Борис Годунов - реформатор России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Борис Годунов - реформатор России

В период достаточно долгого (1534−1584гг.) правления Ивана Грозного во власть Московского государства с взятием Казани и Астрахани перешло все Поволжье. Это в свою очередь подготовило колонизацию более отдаленных районов Азии и продвижению русских на восток. Принятие царского титула, созыв Земского собора, стремление оживить земскую жизнь и ослабить путы боярского самовластия- все это были действия в духе новой исторической эпохи. Иван чувствовал потребности времени и старался действовать в соответствии с ними. К сожалению, в силу особенностей своего характера, Иван скоро сбился с верного пути.

Опричнина, разорительная проигранная Ливонская война, безудержный террор, направленный против подданных, наконец, убийство собственного сына — все это повлекло за собой трагические последствия, сделавший назревающий социальный взрыв неизбежным.

Иван Грозный, умирая, оставил после себя лишь двух сыновей: Федора от первой жены Анастасии Романовой и Дмитрия от последней — Марии Нагой. Федор с рождения отличался выраженным слабоумием, но именно он должен был наследовать Грозному после его смерти. В мае 1584 г. Федор венчался на царство, а Дмитрий с матерью и дядьями был отправлен на житье в Углич.

Ни для кого не было секретом, что Федор не способен править.

Поэтому сразу после смерти Грозного среди бояр развернулась борьба за влияние на царя. В конце концов, в этом преуспел царский шурин боярин Борис Федорович Годунов.

Род Годуновых происходил от татарского мурзы Чета, который в ХIV веке в Орде принял крещение от митрополита Петра и поселился на Руси под именем Захарии. Потомок мурзы Иван по кличке Годун и дал последующему роду название Годуновых.

В 1580 г. последний отпрыск московских великих князей, сын Ивана Грозного и будущий царь Федор Иванович женился на Ирине Федоровне Годуновой. Тогда при дворе Грозного и появился брат Ирины Борис, женатый на дочери царского любимца Малюты Скуратова. Грозный полюбил его и в 1581 г. Борис был пожалован в бояре. Возвышение лиц и родов через родство с царицами было обычным явлением в московской истории, но такое возвышение часто оказывалось непрочным. Сама близость Бориса к Грозному уже была опасна. Говорят, что Царь жестоко избил Бориса своим жезлом, когда тот заступился за убитого царем сына. От побоев Борис слег и несколько месяцев болел. Но Грозный сам оплакивал своего сына и, оценив смелость Бориса, стал оказывать ему еще большую благосклонность.

Со смертью Грозного царем сделался слабоумный Федор, который должен был на деле передать свою власть тому из близких, кто окажется способнее всех и хитрее. Таковым в придворном кругу оказался Борис. На тот момент ему было 32года.

Статный, красивый собой, он был умен, крайне расчетлив, обладал даром красноречия и был в высшей степени самолюбив. Он умел выжидать и пользоваться удобными минутами, надевать на себя личину благочестия, показывать доброту и милосердие, а где нужно — строгость и суровость.

Царь Федор находился под влиянием своей жены, а Борис был дружен с нею, потому вскоре стал ближе всех к царю. У него были два соперника — князь Иван Петрович Шуйский, имевший большой авторитет у московского люда и поддержку митрополита, а так же, Никита Романович Романов-Юрьев, родной дядя царя, который, правда, был стар и парализован.

Сразу после венчания на царство Федора Борис постарался наилучшим способом устроить свое материальное положение. Когда новый царь, по обычаю, рассыпал милости вельможам, Борис получил Важскую волость, обширные луга на берегах Москвы-реки с рощами, пчельниками, доходы с Рязани, Твери, Торжка и со всех московских бань и купален. До сих пор он носил важный сан конюшего, теперь же он получил наименование ближнего государева боярина и титул наместника царств Казанского и Астраханского.

Борис собирал в своих руках управление делами постепенно. Но уже в это время он занялся своим любимым делом — постройкой городов, сознавая огромную пользу этой меры для государства. Для укрепления недавно присоединенного к Москве Поволжья Борис приказал строить по берегам Волги новые города — Цивильск, Уржум, Царево-Нокшайск, Самару, Царицын. При слиянии рек Белая и Уфа была основана крепость Уфа. Астрахань в те же годы была обнесена каменной стеной. На севере, в устье Северной Двины в 1586 г. был заложен Архангельск, ставший тот час важнейшим торговым пунктом. В самой Москве в 1586 г. была построена Белогородская стена. На юге в том же году были основаны Ливны, возобновлено строительство Курска и Воронежа. От города до города устраивались станицы, зазывались жители для поселения на привольных и пустых землях.

Ловко овладев властью, Годунов вскоре доказал, что умеет искусно ей пользоваться. Во внутренних преобразованиях того времени самым знаменательным событием стало учреждение русской патриархии. Борис начал хлопотать об этом еще в 1586 г., когда Москву посещал патриарх антиохийский Иоаким. Затем летом 1588 г. в Москву прибыл для сбора милости патриарх константинопольский Иеремия. По свидетельству летописца, Годунов вел с ним тайные речи. После этого царь Федор предложил Думе боярской пригласить Иеремию стать русским патриархом с условием пребывания во Владимире. Иеремия же отвечал, что не отрекается быть русским патриархом, но не во Владимире, а в Москве. Борис не желал получить в патриархи грека, не знающего даже русского языка. У него был верный и во всем послушный митрополит Иов.

Впрочем, Иеремия согласился благословить в патриархи того, кого предложит ему царь. Архиереи назначили трех кандидатов. Царь Федор, как и ожидалось, избрал митрополита Иова. Он и был посвящен Иеремией в патриархи 26 января 1589 года. Четыре владыки — Новгородский, Казанский, Ростовский и Крутицкий — посвящены были в митрополиты. А шесть епископов — вологодский, суздальский, нижегородский, смоленский, рязанский и тверской — получили звание архиепископов. В июне 1591 г в Москву прислана была соборная грамота восточных святителей

об учреждении пятой православной патриархии. В обмен на это Иеремия получил из России богатые пожалования на пользу греческой церкви. Таким образом, стараниями Бориса Годунова русская православная церковь обрела независимость от греческих патриархов, что имело огромное значение для международного престижа России и для внутренней жизни государства.

Во внешних делах Годунову достался нерешенный порубежный спор со Швецией. По условиям краткосрочного мира, заключенного при Грозном, шведы удержали за собой исконные русские города в Прибалтике. За ними остались Иван-город, Ям, Копорье и Карела. Но закрепить эти условия вечным миром Годунов отказался. Переговоры продолжались все время после смерти Ивана Грозного. Но в1589г. последовал полный разрыв, и в январе 1590 г. русская армия выступила в поход. При войске находился царь, а при царе в звании дворовых воевод — Борис Годунов и Федор Романов. Сам Годунов не чувствовал в себе военного таланта, и военными действиями руководил князь Дмитрий Хворостинин. Он взял Яму и разгромил 20-ти тысячный шведский отряд близ Нарвы. Но сам приступ к Нарве был отбит с большим уроном для русских. 25 февраля было заключено перемирие на год. Шведы уступили Яму, Иван-город и Копорье, обещали уступить еще и Карелу, но русским непременно нужна была Нарва.

Практически через год, когда, как раз, когда кончилось перемирие со Швецией, и военные силы были сосредоточены на севере, крымский хан Гази-Гирей неожиданно бросил огромные силы в русские пределы. Он настолько стремительно прошествовал по Руси и оказался на Оке, что русские думали лишь о защите столицы. Борис поручил первую линию обороны князю Федору Мстиславскому, сам же занял после него второе место. 4 июля 1591 г. хан подошел к селу Коломенскому, где вступил в бой с русскими, стоявшими в обозе. Татары потеряли несколько мурз, взяли много пленных, и к вечеру, с вершины Воробьевой горы глядели на Москву. Годунов приказал без умолку палить из пушек, а русские пленники сказали хану, что в Москве так встречают огромные силы из Новгорода и других мест, пришедшие на подкрепление. И завтра это войско готово ударить на хана. Гадзи-Гирей немедленно бежал, растеряв по дороге множество своих воинов. Мстиславский и Годунов погнались за неприятелем и разбили его отставшие полки близ Туры.

Со второй половины ХVв. в исторический летописях все чаще встречаются упоминания о казаках. Так татары называли отставшие от Орды шайки смельчаков, гулящих людей, которые вели вольную жизнь в приграничной степи, а при случае, не гнушались разбоя.

Точно в таком же значении это понятие вошло в употребление на Руси. Множество казаков появляется на южных окраинах Рязанской области, затем, все набирая силу, они спускаются к верховьям Дона и дают начало знаменитым в нашей истории донским казакам. Это вольное и отчаянное народонаселение могло оказать неоценимые услуги в защите рубежей от татарских набегов. Поэтому правительство и даже отдельные промышленные люди периодически нанимали казаков для обороны границ и вновь основанных городов. Так случилось и с ватагой опального атамана Ермака, укрывшегося от гнева Ивана грозного на Каме. Промышленники Строгановы наняли ратников Ермака для охраны основанных ими на Чусовой городков. До сентября 1582 казаки составляли гарнизоны Строгановских крепостищ, а затем Строгановы дали Ермаку триста своих ратников и отпустили его за Уральские горы против сибирского хана Кучума, обосновавшегося в столице сибирского ханства — городе Кашлык на берегу Иртыша.

Кучум оценил степень угрозы и собрал войско в тридцать раз превышающее численность казаков Ермака. Тем не менее, Ермак решил не отступать. Сражение началось утром 23 октября 1582 г на берегу реки Иртыш, недалеко от устья Тобола. И, хотя сибиряки дрались с отчаянной храбростью, они потерпели полное поражение и после упорного рукопашного боя бежали. Ермак вступил в Кашлык, а татары и прочее население (манси, вогулы) стали приходить и бить челом о принятии их в русское подданство. Таким образом огромный край протяженностью от Уральских гор до рек Чусовой и Утки (с запада на восток) и от Обского залива на севере и вниз по Иртышу на юг покорился горстке храбрецов.

Кучум уцелел в том бою и скрывался в степях. Лишь спустя три года, в 1585 г. ему удалось хитростью выманить казаков из Кашлыка и разбить их. Сам Ермак погиб. Но, не смотря на победу, Кучум уже не смог воссоздать свою державу. Почти сразу Годунов развернул строительство новых городов по берегам сибирских рек, в Сибирь двинулись отряды царских служилых людей и хлынул поток вольных переселенцев. Тюмень — в 1586 г., Тобольск — в 1587, позже — в 1593 Пельм и новый административный центр Березов. В 1594 г. на средней Оби строится Сургут, а на среднем Иртыше — Тара. В 1598 г в Барабинской степи близ Оби были настигнуты и разгромлены остатки войска Кучума, сам хан бежал, однако вскоре он погиб. Таким образом, русское господство утверждается по всему бассейну Оби, давая простор для дальнейшей колонизации Сибири.

Экономическая ситуация в России конца ХVIв. была очень непростой. Еще сильно сказывались последствия опричнины. Внутренняя политика Ивана Грозного способствовала закрепощению русского крестьянства. С открытием Сибири, с занятием земель на юге последовало движение народа в этих направлениях. Пустели целые посады и волости. Если бы оттоку населения не было бы поставлено пределов, то можно было бы ожидать, что середина государства скоро лишится большей части тяглового люда, а оставшиеся не вынесут бремени налогов и впадут в нищету. Учитывая интересы служилых людей, государство должно было любой ценой остановить переход крестьян из поместий. Существует мнение, что правительство царя Федора издало указ, отменявший право крестьянского выхода, лишивший крестьян возможности покидать раз занятые ими земли. Однако в уцелевших актах нет указаний на то, чтобы такой указ был когда-либо издан. А вот указ о пятилетнем сыске беглых крестьян и закона о кабальных холопах, лишаемых права освобождаться путем уплаты долга, был принят в 1597 г. Многие историки склонны считать, что именно этот указ ввел крепостничество в России и таким образом предопределил ее историю на многие века. Однако могут быть правы и те, кто считает, что крепостное право на Руси установилось несколько позднее, при первых Романовых, постепенно, не юридически, а ходом самой жизни.

В конце XVI в. Процесс закрепощения уже обнажился со всей очевидностью, но далеко еще не был доведен до конца. Сам Борис, стараясь удержать народ в центре государства, нуждался, однако, и в расселении его на окраинах.

Несколько ранее, в мае 1591 г, произошло событие, сильно повлиявшее на отношение к Годунову народа и приближенных

Сосланный еще в 1584 г в Углич царевич Дмитрий был таинственным образом убит. Если верить некоторым летописцам, царевич проявлял буйный нрав, отличался мстительным характером и даже предрасположенностью к жестокости, часто игрался с оружием. Нашлись свидетели, которые утверждали, что Царевич играл с другими детьми ножом и в припадке падучей сам покололся ножом в горло. Мать Дмитрия, царица Марья, которой, однако, не было во дворе в тот момент, уверена была, что Дмитрия зарезали по наущению Годунова, так как царевич всегда оставался для Бориса досадной помехой на пути к престолу. Василий Шуйский, проводивший дознание, докладывал царю, что царевич зарезался сам. Правда, много позднее, в 1605 г. после смерти Бориса, перед множеством народа вообще отрекся от своих слов и объявил, что царевич спасся, и на его место погребен другой ребенок. А в июне 1606 г, став царем, издал манифест о том, что Дмитрий был убит по приказу Годунова. Очевидно, что Шуйский лукавил, исходя из личной выгоды и политической обстановки.

Тем не менее, смерть царевича 15 мая 1591 г. вызвала подлинный мятеж в Угличе и породила невероятные слухи, поразив народное воображение. Почти сразу заговорили, что виновник смерти Борис, и чем более он набирал силы во власти, тем сильнее народ убеждался в этом.

Даже теперь, имея на руках все документы, историки не могут решить окончательно, был ли царевич убит, или сам себя заколол, и вообще умер ли он 15 мая 1591 г. или остался жив. Но, как бы там ни было, смерти Дмитрия, вольной или невольной, Годунову не простили никогда.

В 1595 г заключен был, наконец, мир со Швецией. Шведы возвратили Карелу, а русские отказались от Нарвы и всех притязаний на Эстонию. Это было последнее деяние Бориса в царствование Федора Ивановича. Сын у Федора так и не родился, а дочь умерла в младенчестве. В конце 1597 г он сам занемог тяжелой болезнью и умер 7 января 1598 года. Ирина, наследница престола, от царствования отреклась и на девятый день после кончины мужа выехала из дворца в Новодевичий монастырь и приняла постриг под именем Александры.

Во главе правления должен был пока стать патриарх. Иов многим был обязан Борису. Теперь пришло время вернуть долг. На Земском соборе, открывшемся 17 февраля, Иов первым держал речь, задав риторический вопрос: «Кому же на великом преславном государстве государем быть?» 20 февраля патриарх с духовенством, боярами и всенародным множеством отправились к Борису бить челом и получили отказ. Два дня его уговаривали и после того, как при скоплении народного множества был совершен крестный ход и люди, упав на землю долго, с плачем и рыданием били челом, Борис согласился. 26 февраля он уже в качестве царя торжественно въехал в Москву.

Начало царствования было отмечено неслыханными послаблениями. Крестьян освободили от податей на год, купцов от пошлин — на два года, служилым людям выдали годовое жалование. Сидевшие в тюрьмах получили свободу, опальные — прощение, вдовы, сироты и нищие — помощь. Казни фактически были отменены. Как и прежде, получив известие о пожаре, наводнении или неурожае, Борис торопился отправить помощь — деньги, съестные припасы, одежду. Он непрестанно объезжал области, поил, кормил, говорил речи, ласкал народ. Он первый из русских правителей посылал юношей получать образование за границу, старался привлечь к себе образованных иноземцев и ученых. Мысль о том, что России необходимо приобщиться к европейской культуре, впервые, кажется, появилась в царствование Годунова, и едва ли не была его собственной мыслью. Он предполагал строить школы и даже устроить университет. Судя по всему, Годунов вполне мог оставить о себе память как о блестящем правителе, но этого не произошло. Народ не воспринял его, как Богом данного царя. Его не боялись, как раньше Ивана Грозного, его не любили, как позднее Михаила Романова. Его терпели лишь как ловкого пройдоху, интригой овладевшего чужим троном, ему не прощали просчетов и не испытывали благодарности за его дары. И это отношение было присуще всем слоям общества — от постого народа до боярства. И никто лучше самого Бориса не понимал ложности его положения. Уже венчанный на царствие, он продолжал опасаться за свою судьбу.

Вторая половина его короткого царствования омрачилась великим бедствием — неурожаями, голодом, мором и смутой. Борис приказал отворить все свои житницы, продавать хлеб ниже рыночной цены, а бедным раздавать деньги, вдовам и сиротам давать хлеб даром. Но огромные суммы уходили в карманы плутов, которым доверена была раздача. Предполагают, что голод уничтожил около трети населения России. Всех умерших царь хоронил за свой счет. А таких только в Москве набралось до 127 тысяч. Лишь урожай 1604 г прекратил бедствие. Но следом шло новое потрясение. Голод многих людей выбросил на улицу. Они объединялись в шайки, грабили и убивали. Разбои обрели невиданный размах. Годунову пришлось посылать большую рать против огромной шайки атамана Хлопка Косолапа. Победа была одержана после жестокого боя, в котором погиб воевода Иван Басманов. Эта была первая волна великой смуты, начинавшейся на русской земле.

В этот период пришла весть о том, что царевич Дмитрий, сын Грозного, благополучно спасся от убийц Годунова в Польше и теперь с толпой казаков и поляков вступил в Московское государство. Города сдавались ему один за другим, служилые люди переходили к нему на службу. И, хотя сам патриарх во всеуслышание объявил, что под именем царевича Дмитрия на Русь явился самозванец — беглый расстрига Гришка Отрепьев, люди потоком стекались к нему.

В этот напряженный момент жизнь Бориса оборвалась неожиданным и таинственным образом. 13 апреля царь здоровым и веселым сел за праздничный стол в честь праздника жен-мироносец, ел с большим аппетитом, но к полудню занемог, почувствовав колотье и дурноту. Пока пришел доктор, у Бориса уже выступила кровь из ушей и носа. Годунов упал без чувств. Около трех часов дня Борис скончался. 15 апреля 1605 г. останки Бориса были погребены в Архангельском соборе между прочими властителями Московского государства.

Можно с уверенностью говорить, что правление Годунова носило, по сути, реформаторский характер. Построив десятки городов, необычайно расширив границы государства, завершив с выгодой давнюю войну со Шведами, разгромив крымского и сибирского ханов, он в то же время всегда с большой милостью относился к народу, помогая бедным и обескровленным, зазывая население на новые земли и осаживая там людей послаблениями в налогах. Борис Годунов без сомненья был фигурой передовой, преисполненной мыслью государственного масштаба. Трудно предсказать, как сложилась бы судьба России, проживи Годунов дольше. Возможно, победив самозванца и обуздав смуту, он укрепил бы свою власть и продолжил бы свои начинания.

Но, возможно, судьба была милостива к своему баловню, и он умер как раз вовремя, чтобы не видеть крушения всего того, что он создавал в течение своей жизни.

Используемая литература

В.В. Кириллов, Г. М. Кулагина. Отечественная история. Конспект лекций. Москва ЭКСМО 2008

К.В. Рыжов. Энциклопедия Российской государственности. От язычества к империи. Москва ВЕЧЕ 2008

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой