Браки Генриха VIII

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

генрих история политика династический

Одним из ключевых моментов истории Англии является внешняя политика короля Генриха VIII.

Актуальность рассматриваемой темы обусловлена его историческим значением. История Англии в годы правления Елизаветы Тюдор явилась важнейшим, во многом переломным этапом в истории страны. Его страстное желание получить развод с законной женой привело к разрыву с Римской католической церковью, а впоследствии к разрушению монастырей в Англии. При нем были заложены основы англиканства.

Хронологические рамки работы занимают период с 1509 по 1547 гг.

Поскольку в английской исторической литературе по рассматриваемой проблеме господствует принцип детального изучения источников, а к работам других авторов историки обращаются при отсутствии источникового материала, то собственно историографических обзоров немного. Сказанное не означает изоляции английской исторической науки от теоретических проблем изучения истории. Историография трактуется британскими авторами, как «дисциплина, имеющая дело с методами писания истории и техникой исторического исследования. Поэтому, теоретические вопросы историки рассматривают на страницах специальных изданий, а история изучения остается скорее библиографическим обзором, нежели попыткой научного изучения концепций и методологии авторов. Отсюда, общая степень изученности темы в английской литературе небольшая.

Крупным историком, пытавшимся унифицировать метод изучения дипломатических отношений, был Гарольд Николсон. Он был сыном дипломата, сам занимался дипломатической деятельностью и пытался осуществить попытку создания дипломатической теории в работах «Дипломатия» 1939 года.

Отдельные специализированные работы, посвященные как изучению отдельных событий представлены в работах Гаррета Мэттингли, Марвина Альберта, так и исследованию на научной основе эволюции внешнеполитических процессов в работах Р. Б. Вернхэма, П. С. Кроусона, Дж.Р. Элтона. В последних наметился синтез внешнеполитических событий с историей развития отдельных конституционных и административных учреждений. В исследованиях Д. Лоудза продолжает развиваться традиционный жанр политических биографий по Генриху VIII.

Единого объединяющего подхода в современной отечественной литературе к английской внешней политике того времени не существует. Это связано с тем, что исследователи, обращающиеся к данной теме, решают ряд вопросов применительно к интересующим их сюжетам. Но существуют некие общие точки отсчета, отличающие отечественную литературу по тюдоровской внешней политике. К ним можно отнести признание тесной связи между внешней политикой и развитием раннекапиталистических отношений в английском обществе ХV-ХVI веков. Большинство отечественных историков считают, что внешняя политика является продолжением политики внутренней, но иными средствами и методами. Однако проявляется данное положение всегда по-разному. Для С. Д. Сказкина решающим моментом в формировании английской внешней политики ХV-ХVI веков было раннее втягивание дворянства в сферу действия рыночных отношений. Интересы джентри были связаны с развитием национальной промышленности и международной торговли, что выгодно отличало характер дипломатических и внешнеполитических шагов английского правительства по отношению к феодальной Франции и Испании. Отсюда, своеобразная форма английского абсолютизма, обусловившая быстрый расцвет Англии в ХVI-ХIХ веках.

Для В. И. Рутенбурга важным представлялось, что процессы становления капитализма необходимо рассматривать не по странам, а в их взаимосвязи и взаимовлиянии. Отсюда более значимым он считал не эволюцию событий внутренней истории стран, а общеевропейские процессы — становление национальной системы государств, реформацию как способ борьбы идеи национальной с идеей всемирной монархии, изменение форм и методов внешней политики; то есть, процессы, которые отделяют средневековье от нового времени. В работах этих двух крупных историков, которые могут считаться основателями собственных школ, нет крупных принципиальных различий. Они попытались обобщить исторические факты в области внешней политики с разных сторон одного процесса. Для С. Д. Сказкина связь между внутренней и внешней политикой Британии была важна с социально-экономической стороны, в то время как для В. И. Рутенбурга — с политической. Последняя же лучше выявляется в анализе структуры межгосударственных отношений того времени. Лишь так с его точки зрения можно было определить комплекс вопросов европейской внешней политики и раскрыть их место, роль и значение для отдельных стран.

Своеобразным применением методов исследования и модели В. И. Рутенбурга на английском материале второй половины XV—XVI вв.еков являются работы Ю. Е. Ивонина. Данный историк выделяет три ключевых противоречия европейской политики того времени. Первым является конфликт между Габсбургами и Францией, второе — отношения стран Европы с Османской империей, третье, приобретает значение лишь со второй половины XVI века — балтийский вопрос. В связи с этим изучение становления европейской системы государств, с его точки зрения, является наиболее перспективным на фоне отношений между Англией и Священной Римской империей. Во всех этих узлах конфликтов место Британии было неодинаковым. Работы Ю. Е. Ивонина прослеживают путь от формирования англо-испанского союза против Франции при Генрихе VII Тюдор до войны с Испанией при Елизавете I Тюдор, подчеркивая при этом связь с процессами протестантского развития Англии. На фоне других отечественных работ исследования Ю. Е. Ивонина представляют собой связанную воедино историю тюдоровской внешней политики, а не посвящены анализу отдельных проблем, либо эволюции каких-либо внешнеполитических институтов.

Исследования Ю. М. Сапрыкина и Т. С. Осиповой посвящены изучению ирландского вопроса. Они как хронологически, так и по проблематике взаимодополняют друг друга. Более того, обе работы построены на детальном изучении английских источников, что делает их особенно ценными в изучении особенностей отечественной историографии.

Историографическими также являются работы В. В. Штокмара «Очерки по истории Англии» и английского историка А. Л. Мортона.

Целью моей работы является анализ деятельности внешней политики Генриха VIII в Англии.

Задачи работы:

1) Определить характер проведения внешнеполитических мероприятий Генриха VIII.

2) Определить цели внешней политики Генриха VIII.

3) Изучить основные направления внешней политики Англии в первой половине XVI в.

4) Дать оценку вклада Генриха VIII в развитии внешней политики Англии.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы.

Основные источники для изучения внешней политики Генриха VIII представлены воспоминаниями современников, документами, актами, письменными материалами. Среди них работы Т. Мора, Ф. Бэкона, письмо А. Болейн королю и другие.

Методологической основой исследования в данной работе послужил диалектический метод научного познания и системный подход. В ходе исследования использовались такие общенаучные методы и приемы как научная абстракция, методы детерминированного факторного анализа, синтеза и дедукции.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования полученных данных в процессе подготовки учащихся.

1. Особенности внешней политики Генриха VIII

1. 1 Политика «равновесия сил»

С момента вступления Генриха VIII на престол традиционными становятся поддержка Испании и участие в военных действиях против Франции. Выражением этого союза с Испанией явился брак Генриха VIII с Екатериной Арагонской, вдовой умершего брата Генриха VIII Артура.

Смерть Фердинанда Арагонского в 1516 г. вселила в увядающего императора новые надежды, потому что Испания оказалась под властью Карла Габсбурга. Внешняя политика Испании приобрела прогабсбургское направление. Это создало сложный комплекс взаимоотношений между Англией и Священной Римской империей. Англия стала возвращаться к выработанной еще Генрихом VII политике «равновесия сил», апологетом которой во времена Генриха VIII был тогдашний лорд-канцлер королевства Уолси. Состояние мира и относительного равновесия сил в Западной Европе объяснялось и тем, что Европа была занята предстоящими выборами императора. На титул римского императора претендовали сразу 3 кандидатуры: Карл Испанский, Франциск I и Генрих VIII. Но шансы последнего были незначительны. За время войн, которые вела Англия в начале его царствования, большая часть накопленных средств была уже растрачена, а когда король весной 1519 года решился включиться в предвыборную борьбу, было уже поздно. В самой выборной кампании решающую роль сыграло 2 фактора: деньги Фуггеров и позиция немецких курфюрств, которые поддерживали Карла. Великодержавная политика Габсбургов, стремившихся создать наднациональную феодальную монархию и пытавшихся поставить папство на службу своим интересам, вступила в острое противоречие с формированием национальных государств в Западной Европе. Приоритет Габсбургов в англо-габсбургском союзе сразу ставил бы Англию в положение неравноправного партнера, а в перспективе мог угрожать вытеснением англичан с морских путей.

В начале 20-х гг. англо-испанский союз существует номинально. Европейская обстановка, с одной стороны, и недовольство широких кругов английского общества бесплодными и дорогостоящими войнами, с другой, определили в этот момент колебания Англии между Францией и Карлом V. Английская дипломатия начала сепаратные переговоры с французами, с немецкими князьями, а кроме того, предприняла попытку созыва мирной конференции с участием представителей папы, императора, английского и французского королей. В 1520 году встреча двух королей в долине Ард сопровождалась шумными изъявлениями англо-французской дружбы. Лорд-канцлер Англии Вулси пытался в это время осуществлять политику «равновесия сил», главным принципом которой было использование политических и экономических противоречий между Францией и Габсбургами. Такое положение вполне устраивало правительство Генриха VIII, поэтому оно не согласилось в 1522 году принять тайное предложение Франциска І начать совместные военные действия против Карла V.

Переломным моментом франко-габсбургского соперничества в 20-х годов ХVI века стало поражение французов при Павии 24 февраля 1525 года. Король Франциск І попал в плен. Реакция английского правительства на известие о поражении французов с достаточной очевидностью показала его колебания. 9 марта в Вестминстере по случаю победы испанского оружия была отслужена торжественная месса. Генрих VIII поспешил отправить Карлу V поздравительное письмо, в котором он заявил о стародавних претензиях Англии на французские земли. Генрих VIII обещал императору способствовать в его итальянских делах, за что тот во имя союзнического долга должен уступить ему ровно столько французских земель, сколько захватит сам. Но удовлетворение территориальных претензий Англии не входило в планы Карла V. Император нуждался в деньгах; англичане же не могли ему их предоставить, тем более что он еще с июня 1522 года задолжал Генриху VIII 150 тысяч крон. Эти обстоятельства, на первый взгляд, и повлияли на его решение нарушить обещание жениться на дочери Генриха VIII Марии. Он предпочел 900 тысяч золотых дукатов приданого португальской принцессы.

Желание Карла V заключить брак с португальской инфантой было определенным уже в 1524 году. Габсбургская дипломатия всячески пыталась отказаться от обязательств Карла V жениться на Марии Тюдор и выдвинула претензии: если английский король хочет продолжения войны с Францией, он должен немедленно выплатить приданое Марии и, кроме этого, предоставить взайм 200 тысяч дукатов сразу и затем в течение четырех месяцев еще 400 тысяч дукатов, а также начать наступление из Фландрии на французские земли с трехтысячной конницей и как можно большим числом пехоты. Получив в ответ на свои притязания недвусмысленный отказ, Генрих VIII оказался перед альтернативой. С одной стороны, продолжение союза с Габсбургами грозило поставить Англию в положение неравноправного партнера. Преобладание Габсбургов превращало Антверпек в орудие экономического давления на Англию и могло поставить английскую шерстяную торговлю в подчиненное положение к испанской. Такой оборот дел не устраивал Генриха VIII. С другой стороны, союз или по крайней мере благожелательный нейтралитет по отношению к Франции мог принести ряд экономических и политических выгод. Франция была единственной страной, могущей выдержать борьбу с Габсбургами. Это давало возможность правительству Генриха VIII использовать успехи французов для укрепления своих позиций.

Существеннейшей причиной начавшегося англо-французского сближения была для английских торговых и промышленных кругов возможность сбыта английской шерсти и сукна во Франции.

Англо-французский союз начал принимать вполне конкретные антигабсбургские очертания. 30 августа 1525 г. было подписано соглашение о мире и вечной дружбе между Англией и Францией. Французская дипломатия пыталась заставить английское правительство оказать помощь в военных действиях против Карла V. Английская дипломатия избегала налагать на себя обязательства военнoгo xapaктера. Дипломатические ходы императора оказались безуспешными. Хотя Карл V навязал французскому королю Мадридский мир, принуждавший того отказаться от притязаний на принадлежавшую Карлу V часть Бургундии и не вступать в антигабсбургские коалиции, во Франции этот мир не был ратифицирован. Когда Франциск I был освобожден из плена, он снова стал вынашивать планы войны с Карлом V и призывать Генриха VIII присоединиться к нему. Англия теперь неизбежно становилась одним из главных участников антигабсбургских коалиций. Когда 22 мая 1526 года была образована Коньякская лига, в состав которой входили папское государство, Франция, Флоренция, Венеция и Милан, папа Климент VII как официальный глава лиги предложил английскому королю принять титул протектора лиги. Генрих VIII ответил согласием. Англо-французский альянс скреплялся и тем обстоятельством, что короли этих стран стремились воевать с императором руками итальянцев.

Однако помощи не было. Франциск I ставил условием своего активного участия в лиге помощь итальянских князей в случае вторжения французских войск во Фландрию или Испанию, на что ее итальянские участники не соглашались. Английский король также собирался извлечь немалые выгоды из возможного участия в лиге.

Одновременно английская дипломатия пыталась восстановить существовавшую до 1525 г. систему европейской политики, предложив Карлу V заключить мирное соглашение с Англией, Венецией и Францией. Но император, взявший инициативу в свои руки, отверг это предложение. Ответом были два договора о мире и сотрудничестве между Англией и Францией в Амьене и Лондоне в августе и сентябре 1527 г.

Французская дипломатия ставила своей главной целью ослабление Габсбургов. Она хотела достигнуть этого путем создания сильной европейской антигабсбургской коалиции, включающей Англию. Английские политики рассчитывали в союзе с Францией оказать давление на папство. В декларации, объявлявшей войну императору, представители французского и английского королей заявили, что «злодеяния и неприятности, чинимые Франции императором, продолжаются и увеличиваются, и страдает от них не только король французский, но и все христианство, наносится ущерб папскому престолу, тогда как турки наступают, а еретики распространяют свое учение». Тюдоровское правительство еще надеялось оказать воздействие на папскую курию дипломатическим путем и избежать реформации.

Обращаясь к Генриху VIII за помощью, французский король писал, что цель этой войны — ослабить влияние в итальянских землях общего врага — императора. Союзников не смутило и то обстоятельство, что вскоре Карл V освободил папу из плена. Папа за это время принял прогабсбургскую ориентацию, решив использовать союз с императором в целях борьбы с реформационным движением.

Тюдоровское правительство было поставлено перед необходимостью более последовательного проведения антигабсбургской политики. Французское правительство уверяло англичан, что оно до тех пор не будет требовать участия их в войне, пока не исчезнет последняя надежда на мир. Профранцузская политика Вулси, искренне верившего, что союз с Францией был единственным средством склонить папу к компромиссу и противостоять Габсбургам дипломатическими средствами, требовала участия в военных действиях, но это неизбежно вызывало недовольство короля.

Карл V и по финансовым и по политическим причинам не мог начать военных действий против англичан. Собрав силы, он нанес французским войскам, оставшимся без существенной поддeржки англичан, два поражения в Италии. Значительной помощью императору стала эпидемия чумы, практически уничтожавшая французскую армию под Неаполем. Стало очевидно, что французское правительство пойдет на соглашение с Карлом V.

Генрих VIII попытался предотвратить заключение этого соглашения, написав папе письмо с просьбой обратиться к государям Европы с воззванием о мире, но папская курия ответила лишь дальнейшим укреплением негласного союза с Карлом V. Французские дипломаты, подумывавшие всерьез о том, чтобы предложить Клименту VII отлучить императора от церкви в случае непринятия им предложения союзников о восстановлении статуса-кво в Италии, также потерпели неудачу. Стало ясно, что сам по себе англо-французский союз не оказался достаточно эффективным средством в руках тюдоровского правительства.

Барселонский и камбрейский мир 1529 г., значительно ухудшившие положение Франции и укрепившие зависимость папы от императора, способствовали и ослаблению позиций Англии в европейской политике. В этой обстановке тактика Уолси становилась непригодной. Это и привело канцлера к падению.

Таким образом, в годы правления Генриха VIII произошли разнообразные военные конфликты, в основе которых лежала борьба между Францией и Испанией за власть над богатыми территориями Италии и Фландрии. Англия значительно уступала этим государствам по богатству и численности населения и постепенно усвоила политику сохранения равновесия сил, которая в дальнейшем стала для английских политиков установившейся традицией.

1. 2 Подчинение Ирландии

Укрепление феодально-крепостнической монархии в Англии позволило Тюдорам приступить к завоеванию и подчинению всей Ирландии. Ирландия в это время была экономически слабой и политически раздробленной.

В 1494 г. в Дублин прибыл наместник Ирландии Эдуард Пойнингс в сопровождении крупного военного отряда. Он созвал парламент в Дрогеде, где использовал поддержку рыцарей и представителей городов. Ему удалось добиться принятия так называемого закона Пойнингса, сыгравшего в дальнейшем важную роль в подчинении Ирландии английской короне. Согласно этому закону парламент в Дублине можно было созывать только с разрешения английского короля, а обсуждать он мог лишь те законы, которые предварительно были обсуждены и одобрены королем и его Тайным советом в Лондоне. Кроме того, каждый статут английского правительства в Ирландии получал силу на всей территории острова, а не только в Пейле. Большая часть Ирландии еще не находилась в подчинении английского короля. Были также подтверждены Килкеннийские статуты, за исключением запрещения говорить по-ирландски.

Генрих VIII в одном из своих посланий наместнику так охарактеризовал ирландскую политику короны в начале XVI в.: «Сейчас, в начале, политические меры могут принести больше пользы, чем война, до тех пор, пока не наступит такое время, когда мощь ирландских врагов будет ослаблена вследствие лишения вождей власти и внесения в их среду раздора». Сначала политику подчинения Ирландии первым двум Тюдорам пришлось осуществлять через могущественных Килдаров, купив их поддержку милостями, а также опираясь на вражду между англо-ирландской и ирландской знатью. Генрих VIII в своей политике ловко использовал интриги, подстрекал других англо-ирландских аристократов выступать против Килдаров, затем вмешивался в борьбу между ними, вызывая время от времени того или иного ее участника в Лондон. Здесь по обвинению в государственной измене их заключали в Тауэр или казнили. В 1534 г. Томас Шелковый из рода Килдаров поднял восстание в защиту заключенного в Тауэр его отца и осадил Дублин. Но поскольку англо-ирландские лорды его не поддержали, он сложил оружие на условии полного прощения. Однако его вызвали в Лондон, где вместе с пятью дядями повесили как государственных преступников. С этого времени Генрих VIII стал назначать наместниками Ирландии только своих верных слуг из английских феодалов.

Когда Генрих VIII, разорвал отношения с Римом и в 1534 г. стал главой англиканской церкви, борьба в Ирландии против английских завоевателей вспыхнула с новой силой и велась под лозунгами защиты католичества. Ирландия стала объектом интриг католического лагеря. Глава оппозиционного католического духовенства архиепископ Арма Кромер в своих проповедях утверждал, что Ирландия никогда и никому не подчинялась, кроме папы, которому и надлежит быть ее правителем.

Это заставило Генриха VIII поспешить с осуществлением мероприятий по подчинению Ирландии. Прежде всего большие надежды возлагались на реформацию, в результате которой английский король, став носителем верховной церковной власти в Ирландии, мог скорее добиться от вождей подчинения, а секуляризация церковной собственности увеличила бы его доходы. К началу реформации в Ирландии насчитывалось 563 монастыря и приората; кроме того, по стране было разбросано около 2 тыс. монастырских гостиниц, богаделен и приютов, а ежегодные доходы, которые получала ирландская церковь, исчислялись в 110 тыс. ф. стерлингов.

Англиканская реформация церкви и конфискация в пользу короны десятины, земель и имущества монастырей в Ирландии была осуществлена королевским правительством на основании постановлений дублинского парламента, принятых в период с 1536 по 1541 г. В 1538 г. наместник в сопровождении английских отрядов прошел от Трима до Кавана, разрушая церкви, статуи святых и другие предметы культа. Была уничтожена и статуя Патрика в церкви в Дауне, одна из самых почитаемых святынь ирландских католиков. Они «разбивали и сжигали священные изображения, алтари и мощи святых Ирландии и Англии», — с болью замечает автор «Анналов четырех магистров», сравнивая эти насилия с преследованием христиан в Римской империи. Значительная часть секуляризованных земель была роздана в качестве пожалования светским держателям, в том числе и представителям англо-ирландской знати в целях добиться их преданности короне.

Но ирландские крестьяне остались приверженцами католической церкви; католиками были и многие англо-ирландские лорды и ирландские вожди. За это они и подвергались преследованиям.

Так в Ирландии после реформации появились две церкви: одна — чужеземная, официальная; другая — преследуемая английскими властями, но признаваемая большинством жителей острова. Нередко католики платили две десятины: одну — англиканской церкви по принуждению и другую — католической церкви добровольно.

Поскольку реформация и преследования католиков способствовали увеличению эмиграции из Ирландии, папа римский, а также короли католических стран получили возможность использовать ирландских эмигрантов-католиков в своих контрреформаторских целях.

Особенно важное значение в процессе подчинения Ирландии английскому королю в XVI—XVII вв. имела аграрная политика при Тюдорах и первых Стюартах. Она заключалась в том, что проводились «сдача и новое пожалование поместий», а также массовые конфискации земли у ирландцев и заселение их англичанами.

В июне 1541 г. парламент в Дублине торжественно объявил Генриха VIII и его преемников королями Ирландии. Представители всех кланов принесли четвертую после начала завоевания присягу верности английскому королю. Непосредственной целью этой меры была борьба с католиками, которые считали, что поскольку Генрих VIII в 1538 г. был отлучен от церкви папой, то он лишился титула лорда Ирландии. Но значение этой меры было гораздо шире. Члены Государственного совета в Дублине писали Генриху VIII по поводу его нового титула: «Мы считаем, что ирландцы более охотно будут подчиняться Вашему величеству как королю этих земель, чем как лорду их». Английский король, став королем всей Ирландии, получал, согласно английскому праву, юридические основания для превращения ирландских вождей в своих вассалов и как сюзерен мог распоряжаться по своему усмотрению землями кланов и септов.

Именно пользуясь титулом короля всей Ирландии, Генрих VIII стал настойчиво проводить политику сдачи и нового пожалования поместий. Сущность этой политики сводилась к тому, что король, нарушая права кланов и септов на землю, принимал от лояльных ирландских вождей подвластные им территории и жаловал их этим вождям как своим непосредственным держателям-вассалам обычно на правах рыцарского держания, с выдачи жалованной грамоты и присвоением титула согласно английской феодальной иерархии, подчиняя таким образом их своей власти. Чтобы закрепить преданность крупных вождей, король обычно жаловал им еще земли монастырей, находившихся на их территориях, а также земли из своего домена вблизи Дублина.

Вместе с осуществлением этой политики Тюдоры создали в Ирландии свой бюрократический аппарат и армию, состоявшие из лиц, находившихся на королевской службе.

Во второй половине XVI в. был проведен ряд административных реформ: закончено образование графств в Ленстере, Конноте и Ольстере, созданы новые президентства, возглавлявшие гражданское и военное управление всеми графствами, входившими в эти провинции. В графства Ленстера и Манстера стали регулярно выезжать разъездные судьи, обязанные проводить свои сессии не менее двух-четырех раз в год, решая дела согласно английскому общему праву. Было построено много военных крепостей и фортов, в которых размещались английские войска. На содержание войск в стране королевское правительство собирало со всех жителей специальный побор натурой.

При наместнике был создан Государственный совет, члены которого назначались королем из высших чинов королевской администрации, английских и англо-ирландских аристократов. Этот совет, подобно Тайному совету в Лондоне, контролировал осуществление политики короля, вместе с наместником издавал прокламации, обязательные для всей страны. Суд королевской скамьи разбирал судебные дела всех свободных подданных короля, а казначейский суд ведал доходами короля и всеми делами, связанными с ними. Для разбора дел о мятежах и других государственных преступлениях в 1562 г. был создан особый суд, получивший название Суд замковой палаты, — грозное орудие королевской власти, наподобие Звездной палаты в Лондоне.

Ирландский парламент из однопалатного представительного органа, каким он был на протяжении всего периода своего существования, превратился в двухпалатный, а его состав был значительно расширен, главным образом за счет представителей тех слоев, которые были заинтересованы в усилении власти короны над Ирландией, — рыцарей и богатых горожан. Они заседали в нижней палате. Верхнюю палату пополнили лояльными аристократами.

Но все эти меры не могли привести к уничтожению клановой системы и власти вождей в целом по стране. Королевская администрация во многих районах была еще слабой, политика сдачи и нового пожалования поместий вызывала сопротивление со стороны многих вождей, сама сдача поместий не была обязательной для всей ирландской знати, и обычно наместники производили ее по своему усмотрению. Нередко с получением пожалования от короля прежних земель отношения между вождем и другими членами кланов и септов не изменялись и регулировались старинными обычаями и брегонским правом.

1. 3 Отношения с Османской империей

Французское, а также английское правительство стремились укрепить отношения с противниками Габсбургов и на востоке Европы. Еще в ноябре 1526 г. габсбургский дипломат Карачолло писал императору, что Франция и ее союзники, Англия и итальянские княжества, вполне могут объединиться с турками и совместно выступить против Габсбургов. Союз с Францией неизбежно превращал Англию в фактического союзника Оттоманской империи. Но в отличие от действий французской монархии попытки английского правительства укрепить свои позиции в Юго-Восточной Европе начались не с англо-турецких переговоров, а с попыток установить военно-дипломатические связи с претендовавшим на венгерский престол трансильванским князем Яношем Запольяи. Английское правительство через французских дипломатов оказывало немалую финансовую помощь опиравшемуся на турок трансильванцу: официально эта помощь предоставлялась для борьбы с турками. После гибели венгерского короля Лайоша II обострилась борьба за венгepский престол между Яношем Запольяи и эрцгерцогом австрийским Фердинандом. Генрих VIII считал Яноша единственным законным королем Венгрии. Но попытки установления непосредственных контактов закончились неудачно. Миссия Уоллопа не была пропушена через границу Моравии эрцгерцогом Фердинандом.

В восточной политике Англии наиболее ярко проявился переход от политических интересов к преобладанию экономических, что было связано в первую очередь с более интенсивным развитием процесса первоначального накопления в Англии, чем в других странах Западной Европы. Тюдоровская Англия занимала сложную и противоречивую позицию в отношениях Западной Европы с Османской империей.

Английская монархия с самого начала прохладно отнеслась к идее крестового похода. Хотя Генрих VIII выразил согласие принять участие в крестовом походе. В дипломатических кругах отмечалось, что рвение в этом деле он не проявлял. После битвы при Павии Генрих VIII стал склоняться к союзу с Францией и не исключался габсбургской дипломатией из числа возможных союзников Порты. Попытки английской дипломатии укрепить свои позиции в юго-восточной Европе начались не с англо-турецких переговоров, а с установления военно-дипломатических связей с Яношем Запольяи. Во время обострения борьбы Яноша Запольяи с Фердинандом английская дипломатия сделала определённый шаг к сближению с венгерским магнатом, оказывая ему финансовую помощь.

В начале 30-х гг. XVI в. важной задачей как английской, так и французской дипломатии было предотвращение антитурецкого союза между протестантскими княжествами Германии и Карлом V. По условиям предполагавшегося союза князья должны были предоставить Карлу V военную помощь против турок, взамен чего император обещал не вмешиваться в религиозную политику. Однако ни Парижу, ни Лондону не удалось добиться осуществления своих замыслов. 23 июня 1532 г. князья и император заключили Нюрнбергский религиозный мир. Нападение турок вынудило Карла V пойти на компромисс с протестантами и за обещание помощи против турок согласиться на временное признание статуса-кво с фактическим сохранением за протестантами секуляризованных церковных имуществ.

Во второй половине 30-х гг. XVI в., когда английская монархия пыталась исполнять роль посредника в отношениях между Францией и Габсбургами, а также пошла на некоторое сближение с протестантскими княжествами Германии, турецкий вопрос ее мало интересовал. Наметившийся в начале 40-х гг. англо-габсбургский союз автоматически исключал Англию из числа возможных союзников Турции в Западной Европе.

Начиная с XV в. две универсальные силы западноевропейского средневековья — папство и Священная Римская империя — стали терять своё прежнее значение, вступив в противоречие с формированием национальных и территориальных государств и складыванием нового типа межгосударственных отношений. Лозунг борьбы христиан против турок — «неверных» характерен для западноевропейской политики XV — первой половины XVI в. Форма же этой борьбы, т. е. организация «крестовых походов» против турок, определялась тем, что её инициаторами выступили главные носители средневековых политических традиций в XVI в. — папство и Габсбурги.

Таким образом, восточная политика английского короля всецело зависела от европейской политики. Франции и Англии турецкие нашествия ничем не угрожали и были даже выгодны, так как сдерживали силы Карла V, призывавшего к единению всей Западной Европы против турок.

2. Династические браки Генриха VIII

Династические браки в средние века играли значительную роль во внешней политике, будучи важным средством заключения дипломатических союзов и территориальных приращений.

Первой женой Генриха VIII стала дочь испанского короля Екатерина Арагонская, жена погибшего брата Генриха. Брак Екатерины и Артура был заключен 14 ноября 1501 года в лондонском соборе Святого Павла, но через несколько месяцев пятнадцатилетний болезненный Артур скончался. Испанские короли и Генрих VIII не хотели распада установленного между ними союза. Они обратились к папе Юлию II за разрешением на брак Екатерины и ставшего наследником престола младшего сына английского короля Генриха. Фердинанд и Изабелла, бывшие полновластными государями в Арагоне и Кастилии, торопились еще и потому, что Людовик XII тоже рассчитывал на брак своей дочери с принцем Генрихом. Политика испанских королей вполне понятна, так как в это время французская армия двигалась на Милан.

Папа Юлий II вскоре санкционировал брак Генриха Екатерины. На смертном одре 22 апреля 1509 года король взял со своего наследника слово жениться на Екатерине, которая все эти годы не покидала Англии. Так 3 июля 1509 года был заключен брак, символизировавший англо-испанский союз. Затем было достигнуто соглашение между папой Юлием II, Максимилианом I, Людовиком XII и Фердинандом Арагонским об общем выступлении против Венеции. После этого Фердинанд Арагонский вновь стал воевать с Францией, опираясь на англо-испанский союз.

Таким образом, к заключению англо-испанского больше всего была склонна испанская монархия, что определялось ее борьбой против Франции за господство в Италии.

Вначале брак Генриха VIII и Екатерины складывался очень удачно. Она была пылкой и бесстрашной женщиной и верной женой. Проблемы возникли в связи с престолонаследием и со временем лишь усугублялись.

Часто встречающееся в литературе мнение, что развод был поводом к проведению Реформации, не точно, так как в действительности поводом к проведению Реформации развод стал лишь к осени 1529 года.

Еще в 1514 года, когда было заключено соглашение с Людовиком ХII, Генрих VIII хотел развестись с Екатериной, считая необходимым разорвать союз с Испанией. В конце 20-х — начале 30-х годов развод Генриха VIII с Екатериной имел как внутриполитический, так и внешнеполитический аспекты. Последний определялся тем, что с усилением антигабсбургской ориентации Англии брак Генриха VIII с Екатериной не только оказался невыгодным с политической точки зрения, но и крайне опасным, так как Екатерина могла стать центром притяжения всех прогабсбургских и оппозиционных Генриху VIII элементов. Первый аспект сложнее, так как обычно стремление Генриха VIII развестись со старой женой приписывают только его странному желанию жениться на красивой фрейлине королевы Анне Болейн, забывая о том, что могли сыграть роль и какие-то внутриполитические соображения короля, рассчитывавшего этим браком укрепить союз короны с новой знатью. За Анной Болейн стояли влиятельные придворные круги во главе с герцогом Норфольком.

Однако для окончательного решения короля этого было бы мало. Осуществление этого развода и нового брака с санкцией папы было бы одновременно компромиссом с папством. Генрих VIII выдвинул два соображения в пользу развода: во-первых, Екатерина уже была замужем за его братом Артуром, а брак с женой брата запрещен Священным Писанием, и, во-вторых, от Екатерины он не имел сына. Королева Екатерина за годы своего замужества была несколько раз беременна, но сумела родить в 1516 г. только одну здоровую девочку Марию. Прожив двадцать лет в браке, король все еще не имел наследника престола. Постепенно между супругами возникло охлаждение.

Ориентация английского короля на компромисс с папой в значительной степени определялась тем, что папа Климент VII в недавнем прошлом был кардиналом-протектором Англии, то есть был облечен полномочиями защитника интересов английской церкви при папской курии.

Когда папа узнал об отрицательном отношении к разводу со стороны императора, он поспешил послать Кампеджо директиву «восстановить миp и согласие в семье английского короля». Габсбургские дипломаты пытались подкупить Вулси изрядной суммой денег и обещанием сана архиепископа Толедского, чтобы он всемерно содействовал обострению отношений между Англией и Францией. Влияние императора на папу было очевидным, вследствие чего бpaкоразводный процесс приобретал и аптипапское направление.

Отношение к разводу английских классов и духовенства было различным. Довольно широкие круги дворянства и буржуазия, видевшие в браке Генриха VIII с Анной Болейн средство усиления их влияния на монархию, выражали самую горячую поддержку королю. Старая аристократия рассчитывала вместо Екатерины Арагонской возвести на престол свою ставленницу. Отношение католического духовенства к бракоразводному процессу также было отрицательным, потому что будущая женитьба короля на Анне Болейн могла означать усиление протестантской партии, а следовательно, подчинение церкви государству и секуляризацию церковных земель и имуществ. Неудивительно, что католические авторы первыми высказали мнение о политической подоплевке развода. Еще в конце 1528 г. Генрих VIII послал своих представителей во главе с Гардинером в Рим, чтобы склонить Климента VII в пользу развода, а в случае отказа указать на его возможные печальные последствия для папской курии.

Английский и французский короли пытались подчинить папу своей политике. Как только распространились слухи о смерти Климента VII, английский король поспешил указать своим представителям в Риме на необходимость убедить кардиналов избрать Вулси на папский престол. Генрих VIII пытался запугать курию габсбургской опасностью; он писал, что в случае дальнейшего укрепления империи Карла V «христианские государи могут встретиться с неумеренными притязаниями императора, претендующего на подчинение себе церкви и папского престола». Английский король явно намекал, что избрание Вулси окажется препятствием на пути экспансии Габсбургов. Франциск I, видевший явное антигабсбургское направление борьбы за папский престол, поспешил выразить согласие помогать Вулси. Однако слухи о смерти папы оказались ложными.

Бракоразводный процесс вновь оказался на вооружении английской дипломатии, однако теперь он уже не казался единственным оружием. Но это было единственное средство компромиссной тактики Вулси, и он попытался перенести его целиком в сферу внешней политики, намереваясь укрепить англо-французский альянс браком Генриха VIII с французской принцессой. Группировка, поддерживающая Анну Болейн, добивалась смещения Вулси, что накладывало отпечаток на его деятельность. Поэтому он и пытался укрепить свое положение с помощью внешнеполитических акций. Хотя ориентация на компромисс Климентом VII сохранилась, вариант, предлагавшийся Вулси, не был выгодным для короля.

Заключение Барселонского мира 1529 г. между папой и императором была не только дипломатической акцией; это была существенная попытка создания религиозно-политического католического союза двух реакционных сил Западной Европы — папства и Габсбургов — против нарастающего реформационного движения. Стремление Карла V заключить мир с Францией диктовалось также необходимостью подавить Реформацию князей в Германии, которая была для него не менее, если не более опасной, чем соперничество Франции, так как подрывала его империю изнутри. Рассматривая германских князей как основных противников Карла V в империи, Франциск I стремился всячески заручиться их поддержкой и уверял их, что обвинения Карла V в том, что французы заключили союз с главным врагом христианской веры — турками — клевета. В том же 1529 г., уже после заключения Камбрейского мира, на шпейерском сейме император угрожал германским князьям восстановить в силе Вормский эдикт 1521 г. и потребовал их подчинения папской курии.

3 ноября 1529 г. было проведено первое заседание «Парламента Реформации», официально созванного для «справедливого» решения дела о разводе. Теперь развод стал поводом к проведению Реформации.

Но прежде чем решиться на этот шаг, тюдоровское правительство пыталось хоть как-то поправить пошатнувшееся положение Англии в европейской политике. Давая своим послам Тэнсталлу, Найту, Мору и Хэккету, отправлявшимся в Камбрэ, инструкции во что бы то ни стало подписать соглашение с Карлом V о мире, Генрих VIII указывал, что это соглашение не должно ослабить позиции Англии. Одновременно английский король уклонился от обещания Франциску I в случае неудачи переговоров оказать поддержку Франции всеми возможными средствами. В ходе самих переговоров французские дипломаты пытались добиться гарантии помощи в том случае, если император не будет выполнять условий соглашения.

Англия не получила никаких выгод от камбрейского мира. Союз с Францией и бракоразводный процесс так и не принесли желаемого внешнеполитического успеха. Уже тогда правительственные круги понимали, что развод Генриха VIII с Екатериной не может быть осуществлен папой.

Последующие события показали, что развод действительно был санкционирован не папой, а новым архиепископом Кентерберийским Томасом Крэнмером. Этот шаг был следствием событий второй половины 20-х гг. Когда же Карл V начал оказывать давление на протестантских князей в Германии, правительству Генриха VIII такой оборот дела едва ли мог понравиться. Победа императора над князьями могла означать только дальнейшее усиление Габсбургов.

В сложившихся условиях компромиссная тактика Вулси оказалась непригодной. К тому же его финансовая политика была явно неудачной, мероприятия против огораживаний вызывали недовольство тюдоровской знати. В октябре 1529 г. канцлер ушел в отставку. Немалую роль сыграло и то обстоятельство, что Вулси оставался католиком и был решительным противником Реформации.

Taким образом внутриполитическая и внешнеполитическая обстановка, поставила тюдоровский абсолютизм перед необходимостью проведения именно церковной Реформации. Вместе с тем тюдоровская монархия не собиралась идти на решительные изменения в догматах веры и способствовать широкому распространению протестантских учений и как следствие народной Реформации. Контроль над Реформацией был практически единственным средством для укрепления абсолютной монархии Тюдоров.

Генрих VIII и его окружение пытались найти выход с помощью компромиссной тактики по отношению к папству, осуществив реформы в церкви с санкции папы. Но в конкретных исторических условиях эта тактика потерпела неудачy. Следствием этого была необходимость подчинения церкви государству не с помощью компромисса с Римом, а с помощью разрыва с ним.

Занявший место Уолси Томас Кромвель предложил Генриху развестись с Екатериной без папского разрешения, то есть последовать примеру немецких князей и при содействии парламента объявить себя главой национальной церкви. Мысль эта показалась королю заманчивой. Поводом к наступлению на церковь послужила присяга папе, которую издревле давали английские прелаты. Между тем по английским законам они не имели права присягать никому, кроме своего государя.

В феврале 1531 г. по повелению Генриха в высший уголовный суд Англии было внесено обвинение в нарушении законов против всего английского духовенства. Прелаты, съехавшиеся на кон-воакцию, предложили королю большую сумму денег, чтобы прекратить процесс. Генрих отвечал, что ему необходимо другое. Генрих VIII требовал от духовенства признать его протектором и единственным главой английской церкви. Епископы и аббаты ничего не могли противопоставить своеволию короля и согласились на неслыханные требования. Вслед за тем парламент принял ряд постановлений, разрывающих связи Англии с Римом. Одним из этих статусов подать в пользу папы была передана королю.

На основании своих новых прав Генрих в начале 1533 г. назначил архиепископом кентерберийским Томаса Кранмера. В мае Кранмер объявил брак короля с Екатериной Арагонской недействительным, а через несколько дней Анна Болейн была провозглашена законной супругой короля и коронована. Папа Климент потребовал, чтобы Генрих явился с повинной в Рим. Король ответил на это надменным молчанием. В марте 1534 г. папа отлучил Генриха от церкви, объявил брак его с Анной незаконным, а родившуюся к этому времени дочь Елизавету — незаконнорожденной. Генрих своим указом назвал недействительным свой первый брак, а родившуюся от нее дочь Марию — лишенной всех прав на престолонаследие. Королева была заключена в монастырь Эмфтилль.

Отныне папа утрачивал все права на Англию, главой церкви становился король. Церковь превращалась в составную часть государственного аппарата. Были закрыты все монастыри. Номинально вся земля перешла к королю, но была роздана его приближенным из новой знати и распродана по низким ценам джентри и капиталистам. Короткое торжество Анны Болейн окончилось обвинением ее в неверности и измене и казнью ее 19 мая 1536 г.

Летом 1533 года посланник императора Карла V, Эсташ Шапюи, отмечал в донесениях, что королева Анна «впала в ревность — и не без оснований». Мимолётные связи короля с фрейлинами поначалу не представляли никакой угрозы её положению, но после рождения дочери Елизаветы вместо долгожданного сына и нескольких выкидышей Генрих стал отдаляться от супруги. В сентябре1535 года, во время путешествия по стране король и королева остановились в Вулфхолле, наследственном владении Сеймуров. Именно там Генрих впервые обратил пристальное внимание на дочь хозяина, леди Джейн Сеймур. Это была полная противоположность Анне, как по внешности, так и по характеру: белокурая, бледная, спокойная и скромная девушка.

После казни Анны Болейн Тайный совет короля подал ему прошение с рекомендацией найти себе в скором времени новую жену. Это было обычной формальностью. 30 мая архиепископ Кентерберийский Томас Кранмер обвенчал их в часовне Уайтхолла. 4 июня её официально провозгласили королевой Англии, но Генрих не спешил с её коронацией, пока не было уверенности, что новая супруга не бесплодна.

Весной 1537 года Джейн сообщила Генриху о своей беременности. Король окружил супругу небывалой заботой и исполнял все её требования и капризы. В сентябре она переехала в Хэмптон-корт, а 12 октября родила ему сына-наследника Эдуарда. Через несколько дней состояние королевы ухудшилось, и 24 октября она умерла от родильной горячки. Её похоронили в капелле святого Георгия в Виндзорском замке. По признанию Генриха VIII Джейн Сеймур была его самой любимой женой. Перед смертью он завещал похоронить себя рядом с ней.

Франко-габсбургский мир 1538 года заставил английскую дипломатию искать союзников среди протестантских князей Германии. Выходом из создавшейся ситуации должен был стать брак Генриха VIII с Анной Клевской как основа политического союза Англии и протестантских княжеств Германии. Брачный союз с Анной Клевской был важен, хотя и был во многих отношениях наименее удачным и самым кратковременным из браков Генриха. Король начал эти переговоры, основываясь на том, что женщина менее важна, чем политика, которую она собой воплощает. Если Джейн Сеймур была выдана замуж по чисто личным мотивам, то Анна Клевская была символом чисто внешней политики, целью которой было избавиться от франко-имперского аттракциона, не будучи вовлечёнными в Аугсбургский союз. Анна Клевская приходилась свояченицей лютеранского курфюрста Саксонии. Король ее видел лишь мастерски изображенной на холсте. Однако новая невеста еще при первом свидании возмутила короля грубыми чертами и неуклюжей фигурой. Но избежать брака оказалось невозможным, контракт был уже подписан. Недолгий брак был легко расторгнут под предлогом отсутствия девственности у королевы. Анна получила щедрую компенсацию и уехала на родину.

Новая королева была найдена в лице Кэтрин Говард, племянницы герцога Норфолка, как и Анна Болейн. Она была моложе короля на 30 лет и никогда не отличалась пристойным поведением. И подобно Анне Кэтрин за измену супругу поплатилась жизнью. Ее преемница на престоле, Кэтрин Парр, имела счастье пережить короля. Тридцатилетняя вдова обладала твердой волей и сильным характером, что могло обеспечить Генриху спокойную старость. Но и этот брак нельзя было назвать удачным из-за несовпадения религиозных убеждений супругов. Однако Екатерина принесла королевству пользу тем, что примирила короля с дочерьми. Был издан специальный указ об установлении их наследницами Генриха после его сына Эдуарда. От многих браков Генриха осталось только трое детей: Мария от Екатерины Арагонской, Елизавета от Анны Болейн и малолетний Эдуард, вступивший теперь на престол под именем Эдуарда VI, сын Джейн Сеймур.

Заключение

В годы правления Генриха VIII произошли разнообразные военные конфликты, в основе которых лежала борьба между Францией и Испанией за власть над богатыми территориями Италии и Фландрии. Англия значительно уступала этим государствам по богатству и численности населения и постепенно усвоила политику сохранения равновесия сил, которая в дальнейшем стала для английских политиков установившейся традицией.

Блеск короны Плантагенетов, о восстановлении державы которых он мечтал, толкнул его на рискованную войну в союзе с тестем Фердинандом Арагонским против Франции. Но Фердинанд, заключив сепаратный мир с французским королем Людовиком XII, фактически оставил Англию один на один с Францией. Блеск короны Плантагенетов начал меркнуть. 10 августа 1514 г. между Людовиком XII и Генрихом VIII был подписан мирный договор. После побед нового французского короля Франциска I осенью 1515 г. в Ломбардии соотношение сил в Западной Европе резко изменилось. Смерть Фердинанда Арагонского в 1516 г. вселила в увядающего императора новые надежды. Испания оказалась под властью Карла Габсбурга. Внешняя политика Испании приобрела прогабсбургское направление, что создало весьма сложный комплекс взаимоотношений между Англией и Священной Римской империей. Англия стала возвращаться к выработанной еще Генрихом VII политике равновесии сил. Положение резко изменилось, когда в битве при Павии в 1525 году укрепилось положение Испании и испанский король занял фактически господствующее положение на континенте.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой