. Вместе с тем, соглашаясь с общей оценкой, что в споре за Кабарду Белградский мир не дал заметных преимуществ ни одной из сторон, следует помнить, что в неблагоприятных внешнеполитических условиях (враждебность Франции, сепаратный мир Австрии с Портой, перспектива оказаться один на один с 200 тысячной османской армией, перебрасывавшейся после победы над австрийцами к Дунаю и Днестру), отторжение Азова и земель устья Дона от Порты, пусть и ценой признания их & laquo-пустыми»- и & laquo-барьерными»-, с условием срыть азовские укрепления — явилось важным шагом в деле защиты южных рубежей России и упрочении ее позиций в Северо-Восточном Причерноморье.

На внутрикавказском уровне переселение абазин, осуществленное по воле российской императрицы, стало серьезным прецедентом, показавшим кабардинским владельцам перспективы и возможности дальнейшего расширения их властного потенциала. Даже оставшиеся в пределах кубанских владений Гиреев абазины, а тем более та их часть, что не желая признать зависимость от кабардинцев, снова ушла из Большой Кабарды за Кубань в начале 40-х гг. XVIII в., стали рассматриваться кабардинскими князьями в качестве подвластного населения и вассалов. Тем более, что стремление расширить сферу влияния союзных кабардинцев на земли Кубани, отторгнув территории Крымского ханства (часть Черкесии) в пользу & laquo-нейтральной»- Кабарды следует считать звеном общего, политико-дипломатического курса России на раздел крымско-османских владений в Северо-Восточном Причерноморье.

Изменения во внешнеполитическом статусе земель Северо-Восточного Причерноморья, стали катализатором обострения военно-дипломатических и этно-политических проблем в регионе позволяющих обусловить генезис острейших противоречий Восточного вопроса в османо-российских отношениях хронологическим рубежом конца XVII — второй трети XVIII вв., выделив и обусловив две фазы этого процесса (1-я 1699/1700−1739 гг. и 2-я 1739−1772/74 гг.).

Так, по итогам второго азовского похода 1696 г. Порта впервые утратила контроль над крепостями Азак (Азов), Саад-уль-Ислам (Лютик), двумя укреплениями (каланчами) на реке Дон и обширными территориями Приазовья входившими в Азакский санджак Османской империи. Судьба этих территорий, как впрочем и вопросы о российском покровительстве православным христианам Турции с их святынями, а так же о свободе торговли и мореплавания, впервые обсуждалась на Карловицком конгрессе 1699 года. Однако в османо-российских отношениях Карловицкий мир представлял собой временное перемирие, ограниченное как по срокам, так и в плане признания каких либо потерь и приобретений с обеих сторон. Дальнейшее правовое определение статуса Азова произошло в 1700 году, когда по условиям трактата заключенного в Константинополе сроком на 30 лет, Порта, согласно статье IV официально признала переход Азакского санджака под власть России.

Таким образом, по условиям Карловицкого договора 1699 г. и трактата, заключенного в Константинополе 3 июля 1700 г., впервые в международных отношениях Юго-Восточной Европы и истории османо-российских взаимоотношений, обе стороны столкнулись с рядом проблем, порожденных генезисом восточного вопроса, что с учетом попыток расчленения Крымского ханства и & laquo-нейтрализации»- Приазовья и Кабарды в 1739 г. позволяет хронологически обозначить 1699/1700 — 1739 гг. как период генезиса первой фазы раздела османских владений в Северо-Восточном Причерноморье. Второй фазой этого процесса, с характерной для нового этапа нацеленностью на раздел крымских владений от Буджака до Черкессии между Российской и Османской империями, явился период с 1739 по 1772/1774 гг. В итоге, стало очевидно, что ценой ряда взаимных территориальных уступок и приобретений, манипуляцией статусом & laquo-барьерных»- и & laquo-нейтральных»- территорий, поощрением сепаратизма в среде степного и горского населения Крыма и даже самим фактом формального признания независимого статуса государства Гиреев, Россия и Порта лишь приближались к военно-дипломатическому разрешению конфликта, итогом которого, в целях умиротворения Северо-Восточного Причерноморья, должна была стать аннексия Крымского ханства одной из сторон.

В целом, оценивая ситуацию, сложившуюся в Северо-Восточном Причерноморье к концу XVIII в., следует отметить, что в решении крымской, равно как и кубанской проблем Айналы-Кавакская конвенция, наряду с & laquo-греческим проектом& raquo-, явилась важным подготовительным этапом в процессе включения региона в состав России. Российская политика в Северо-Восточном Причерноморье времен Екатерины II отнюдь не страдала доктринерскими стереотипами прошлого, позволяя создавать благоприятные условия для реализации поставленных целей, как на внутрирегиональном, так и на международном уровнях. Именно в этом аспекте следует оценивать зарождение и реализацию российской внешнеполитической инициативы известной в историографии как & laquo-греческий проект& raquo-.

Уникальность & laquo-проекта»- на наш взгляд состояла именно в том, что под оболочкой внешнеполитической инициативы, направленной на реализацию мессианской идеи сокрушения христианскими государствами могущества Османской империи в Европе, на самом деле скрывалось выстраданное многими поколениями россиян стремление выхода к южным морям, освоения & laquo-дикого поля& raquo- и обуздания набегов со стороны Крыма и Кубани.

Таким образом, после фактического раздела Крымского ханства между Российской и Османской империями, Кубань, вплоть до 1829 г., «de facto» стала границей между двумя державами, что вынудило Порту, оказавшуюся без международной поддержки, подписать специальное османо-российское соглашение о признании перехода Крыма под власть Санкт-Петербурга, по которому границей между двумя государствами официально была признана река Кубань. В результате с 1783 г., присутствие Порты на Северо-Западном Кавказе приобрело, с точки зрения российской дипломатии, законный характер, обусловленный нормами международного права XVIII века, а новая делимитация границы признавалась османской администрацией в регионе. Подобный итог, как ни странно, устраивал как Россию, получившую Крым, Приазовье вплоть до Кубани, так и Порту, которая, утратив Тамань, сохранила за собой крепости на восточном берегу Черного моря, некогда являвшиеся предметом спора между османами и & laquo-независимым»- Крымским ханством.

После включения Крыма в состав Российской империи сложности определения статуса земель Северо-Восточного Причерноморья окончательно трансформировалась в клубок османо-российского соперничества имевшего в контексте кавказской проблемы самостоятельное значение, в связи с чем & laquo-черкесский»- вопрос отчетливо приобретал черты внешнеполитического конфликта. Частичное разрешение старых османо-российских противоречий произошло в контексте заключения Ясского договора, ликвидировавшего & laquo-южное»-, звено в & laquo-восточном барьере& raquo-.

В отличие от Порты, в своей кавказской политике Россия проявляла не только большую самостоятельность, но и сохраняла элементы преемственности в подходах к определению политического статуса земель Северного Кавказа. Так, в русле политики Г. А. Потемкина, по созданию постоянной дипломатической конференции, включавшей в свой состав до 49 послов и депутатов от горских народов, действовал и Павел I, который вопреки приписываемому ему антагонизму в отношении политического наследия Екатерины II, предпринимал попытки по практическому воплощению идеи устойчивой & laquo-федерации»- кавказских владельцев и союзов сельских обществ под эгидой России. В духе преемственности подобного курса действовали российские власти и в правление Александра I, пытавшиеся инициировать 26 декабря 1802 г. в Георгиевске подписание договора, согласно которому кавказские владельцы и горские общества обязались сохранять приверженность России. Подобная политика в сочетании с военно-дипломатическими и хозяйственными усилиями позволила Российской империи в 1829 г. вытеснить Порту с Северо-Западного Кавказа, закрепив свои успехи в регионе заключением Адрианопольского мира.

В целом, оценивая итоги трактата как & laquo-умеренные»- следует согласиться с мнением, что Россия не ставила своей целью расчленить Османскую империю, поставив присоединением Северо-Западного Кавказа к России точку в решении восточного вопроса. С другой стороны, следует признать исторически деструктивными утверждения ряда авторов, которые рассуждая о сомнительной легитимности Адрианопольского трактата, из политических, классовых, а порой русофобских и националистических убеждений, пытаются переосмыслить историю народов Кавказа вне рамок целостных государственных и геополитических систем, игнорируя то, что 1829 г. ознаменовал собой юридическое включение Кавказа в состав Российской империи. Осторожность в оценке политических последствий Адрианопольского трактата 1829 г., характерная для сочинений ряда авторов, начиная с 30-х гг. XIX в., во многом обуславливалась остротой современной им военно-политической ситуации, складывавшейся на Северо-Западном Кавказе в 30-х — 60-х гг. Как справедливо подметил О. В. Матвеев, считающий 1830 г. началом & laquo-Кавказской войны& raquo-, & laquo-отторжение от Турции черноморского берега помещало адыгов в военно-политический & laquo-мешок»- и неизбежно должно было стимулировать идеи и практику борьбы против России. »-. Однако, в военно-политическом & laquo-мешке»- оказались не все адыги, а лишь приморские горцы, преимущественно натухайцы, шапсуги и абадзехи, что явилось последствием незавершенности военной фазы османо-российской войны 1828−1829 гг., когда российским командованием было принято решение об ограничении активной фазы боевых действий на Западном Кавказе одним лишь взятием Анапы и Суджук-Кале. Ошибочно полагаясь на мирные условия договора с натухайцами, заключенного наказным атаманом Черноморского казачьего Войска А. Д. Безкровным, Россия сохраняла предпосылки для втягивания себя в водоворот затяжного Кавказского кризиса. Это стало очевидно, когда & laquo-присяжные»- до 1829 г. османам племена (натухайцы, шапсуги и абадзехи), избежав военного поражения, в скором будущем, сыграли роль & laquo-хвороста»-, подбрасываемого в костер & laquo-Кавказской войны& raquo- во имя интересов европейских держав и реваншистских амбиций деградирующей Порты. Причем, если обратить внимание на то, что основным театром боевых действий & laquo-Кавказской войны& raquo- на Западном Кавказе, вплоть до 60-х гг. XIX в., оставалась горная зона Черноморского побережья, где сохранившие свой военный потенциал племена, априорно, не собирались соблюдать примат международного права и свои присяжные обязательства перед российской стороной, то отказ России от основательного разгрома части воинственных племен прибрежных горцев, имевших в период войны 1828−1829 гг. статус союзников Порты, не позволил ускорить включение региона в состав империи & laquo-малой кровью& raquo-.

В итоге на процесс осмысления событий конца первой трети XIX в., в последующий период, определенное влияние оказали просчеты в военно-административной политике России на Западном Кавказе, обусловленные развитием вооруженной (насильственной) формы решения конфликта, его расширением и усугублением ввиду вмешательства в кавказские дела европейских государств и отхода части османской правящей элиты от соблюдения условий Адрианопольского мира 1829 г.

В геополитическом смысле обострение внутренних и внешнеполитических противоречий в Северо-Восточном Причерноморье в конце XVII — первой трети XIX вв. было обусловлено изменением статуса земель региона, трансформацией военно-административных систем Османской империи, Крымского ханства и России на фоне этно-политических и военно-дипломатических процессов османо-российских войн, кризиса крымско-османских вассально-союзнических отношений, генезиса восточного вопроса, политической нейтрализации Крыма и постепенной инкорпорации региона в состав Российской империи.

В контексте анализа причинно-следственных взаимосвязей обусловивших кризис крымско-османской системы вассально-союзнических отношений в Северо-Восточном Причерноморье, следует отметить, что этот процесс носил системный характер и включал в себя, по нашему мнению, следующие фазы: генезис (зарождение) кризиса (80-е — 90-е гг. XVII в.), пусковой акт (повод) (1695 — 1700 гг.), активная фаза (1700 — 1772 гг.), завершение кризиса (1772 -1783 гг.).

Ухудшение внешнеполитического положения Крыма вело к обострению внутриполитических проблем, обусловленных & laquo-экстенсивными»- методами их решения без учета интересов подвластного ханам населения СевероВосточного Причерноморья.

Наличие крымско-османских противоречий при все возраставшем военно-политический нажиме со стороны России оказывало негативное влияние на процесс функционирования и развития крымско-османской военно-административной системы в регионе, определяя ее как структуру локального, очагового характера, не обеспечивавшую должного контроля над всей территорией Северо-Восточного Причерноморья. При этом, некогда двуединая система административного устройства, в рассматриваемый период, уже не имела четкого разграничения на свою османскую и крымскую составляющие.

Интеграцию ханства и его провинций в торгово-хозяйственный комплекс империи осложняло то, что в пределы Крыма из Стамбула не всегда направлялось достаточное число специалистов и мастеровых людей, способных сократить технологическое отставание татарского государства от соседей. Кроме того, Портой сдерживалось развитие товарно-денежных отношений в регионе, искусственно сужался внутренний рынок Крыма, а внешняя торговля, сосредоточенная в нескольких пунктах османского присутствия, будучи обременена различными ограничениями фискального порядка, носила по сути дела неэквивалентный характер. В торговых операциях преобладал простой товарообмен, при этом, узкая система денежного обращения в крымских и османских владениях Северо-Восточного Причерноморья, привязанная к курсу османского пиастра, не отличалась стабильностью из-за инфляции.

Османо-российское торгово-экономического соперничество в СевероВосточном Причерноморье, несмотря на длительный период вовлеченности региона в состав Османской империи, вплоть до начала 70-х гг. XVIII в., носило паритетный характер. Застойность кочевой экономики и историческая замедленность перехода к оседлым способам производства в Крыму и на Кубани во многом определялась внеэкономическими способами добывания средств к существованию, в то время как непрерывные набеги отвлекали от производительного труда в аграрном хозяйстве и животноводстве, массу свободных общинников.

Для прибрежных адыгов, важнейшим фактором внешнеполитической ориентации, помимо географической близости к османским невольничьим рынкам, было все более усиливавшееся & laquo-вынужденное невмешательство& raquo- Порты в черкесские дела, обусловленное поражениями в войнах с Россией. В итоге, отчетливо осознавая контуры своей мнимой независимости, являвшейся скорее следствием побед российского оружия, чем санкционированной султаном линии на послабление западнокавказской политики Порты, & laquo-демократические»- племена предпочли сохранить подданнические отношения с охваченной кризисом Османской империей, нежели признать вассальную зависимость от России. Отсутствие свободы и независимости, как некой исторической альтернативы, не заботило раздираемые междоусобицами верхи и низы адыгских племен, внешнеполитическая ориентация которых, ввиду отсутствия социальной, общественной, хозяйственной и военно-политической консолидации, определялась уважением прав сильнейшего, стремлением сохранения паритета в сосуществования с соседями и соответствием взятых на себя вассально-союзнических обязательств конкретно-исторической ситуации. Именно поэтому, в противовес дряхлеющей Османской империи, овеянная в глазах горцев славой побед над турками, Россия, в силу объективных цивилизационно-правовых отличий сословной монархии от лишенных централизации родо-племенных образований горских обществ, не могла превратить свое приграничье в привлекательные для & laquo-набеговой индустрии& raquo- черкесских племен рынки сбыта невольников, как и не оставляла надежд на складывание в Черкесии & laquo-свободной республики рабовладельцев& raquo- в перспективе. Отсюда, попытки инкорпорировать адыгов в состав российского имперского пространства и государства были менее привлекательны для приморских племен горцев.

Соперничая в Северо-Восточном Причерноморье с однотипной в сфере экономики и политического устройства Османской империей (подобно России она объединяла в себе черты бюрократической и аристократической империи) и более развитым британским и французским строем, Россия все чаще прибегала к использованию своего опыта исторического соседства, сосуществования и совместничества с горским и степным населением региона, своего богатейшего духовного наследия — традиционных ценностей евразийства и российскости. Общеизвестные гибкость и широта диапазона приемлемости русского национального сознания, рациональная веротерпимость и уважительное отношение к социально-конфессиональным устоям этносов Северо-Восточного Причерноморья (включая Западный Кавказ) выгодно отличали россиян в глазах горцев и номадов региона, при сравнении с регресирующими османами и прагматичными европейцами.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава 1.

Статус земель Северо-Восточного Причерноморья в системе международных отношений Юго-Восточной Европы (конец XVII — первая треть XIX в.)

1.1. Приазовье, Придонье и Северо-Западный Кавказ в системе межгосударственных отношений Северо-Восточного Причерноморья с 1684 по 1700 гг.

1.2. Северо-Восточное Причерноморье во внешнеполитических процессах Юго-Восточной Европы с 1701 по 1725 гг.

1.3. Османо-российские противоречия в Северо-Восточном Причерноморье в период с 1726 по 1739 гг.

1.4. & laquo-Восточный вопрос& raquo- в контексте раздела османских владений Северо-Восточного Причерноморья и нейтрализации Крымского ханства в 1740—1774 гг.

1.5. & laquo-Крымская»- проблема в период раздела восточных владений государства Гиреев между Османской и Российской империями в 1775—1783 гг.

1.6. & laquo-Черкесская»- проблема в период своего разрешения и включения черноморского побережья Северо-Западного Кавказа в состав

Российской империи в 1784—1829 гг.

Глава 2.

Кризис крымско-османской военно-административной и хозяйственной системы в Северо-Восточном Причерноморье и его влияние на развитие региона в контексте соперничества Порты с Россией (конец XVII — первая треть XIX в.)

2.1. Общий кризис крымско-османской системы вассально-союзнических отношений в Северо-Восточном Причерноморье в1695−1739 гг.

2.2. Внутренние и внешнеполитические противоречия государства Гиреев и Порты в Северо-Восточном Причерноморье в 1740—1783 гг.

2.3. Военно-административное устройство Османской империи и Крымского ханства в Северо-Восточном Причерноморье и роль этих систем в этно-политических процессах региона в 1695—1829 гг.

2.4. Административно-территориальное устройство Российского государства в Северо-Восточном Причерноморье и его влияние на этно-политическое развитие южного приграничья в 1695—1829 гг.

2.5. Крымско-османо-российское торгово-хозяйственное соперничество в Северо-Восточном Причерноморье и его роль в хозяйственном освоении региона Российским государством в 1696—1783 гг.

2.6. Османо-российское торгово-экономическое противостояние в Северо-Восточном Причерноморье в 1784—1829 гг.

Глава 3.

Северо-Восточное Причерноморье в османо-росснйских войнах конца XVII — первой трети XIX в.

3.1. Военно-политическая ситуация в Северо-Восточном Причерноморье в период ослабления крымско-османской экспансии в 1686—1700 гг.

3.2. Северо-Западный Кавказ в период перехода Порты и

Крымского ханства к стратегической обороне в 1710—1712 гг.

3.3. Приазовье, Придонье и Северо-Западный Кавказ в военно-политических событиях османо-российской войны 1737−1739 гг.

3.4. Северо-Восточное Причерноморье в период разгрома Россией сил крымско-османского блока в 1768—1774 гг.

3.5. Коренной перелом в османо-российском противостоянии на Западнокавказском театре военных действий в 1789—1791 гг.

3.6. Военно-дипломатическое противостояние Османской и Российской империй в период окончательного крушения владычества Порты в Северо-Восточном Причерноморье в 1806—1829 гг.

Список литературы

1. АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

2. Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ). Ф. 119. Сношения России с Калмыцким ханством. Оп.1. Д. З, 4, 5, 6.

3. Ф. 89. Сношения России с Турцией. 1735 г. Он. 99/1. Д. З, 1784 г., 640, 1786 г. 675.

4. Ф. 123. Сношения России с Крымом. 1771−1772 г. Оп. 123/2, Д. 27.

5. Ф. 115. Кабардинские дела. Оп. 1. 1753 г., Д. 12.

6. Российский Государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1040. Фонд А. И. Ривопьера. Оп. 1. Д. 73, 74, 777. Ф. 1163. Оп.1. Д. 31.

7. Ф. 1263. Канцелярия генерал-прокурора. Оп.1. Д. 25.

8. РГИА. Ф. 1374. Правительствующий Сенат. Оп.1. Д. 157.

9. Российский Государственный военно-исторический архив (РГВИА).

10. Ф. 450. Турция. Оп.1. Д. 152, 167, 174.

11. Ф. 52. Канцелярия Г. А. Потемкина. Оп.1. Д. 286, 329, 331

12. Ф. 38. Главное управление генерального штаба. Кавказские дела Оп.1. Д. 6177, 6204, 6222.

13. Российский Государственный архив военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. 177. Приказ воинского морского флота (1698−1712). Д. 7, 10.

14. Ф. 233. Канцелярия генерал-адмирала Ф. М. Апраксина. Оп.1. Д. 16, 28.

15. Ф. 205. Канцелярия начальника главного морского штаба. Оп.1. Д. 203.

16. Ф. 418. Морской генеральный штаб. Оп.1. Д. 719.

17. Ф. 1331. Атласы, карты и планы архива центрального картопроизводетва ВМФ. Оп.1. Д. 9.

18. Ф. 1331. Оп.1. Д. 13,61,75.

19. Ф. 243. Управление главного командира Черноморского флота и портов Черного моря (1785−1908). Оп.1. Д. 3586, 3749, 4151.

20. Государственный архив Краснодарского края (ГАКК). Ф. 249.

21. Канцелярия наказного атамана Черноморского казачьего войска. Оп.1. Д. 272, 275, 339, 360, 365, 962, 966, 975, 987, 988, 1003, 1033.

22. Ф. 250. Войсковая канцелярия Черноморского казачьего войска. Оп.2. Д. 19.

23. Ф. 261. Канцелярия начальника Черноморской кордонной линии. Оп.1. Д. 85, 86, 120, 232, 244, 275.

24. Ф. 799. Документальные материалы собранные профессором Сиотоковым к работе & laquo-История борьбы магометанства и христианства в XIX веке за свое влияние на Западном Кавказе& raquo- Оп.1. Д. 9.

25. Государственный архив Автономной Республики Крым (ГААРК). Ф. 535. Фонд B.C. Попов. Оп.1. Д. 840, 1025, 1042, 1095, 1104, 1253, 1457, 1519, 2008, 2020.

26. Ф. 42. Известия Таврической арх. комиссии. Оп.1. Д. 1236. 26.Ф. 27. Оп.1. Д. 3205.

27. Ф. 26. Канцелярия Таврического гражданского губернатора. Оп.1. Д. 650.

28. НЕОПУБЛИКОВАННЫЕ ДОКУМЕНТЫ

29. К2-Пер. Аз. /71. Турция 1: 4 200 000. Карта Турецкой империи. & laquo-Театр войны России против Турции& raquo- [Карты] 1 Л. 71×43 (75−49). Грав. Границы раскрашены. Наклеена на полотно. Издание Ал. Савинкова. СПб., 1828.

30. К1-Кав. 2/16. Кубань (террит.) 1:1 680 ООО. «Карта представляющая Кубань& raquo- [Карты] Соч. Трескот. Вырез. Е. Худяков. 1 Л. 45×56 (48×59). Раскраш. наклеен на полотно. Обрезана по рамке. СПб.: Акад. наук. 1783.

31. Отдел рукописей Российской национальной библиотеки. Ф. 611. Потемкин П. С. Ед. хр. № 27.

32. Ф. 216. Грейг A.C. Ед. хр. № 70.

33. ОПУБЛИКОВАННЫЕ ДОКУМЕНТЫ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОГОВОРЫ, ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ1. МАТЕРИАЛЫ

34. Договоры России с Востоком, политические и торговые Текст. / Сост. Юзефович Т. СПб., 1869.

35. Изъяснительная конвенция заключенная между Российскою империею и Портою Оттоманской в 10 день марта 1779 г. Текст. СПб., 1779. — 6 с.

36. Конвенция О постановлении новаго Тарифа для торговли Российских подданных в Турецких областях заключенная Августа 11-го дня 1799 года Текст. СПб.: Императорская типография, 1799. — 5 с.

37. Мартене Ф. Собрание трактатов и конвенций заключенных Россиею с иностранными державами Текст. T. XIII. Трактаты с Францией 17 171 807. СПБ.: Типография путей сообщения, 1902. -339 с. С. 231.

38. Мебде-и канун-и йеничери оджагы тарих. (История происхождения законов янычарского корпуса) Текст. Изд. текста, перевод, введение и комментарии И. Е. Петросян. М.: Наука, 1987. — 285 с.

39. Мирный договор заключенный между Его Величеством Государем Императором Всероссийским и Его Величеством Императором и Падишахом Оттоманским в Адрианополе Сентября 2 дня 1829 Текст.1. СПб., 1829. -4 с.

40. ПСЗРИ. Собрание второе. Т. 1У. (1829).

41. Тариф о сборе пошлин с привозимых и вывозимых из Турецких Областей российскими подданными Товаров, постановленный между Российскою империею и Портою Оттоманскою. Августа 11 дня 1799 года Текст. -СПб.: Императорская типография, 1801 65 с.

42. Трактат вечного мира и дружбы, заключенный между Империею Всероссийской и Оттоманскою Портою в ставке главнокомандующего Генерала Фельдмаршала Графа Румянцова, при деревне Кючук-Кайнаржи Текст. СПб.: Типография Сената, 1775 г.

43. ОПУБЛИКОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ МЕМУАРЫ, ДНЕВНИКИ, ПЕРЕПИСКА

44. Акты Кавказской археографической комиссии Текст. (АКАК). Т.П. -Тифлис, 1868. 58. АКАК. T.V. Тифлис, 1873.

45. АКАК. T. VI. 4.2. Тифлис, 1875.

46. АКАК. T. VIII. Тифлис, 1881.

47. Весела, 3. Турецкий трактат об османских крепостях Северного Причерноморья в начале XVIII в. Текст. / 3. Весела // Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы. 4. II. -М.: Наука, 1969. с. 98−139.

48. Внешняя политика России XIX и начала XX вв. Текст. T. VI. M.: Госполитиздат, 1962. — 866 с.

49. Волконский, H.A. Кавказ в 1787—1799 годах. Из уцелевших остатков Георгиевского архива Текст. // Черкесы и другие народы СевероЗападного Кавказа в период правления императрицы Екатерины II 17 871 791 гг. T. IV. Нальчик: Эль-Фа, 2004. — 448 с. 470

50. Волконский, H.A. Кавказ в 1787—1799 гг. Текст. / H.A. Волконский. // Кавказский сборник. T. XV. Тифлис: Тип. Канцелярии главноначальствующего гражданской частью на Кавказе, 1894. — 576.

51. Высочайшие рескрипты императрицы Екатерины II и министерская переписка по делам крымским. Из семейного архива гр. В. Н. Панина. Текст. -М, 1872.

52. Главани, К. Описание Черкесии, составленное Ксаверио Главани, французским консулом в Крыму и первым врачом хана в Бахчисарае, 20 января 1724 г. Текст. / К. Главани // АБКИЕА. Нальчик: Эльбрус, 1976.

53. Дневные записки путешествия доктора и Академии наук адьюнкта Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства, 1768 и 1769 году Текст. 4.1. СПб., 1795. -538 с.

54. Доклады и приговоры Правительствующего сената в царствовании Петра I. Текст. Т.1. -СП6., 1880.

55. Документы к истории завоевания Восточного берега Черного моря. Текст. (Собранные Е.Д. Фелицыным) // Кубанские Областные ведомости. № 6. Екатеринодар, 1891. С. 3−4.

56. Донесение российского резидента при крымском хане Никифорова о низложении Крым-Гирея Текст. // Записки Одесского общества истории и древностей. Т.1. Одесса: Гор. типография, 1844. — с. 375−378.

57. Дубровин, Н. Присоединение Крыма к России. Рескрипты, письма, реляции и донесения Текст. / Н. Дубровин. Т.1. 1775−1777 гг. СПб.: Тип. Имп. Акад. наук, 1885 — 873 с.

58. Дубровин, Н. Присоединение Крыма к России. Рескрипты, письма, реляции и донесения Текст. / Н. Дубровин. Т.2. 1778 г. СПб.: Тип. Имп. Акад. наук, 1885−924 с.

59. Дюбуа де Монперэ, Ф. Путешествие вокруг Кавказа у черкесов и абхазов, в Колхиде, в Грузии, в Армении и в Крыму Текст. / Ф. Дюбуа де Монперэ. (Перевод с фр. H.A. Данкевич-Пущиной). Сухуми: АБГИЗ, 1937.- 178 с.

60. Журнал кампании по Кавказской линии покойного генерала от инфантерии и кавалера Ивана Ивановича Германа 1790 года от 22 сентября по 30 число Текст. // Кавказская война: истоки и начало 17 701 820. СПб.: Изд-во журнала & laquo-Звезда»-, 2002. с. 204−217.

61. Записки генерал-фельдмаршала князя Александра Александровича Прозоровского (1756−1776) Текст. М.: AHO Редакция альманаха & laquo-Российский архив& raquo-, 2003. — 784 с.

62. Записки Мухаммеда Неджати-эфенди, турецкого пленного в России в 1771—1775 гг. Текст. // Русская старина. Т. 81. СПб., 1894.

63. Записки отставного генерал-майора Сергея Ивановича Мосолова. // Кавказская война: истоки и начало 1770—1820. Текст. СПб.: Изд-во журнала Звезда, 2002. — 552 с.

64. Записки фельдмаршала графа Миниха Текст. (Пер. с фр., ред. и примеч. С.Н. Шубинского). СПб.: Я. А. Исаков, 1874. — 406 с.

65. Иванов, П. А. Из дел Николаевского Портового Архива Текст. / П. А. Иванов // ИТУАК. № 22. Симферополь: Типография Таврического Губернского правления, 1895. — с. 18−34.

66. Императрица Екатерина II и князь Потемкин. Подлинная переписка Текст. (Из сборника профессора Николаевской Акад. Ген. Штаба П. С. Лебедева). // Русская старина. Т. 17. № 11 (ноябрь). СПб., 1876.

67. История адыгов в документах Османского государственного архива Текст. Вып. 1. Нальчик: ГП КБР & laquo-Республиканский полиграфкомбинат им. Революции 1905 г. »-, 2009. — 404 с.

68. Кабардино-русские отношения в XVI—XVIII вв. Документы и материалы Текст. Т.2.- М.: Изд-во АН СССР, 1957. 424 с.

69. Кемпфер, Э. Новейшие государства Казань, Астрахань, Грузия и многие другие, царю, султану и шаху платившие дань и подвластные. Текст. / Э. Кемпфер // АБКИЕА. Нальчик: Эльбрус, 1976.

70. Клапрот, Ю. Описание поездок по Кавказу и Грузии в 1807 и 1808 годах. Текст. / Ю. Клапрот. Пер. с англ. К. А. Мальбахова. Нальчик: ГП КБР & laquo-Республиканский полиграфкомбинат им. Революции 1905 г. »-, 2008. -320 с.

71. Комисаренко, А. И. Документы об установлении прямых русско-итальянских торговых связей в середине XVIII в. Текст. /А.И. Комисаренко, И. С. Шарикова // Советские Архивы. № 2. М., 1972.

72. Кутузов, М. И. Документы Текст. / М. И. Кутузов. Под ред. [и с введ.] подполк. Л. Г. Бескровного. Т.1. М.: Воен. издат. тип. им. Ворошилова, 1950. -795 с.

73. Мариньи, Т. Де. Путешествие в Черкесию Текст. / Т. Де Мариньи // АБКИЕА. Нальчик: Эльбрус, 1976.

74. Мотрэ, А. де Ла. Путешествие господина А. де ла Мотрэ в Европу, Азию и Африку Текст. / А. де Ла Мотрэ // АБКИЕА. Нальчик: Эльбрус, 1976.

75. Народы Западного Кавказа (По неизданным запискам природного бжедуха князя Хаджимукова) Текст. // Кавказский сборник. Т. ХХХ. -Тифлис: Тип. Штаба Кавказского Военного округа, 1910. с. 1−50.

76. Осман-бей. Воспоминания 1855 года. События в Грузии и на Кавказе Текст. // Кавказский сборник. Т. П. Тифлис, 1877.

77. Пейсонель, К. Трактат о торговле на Черном море Текст. / К. Пейсонель // АБКИЕА. Нальчик: Эльбрус, 1976.

78. Пейсонель, К. Исследование торговли на черкесско-абхазском берегу Черного моря в 1750—1762 гг. Текст. В изложении Е. Д. Фелицина. -Северо-Кавказский филиал традиционной культуры М.Ц.Т.К.

79. Возрождение& raquo-. Перемышляны. Перемышлянская районная тип., 1990. -34 с.

80. Письма и бумаги императора Петра Великого. Текст. Вып.1. T. XI. М.: Изд-во АН СССР. — 1962. С. 401.

81. Письма и бумаги императора Петра Великого Текст. Т.1. (1688−1701). -СПб., 1887.

82. Письмо офицера Текст. // Северная пчела. № 91 от 31 юля 1828 г. СПб.: Тип. Н. Греча, 1828.

83. Пишчевич, A.C. Жизнь A.C. Пишчевича, им самим описанная. // Кавказская война: истоки и начало 1770—1820 Текст. / A.C. Пишчевич. -СПб.: Изд-во журнала Звезда, 2002. 552 с.

84. Походные и путевые журналы императора Петра 1-го 1695, 1696, 1697. 1708 год. Походный журнал 1695. Текст. СПб., 1853.

85. Походные и путевые журналы императора Петра 1-го 1695, 1696, 1697. 1708 год. Походный журнал 1696 года. Текст. СПб., 1853.

86. Приказы графа Миниха за 1736−1738 гг. Сборник военно-исторических материалов. Текст. Вып. XIV. Под ред. [и с предисл.] Ген. Штаба подполковник А. Баиов. СПб.: Воен. -стат. Отд. Глав, штаба, 1904. -359 с.

87. Рапорт генерал-поручика Талызина князю Потемкину. / Документы. № 15 Текст. // Черкесы и другие народы Северо-Западного Кавказа в период правления императрицы Екатерины II 1787−1791 гг. Т. IV. -Нальчик: Эль-Фа, 2004. 448 с.

88. Реформы Петра I. Сборник документов. Сост. В. И. Лебедев. М.: Государственное социально-экономическое издательство, 1937.

89. Рошешуар, Л. -В. -Л. Мемуары графа де Рошешуара, адъютанта императора Александра I. Текст. / Л. -В. -Л. Рошешуар. М.: Сфинкс, 1914.

90. Рошешуар, Л. -В. -Л. Мемуары графа де Рошешуара, адъютантаимператора Александра I. (Революция, Реставрация, Империя) Текст. // Кавказская война: истоки и начало 1770—1820. СПб.: Изд-во журнала Звезда, 2002. — с. 340−348.

91. Русско-адыгейские торговые связи (1793−1860 гг.). Сборник документов Текст. Майкоп: Адыгейское книжное изд-во. 1957. — 438 с.

92. Спенсер, Э. Путешествия в Черкесию Текст. / Э. Спенсер (Предисловие, перевод и комментарии Н. Нефляшевой). Майкоп: РИПО & laquo-Адыгея»-, 1994. — 154 с.

93. Тавернье, Ж. -Б. Шесть путешествий в Турцию, Персию и Индию Текст. / Ж. -Б. Тавернье // АБКИЕА. Нальчик: Эльбрус, 1976.

94. Томилов. Топографическое описание доставшимся по мирному трактату от Оттаманской Порты во владении Российской Империи землем, 1774 года Текст. / Томилов // ЗООИД. Т.7. Одесса: Франко-русская тип. JI. Данилкина, 1879. с. 194−195.

95. Торнау, Ф. Ф. Секретная миссия в Черкесию русского разведчика барона Ф. Ф. Торнау. Воспоминания и документы. Текст. / Ф. Ф. Торнау /Сост. Б. М. Керефов и Р. У. Туганов. Нальчик: Эль-Фа, 1999. — 507 с.

96. Тучков, С. А. Записки 1766−1808 Текст. / С. А. Тучков // Кавказская война: истоки и начало 1770—1820. СПб.: Изд-во журнала Звезда, 2002. с. 218−339.

97. Филипсон, Г. И. Воспоминания Григория Ивановича Филипсона 1809−1883 Текст. / Г. И. Филипсон М.: Университетская типография (М. Каткова), 1885. -358 с.

98. Хан-Гирей. Записки о Черкесии Текст. Нальчик: Эльбрус, 1978. 335 с.

99. Хрестоматия по истории Кубани. (Документы и материалы) Текст. 4.1. Краснодар: Краснодарское книжное издательство, 1975.

100. Черкесы и другие народы Северо-Западного Кавказа в период правления императрицы Екатерины II 1781−1786 гг. Текст. Сборник документов. Т. З. Нальчик: Эль-Фа. 2000. — 328 с.

101. Черкесы и другие народы Северо-Западного Кавказа в период правления императрицы Екатерины II 1787−1791 гг. Текст. Сборник документов. Т.4. Нальчик: Эль-Фа, 2000. — 448 с.

102. ЛИТЕРАТУРА 5.1. СПЕЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

103. Абрамов, Я. Кавказские горцы Текст. / Я. Абрамов. СевероКавказский филиал традиционной культуры М.Ц.Т. К. Возрождение. -Перемышляны: Перемышлянская районная тип., 1990. 36 с.

104. Алиев, Б.Г. Дагестано-Причерноморские торговые контакты (работорговля) Текст. / Б. Г. Алиев, Е. И. Иноземцева, М. -С. К. Умаханов. 476

105. Международные отношения в бассейне Черного моря в древности и средние века. Ростов-на/Д.: РГПУ. НМЦ Археологии. — с. 114−117.

106. Алиева, С.И. К истории изучения ногайцев XV начала XX века на Кубани. Материалы для историографического обзора Текст. / С. И. Алиева. — Армавир: АГПУ, 1997. — 107 с.

107. Алиева, С. И. Топонимия ногайцев на Кубани Текст. /С.И. Алиева. Армавир: Армавирское ИНН комитета по печати администрации Краснодарского Края. г. Армавир, ул. Комсомольская, 123, 1996. — 40 с.

108. Андреев, А. Р. История Крыма. Текст. /А.Р. Андреев. М.: Белый волк, 2002. 276 с.

109. Андрианов, П. М. Военное искусство Петра Великого Текст. / П. М. Андрианов // История русской армии от зарождения Руси до войны 1812 г. СПб.: ООО Издательство Полигон, 2003. — 702, [2] е.: ил. — 96−239.

110. Артамонов, В.А. О русско-крымских отношениях конца XVII-начала XVIII вв. Текст. /В.А. Артамонов. // Общественно-политическое развитие феодальной России. Сборник статей. М.: АН СССР, Институт истории СССР, 1985. — с. 71−88.

111. Артюхин, Ю. В. Океанологический фон противоборства России и Турции за обладание устьевой частью р. Дон Текст. /Ю.В. Артюхин. // Большой ромбит. Сборник статей по истории и исторической географии Восточного Приазовья. Ейск, 2010. — с. 19−25. С. 24.

112. Аствацатурян, Э. Г. Оружие народов Кавказа Текст. / Э. Г. Аствацатурян. Москва-Нальчик: Хоббикнига Эль-Фа, 1995 — 192 с.

113. Багер, X. Реформы Петра Великого. Обзор исследований Текст. /

114. X. Багер. /Перевод с дат. В. Е. Возгрина. М.: Прогресс, 1985. — 198 с.

115. Базиленко, И. В. Бахаизм и политика России на мусульманском Востоке Текст. /И.В. Базиленко. // Россия, Запад и мусульманский Восток в колониальную эпоху. СПб.: Изд-во Дмитрий Булавин, 1996. с. 44−70.

116. Баиов, А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736—1739 гг. Текст. /А.К. Баиов. Т.2. СПб., 1906.

117. Бакунин, В. М. Описание калмыцких народов, а особливо из них торгоутского, и поступков их ханов и владельцев Текст. /В.М. Бакунин. 2-е изд. Элиста: Калм. Кн. изд-во, 1995. — 153 с.

118. Бантыш-Каменский, Д. Н. Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов с 48 портретами Текст. /Д.Н. Бантыш-Каменский. Ч. 1−3. СПб.: Типография Третьего Департамента Министерства Государственных Имуществ, 1840. — 314 с.

119. Барановский, Б. Кавказ и Польша в XVII в. Текст. /Б. Барановский. // Россия, Польша и Причерноморье в XV XVIII вв. — М.: Наука, 1979. -с. 248−262.

120. Батмаев, М. М. Калмыки в ХУІІ-ХУІІІ вв. Люди. События. Быт. Текст. /М.М. Батмаев. 2-е изд. Элиста: Калм. Кн. Изд-во, 1993. — 382 с.

121. Беджанов, М. Б. Россия и Северный Кавказ: межнациональные отношения на пороге XXI века Текст. / М. Б. Беджанов. Майкоп: ГУРИПП Адыгея, 2002.

122. Берх, В. Н. Жизнеописание генерал-адмирала графа Федора Матвеевича Апраксина Текст. / В. Н. Берх. СПб.: В морской типографии, 1825. — 154 с.

123. Бижев, А. Х. Адыги Северо-Западного Кавказа и кризис восточного вопроса в конце 20-х начале 30-х гг. XIX в. Текст. / А. Х. Бижев. -Майкоп: Меоты. 1994. 325 с.

124. Бичурин, Н. Я. Историческое обозрение ойратов или калмыков с XV столетия и до настоящего времени Текст. / Н. Я. Бичурин. Элиста: Калм. Кн. изд-во, 1991. (репринтное издание соч. 1834 г.) — 127 с.

125. Блиев, М. М. Кавказская война Текст. /М.М. Блиев, В. В. Дегоев. VI.: Росет. 1994. -592 с.

126. Б лиева, З. М. Некоторые черты административного развития Северного Кавказа в 20-х гг. XIX в. Текст. / З. М. Блиева // Россия и Северный Кавказ (Проблемы историко-культурного единства). -Грозный: Изд-во ЧИТУ, 1990. с. 72−81.

127. Богданов, К. А. Морская картография Текст. / К. А. Богданова. 4.1. -Л.: Издание гидрографического управления ВМС. 1954. 166 с.

128. Богданович, М. И. Восточная война 1853−1856 годов Текст. / М. И. Богданович. Изд. 2-е. Т.1. СПб.: Тип. М. Стасюлевича, 1877. — 279 с.

129. Богданович, М. И. История царствования императора Александра I и России в его время Текст. / М. И. Богданович.Т.Ш. СПб.: Тип. Ф. Сущинского, 1869. — 486 с.

130. Богословский, М. М. Петр I. Материалы для биографии Текст. / М. М. Богословский.Т.2. Первое заграничное путешествие 1697−1698. -М.: ЗАО Центрполиграф, 2007. 703 с.

131. Богословский, М. М. Петр I. Материалы для биографии Текст. /

132. М. М. Богословский. Т. З. Стрелецкий розыск. Воронежское кораблестроение. Городская реформа 1699 г. Карловицкий конгресс. 1698−1699. М.: ЗАО Центрполиграф, 2007.- 559 с.

133. Боевая летопись русского флота Текст. М., 1948.

134. Борисенко, И. В. Очерки исторической географии Калмыкии. Дореволюционный период Текст. / И. В. Борисенко. Элиста, 1991.

135. Бранденбург, Н. Кубанский поход 1711 года. Текст. / Н. Бранденбург // Военный сборник. LIV. № 3. СПб.: Типография департамента уделов, 1867. — с. 29−42.

136. Брикнер, А. Г. История Петра Великого Текст. / А. Г. Брикнер. М.: ООО Издательство ACT, 2002. — 666 с.

137. Бутков, П. Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 гг. Текст. / П. Г. Бутков.Ч. 1−3. СПб.: Тип. Имп. Акад. наук, 1869 — 602 с.

138. Бутурлин, Д. Военная история походов россиян в XVIII столетии. Текст. /Д. Бутурлин. 4.1. (Перевод с французского А. Хатова). Т.1. Введение. СПб.: Военная тип. Гл. Штаба Его Имп. Вел., 1819 — 392 с.

139. Бутурлин, Д. П. Военная история походов россиян в XVIII столетии Текст. / Д. П. Бутурлин, (пер. с фр. А. Хатова). Т.З. СПб.: Военная типография Главного Штаба Его Императорского Величества, 1821 — 412 с.

140. Бутурлин, Д. П. Картина войн России с Турциею в царствования императрицы Екатерины II и императора Александра I. Текст. / Д. П. Бутурлин (Перевод с французского) Ч. 1. Первая Турецкая война в царствование императрицы Екатерины II. СПб.: Типогр.

141. Императорского воспитат. Дома, 1829 188 с.

142. Васильев, JI.C. История Востока Текст. / JI.C. Васильев. Т.1. М., 1993.

143. Вахрин, С. И. Биографии кубанских названий Текст. / С. И. Вахрин. Красно дар-Армавир: АГПИ, 1995.

144. Великая, H.H. Российскость как парадигиа изучения российско-кавказского единства Текст. / H.H. Великая // Актуальные и дискуссионные проблемы истории Северного Кавказа. Южнороссийское обозрение № 45. Ростов-на/Д., 2007.

145. Веселовский, Н.И. Военно-исторический очерк города Анапы Текст. / Н. И. Веселовский. Пг.: Тип. Главного управления Уделов, 1914. -85 с.

146. Вилинбахов, В. Б. Из истории русско-кабардинского боевого содружества Текст. / В. Б. Вилинбахов. Нальчик: Эльбрус, 1982. — 253 с.

147. Виноградов, Б. В. Горские набеги в контексте российско-кавказских взаимоотношений периода правления Павла I Текст. / Б. В. Виноградов //

148. Вопросы Северокавказской истории. (Сборник научных статей аспирантов и соискателей). Вып.1. Армавир: ИЦ АГПУ, 1996. — с. 27−33.

149. Виноградов, Б. В. Очерки этнополитической ситуации на Северном Кавказе в 1783—1786 гг. Текст. / Б. В. Виноградов Краснодар-Армавир: ГУП К К Армавирское полиграфпредприятие, 2004. — 92 с.

150. Виноградов, В. Б. Критический обзор дореволюционных разделов краеведческих пособий для учителей и школьников Краснодарского края Текст. / В. Б. Виноградов Армавир, 1992.

151. Виноградов, В. Б. Российскость как основа русско-кавказского совместничества Текст. / В. Б. Виноградов // Российскость: понятие, содержание, историческая реальность. Армавир: ГУП Армавирское полиграфпредприятие, 1999.

152. Виноградов, В. Б. Страницы истории Средней Кубани Текст. / В. Б. Виноградов Армавир: АИПП департамента печати и информации администрации Краснодарского края г. Армавир, ул. Комсомольская, 123. 1993- 104 с.

153. Виноградов, В. Б. Эскизы принципов и практики кавказской & laquo-российскости»- Текст. / В. Б. Виноградов, Е. Г. Люфт, Ю. Е. Чарыкова. -Москва-Армавир, 2009.

154. Виноградов, В. Б. Первая русская карта Северного Кавказа Текст. / В. Б. Виноградов, Т. С. Магомадова // Вопросы истории. М., 1976. № 6.

155. Виноградов, В.Б. Крымско-османские противоречия в период крушения государства Гиреев (1720−1780-е гг.) Текст. / В. Б. Виноградов, Ю. В. Приймак // & laquo-Сборник Русского исторического общества& raquo-. Россия и

156. Крым. Т. 10 (158). -М.: Русская панорама, 2002. с. 158−166.

157. Виноградов, В. К. Феодосия. (Исторический очерк) Текст. / В. К. Виноградов. 3-е изд. Феодосия: Тип. т-ва Прогресс, 1916. — 127 с.

158. Висковатов, А. Взятие Анапы в 1791 году Текст. / А. Висковатов // Северная пчела. № 91 от 31 июля 1828 г. СПб.: Тип. Н. Греча, 1828.

159. Висковатов, А. Военные действия эскадры контр-адмирала Пустошкина при Анапе, в 1807 году Текст. / А. Висковатов // Славянин. Часть шестая. СПб.: Тип. Императорской Российской Академии наук, 1828. -475−488 с.

160. Витол, A.B. Османская империя и международные отношения в 1718—1735 гг. Текст. / A.B. Витол. -М.: Наука, 1987. 135 с.

161. Витол, A.B. Османская империя начало XVIII в. Текст. / A.B. Витол. -М., 1987.

162. Волков, И. В. Клад монет из Анапы времен строительства турецкой крепости Текст. / И. В. Волков // Древности Кубани. Вып. 14. -Краснодар, 1999.

163. Волкова, Н. Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII начале XX века Текст. / Н. Г. Волкова — М.: Наука, 1974. — 276 е., ил., табл.

164. Ганкевич В. Ю. Крым в конце XVIII- начале XX вв. Текст. / В. Ю. Ганкевич, С. С. Щевелев // Сборник Русского исторического общества. Т. 10 (158). Россия и Крым. М.: Русское историческое общество -Русская панорама, 2006. — 588 с.

165. Гапуров, Ш. А. К вопросу о & laquo-набеговой системе горцев& raquo- Текст. /

166. Ш. А. Гапуров // Известия высших учебных заведений. СевероКавказский регион. Общественные науки. № 4. Ростов-на/Д., 2003. -с. 27−32.

167. Гапуров, Ш. А. Дагестан в кавказской политике России в первой четверти XIX в. Текст. / Ш. А. Гапуров, Д. Б. Абдурахманов, A.M. Израйилов A.M. Нальчик: ГП КБР Республиканский полиграфкомбинат им. Революции 1905 г. Издательский центр Эль-Фа, 2008. -488 с.

168. Гапуров, Ш. А. Движение горцев под руководством шейха Мансура и русско-турецкие отношения в конце XVIII в. Текст. / Ш. А. Гапуров, Т. А. Евлоев // Шейх Мансур и освободительная борьба народов Северного Кавказа в последней трети XVIII века. Грозный, 1992.

169. Гильденштедт, И. А. Путешествие по Кавказу в 1770—1773 гг. Текст. / И. А. Гильденштедт СПб.: Петербургское Востоковедение, 2002−512 с.

170. Гладыш, С. А. Азовские походы 1695−1696. Текст. / С. А. Гладыш // Советская Военная Энциклопедия. 2-е изд. Т.1. М.: Воениздат, 1990. -543 с.

171. Глинка, Ф. Описание похода Русского войска под начальствомгенерала Б. в Закубанские горы против Черкесов и Турецкойкрепости Анапы Текст. / Ф. Глинка // Военный журнал. Кн. VIII. СПб.: Тип. Гвардейского штаба, 1818. — с. 59−67.

172. Глинка, Ф. Описание похода Русского войска под начальством генерала Б. в Закубанские горы против Черкесов и Турецкойкрепости Анапы Текст. / Ф. Глинка // Военный журнал. Кн. IX. СПб.: Тип. Гвардейского штаба, 1818. — с. 44−49.

173. Кавказа. »- Текст. / Я. А. Гордин // Звезда. М., 2002. № 4.

174. Греков, И.Б. К вопросу о характере политического сотрудничества Османской империи и Крымского ханства Текст. / И. Б. Греков // Россия, Польша и Причерноморье в XV XVIII вв. — М.: Наука, 1979. — с. 299−314.

175. Гриневский, O.A. Прокофий Возницын, или Мир с турками Текст. / O.A. Прокофьев. М.: Международные отношения, 1992. — 184 с.

176. Гугов, Р. Х. Кабарда и Балкария в XVIII веке и их взаимоотношения с Россией Текст. / Р. Х. Гугов Нальчик: Эль-Фа, 1999. — 686 с.

177. Гудаков, В. В. Об экономическом соперничестве России, Крыма и Турции на Северном Кавказе в 60-е годы XVIII в. (В свете документов из Топканы) Текст. / В. В. Гугов // Россия и Черкесия (вторая половина XVIII XIX вв.). — Майкоп, 1995.

178. Дебидур, А. Дипломатическая история Европы 1814−1876. Текст. / А. Дебидур. T.I. (Пер. с фр.) Ростов-на/Д.: Феникс, 1995. — 508 с.

179. Дегоев, В. В. Внешняя политика России и международные системы: 1700−1918 гг. Текст. / В. В. Дегоев. М.: Московский государственный институт международных отношений (Университет) — Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2004. — 496 с.

180. Демиденко, О.И., Перепелкина Н. В. Каменоломни Аджимушкая. Текст. / О. И. Демиденко // Сборник Русского исторического общества. Россия и Крым. Т. 10 (158). М.: Русская панорама, 2002. с. 183−199.

181. Джимов, Б. М. Антифеодальная борьба кубанских горцев Текст. / Б. М. Джимов // Очерки истории Кубани с древнейших времен по 1920 г. /Под ред. В. Н. Ратушняка. Краснодар: Советская Кубань, 1996. — 656 с.

182. Джимов, Б. М. Политика ведущих держав и ее отражение в ходекавказской войны (конец XVIII первая половина XIX в.) Текст. / Б. М. Джимов // Кавказская война. Уроки истории и современность (Материалы научной конференции). — Краснодар, 1995.

183. Дмитриев, А. Новороссийск в древней истории Отечества Текст. /

184. A. Дмитриев // Исторические записки. Исследования и материалы. Вып.2. -Новороссийск, 1996 с. 60−71.

185. Довгань, А. Н. Кубанские эпизоды российско-османской войны 1710−1711 гг. Текст. / А. Н. Довгань // Археология, этнография и краеведение Кубани. Материалы 14 всероссийской межвузовской конференции. Армавир, 2006.

186. Дон и степное Предкавказье XVIII первая половина XIX. Заселение и хозяйство Текст. — Ростов-на/Д.: Издательство Ростовского университета, 1977.

187. Дон и степное Предкавказье XVIII первая половина XIX. Социальные отношения, управление, классовая борьба Текст. — Ростов-на/Д.: Издательство Ростовского университета, 1977.

188. Дорофеев, Г. JI. Крепость Святого Георгия Текст. / Г. JI. Дорофеев,

189. B.А. Фоменко // Крепости Азово-Моздокской линии. Пятигорск: ПГТУ, 2003. -48 с.

190. Дружинина, Е.И. Кючук-Кайнарджийский мир 1774 Текст. / Е. И. Дружинина / Советская историческая энциклопедия. Т.8. М.: Изд-во Советская энциклопедия, 1965.- 992 столб, с илл. и карт., 6 л. илл. и карт.

191. Дружинина, Е.И. Кючук-Кайнарджийский мир 1774 года (его подготовка и заключение) Текст. / Е. И. Дружинина. М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1955. -386 с.

192. Дубровин, И. Черкесы (Адыге) Текст. / И. Дубровин. Вып.1. -Краснодар: Издание общества изучения Адыгейской автономной области и адыгейского областного историко-этнографического музея, 1927. 180 с.

193. Дубровин, Н. Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. От принятия Грузии под покровительство России до вторжения персов (1794 г.). Текст. / Н. Ф. Дубровин. Т.2. СПб.: Тип. И. Н. Скороходова, 1886 — 318 с.

194. Елагин, С. И. История Русского флота. Период Азовский Текст. / С. И. Елагин. СПБ.: Тип. Гогенфельдена и Ко, 1864. — 383 с.

195. Епифанов, П.П. К вопросу о военной реформе Петра Великого Текст. / П. П. Епифанов // Вопросы истории. № 1. М., 1945.

196. Живописные очерки Константинополя (Издатель А.И. Давыдов) Текст. СПб.: Тип. Эдуарда Праца, 1855. — 126 с.

197. Зайончковский, А. Летопись Кипчакской степи (Теварих-и Дешт-и Кипчак) как источник по истории Крыма Текст. / А. Зайончковский // Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы. 4. II. М.: Наука, 1969. с. 10−28.

198. Зайончковский, A.M. Восточная война 1853−1856 гг. в связи с современной ей политической обстановкой Текст. / A.M. Зайончковский. T.I. СПб.: Экспедиция заготовления государственных бумаг, 1908. — 764 с.

199. Зоткин, Н. Ф. Краснознаменный Черноморский флот Текст. / Н. Ф. Зоткин, М. А. Любчиков, П. П. Болгари, A.A. Ляхович, П. Н. Медведев, Д. И. Корниенко. М.: Воениздат, 1979. — 311 с.

200. Ибрагимбейли, Х. М. Кавказ в Крымской войне 1853−1856 гг. и международные отношения Текст. / Х. М. Ибрагимбейли М.: Наука, 1971. -404 с.

201. Ивонин, Ю. Е. Западная Европа и Османская империя во второйполовине XV XVI в. Текст. / Ю. Е. Ивонин. — М., // Вопросы истории. -1982. -№ 4. С. 68−84.

202. История многовекового содружества: К 450-летию союза и единения народов Кабардино-Балкарии и России Текст. Нальчик.: Изд-во М. и В. Котляровых, 2007. — 720 с.

203. История народов Северного Кавказа (конец XVIII 1917 г.). Текст. Т.2. / отв. ред. A. J1. Нарочницкий. — М.: Наука, 1988. — 659 с.

204. История о некрасовцах. 4.1. (автор некий Бв.). Текст. // Северная пчела. № 105 (1 сентября 1828 г.) СПб.: Тип. Н. Греча, 1828

205. История о некрасовцах. 4.2. (автор некий Бв.). Текст. // Северная пчела. № 106 (4 сентября 1828 г.). СПб.: В тип. Н. Греча, 1828.

206. История стран Азии и Африки с середины XVII до последней четверти XIX в. Текст. М.: Изд-во МГУ, 1971.

207. Кавказская война: народно-освободительная борьба горцев Северного Кавказа в 20−60-х гг. XIX в. Текст. Махачкала: Изд-во Юпитер, 2006. — 520 с.

208. Кавказцы или подвиги и жизнь замечательных лиц действовавших на Кавказе. Генерал-фельдмаршал Иван Васильевич Гудович. Текст. (Под ред. С. Новоселова). СПб.: Тип. Якова Трея, 1858. — 71 с.

209. Кажаров, В. Х. Традиционные общественные институты кабардинцев и их кризис в конце XVIII- первой половине XIX в. Текст. / В. Х. Кажаров // Сборник статей молодых ученых и аспирантов. -Майкоп: Меоты. 1993. с. 26−34.

210. Казаков, A.B. Адыги (черкесы) на российской военной службе.

211. Воеводы и офицеры. Середина XVI начало XX в. Текст. / A.B. Казаков — Нальчик: Издательский центр Эль-Фа, 2006. — 408 с.

212. Каракаев, З. Х. Адыги и междоусобная борьба в Крымском ханстве в 10−30-е гг. XVII в. Текст. / З. Х. Каракаев // Информационно-аналитический вестник. Вып.З. Майкоп: Меоты, 2000 — с. 76−83.

213. Керейтов Р. Х. Ногайцы. Особенности этнической истории и бытовой культуры Текст. / Р. Х. Керейтов. Ставрополь: Сервисшкола, 2009. — 464 с.

214. Кидирниязов, Д.С. Хозяйственно-бытовые и культурные связи ногайцев с народами Северного Кавказа в XVI—XIX вв. Текст. / Д. С. Кидирниязов // Информационно-аналитический вестник. Вып. 8. -Майкоп: Меоты, 2004.

215. Кинросс JI. Расцвет и упадок Османской империи Текст. / JI. Кинросс / Под ред. М. С. Мейера. Пер. с англ. М. Пальникова. М.: Кронпресс, 1999. 696 с.

216. Киняпина, Н. С. Административная политика царизма на Кавказе и в Средней Азии в XIX в. Текст. / Н. С. Киняпина // Вопросы истории. № 4. 1983. с. 35−47.

217. Киняпина, Н. С. Кавказ и Средняя Азия во внешней политики России Текст. / Н. С. Киняпина, М. М. Блиев, В. В. Дегоев. М.: Изд-во МГУ, 1984. -328 с.

218. Кипкеева, З. Б. Народы Северо-Западного и Центрального Кавказа: миграции и расселение (60-е годы XVIII в. 60-е годы XIX в.) Текст. / З. Б. Кипкеева. — М.: Изд-во Ипполитова, 2006. 360 с. — илл. С. 9.

219. Кипкеева, З. Б. Северный Кавказ в Российской империи: народы, миграции, территории Текст. /З.Б. Кипкеева. Ставрополь: Изд-во СГУ, 2008. -432 с.

220. Киселев, A.A. Культура кубанских адыгов Текст. / A.A. Киселев / Очерки истории Кубани с древнейших времен по 1920 г. / Под ред. В. Н. Ратушняка. Краснодар: Советская Кубань, 1996. — 656 с.

221. Клычников, Ю.Ю. & laquo-Хищничество»- и & laquo-пленопродавство»- на Северном Кавказе Текст. / Ю. Ю. Клычников // История и культура народов Северного Кавказа. Сборник научных трудов. Вып.З. -Пятигорске: ООО Изд-во Спецпечать, 2005.С. 46−68.

222. Клычников, Ю. Ю. Деятельность А.П. Ермолова на Северном Кавказе (1816−1827) Текст. / Ю. Ю. Клычников. Ессентуки- Армавир: ГУП Армавирское полиграфпредприятие, 1999. — 135 с.

223. Клычников, Ю. Ю. Из истории формирования российского Северного Кавказа во второй половине XVI—XVIII вв.еках Текст. / Ю. Ю. Клычников. Пятигорск: Тип. ООО Издательский дом, 2008 — 136 с.

224. Клычников, Ю. Ю. Особенности политической ситуации на Северном Кавказе при преемниках Петра I (вторая пол. 20-х 50-е годы XVIII в.) Текст. / Ю. Ю. Клычников // История и культура народов

225. Северного Кавказа. Сборник научных трудов. Вып.9. Пятигорск: ООО Издательский дом, 2008. — С. 21−39.

226. Клычников, Ю. Ю. Северокавказский узел: особенности конфликтного потенциала. (Исторические очерки) Текст. / Ю. Ю. Клычников, С. И. Линец / Под. Ред. Академика В. Б. Виноградова. -Пятигорск: РИА-КМВ, 2006. 211 с.

227. Клычников, Ю. Ю. Очерки истории прошлого народов Северного Кавказа. Текст. / Ю. Ю. Клычников. Пятигорск: Изд-во ПГТУ, 2004. -114 с.

228. Королев, В. Н. Черкесские элементы в донском казачестве (XVI-XVII вв.) Текст. / В. Н. Королев // Россия и Северный Кавказ (Проблемы историко-культурного единства). Грозный: Изд-во ЧИТУ, 1990. — с. 1733.

229. Короленко, П. П. Головатый кошевой атаман Черноморского казачьего войска Текст. / П. П. Короленко // Кубанский сборник. T. XI. -Екатеринодар: Тип. Кубанского Областного Правления. 1904.

230. Короленко, П. П. Двухсотлетие Кубанского казачьего войска (16 961 896) Текст. / П. П. Короленко. Исторический очерк. Екатеринодар: Типография Кубанского областного правления, 1896.

231. Короленко, П. П. Записки по истории Северо-Восточного побережья Черного моря Текст. / П. П. Короленко // Записки Императорского

232. Одесского общества истории и древностей. Т. XXIX. Одесса: Славянская типография Е. Хрисогелос, ул. Кондратенко, дом № 8, 1911. -11−20.

233. Короленко, П.П. К биографии генерал-майора Безкровного Текст. / П. П. Короленко // Кубанский сборник. T. XI. Екатеринодар: Тип. Кубанского Областного Правления, 1904.

234. Короленко, П. П. Некрасовские каз

Заполнить форму текущей работой