Борьба с организованной преступностью

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

организованный преступность криминологический

Актуальность темы исследования. Глобальные социально-экономические преобразования, происходящие в Российской Федерации, неадекватно отражается на социальной обстановке в обществе. Изменения качественной и возрастной структуры преступности, коррумпированность во властных структурах, усиление влияния преступных групп на различные правоотношения в обществе при одновременной тенденции снижения раскрываемости преступлений, естественно вызывают повышенное внимание ко всем аспектам деятельности правоохранительных органов, в том числе к проблеме разработки научно обоснованных методов борьбы с ней. В структуре преступности значительное место занимает деятельность организованных криминальных групп, совершающих значительное число преступлений. Особую актуальность получают вопросы борьбы с многоэпизодными групповыми преступными деяниями. Активность организованных преступных группировок застала врасплох правоохранительные органы, оказавшиеся не готовыми к адекватной реакции и борьбе с этим социально-правовым явлением. Анализ следственной и судебной практики свидетельствует о значительных сложностях, с которыми приходится сталкиваться правоохранительным органам при раскрытии и расследовании преступных деяний, совершенных организованными преступными группами.

Актуальность проблематики обусловлена также рядом новых криминологических особенностей и тенденций. Широкое присутствие организованных преступных группировок в экономических отношениях стало менее заметным, т.к. произошло значительное «встраивание» экономической преступности в респектабельное легальное бизнес-сообщество. Это явление представляет собой особую опасность для дальнейшего развития страны, поскольку разрушительный потенциал криминала способен проникать на макроэкономический уровень развития государства и общества.

Экономическая организованная преступность нарушает нормальное функционирование социальных и экономических институтов и компрометирует их, что приводит к утрате доверия к демократическим процессам, становится барьером для честного предпринимательства, ведет к нарушениям конституционных прав и свобод граждан. Ее масштабы практически не поддаются точному статистическому учету, что свидетельствует о ее высокой латентности.

Степень изученности проблематики. В условиях системного реформирования российского общества проблема противодействия организованной преступности приобрела особую криминологическую остроту и политическую значимость. Вместе с тем, ее успешное решение во многом блокируется отсутствием научной обеспеченности борьбы с этим явлением. Нельзя сказать, что исследования в этой области не проводились. Отдельные, весьма важные, аспекты темы освещены в трудах таких ученых, как: М. М. Бабаев, Б. В. Волженкин, Я. И. Гилинский, А. И. Гуров, А. И. Долгова, В. П. Зубаков, И. И. Карпец, Н. А. Лопашенко, В. В. Лунеев, С. В. Максимов, Н. Ф. Кузнецова, В. Д. Малков, В. А. Намоканов, В. Д. Пахомов, Е. В. Топильская, П. С. Яни и др.

Вместе с тем следует отметить, что многие проблемы противодействия организованной преступности решены еще в недостаточной степени.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является комплекс теоретических и практических проблем, связанных с предупреждением организованной преступности. Предмет исследования включает в себя криминологическую характеристику организованной преступности и ее видов; причинный комплекс организованной преступности, а также деятельность государства по предупреждению экономической организованной преступности в России.

Цель и задачи исследования. Цель исследования состоит в теоретико-прикладном изучении организованной преступности как социально-правового явления в контексте политических и экономических преобразований России.

Для достижения обозначенной цели были поставлены следующие конкретные задачи:

— раскрыть социальную и правовую сущность и определить понятие «организованная преступность»;

— изучить современное состояние и тенденции развития организованной преступности;

— проанализировать причинный комплекс организованной преступности;

— выявить особенности предупреждения организованной преступности.

Структура работы. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы.

1. Понятие организованной преступности и ее современное состояние

Организованная преступность в криминологии понимается как один из признаков преступности, означающий свойство последней проявлять себя в упорядоченных формах. Организованная преступность — это высшее проявление криминальной упорядоченности. Речь идет о явлении, которое, в силу своей сложности, многозначно трактуется в научной, учебной литературе и нормативных правовых актах.

Отечественные авторы при определении организованной преступности за исходный признак брали: а) организованную преступную деятельность; б) сами организованные преступные структуры; в) различные их взаимосвязи.

Выделяются следующие основные подходы:

1) в качестве наиболее существенных характеристик указываются сплочение лиц, совершающих преступления, возникновение и функционирование организованных преступных формирований. Такую позицию высказывали Ю. Н. Адашкевич, С. В. Дьяков, А. И. Долгова и ряд других авторов;

2) акцент делается на массовом характере такого функционирования и некоторых других моментах. По мнению А. И. Гурова, организованная преступность — «это относительно массовое функционирование устойчивых управляемых сообществ преступников, занимающихся совершением преступлений как промыслом (бизнесом) и создающих с помощью коррупции систему защиты от социального контроля». Похожую позицию выражал и Э. Ф. Побегайло: «Организованная преступность есть обладающая высокой степенью общественной опасности форма социальной патологии, выражающаяся в постоянном и относительно массовом воспроизводстве и функционировании устойчивых преступных сообществ (преступных организаций)»;

3) определение дается путем указания, прежде всего, на деятельность устойчивых преступных формирований. При этом практически связывают организованную преступность именно с организованной преступной деятельностью. Чаще всего такой подход встречается у криминалистов, но он не чужд и некоторым криминологам;

4) фиксируется как факт создания, функционирования организованных преступных формирований, так и факт их деятельности;

5) в определении подчеркивается и факт наличия преступного сообщества, его преступной деятельности, и факт связи разных организованных формирований, направлений преступной деятельности. Так, А. С. Емельянов пишет, что организованную преступность можно определить как «явление, выражающееся в существовании преступного сообщества и осуществляемой им преступной деятельности, характеризующееся устойчивой общерегиональной и межрегиональной связью преступных групп, формирований и направлений преступной деятельности, замкнутой на относительно большую социальную группу».

Экспертами ООН было предложено понимать под организованной преступностью относительно большую группу устойчивых и управляемых преступных образований, занимающихся преступной деятельностью в корыстных интересах и создающих систему защиты от социального контроля с использованием таких противозаконных средств, как насилие, запугивание, коррупция и хищение в крупных размерах.

Исследования дают основание для следующего определения организованной преступности: организованная преступность — это сложная система организованных преступных формирований, их отношений и деятельности.

Другими словами, об организованной преступности можно говорить не просто тогда, когда функционирование разных организованных преступных формирований приобретает массовый характер (хотя это — важная предпосылка ее существования), но при условии взаимодействия таких формирований, их функционирования как определенной криминальной системы.

Рассматривая криминологические особенности организованной преступности, следует иметь в виду, что ее объем (состояние), интенсивность (уровень), структуру определить крайне сложно, т.к. соответствующие понятия были включены в законодательство лишь в 1996 г., и в связи с этим еще отсутствует необходимая и достаточная статистика. Нельзя не учитывать также и высокую латентность многих тяжких преступлений, их низкую раскрываемость, конспиративность деятельности преступных формирований.

Именно поэтому хотя и принято считать, что ежегодно организованными преступными группами (оценивая их деятельность, только и можно с известной долей условности делать выводы об особенностях организованной преступности) совершается около 1,4% от всех преступлений (3,1% от числа тяжких), фактически их доля, по мнению экспертов, достигает 20%.

Негативные тенденции в динамике и структуре организованной преступности особенно проявились в середине 90-х гг., когда ее общий объем возрос в несколько раз.

Из года в год группой (в четырех предусмотренных ст. 35 УК РФ формах) совершается значительная часть всех преступлений. За время действия УК РФ групповая преступность характеризуется следующими показателями. В 1997 г. в группе было совершено 359 887 (21,4% от раскрытых) преступлений; в 1998 г. — 374 262 (20,4% от раскрытых) преступления; в 1999 г. — 450 930 (20,9% в общем числе расследованных) преступлений; в 2000 г. — 418 973 (19,2% от раскрытых) преступления; в 2001 г. — 376 939 (18,2% от раскрытых) преступлений; в 2002 г. — 254 997 (16,5% от раскрытых) преступлений; в 2003 г. — 245 989 (удельный вес — 16,2%) преступлений. В 2004 г. в группе было совершено несколько больше групповых преступлений по сравнению с 2003 г. — 250 763. В 2005 г. в группе было совершено 246 669 (удельный вес от расследованных — 14,5%) преступлений; в 2006 г. — 239 102 (удельный вес от расследованных — 13,3%) преступления; в 2007 г. — 225 155 (удельный вес от расследованных — 12,7%) преступлений; в 2008 г. — 198 138 (удельный вес от расследованных — 11,6%) преступлений; в 2009 г. — 170 598 (удельный вес от расследованных — 10,3%) преступлений; в 2010 г. — 145 548 (удельный вес от расследованных — 10,2%) преступлений; в 2011 г. — 132 021 (удельный вес от расследованных — 10,1%) преступление.

Таким образом, наблюдается устойчивая тенденция к снижению удельного веса групповых преступлений.

Неуклонно снижается и удельный вес лиц, совершивших преступления в группе, в общем числе выявленных лиц, совершивших преступления. Так, в 1997 г. в группе совершили преступления 446 708 человек (32,8% от общего числа), в 1998 г. — 461 060 человек (31,1%), в 1999 г. — 55 404 человека (32,3%), в 2000 г. — 510 290 человек (29,3%), в 2001 г. — 456 598 человек (27,8%). В 2002 г. — 317 160 человек (25,2%); в 2003 г. — 312 999 человек (удельный вес в общем числе выявленных лиц — 25,3%); в 2004 г. в — 321 559 человек (удельный вес в общем числе выявленных лиц — 26,3%); в 2005 г. — 317 793 человека (удельный вес в общем числе выявленных лиц — 24,5%); в 2006 г. — 302 947 человек (удельный вес в общем числе выявленных лиц — 22,3%); в 2007 г. — 270 222 человека (удельный вес в общем числе выявленных лиц — 20,5%); в 2008 г. — 227 374 человека (удельный вес в общем числе выявленных лиц — 18,1%); в 2009 г. — 192 973 человека (удельный вес в общем числе выявленных лиц — 15,8%); в 2010 г. — 173 784 человека (удельный вес в общем числе выявленных лиц — 15,6%). В 2011 г. в группе совершили преступления 163 220 человек (удельный вес в общем числе выявленных лиц — 15,7%).

Возникает вопрос: каким образом организованная преступность защищается от существующего в любом обществе социально-правового контроля? Что мешает осуществлять такой контроль? Ответ может быть только один — коррупция. Именно коррупция обусловливает высокий уровень латентности организованной преступности.

Официальная статистика ведет суммарный учет преступлений, совершенных организованными группами и преступными сообществами. Имеет смысл проследить ее, начиная с 1997 г. В 1997 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 28 497 преступлений (удельный вес от раскрытых — 1,7%). Число выявленных лиц, совершивших преступления в указанных формах соучастия, составило 16 100. В 1998 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 28 688 преступлений (удельный вес от раскрытых — 1,6%). Число выявленных лиц — 16 037. В 1999 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 32 858 преступлений (удельный вес от раскрытых — 1,5%). Число выявленных лиц — 17 557. В 2000 г. произошло значительное увеличение общего количества числа преступлений, совершенных организованными группами или преступными сообществами, до 36 105 (удельный вес от раскрытых — 8,6%). В то же время число выявленных лиц осталось почти на уровне 1999 г. и составило 17 647 человек. Получается, что каждая организованная группа стала совершать больше преступлений. В 2001 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 33 452 преступления (удельный вес от раскрытых — 8,9%). Число выявленных лиц — 16 482 человека. В 2002 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 26 038 преступлений (удельный вес от раскрытых — 1,7%). Темпы снижения составили 22,2%. Число лиц, совершивших преступления в составе организованной группы или преступного сообщества, сократилось до 11 553 человек, а темпы снижения по этому показателю составили 29,9%. С известной долей осторожности это можно было объяснить наметившейся стабилизацией ситуации в экономической и социальной сферах жизни общества. В 2003 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 25 671 преступление (удельный вес от раскрытых — 1,7%), однако темпы снижения составили только 1,4%. Число лиц, совершивших преступления в составе организованной группы или преступного сообщества, сократилось до 10 321 человека, а темпы снижения по этому показателю составили 10,7%. В 2004 г. наметились тревожные тенденции — организованными группами или преступными сообществами совершено уже 28 161 преступление (удельный вес от раскрытых — 1,8%), при этом темпы роста составили 9,7%. Число лиц, совершивших преступления в составе организованной группы или преступного сообщества, увеличилось до 10 713 человек, а темпы роста по этому показателю составили 3,8%. В 2005 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 28 611 преступлений (удельный вес от раскрытых — 1,7%), темпы роста составили только 1,6%. Число лиц, совершивших преступления в составе организованной группы или преступного сообщества, составило 10 748 человек, а темпы роста по этому показателю — 0,3%. В 2006 г. организованными группами или преступными сообществами совершено уже 30 209 преступлений (удельный вес от раскрытых — 1,7%), а темпы роста составили 5,6%. Число лиц, совершивших преступления в составе организованной группы или преступного сообщества, составило 11 715 человек, а темпы роста — 9%. В 2007 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 34 814 преступлений (удельный вес от раскрытых — 2%), но темпы роста составили 15,2%. Число лиц, совершивших преступления в составе организованной группы или преступного сообщества, составило 11 543 человека, а темпы снижения — 1,5%. В 2008 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 36 601 преступление (удельный вес от раскрытых — 2,1%). Темпы роста составили 5,1%. Число выявленных лиц — 10 591 человек, а темпы снижения — 8,2%. В 2009 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 31 643 преступления (удельный вес от раскрытых — 1,9%). Темпы снижения составили 13,5%. Число выявленных лиц — 10 179 человек, а темпы снижения — 3,9%. Резкое снижение произошло в 2010 г., когда организованными группами или преступными сообществами было совершено 22 251 преступление (удельный вес от раскрытых — 1,6%). Темпы снижения составили 29,7%. Число выявленных лиц — 8770 человек, а темпы снижения — 13,8%. Благоприятная тенденция наблюдалась и в 2011 г., когда организованными группами или преступными сообществами было совершено 17 691 преступление (удельный вес от раскрытых — 1,3%). Темпы снижения составили 20,5%. Число выявленных лиц — 7487 человек, а темпы снижения — 14,6%.

Общие тенденции организованной преступности наглядно проявляются в ряде ее криминологических характеристик.

Криминализация экономических отношений. Слияние экономической и общеуголовной преступной деятельности. Изменения, происходящие в экономике, новые формы экономических отношений наряду с положительными результатами неминуемо приводят к созданию крупных преступных сообществ, контролирующих отдельные сферы экономики, промышленного производства, бытового обслуживания в различных регионах страны. Особую угрозу представляют контрабанда стратегического сырья и фондируемых материалов, незаконная торговля оружием, банковская преступность, в том числе отмывание средств криминального происхождения.

Значительным полем деятельности для организованной преступности является кредитно-банковская система. Распространяются такие преступления, как хищения денежных средств, наносящие государству огромный ущерб, ложное банкротство и т. п. Широко используется преступниками получение комиссионных (в размере 10−20%) при распределении вне аукционов централизованных банковских кредитов. Имеет место так называемая компьютерная преступность, когда с помощью ЭВМ совершаются крупномасштабные хищения денежных средств путем взламывания системы защиты банковской информации, использование фальшивых кредитных карточек («электронных денег»). Банковская система используется также для перевода за рубеж капиталов, сконцентрированных у организованных преступных группировок.

Преступные группировки и находящиеся под их контролем организации и фирмы не ослабляют внимания и к операциям с ценными бумагами. Массовая скупка последних позволяет активно вмешиваться в процессы приватизации, акционирования, наживать крупные капиталы за счет спекулятивных сделок на вторичном рынке ценных бумаг.

Охранные подразделения и службы безопасности, создаваемые коммерческими банками и другими частными организациями, зачастую нацеливаются на «выбивание» долгов, законное получение которых через арбитраж требует длительного времени и влечет обесценивание денег в результате инфляции. Более того, группы охранников используют приобретенный опыт и для собственного обогащения.

Активное включение в организованную преступность коррумпированных чиновников. Коррупция (злоупотребление должностными лицами властью или служебным положением в результате их подкупа) получает широкое распространение в условиях экономической и политической нестабильности, являясь, с одной стороны, предпосылкой, а с другой — одним из проявлений организованной преступности, средством ее прикрытия.

В общей структуре коррумпированных лиц в настоящее время наиболее велика доля работников министерств, ведомств и властных структур на местах (свыше 40%). Именно эти чиновники являются фактическими распорядителями государственной собственности и средств, выделяют помещения, земельные участки, заключают государственные контракты, выдают подряды и лицензии на выгодных для преступных структур условиях. Не случайно 70% выставляемой на торги на аукционах недвижимости попадает в руки заранее намеченных лиц, а инвестиции из государственного бюджета зачастую идут в коммерческие организации, действующие под прикрытием преступных сообществ. Создаются лжепредприятия, на государственные учреждения оказывается давление в целях вывоза продукции за рубеж и т. п. В отдельных регионах преступные элементы фактически подчинили себе легальные органы власти. Подкупленные чиновники оказывают содействие каждой седьмой-восьмой преступной группировке, а те тратят на оплату их услуг от 30 до 50% криминальных доходов. Имеются попытки повлиять на ход расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами.

Участие преступных формирований в совершении традиционных тяжких уголовных преступлений. Характерно, что связь бизнесменов, банкиров с уголовным миром вовсе не обеспечивает их полной защищенности от преступных посягательств. Преступное вымогательство, захват в качестве заложников, убийства руководящих работников банков, частных предприятий и фирм сделали их профессию особенно опасной.

Продолжающаяся конкурентная борьба между отдельными группировками, связанная с распределением территорий и сфер преступного бизнеса, приводит к вооруженным «разборкам», физическому устранению авторитетов и лидеров преступной среды, лиц, тесно с ними соприкасавшихся, предпринимателей, представителей органов власти.

«Эксплуатация» пороков общества (наркомании, проституции, игорного бизнеса и т. п.). Спрос на наркотические вещества создал благоприятную почву для расширения масштабов наркобизнеса, объемов незаконного оборота наркотиков, чему в немалой степени способствует «прозрачность» границ с республиками ближнего зарубежья. По экспертным оценкам, по этому каналу на «черный» рынок России поступает до 60% наркотиков. Стремительно возрастает и объем контрабанды наркотиков. Добытые преступным путем средства наркодельцы вкладывают в легальные и теневые коммерческие структуры.

Формирование своеобразного резерва организованных преступных структур из числа лиц, отбывающих уголовное наказание в местах лишения свободы. В исправительных учреждениях в настоящее время действуют более 2,5 тыс. организованных преступных групп. Особенно опасны действия, дезорганизующие работу исправительных учреждений, групповое злостное неповиновение законным требованиям администрации, захват заложников, массовые беспорядки и т. п. Исправительные учреждения зачастую становятся центрами криминальной подготовки впервые осужденных лиц, которые после освобождения активно включаются в организованную преступную деятельность.

Рост криминального профессионализма, квалифицированности совершения преступлений. Две трети организованных преступных структур предварительно выбирали и изучали объекты посягательства; в каждом четвертом случае разрабатывались планы совершения преступления, проводились рекогносцировки местности и тренировки исполнителей. В отдельных группах преступники обучались методам поведения на случай провала или ареста путем просмотра западных видеофильмов о борьбе полиции с мафией, изучения криминалистической и другой специальной литературы.

Высокая латентность. Эксперты полагают, что латентная часть организованной преступности в 6−10 раз превышает зарегистрированную правоохранительными органами. Некоторые отечественные исследователи говорят о 90-кратном перепаде соотношения известного правоохранительным органам и латентного вымогательства. Репрезентативные опросы свидетельствуют, что около 40% мелких и средних предпринимателей подвергались постоянному или длящемуся давлению со стороны организованных преступных структур; 10% опрошенных считают, что размеры вымогательства так велики, что являются преградой для развития или продолжения их предпринимательской деятельности. Вместе с тем анализ, проведенный российскими криминологами совместно с экспертами ООН, показал, что, хотя каждый четвертый россиянин в 90-е гг. прошлого века становился жертвой преступления, только 40−60% из них обратились в правоохранительные органы с соответствующим заявлением. Учитывая это, организованные преступные структуры стараются специализироваться на так называемых беззаявочных преступлениях, путем подкупа склоняют сотрудников правоохранительных органов к укрытию преступлений от учета, вынесению необоснованных постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел. В результате около 70% преступлений, совершенных организованными структурами, не было зарегистрировано.

Высокой латентностью отличаются контрабандный вывоз за рубеж цветных и редкоземельных материалов, нефтепродуктов, леса, других материалов и сырья стратегического значения, вывоз из страны валютной выручки (с 1990 г. из России вывезено, по разным оценкам, от 25 до 60 млрд. долларов); замаскированные хищения; посягательства на грузы, перевозимые железнодорожным и автомобильным транспортом.

Рассматривая личность преступника, включенного в организованные преступные структуры, следует подчеркнуть, что он обладает чертами и свойствами профессионального преступника — соответствующими навыками, умениями, необходимыми для систематического совершения тех или иных преступлений, своеобразной технологией преступной деятельности. Его поведение определяется особыми нормативами, элементами преступной субкультуры.

Характеристика личности преступника во многом зависит от места, занимаемого им в иерархии преступного сообщества. Так, руководящая этими сообществами элита, не принимающая, как правило, непосредственного участия в совершении конкретных преступлений, внешне соблюдает общепринятые правила поведения, маскируя подлинные ценностные установки, собственную мораль и идеологию. Особое место среди руководителей преступных сообществ занимают так называемые «воры в законе» — лица, неоднократно судимые, глубоко усвоившие криминальную субкультуру, получившие соответствующее звание на воровской сходке. В настоящее время отмечается некоторая трансформация их поведения и норм: вполне респектабельный образ жизни, внешне законопослушная деятельность, неучастие в совершении конкретных преступлений, а лишь их организация, установление контактов с правоохранительными органами и др.

Как показывает изучение, максимальный возраст этой категории преступников — 50−55 лет, однако большинство из них (свыше 85%) — более молодые люди в возрасте 30−45 лет, относящиеся к социально активной части населения и имеющие достаточный преступный опыт и криминальный склад характера. Они являются своеобразными генераторами преступных идей и взглядов, в своей деятельности весьма изобретательны. В последние годы довольно часто демонстрируют религиозность. Прикрываясь маской внешней порядочности, они далеко не всегда справедливы к своим подопечным, нередко лживы, мстительны, жестоки. Около 80% из них склонны к наркомании. Для так называемых авторитетов и рядовых участников организованных преступных формирований характерны повышенное внимание к своему физическому состоянию, четко выраженная престижно-потребительская ориентация, доведенная до автоматизма послушность указаниям руководителя. Охранникам, боевикам присущи решительность, быстрота реакции, профессиональное умение пользоваться оружием, владение приемами боевой борьбы, а также агрессивность, стремление разрешать конфликты путем физического или психического насилия. Участников организованных преступных структур отличает также ориентация на обладание большими ценностями, завышенная самооценка, отчужденность по отношению к окружающим, честолюбие. Для них характерна уверенность в безнаказанности преступной деятельности, в неограниченных возможностях своих руководителей по их защите. Велика среди этих лиц доля рецидивистов: каждый третий из них ранее неоднократно судим.

Криминологические исследования свидетельствуют, что в большинстве своем (около 80%) участники преступных сообществ — мужчины в возрасте от 19 до 36 лет; около 40% из них — служащие, студенты, бывшие спортсмены; 11% - несовершеннолетние, нигде не учащиеся и не работающие.

Криминологический интерес представляет этнический характер организованных преступных сообществ. Исследователи выявили определенную специализацию в центральной части России этнических группировок. Так, чеченские общины занимаются незаконным экспортом нефти и нефтепродуктов, редкоземельных металлов, банковскими операциями, автобизнесом (крадеными автомобилями); азербайджанские группировки предпочитают наркобизнес, азартные игры, торговлю; армянские — кражи и угоны автотранспортных средств, мошенничество, взяточничество; грузинские — квартирные кражи, грабежи, разбои, захват заложников; для ингушей характерна незаконная деятельность в сфере золотодобычи, операции с оружием; дагестанцы более склонны к корыстно-насильственным и имущественным преступлениям. Однако национальные особенности все-таки не включают какой-то преступной направленности. Преступность по своей сути интернациональна. Другое дело, что преступники или лица, склонные к совершению преступлений, принадлежа к одной этнической группе и находясь в условиях, где они являются национальным меньшинством, быстро объединяются в преступные сообщества. Важное значение при этом имеют общность языка и традиций, ментальность, присущие тем или иным этническим группам.

Следует также иметь в виду, что в Центральной России наряду с этническими группами, на долю которых приходится около 60% всех организованных формирований, активно действует и множество местных преступных сообществ. Да и этнические группы далеко не однородны: они включают от 10 до 70% местных жителей. Существование этнических групп преступников — показатель социальной неустроенности многих граждан на своей родине, безработицы, полулегального положения в местах временного проживания и т. п.

Подводя итог сказанному выше, можно сделать следующие выводы.

Обнаруженные тенденции свидетельствуют, что организованная преступность (впрочем, как и вся преступность в целом) имеет социально-экономическую природу. Всплески групповой и организованной преступности в 1999—2000 гг. могут быть объяснены сложившейся в стране обстановкой после системного кризиса 1998 г. Кризисом 2008−2009 гг. можно, пожалуй, объяснить и рост преступлений, заключавшихся в организации преступного сообщества, в этот период, хотя уровень групповой преступности в эти годы упал даже по сравнению с «тучными» годами начала XXI в.

Наблюдается устойчивая тенденция снижения общего количества преступлений, совершенных лицами в группе, и общего количества лиц, совершивших преступления; налицо и снижение удельного веса преступлений, совершенных лицами в группе.

Анализ состояния, уровня, структуры, динамики организованной преступности позволяет констатировать, что в ближайшем будущем организованные преступные сообщества будут укреплять международные связи с аналогичными формированиями за рубежом.

2. Виды организованной преступной деятельности и их криминологическая характеристика

Организованная преступность характеризуется совершением преступлений группой лиц, в соучастии. Однако не всякое групповое преступление и не всякая преступная группа являются организованными. Такая группа может признаваться организованной, если она обладает признаками организации, т. е. наличием определенной цели (в данном случае преступной), организационной структуры с разделением функций участников, информационного и иного ресурсного обеспечения, некоторых иных характеристик.

Следовательно, организованная преступность предполагает противоправную деятельность различных преступных организаций. Однако степень их организованности может быть различной, что и предопределяет возможность выделения отдельных видов организованных преступных формирований.

Организованные преступные группы — устойчивые объединения лиц со специфическими криминальными навыками, связями, опытом, создаваемые для систематического совершения тождественных или однородных преступлений. В подобных группах, как правило, участвуют лица, преступная деятельность которых основана на их специальных познаниях, опыте и навыках, носит устойчивый характер и является источником средств существования. Деятельность таких групп составляет начальную, наиболее простую, первичную форму организованной преступности. Организованные преступные группы зачастую вводят в состав иных, более сложных преступных формирований.

Сплоченные организованные группы (организации) и их объединения — входящие в преступные сообщества постоянно действующие устойчивые образования с разветвленной иерархической структурой, включающие относительно автономные и дифференцированные по функциональной роли объединения преступников, деятельность которых координируется и направляется единым управленческим органом (единоличным или коллегиальным). Их цель — совершение тяжких или особо тяжких преступлений.

Преступные сообщества — наиболее опасный вид преступных формирований, включающих ряд сплоченных организованных групп или их объединений, характеризующихся многоступенчатой системой управления, высоким уровнем конспирации и защиты с помощью коррупционных связей. Их основными чертами являются: устойчивость, сплоченность, масштабность преступной деятельности (включая выход за рубеж, связь с международными преступными организациями), наличие «третейского» суда, оказание помощи лицам, совершившим преступления. Данные сообщества, как правило, монополизируют отдельные виды преступной деятельности в сфере «теневой» экономики и легальной хозяйственной (включая кредитно-финансовую) деятельности, а также в сфере оказания легальных и нелегальных услуг в масштабах отдельных регионов либо отраслей народного хозяйства.

В зависимости от направленности преступной деятельности, условий, в которых она протекает, способов формирования различные преступные образования распределяются на следующие виды:

— действующие на определенной территории и совершающие общеуголовные преступления;

— базирующиеся на определенной территории, занимающиеся, кроме общеуголовных, преступлениями в сфере экономики, финансов и т. п. ;

— действующие на объектах транспорта;

— действующие в местах лишения свободы;

— совершающие преступления с использованием межрегиональных связей;

— имеющие международные связи и действующие на территории как России, так и других государств;

— состоящие из так называемых преступников-гастролеров;

— имеющие бандитскую либо террористическую направленность.

Наиболее общими признаками организованных преступных формирований являются: корыстные цели; участие в группах значительного числа лиц; устойчивость, сплоченность, внутренняя дисциплина; масштабность преступной деятельности; наличие функционально-иерархической структуры; создание собственной системы защиты, коррупционные связи; инвестирование части дохода в легальные экономические структуры (отмывание денежных средств); вооруженность и техническая оснащенность; наличие межрегиональных, межгосударственных связей с аналогичными преступными организациями; высокий преступный профессионализм участников, преобладание в их поведении преступной субкультуры.

Таким образом, организованная преступность — это относительно массовое, социальное, уголовно-правовое явление, складывающееся, во-первых, из организованных преступных формирований и их участников и, во-вторых, из совокупности организованных уголовных деяний (в основном тяжких или особо тяжких), совершенных ими на определенной территории за конкретный период времени.

3. Причинный комплекс факторов, обусловливающих существование организованной преступности

Организованная преступность является следствием общих противоречий в различных сферах общественной жизни (экономической, политической, социальной, духовной), результатом достаточно противоречивого развития нашего общества в течение последних десятилетий.

Преодоление кризисных явлений, а значит, и организованной преступности — процесс весьма сложный, длительный, требующий значительных материально-технических, интеллектуальных, правовых, информационных, кадровых ресурсов. Причины и условия организованной преступности — это не своеобразная надстройка над общественными отношениями, которую можно изолировать и отсечь в краткие сроки, а либо определенный аспект самой этой системы отношений, либо побочные, достаточно устойчивые последствия ее функционирования.

В настоящее время изменения в организованной преступности происходят под влиянием сложных процессов, динамически развивающихся во всех сферах жизни общества.

Особое значение при этом имеют коренные изменения в экономике и социальной сфере, прежде всего уход от монополии государства в экономической жизни общества и переход к рыночным отношениям при отсутствии надежных альтернатив разрушаемым экономическим структурам, наличии экономических противоречий в условиях нестабильности.

Рассмотрим их подробнее:

1) Передел собственности в условиях недостаточной урегулированности и стабильности рыночных отношений, складывающихся в экономике переходного периода. Состояние существующих рыночных отношений позволяет отдельным лицам в небывалых ранее масштабах и без особых усилий получать громадные доходы за счет государственной собственности.

В частности, проведенная в ряде случаев с нарушениями установленных правил приватизация государственного и муниципального имущества (продажа за бесценок объектов, имеющих высокую стоимость; приобретение имущества частными лицами под видом его приватизации трудовым коллективом; произвольное изменения профиля и режима работы приватизированного предприятия) нанесла непоправимый ущерб интересам общества и отдельных граждан.

Большой урон обществу причиняют и злоупотребления в кредитно-финансовой сфере: произвольное распоряжение целевыми кредитами и ссудами; несанкционированное распоряжение оборотными средствами клиентуры, обман вкладчиков коммерческими банками; несанкционированное и бесконтрольное обналичивание денежных средств; выпуск в оборот фиктивных финансовых документов; легализация средств от преступной и иной незаконной деятельности и т. п.

Неурегулированность рыночных отношений приводит к злоупотреблениям и во внешнеэкономической деятельности: незаконному вывозу за рубеж сырья и материалов; сокрытию валютных средств за границей; неэквивалентному торговому обмену вследствие низкой котировки курса рубля на валютном рынке и т. п.

«Дикий рынок» характеризуется грубейшими нарушениями прав потребителей: несоблюдением порядка ценообразования, сертификации, лицензирования торговли; сбытом некачественной, фальсифицированной продукции и др.

2) Имущественное расслоение общества в результате сосредоточения высоких доходов у лиц, занимающихся коммерческой, посреднической деятельностью, не оказывающей существенного влияния на возрождение экономики (5−10% населения), и падения жизненного уровня большинства граждан страны (60% населения).

Следствием такого расслоения стало появление десятков и сотен тысяч «адресов» для совершения корыстных и корыстно-насильственных преступлений организованными группами; установление взаимовыгодных криминальных связей в целях охраны от конкурентов или их устранения, использования одних криминальных структур для защиты от других, совместной деятельности по извлечению максимальной прибыли из легальных экономических операций, отмывания и вложения средств, полученных преступным путем; расширение нелегального рынка для удовлетворения антисоциальных потребностей людей (пристрастия к азартным играм, проституции, наркотикам, извращенным эротическим удовольствиям и др.).

Имущественное расслоение общества приводит также к люмпенизации значительной части населения, увеличению числа маргинальных элементов, легко вовлекаемых в организованную преступную деятельность в качестве охранников, боевиков, исполнителей совершения отдельных преступлений.

3) Безработица, утрата гражданами гарантий трудоустройства. Резкое изменение социального статуса лиц, не сумевших адаптироваться в новых экономических условиях, приводит к распространению установок на криминально-силовые методы разрешения социальных противоречий и конфликтов. По оценкам зарубежных специалистов, увеличение безработицы только на 1% вызывает рост преступности на 5%, а для организованной преступности этот показатель в 1,5 раза выше. Причем потенциал криминогенного слоя безработных ориентирован не на традиционную общеуголовную преступность, а главным образом на включение в криминальный бизнес, организованную преступность, совершение наряду с должностными и экономическими преступлениями убийств, вымогательств, похищений людей, уничтожения имущества и т. п.

Резервом для увеличения количества организованных преступных структур являются бывшие спортсмены, уволенные в запас военнослужащие и работники правоохранительных органов, невостребованные обществом специалисты, обладающие знаниями, умениями, необходимыми для противоправной деятельности в различных сферах криминального бизнеса. Большое значение при этом имеет крупное вознагражденное, в десятки раз превышающее прежнюю зарплату, выплачиваемое этим лицам преступными сообществами.

4) Повышение виктимности поведения граждан в сфере социально-экономических отношений. Отсутствие у подавляющего большинства населения экономических навыков в условиях нарождающихся рыночных отношений, недостаточная осведомленность о правилах и процедурах совершения сделок и других гражданско-правовых операций способствуют снижению уровня защищенности его собственности, развитию криминального бизнеса, совершению тяжких корыстно-насильственных преступлений организованными преступными структурами.

Таким образом, основным фактором существования организованной преступности является процесс криминализации экономики, проявляющейся в разбалансированности финансово-кредитной сферы, высокой степени монополизации при относительно свободной системе ценообразования, инфляции, неразвитости и несовершенстве налогообразования, недобросовестных операциях с ценными бумагами, неурегулированности отношений собственности, неудовлетворительном контроле за законностью происхождения капиталов, используемых в ходе приватизации, и т. п.

Экономические процессы, способствующие росту организованной преступности, в значительной мере определяются следующими социально-политическими факторами.

1) Ослабление роли государства в правовом регулировании экономики, в формировании цивилизованных рыночных отношений, в борьбе с проявлениями «дикого рынка» (под предлогом невмешательства в рыночные отношения как самоуправляющуюся систему, якобы способную к самостоятельному обеспечению своего функционирования без вмешательства извне).

Процесс демократизации общества в условиях политической нестабильности привел к ослаблению государства и его органов, к отставанию правового регулирования перехода к рынку, к бессистемности и противоречивости принимаемых законодательных и нормативных актов, отсутствию в них сбалансированности прав и обязанностей перед обществом участников экономических отношений. Чаще всего в таких актах только упоминается об ответственности, но не предусматривается санкций за посягательство на правоохраняемые интересы.

В результате либерализации правового регулирования экономики в сферу предпринимательства все шире вовлекаются лица с корыстной антиобщественной ориентацией, в том числе имеющие опыт и навыки преступной деятельности. Одновременно государство, провозгласившее курс на развитие рыночной экономики, недостаточно защищает бизнесменов как от коррумпированных чиновников, так и от уголовных элементов, которые диктуют бизнесменам свои условия, устанавливают собственные правила и в конечном счете берут бизнес под жесткий контроль и уже с помощью огромных капиталов создают новые преступные структуры.

2) Ликвидация большинства форм социального контроля в результате политической нестабильности общества, обострения межнациональных, этнических, религиозных конфликтов, распада единой системы правоохранительных, таможенных, пограничных, контрольных органов, снижения эффективности их деятельности.

Существовавшая в тоталитарном государстве система контроля за личностью ушла в прошлое, новая же система предупреждения преступлений, адекватная реалиям переходного периода, пока не создана. Это не позволяет эффективно контролировать законность экономической деятельности и осуществлять социальную защиту особо уязвимых категорий населения с тем, чтобы максимально сузить базу для пополнения организованной преступности их представителями. Правоохранительная система, несущая основное бремя контроля над преступностью, переживает кризис, обусловленный, с одной стороны, определенным разрушением ее кадрового ядра, а с другой — снижением доверия населения. Просчеты в правоприменительной практике, ее значительные колебания, пассивность правоохранительных органов являются важным негативным фактором, влияющим на развитие организованной преступности, ослабляющим социальный контроль над нею.

В этих условиях организованные преступные сообщества, вовлеченные в криминальный бизнес и заинтересованные в установлении и поддержании собственного порядка в подконтрольной им сфере, стремятся устанавливать контроль над самой преступностью. Разумеется, эту задачу они решают беззаконными способами, вплоть до совершения убийств своих конкурентов при разрешении имущественных споров и конфликтов и т. п. Такая система контроля нацелена, кроме того, на поддержание интересов организованной преступности в правовой сфере (лоббирование принятия или непринятия законов) и блокирование мер по укреплению государственной правоохранительной системы. В этом смысле организованные сообщества не заинтересованы в резком росте регистрируемых показателей преступности, т.к. это может привести к ужесточению мер по укреплению правопорядка и повышению эффективности деятельности правоохранительных органов. Дальнейшее сужение сферы позитивного социального контроля над преступностью особенно опасно тем, что в обществе могут возобладать неправовые методы регулирования отношений, и оно в целом будет становиться все более криминальным.

К числу недостатков в деятельности правоохранительных органов нужно отнести: несоблюдение принципа неотвратимости ответственности и наказания; низкую раскрываемость преступлений; неправильную квалификацию фактического бандитизма по статьям уголовного закона, предусматривающим ответственность за разбой, вымогательство (из-за нерешительности, боязни расправы, нежелания следователей и судей вести такие дела); участие многих сотрудников полиции (в силу недостаточного материального обеспечения) в охране коммерческих предприятий, организаций и их руководителей, что неминуемо приводит к установлению криминальных контактов полиции с преступными структурами.

Недостатки системы уголовной юстиции порождают безнаказанность виновных, способствуют воспроизводству преступности. Отрицательно сказывается на криминальной ситуации в стране и отсутствие реальной помощи жертвам преступлений.

3) Пробелы в уголовном, уголовно-процессуальном и уголовно-исполнительном законодательстве относительно понятий преступного сообщества, организованной преступной деятельности как обстоятельств, квалифицирующих деяние и отягчающих наказание виновных, процедуры доказывания и обеспечения безопасности участников процесса по делам об организованных преступлениях.

Серьезно способствуют росту организованной преступности и противоречия в сфере духовной жизни общества. Здесь особое значение имеют следующие факторы.

1) Деформация нравственной позиции населения в отношении преступности вообще, организованной преступности в частности. Совершение различного рода злоупотреблений и правонарушений в экономике, в быту, привыкание к ним как к допустимым для себя и простительным для других провоцирует рост организованной преступности, не побуждает граждан к реальному противодействию ей. Ситуация, сложившаяся в последние годы в духовной сфере, характеризуется проявлениями крайнего эгоизма, корыстных частнособственнических интересов, все большим неверием в возможность справедливости, отсутствием правовой и снижением общей культуры населения.

Размывание, а затем и изменение ряда нравственных принципов привели к утрате моральных и этических ориентиров, позволяющих оценивать поведение людей как достойное или недостойное. Наметилось смещение ценностных ориентаций отдельных слоев общества в сторону криминальных структур, преуспевающие представители которых стали постепенно превращаться в образец для подражания.

Подобные социально-психологические явления в сочетании с увеличивающимся разрывом реальных доходов и привлекательных жизненных стандартов обусловливают интенсивное вовлечение ранее благополучных в социальном отношении слоев общества в криминальную деятельность или высокую степень их психологической готовности к такой деятельности.

2) Негативные процессы в сфере идеологии, воспитания молодежи. Целенаправленная деятельность отдельных средств массовой информации по дезориентации молодых людей в выборе жизненных целей и средств их достижения, формированию у них культа «красивой» жизни, силы, вседозволенности наносит зачастую непоправимый ущерб обществу. Качественный скачок в объеме международных связей и туризма повлек за собой побочные последствия, способствующие установлению более тесных контактов российских преступных сообществ с зарубежными организованными преступными группами.

Немалую роль играют использование политической, в том числе национально-экстремистской, фразеологии, создание молодежных территориальных группировок негативной направленности. Выборочное исследование последних в ряде крупных городов России показало, что от одной трети до половины взрослых (как правило, в возрасте 18−24 лет), входящих в руководящее ядро таких группировок, одновременно входили во «взрослые» организованные преступные структуры и выполняли их задания, используя силу и средства своих молодежных групп.

3) Значительный криминальный потенциал населения. По данным экспертов, в России «школу» исправительных учреждений прошли около 20 млн. человек.

4. Меры борьбы с организованной преступностью

Борьба с организованной преступностью предполагает единство общеорганизационной, предупредительной и правоохранительной деятельности. Специфика стратегии борьбы с организованной преступностью заключается в следующем:

1) целями борьбы с организованной преступностью являются:

— ликвидация организованных преступных формирований, сокращение масштабов и снижение степени общественной опасности криминальной деятельности;

— возмещение ущерба, восстановление нарушенных прав и законных интересов пострадавших от организованной преступности;

— устранение, нейтрализация причинных комплексов и иных детерминирующих данную преступность обстоятельств;

— предупреждение вовлечения в организованную криминальную деятельность новых лиц и ее распространения на новые сферы и объекты;

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой