Брачно-семейное право в период древности

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

http: ///

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВА В ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ И ДРЕВНЕМ РИМЕ

1.1 Источники права в государствах античного мира

1.2 Брак и семья по Законам XII таблиц

1.3 Брачно-семейное право Древней Греции

ГЛАВА 2. ПРАВО ДРЕВНЕЙ ИНДИИ

2.1 Источники права Древней Индии

2.2 Брачно-семейные отношения Древней Индии

ГЛАВА 3. ДРЕВНИЕ ГОСУДАРСТВА МЕСОПОТАМИИ

3.1 Источники права

3.2 Брачно-семейное регулирование в Древней Месопотамии

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Семья и право является одним из фундаментальных институтов общества всех времен. Во всех древнейших цивилизациях семья была главным институтом общества, основной функцией которой было воспроизведение населения. Также она выполняла экономическую, социально-статусную функции. Однако типы брака и семьи в древнейших цивилизациях различны. Чтобы понять различие брачно-семейного института, необходимо изучить особенности брачно-семейных отношений в древнем мире, источники права этих государств, на основе которых и были построены брачные институты, чем и обусловлена актуальность темы.

Цель работы:

Рассмотреть особенности брачно-семейного права государств древнего мира.

Исходя их цели на рассмотрение поставлены следующие задачи:

— изучить источники права в государствах античного мира;

— дать сравнительную характеристику брачно-семейного права Древней Греции и Древнего Рима;

— изучить источники права Древней Индии и древних государств Месопотамии;

— проанализировать и охарактеризовать особенности брачно-семейных отношений в Древней Месопотамии и Древней Индии.

Объектом работы являются источники права и брачно-семейное право государств Древнего мира.

Предмет — государства: право Древней Греции, Древнего Рима, Древней Индии и Месопотамии.

Теоретико-методологическая основа. Теоретическую основу курсовой работы составляют исследования отечественных и зарубежных авторов и ученых-историков.

Методологической основой настоящей курсовой работы является общенаучная методология и вытекающие из нее частнонаучные методы познания: логический, системный, метод сравнения и анализа и т. д. При работе использовались методы анализа источников: выявление, отбор, критика содержания источника.

Структура работы. Данная курсовая работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка. Главы содержат, первая — три параграфа, вторая и третья по два параграфа.

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВА В ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ И ДРЕВНЕМ РИМЕ РИМСКОЕ ПРАВО

1. 1 Источники права в государствах античного мира

право античный родство брак

Греко-римский мир сложился не на пустом месте, не изолированно, не по типу «закрытого общества». Право как один из факторов, скрепляющих гражданское общество и элементы его культуры, не сразу достигло в эпоху античности зрелости и совершенства. На ранних этапах своего развития оно по уровню юридической техники и степени разработанности основных институтов имело немало сходства с правовыми системами стран Востока. Развитие права в античных Греции и Риме осуществлялось в рамках отдельных полисов, и уровень развития демократических институтов в отдельных городах-государствах находил свое отражение и в праве.

Утверждение полисной системы имело результатом активизацию правотворческой деятельности и ее постепенное освобождение от религиозно-мифологической оболочки. На смену неписаным обычаям, толкование которых нередко произвольно осуществлялось светской или греческой аристократией, приходит закон, имеющий светский характер и выраженный обычно в письменной форме. Право в античном мире, таким образом, предстает в своем чистом виде как авторитетный и обязательный регулятор полисной жизни, лишенный какой-либо мистической или религиозной силы.

Признание законодательства, а не обычая в качестве основной формы правотворчества (Греция), или же его утверждение в качестве одного из важнейших источников права (Рим) сопровождалось кодификацией сложившихся в более архаичную эпоху правовых обычаев. Такова древнейшая, согласно греческой традиции, кодификация права, проведенная Залевком в Локрах (Италия), а также кодификация Харонда в Катане (Сицилия). Подобные сборники составлялись и в других греческих городах-государствах, в том числе и в Афинах в конце VII в. до н.э. (Законы Драконта) Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран / Под ред. Н. А. Крашенинниковой. М., 2010. -С. 129.

Начало новой демократической конституции в Афинах, предусматривающей разработанную процедуру принятия законов народным собранием, было заложено реформами Солона и Клисфена в VI в. до н.э. В Риме традиционные правовые обычаи подверглись обработке и были записаны в Законах XII таблиц. В этих законах также предусматривалось правило, согласно которому законом считается решение народного собрания.

Наиболее развитую правовую систему в Древней Греции имели Афины. Древнейшим источником права в Афинах был обычай. В 621 г. до н. э. появляется писаное право в виде Законов Драконта. Это было крупной победой демоса, так как по традиции толкование обычного права принадлежало аристократии и приводило к частым злоупотреблениям, а запись действующих норм права позволила ограничить произвол в толковании юридических правил История государства и права зарубежных стран: Учеб. В 2 т. / Отв. ред. Н. А. Крашенинникова. М., 2008. Т. 2.

Источники афинского права. Существовавшая в родоплеменной организации Аттики мононорма в процессе становления политической власти и затем государства начинает «расщепляться». С появлением новых социальных отношений и расширением сферы социального регулирования, необходимости его большей определенности и фиксированности основные элементы мононормы (обычаи, религиозные установления, нравственные предписания) приобретают все большую самостоятельность, хотя и остаются взаимосвязанными. Часть из них приспосабливается к складывающемуся менталитету политически, а затем государственно организованного общества, являет собой древнейшие источники права. Они получают новое истолкование (некоторые родоплеменные обычаи становятся территориальными правовыми обычаями, появляется правовая фиксированность и защищенность культа богов, из элементарной нравственной нормы «взял — отдай» возникает долговая кабала). Поначалу это соответствовало интересам прежде всего эвпатридов и закреплялось решениями ареопага и архонтов, а со временем — и большинства свободных, когда с конца VII в. до н.э. основным источником права становится законодательная деятельность верховных органов власти, хотя правовые обычаи продолжают играть важную роль.

Обширная законодательная деятельность связывается с именами Драконта и Солона. Законы, приписываемые Драконту, были изданы в 621 году до н.э. Не исключено, что и сам Драконт был мифической личностью. До нас законы Драконта не дошли, но из сообщений древних авторов известно, что они санкционировали ряд религиозных установлении и обычаев, вводя жестокие наказания. Так, смертной казнью карались не только святотатство и умышленное убийство (неумышленное каралось изгнанием), но и кража овощей, праздность. Характерно, что такой пережиток родового строя, как кровная месть, был запрещен. Законодательство Солона, относящееся к 594 году до н.э., затрагивало широкий круг вопросов, связанных с организацией государственной власти и регулированием новых гражданско-правовых отношений (долговая реформа, закрепление частной собственности на землю и др.).

Драконт включил в законы ряд существенных положений, которые отражали новую социально-экономическую ситуацию. Например, отменялась кровная месть, вводились новые правила судопроизводства. Законы оформляли права частной собственности, устанавливая при этом суровое наказание за посягательство на частную собственность.

В начале VI в. до н. э. большая законодательная работа в Афинах была проведена Солоном. В V--IV вв. до н. э. законы становятся главным источником права.

Что же касается римского права, то недостаточно будет сказать, что оно достигло высшей точки развития в истории античности и получило здесь свое «классическое завершение». Право Древнего Рима пережило своего создателя, перешагнуло за рамки своей эпохи.

Римское право отличается высочайшей разработкой ряда правовых институтов, ясностью аргументации, точностью формулировок, высокой юридической техникой. Все эти качества в равной мере относятся и к праву частной собственности, и к обязательственным отношениям, и к наследственному праву. Главное же состоит в том, что римские юристы сумели выделить в массе конкретных отношений, возникавших между людьми, самые общие, самые абстрактные формы. В своем развитии оно прошло ряд этапов, от простейших форм к более сложным, классическим:

— Древнейший С IV в. до н.э.

— Классический С середины III в. до н.э.

— Постклассический Конец III в. н.э. — VI в. н.э. История государства и права зарубежных стран: Учеб. В 2 т. / Отв. ред. Н. А. Крашенинникова. М., 2008. Т. 2.

Огромную роль в формировании римской правовой традиции в архаический период играли жрецы. Особенно выделялась среди них коллегия понтификов, которая присвоила себе привилегию формирования и Древнейшим источником права в Риме были правовые обычаи (mores majorum). Согласно римской исторической традиции, другим источником права являлось законодательство римских царей (leges regiae).

Поскольку эти источники права, тесно связанные с традицией и религией римского народа (квиритов), выступали первоначально как патрицианские, в литературе высказывалось предположение о существовании особой системы правовых обычаев у плебеев. Движение плебеев за равноправие отразилось и в правовой сфере, поскольку патрицианские магистры и жрецы (понтифики) произвольно толковали неписаные обычаи, игнорируя интересы плебеев. С борьбой плебеев и патрициев связывается принятие (около 450 года до н.э.) первых писаных римских законов — Законов XII таблиц Памятники римского права: Законы 12таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. — М. :3ерцало, 1997. — С. 314.

Согласно традиционной версии, для их составления была создана первоначальная комиссия из 10 патрициев (децимвиры), подготовившая законы на десяти таблицах, текст которых не удовлетворил плебейское население Рима. В результате острого политического конфликта была создана новая комиссия децемвиров, состоявшая как из патрициев, так и из плебеев, дополнившая первоначальный текст еще двумя таблицами.

Традиционная версия происхождения Законов XII таблиц в настоящее время нередко ставится под сомнение. В самом тексте Законов нет положений, свидетельствующих непосредственно об уравнении в правах патрициев и плебеев. Но очевидно, что Законы стали основой общего для патрициев и плебеев единого квиритского, или цивильного, права (jus civile), предназначенного исключительно для римских граждан. Возможно, что принятие Законов XII таблиц было связано с борьбой плебеев с патрицианско-жреческой верхушкой, а также с противоречиями между светской и религиозной аристократией. Принятие Законов XII таблиц означало ослабление былых позиций понтификов, которые сохраняли за собой право хранить и толковать неписаные обычаи и законы, вырабатывать формы судебных исков и злоупотребляли этим правом. Хотя в Законах XII таблиц предусматривалось использование клятв и совершение других ритуальных действий, право уже было отделено от религиозных норм и приобрело светский характер.

По традиционной версии, Законы XII таблиц были выполнены на 12 медных досках, выставленных для всеобщего обозрения на форуме — центре политической жизни республиканского Рима. Знание этих Законов было обязательным, а следовательно, с их принятия стало необходимым светское правовое воспитание (образование) римских граждан.

Другим важным источником квиритского (цивильного) права были законы. Законы XII таблиц завершались указанием на то, что впредь всякое решение народного собрания должно иметь силу закона (lex). С предложением о принятии нового закона в собрании обычно выступали должностные лица (магистраты), затем законопроект обсуждался в сенате и за три недели до голосования предавался гласности. В принятом законе выделялись, как правило, три части. В первой указывался инициатор принятия закона, вторая содержала саму норму, т. е. правовые предписания, а в третьей устанавливалась санкция. Принятый народным собранием закон немедленно вступал в силу, если не предусматривалась специальная отсрочка, и его текст в случае особой важности выставлялся на форуме.

В древнейший период правовую силу имели также решения сената (сенатус-консульты), а в исключительных случаях и постановления магистратов. Так, на основе решения чрезвычайной комиссии децимвиров были изданы, например, Законы XII таблиц.

Толкование законов, как и цивильного права вообще, а также составление судебного календаря и исковых требований вплоть до конца IV века оставались привилегией понтификов, всячески охранявших свою монополию на судебные тайны. Окончательному освобождению права от религиозной оболочки, подрыву позиций жречества и началу светской юриспруденции способствовали хищения и предание гласности в 302 году до н.э. писцом Клавдием Флавием судебного календаря, формы исков и записей и толкований норм и обычаев, которые ранее в строгой секретности хранились в архивах понтификов.

В III веке до н.э. — III веке н.э. (в классический период) формально продолжали действовать Законы XII таблиц (официально они были отменены в VI веке н.э. в ходе законодательных реформ византийского императора Юстиниана). Глубокое уважение римлян к своим правовым традициям и особенно благоговейное отношение к Законам XII таблиц не позволяли им открыто отказаться от этого исторического памятника. Но существенные изменения в экономической и политической жизни Рима сделали необходимым фактический отказ в повседневной правовой практике от устаревших норм Законов XII таблиц и квиритского права в целом. Возникла насущная необходимость в создании новых форм правотворчества, более гибких и позволяющих учитывать меняющиеся общественные условия.

Вырастают две новые и совершенно самостоятельные правовые системы: «преторское право» (jus praetorium) и «право народов» (jus gentium). Обе эти системы были результатом правотворческой деятельности преторов. Таким образом, в Риме возникла сложная (по сути дела — тройная) система источников права История государства и права зарубежных стран. Часть 1. Учебник для вузов. Под ред. проф. Крашенинниковой Н. А и проф. Жидкова О. А.- М.- Издательство НОРМА, 1996. — 480 с.

Особую роль в развитии права в классический период сыграли эдикты претора перегринов, должность которого была учреждена в 242 году до н.э. Последний регулировал отношения между римскими гражданами и иностранцами (перегринами), а поэтому вообще не был связан нормами цивильного права. В своем правотворчестве (при издании эдикта) он обладал большой свободой усмотрения, мог в своих правоположениях ссылаться на «справедливость» (aegitas) или на «естественный разум» (naturalis ratio). Созданное преторами перегринов «право народов» было не международным, а внутригосударственным, т. е. римским правом, причем его наиболее развитой и совершенной частью.

С установлением империи постепенно изменилось и положение преторов в политической системе Рима. Формально преторы сохраняли право на издание эдикта, но их активное правотворчество приходило в противоречие с растущим самовластием императоров. Поэтому уже в первые века нашей эры преторы взяли за правило полностью копировать эдикт своего предшественника. Таким образом, содержание эдикта становилось неизменным, и он не порождал новых норм права. В связи с этим император Адриан решил кодифицировать преторское право, поручив эту работу известному юристу Юлиану (между 125 и 138 гг. н.э.). Составленный последним эдикт (известный как эдикт Юлиана) был официально одобрен сенатус-консультом и получил название «вечного эдикта» (edictum perpetuum). Он стал обязательным для всех последующих магистратов. С этого времени преторский эдикт по сути дела застывает и перестает быть источником новых правовых норм.

Уже в первые годы империи падает значение народных собраний, которые к концу I в. н.э. крайне редко принимали новые законы, а затем вообще лишились этого права.

Постепенно укреплялась и расширялась и самостоятельная законодательная власть императоров. Первоначально императорские законы (конституции) рассматривались как результат делегации власти со стороны народных собраний, но во II в. н.э. юристы обосновали положение, согласно которому римский народ передал свою законодательную власть императорам. К этому времени законодательство императоров превращается в важнейший источник права. Законы императоров в отличие от многих актов магистратов действовали на всей территории римского государства, а не были ограничены пределами города или отдельной провинции.

Акты императорской власти (конституции) делились на следующие основные виды:

1) Эдикты — общие положения, основанные на власти «империум», а поэтому юридически обязательные только при жизни данного императора. Но уже со II в. н.э. они начинают соблюдаться и его преемниками.

2) Рескрипты — ответы или советы императора отдельным лицам или магистратам, запрашивающим консультации по правовым вопросам.

3) Декреты — решения, вынесенные императором в судебных делах, на основе которых сложилась самостоятельная императорская юриспруденция.

4) Мандаты — инструкции, адресованные правителям провинций, которые в ряде случаев содержали также нормы гражданского или уголовного права, которые применялись и к перегринам.

Первоначально конституции императоров касались лишь вопросов публичного порядка (организации администрации, преступлений и т. п.), но постепенно они все более и более охватывали все сферы правового регулирования. Многие выработанные в императорскую эпоху формы правовых актов оказали впоследствии большое влияние на законодательную технику средневековых монархий.

1. 2 Брак и семья по Законам XII таблиц

Римская семья, как ее рисуют Законы XII таблиц, была строго патриархальной, т. е. находящейся под неограниченной властью домовладыки, каким мог быть дед или отец. Такое родство называлось агнатическим, а все «подвластные» домовладыке были друг другу агнатами.

Когнатическое родство возникало с переходом агната (агнатки) в другую семью или с выделом из семьи. Так, дочь домовладыки, вышедшая замуж, подпадала под власть мужа (или свекра, если он был) и становилась когнаткой в отношении своей кровнородственной семьи. Когнатом становился и сын, выделившийся из семьи (с разрешения отца). Напротив, усыновленный и тем самым принятый в семью становился по отношению к ней агнатом со всеми связанными с этим правами, в том числе и на законную часть наследства.

Агнатическое родство было несомненно более прогрессивным по сравнению с кровнородственным, когнатическим родством, в котором нельзя не видеть реликт, пережиток родовых отношений.

В Древнем Риме существовали три формы заключения браков: две древнейшие и одна сравнительно новая. Древнейшие совершались в торжественной обстановке, и жену отдавали под власть мужа. В первом случае брак совершался в религиозной форме, в присутствии жрецов, сопровождался поеданием специально изготовленных лепешек и торжественной клятвой жены следовать повсюду за мужем: «Где ты, Гай, там найдешь и меня». Вторая форма брака совершалась в форме покупки невесты (в маниципационной форме).

Но уже Законы XII таблиц знают бесформальную форму брака — «сине ману» — то есть «без власти мужа». Можно предположить, что этот брак диктовался нуждой обедневших патрицианских семей в союзе с богатыми плебейскими, но это только предположение. Как бы там ни было, но именно в этой форме брака — сине ману — женщина нашла себе значительную свободу, включая свободу развода (которой она не имела в «правильном браке»). С разводом женщина забирала свое собственное имущество, внесенное в общий дом в качестве приданного, как равно и благоприобретенное после вступления в брак. С течением времени именно брак сине ману получил наибольшее распространение. Специфической особенностью брака сине ману было то, что его следовало возобновлять ежегодно. Для этого жена в положенный день на три дня уходила из мужнего дома (к родителям, друзьям) и тем прерывала срок давности. Издержки на содержание семьи лежали, естественно, на муже, ибо брак был патриархальным, но мужу, конечно, не воспрещалось распоряжаться приданным, принесенным женой. Оно было его собственностью Памятники римского права: Законы 12таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. — М. :3ерцало, 1997. — 608 с.

Заботы о содержании семьи лежали, естественно, на муже, ибо брак был патриархальным; мужу, конечно, не воспрещалось распоряжаться приданым, принесенным женой, оно было его собственностью.

Развод разрешался мужу при всех формах брака, для жены -- только в браке «сине ману».

После смерти домовладыки имущество семьи переходило агнатам по закону, а если покойный оставлял завещание, следовало слепо и свято придерживаться его буквального текста. Вдова покойного во всех случаях получала какую-то часть имущества как для собственного пропитания, так и на содержание малолетних детей, если они оставались на ее попечении после смерти отца.

Наследование по завещанию ограничивалось рядом условий. Лишая наследства кого-либо из агнатов, отец должен был прямо назвать его. Всякое наследственное распоряжение нуждалось в утверждении Народным собранием Памятники римского права: Законы 12таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. — М. :3ерцало, 1997. — 608 с.

1. 3 Брачно-семейное право Древней Греции

Вступление в брак в Афинах считалось обязательным, однако безбрачие не влекло наказаний. Брак представлял собой договор, заключаемый главой семьи. Развод для мужчин был свободен, для женщин, занимавших в семье подчиненное положение, развестись было сложно. Родительская власть, первоначально очень широкая, ослабляется с течением времени.

Господствующей формой брака становится в период империи брак без власти мужа. Обязательным условием установления брачных отношений признается свободно выраженное согласие брачующихся — как жениха, так и невесты. Брак по расчету — особенно в среде имущих классов общества — становится обыкновенным явлением. При этом господство мужа в семье (хотя и лишенное прежних атрибутов власти) признается как в праве, так и в обычае.

Освободившись от религиозных и моральных оков прошлой эпохи, брак сделался легкорасторжимым, непрочным. Император Август (27г. до н.э. — 14 г. н.э.) пытался исправить положение с помощью репрессивного законодательства. Была установлена в числе прочего уголовная ответственность жены за супружескую неверность, ограничено право разводов. Лицам, не состоявшим в браке, было запрещено принимать наследство по завещанию. Лица, хотя и состоящие в браке, но не имеющие детей, могли принимать его в половинном размере.

Был, наконец, введен налог на безбрачие. Закон устанавливал, естественно, и брачный возраст: от 25 до 60 лет для мужчин, от 20 до 50 лет для женщин.

Несмотря на все эти меры цель достигнута не была. Напрасно Август настаивал на строгом исполнении закона. «Бурное сопротивление, — писал римский историк и юрист I — II веков н.э. Гай Светоний, — заставило Августа отменить или смягчить наказание».

Раздельность имущества супругов становится общим правилом. Издержки совместной жизни ложатся на мужа, но он вправе распоряжаться доходом, который приносит имущество жены.

Меняется к лучшему и положение детей. Власть отца над ними ослабевает. Убийство детей признается преступлением. Освобождение сыновей из-под власти отца намного облегчается. Предоставление сыну особого имущества еще при жизни отца (пекулия) получает защиту претора. Облегчается порядок усыновления внебрачных детей и т. д.

Наследование осуществлялось по закону и по завещанию. По закону наследниками первой очереди являлись сыновья. Дочери могли получить наследство лишь при отсутствии сыновей умершего отца. Внебрачные дети наследниками отца не являлись. При отсутствии прямых наследников наследовали другие родственники. Наследование по завещанию вводится реформой Солона. Завещание считалось действительным, если при его составлении завещатель находился в здравом уме и не подвергался физическому или психическому насилию. Завещать имел право лишь тот, у кого не было законных детей мужского пола. Не могли завещать несовершеннолетние, женщины, приемный сын.

ГЛАВА 2. ПРАВО ДРЕВНЕЙ ИНДИИ

2. 1 Источники права Древней Индии

Специфические черты права, отразившие особенности культурного, социально-экономического и государственного развития Древней Индии, проявились прежде всего в источниках права, среди которых особое место занимают дхармашастры — сборники религиозно-нравственных, правовых предписаний, правил (дхарм) и артхашастры — трактаты о политике и праве. Понятие дхармы многогранно. Это и религиозная добродетель, и мораль, и норма поведения, и свод правил, обязательных для каждого правоверного индуса, регламентирующих различные стороны его жизнедеятельности.

Наряду с термином дхарма в древнеиндийском праве существовало понятие «нъяя», сходное с европейским — закон, более узкое понятие, чем дхарма, обозначающее общепринятую норму поведения, нарушение которой влекло за собой наказание, применяемое государством.

Дхармашастры, составленные брахманами сначала для своих учеников, со временем были признаны не только авторитетными источниками права, но на определенном этапе даже вытеснили артхашастры, взяв из них то, что относилось к собственно праву. Включение в дхармашастры правовых тем и предписаний явилось вначале прямым следствием определения дхармы царя (раджа-дхармы) как охранителя мира и порядка 1. Авдпев З. И. История Древнего Востока. М.: 1970. -С. 322..

К важной потере для исторической науки относится то, что не установлено ни полного количества дхармашастр, писавшихся и распространявшихся в Древней Индии в течение столетий, ни точного времени их появления. Они содержали материалы разного происхождения и достоверности, следы поздних вставок, многочисленных исправлений. Практически ни одна дхармашастра не может быть датирована более точно, чем в пределах двух-трех веков, ибо эти брахманские произведения строились по традиционным канонам, свойственным литературе данного жанра, комментирующей священные книги индусов — веды, с неизменными ссылками на древних мудрецов.

Старейшие дхармашастры — Гаутама, Баудхаяна, Апастамба, Васиштха, носившие название дхармасутр (сутра — нить), появились, видимо, в начале второй половины I тысячелетия до н.э. и на рубеже н.э. На их основе возникла обширная литература собственно дхармашастр — Манусмрити, или Законы Ману (II в. до н.э. — II в. н.э.), джнавалкьясмрити (II-III вв. н.э.), Нарадасмрити (III-IV вв. н.э.) Смрити — «запомненное», передаваемая по памяти традиция. Законы Ману, содержание которых чаще всего воспроизводилось в более поздних произведениях этого жанра, среди других дхармашастр занимают особое место.

Появление Законов Ману и последующих дхармашастр знаменовало качественно новый этап развития правовой мысли в Древней Индии, которая стала все больше испытывать светское влияние и приспосабливаться к нуждам практического применения. Это сказалось в углублении самого понятия дхармы, трактуемой в контексте правил жизни четырех варн (а не четырех стадий жизни индуса — ашрам) Одним из принципиальных положений индусской религии, философии и права является положение о четырех ступенях нравственного развития личности на пути к совершенству и духовной свободе (артха, кама, дхарма и мокша) и соответствующих этим ступеням четырех ашрамах, стадиях жизни индуса: брахма-чарии — периода учебы и самодисциплины, грихастхи — стадии хозяина (главы семьи), ванапрастхи — стадии лесной жизни аскета для очищения души от греховности и обуздания чувств и санньясы — жизни в отречении для спасения души., и в большем разнообразии, обособлении собственно правовых предписаний, входящих в раздел.

Особое место среди источников права Древней Индии на определенном этапе ее истории занимала литература чисто светского жанра, относящаяся к науке политики, — артхашастры. Одно из таких произведений, дошедших до нас, представляет собой научный трактат об искусстве политики и управления государством, предписываемый Каутилье, советнику царя из династии Маурьев Чандрагупты (конец IV в. до н.э.). В этом произведении (по уточненным данным относящемся к рубежу I тысячелетия до н.э. — I тысячелетия н.э.) содержатся обширные сведения, имеющие прикладной, деловой смысл: об администрации и финансах Древней Индии, судопроизводстве, организации суда, преступлениях и наказаниях.

Главное содержание Артхашастры — рассмотрение дхармы царя, внутренней и внешней политики, в центре внимания которой стоит понятие государственной выгоды, пользы (артхи), отодвигающей на второй план и религиозную мораль, и греховность правонарушения, и необходимость религиозного искупления.

Как бы ни было велико значение писаных памятников права в Древней Индии, следует отметить, что на всех этапах развития страны за обычаем признавалась роль его приоритетного источника. В дхармашастрах содержатся отсылки к обычаю и в общей декларативной форме, и по конкретным нормам права.

Эта кшатрийская литература опиралась, видимо, на другую предшествующую ей литературу практического характера, а также на нормы царского законодательства. Об этом свидетельствуют содержащиеся в Артхашастрах сведения о хранящихся в государственном архиве записях обычаев отдельных мест, общин, каст, копиях царских указов, а также о специальной «науке о поимке воров» и руководстве по организации «пыток, наказаний, сопряженных с истязаниями». (Арт., IV, 11(26) В Артхашастрах римскими цифрами обозначаются номера книги, арабскими — главы и в скобках — статьи.

Обычай (ачара, адачара и пр.) трактовался в плане поведения «добрых, благоразумных людей» в соответствии с моралью, общественной пользой. Постепенно под влиянием ряда факторов, в частности непрекращающегося воздействия на общинно-кастовую систему соседствующего с индийскими общинами первобытного окружения, установилась практика, что не только одобренный брахманом обычай, но и всякий другой (в том числе обычай шудр и лиц, имеющих смешанное происхождение, а также жителей завоеванных стран) мог признаваться в царских судах 1. Авдпев З. И. История Древнего Востока. М.: 1970..

2. 2 Брачно-семейные отношения Древней Индии

Для Древней Индии характерна большая патриархальная семья. Глава семьи -- муж. Женщина полностью зависела от своего супруга и сыновей. Брак представлял собой имущественную сделку, в результате которой муж покупал себе жену и она становилась его собственностью.

Брачно-семейным и наследственным отношениям — «вечным дхармам мужа и жены» — посвящен в шастрах ряд глав, в Законах Ману в основном главы III, IX, в Арт. — главы 3−7 книги III.

Все предписания «о дхарме мужа и жены» свидетельствуют о приниженном, подчиненном положении женщины в древнеиндийском обществе, в сохранившихся здесь еще в незыблемом виде больших, неразделенных патриархальных семьях-кланах, в которых глава семьи обладал огромной, почти неограниченной властью. В сфере семейных отношений наиболее отчетливо проявилось влияние социокультурных традиций, норм обычного права. Об этом свидетельствует указание на восемь разноречивых форм брака, которые были распространены в Индии и которые шастры не могли не учитывать. Первые четыре, поощряемые брахманами, сводились в основном к выдаче отцом замуж дочери, «наделенной драгоценностями» (с определенным приданым). Такова, например, форма, носящая название «брахма» (Законы Ману, III, 27), которая вместе с тремя последующими («дайва», «арша», «праджапатья») противопоставляется браку «асура» — покупки невесты, признаваемому, но порицаемому наряду с браками по любви, без согласия отца и матери («пандхарва»), с похищением невесты («ракшаса») и с насилием над ней («пайшача»). Все эти формы сводились в результате к покупке невесты, будущей работницы в семье. Не случайно в шастрах первые четыре формы супружества предписывались брахманам и кшатриям, вайшию и шудре предписывался брачный союз с выкупом невесты. Брак с похищением невесты, заканчивающийся, видимо, тем же выкупом, входящий в прямое противоречие с другими его формами, — явный пережиток первобытного общества.

Таких противоречий, вызванных включением архаичных норм обычного права, в шастрах было множество. Провозглашение, например, денной и нощной зависимости женщины от мужчин (отца — в детстве, мужа — в молодости, сына — в старости) (Законы Ману, IX, 2,3), соседствовало с утверждением, что мать превосходит почтенностью отца в тысячу раз (Законы Ману, II, 145). В Законах Ману можно найти следы полиандрии, когда братья имели одну жену, ребенок которой считался сыном всех братьев (IX, 182).

Главным назначением женщины считалось рождение и воспитание детей, прежде всего сыновей, на которых падала обязанность совершать поминальные обряды по умершим предкам. Потомство, как и скот, признавалось основным видом богатства. В силу этого законным отцом ребенка считался муж матери независимо от того, кто им был фактически. Женщина в данном случае приравнивалась к домашним животным, рабыням, потомство которых принадлежало хозяину (Законы Ману, IX, 52 — 55). Допускалась также, хотя и считалась грехом, продажа жены и детей (Законы Ману, XI, 69). Продажа сыновей не влекла, как правило, обращения их в рабов. Подаренные и проданные в крайних обстоятельствах сыновья (видимо, в бездетные семьи) получали все права прямых родственников в новых семьях. Жена считалась не только собственностью мужа, она составляла как бы часть его самого. Не случайно даже проданная жена не освобождалась от мужа (Законы Ману, IX, 46), а право на нее в представлении древнего индийца сохранялось и за умершим мужем. Традиционные установки, пережившие века, лежали и в основе запрещения повторных браков вдов (Законы Ману, IX, 64) и обычая самосожжения вдов на погребении своего мужа («сати»).

В случае смерти бездетного мужа жена должна была по требованию его родственников родить сына от деверя или другого близкого человека (Законы Ману, IX, 57−65), хотя эта архаичная норма обычного права также лишь допускалась, но не поощрялась и называлась в Законах Ману дхармой, «свойственной животным» (IX, 66). Не поощрялось и многоженство мужчин. Но муж мог привести в дом другую жену, если первая не отличалась добродетелью, была привержена к пьянству, была злобна или расточительна (Законы Ману, IX, 80).

Обязанность жены — послушание и уважение мужа. «Если жена не рожает детей, может быть взята другая жена на восьмом году, если рожает детей мертвыми — на десятом, если рожает только девочек — на одиннадцатом, но если говорит грубо — немедленно» — записано в Законы Ману (IX, 81). Штраф женщине, непристойно ведущей себя, мог быть заменен поркой розгами на торговой площади. Это наказание усугублялось тем, что пороть женщину должен был чандал (неприкасаемый) (Арт., III, 3, (27 — 28).

Условия вступления в брак не запрещали (ЗМ, IX, 88), а скорее поощряли супружество несовершеннолетних, хотя Арт. (III, 3(1) устанавливала для женщин возраст брачного совершеннолетия 12 лет и 16 лет — для мужчин.

В полном соответствии с принципами индуизма развод запрещался дхармашастрами, но разрешался Арт., если супруги ненавидели друг друга или вследствие жестокого обращения одного с другим (III, 3 (15−17). Арт., вопреки запретам дхармашастр, допускала и повторный брак вдов. Шастры, как правило, исключали женщин из списка наследников семейной собственности, так же как и изгоев, больных, калек, слабоумных и пр., утверждали неравенство наследственных прав детей, рожденных от жен различных варн. Так, сын шудрянки и дважды рожденного не получал наследства, кроме того, что давал ему отец (Законы Ману, IX, 155).

Необходимо отметить, что правила наследования имущества умершего шудры были менее строги, допускали, например, к наследованию даже сына, рожденного от рабыни, если он был признан своим отцом (Законы Ману, IX, 179) Законы Ману. Источник Интернет-ресурс. Режим доступа: http: //www. philosophy. ru. Лица, лишенные наследства, могли рассчитывать только на помощь в пропитании со стороны наследников.

ГЛАВА 3. ДРЕВНИЕ ГОСУДАРСТВА МЕСОПОТАМИИ

3.1 Источники права

Древние греки называли Месопотамией (Междуречье, или Двуречье) земли, расположенные между реками Тигр и Евфрат. В долине двух рек в IV тыс. до н.э. возник еще один очаг древних цивилизаций — культура столь же великая, как и в долине Нила. В отличие от Египта, где на протяжении трех тысячелетий обитал один и тот же народ и сложилось одно государство, в Месопотамии сменяли друг друга различные государственные образования — Шумер, Аккад, Вавилон, Ассирия, Иран. Здесь ассимилировали разные народы: воевали, торговали, возвышались, низвергались; строили и разрушали храмы и города. История и культура Двуречья более динамична по сравнению с консервативной и стабильной культурой Египта.

Независимых городов-государств на территории Месопотамии в IV-III тыс. насчитывалось около двух десятков. Наиболее значимыми из них были: Ур, Урук, Киш, Умма, Лагаш, Ниппур, Аккад, а самым молодым Вавилон, культурное и политическое значение которого воз-росло во II тыс. до н.э. Поскольку культурный фундамент Месопота-мии был заложен Шумерами, и большинство городов было основано ими, то древнейший период принято называть шумерским. В XXIV — XX в.в. усиливается мощь и влияние Аккада, народ которого очень многое воспринял у шумеров и с этого периода можно говорить о шумерскоаккадском царстве. Самые древние государства Месопотамии — Шумер, Аккад, Вавилон и Ассирия Оппенхейм Н. Древняя Месопотамия. Портрет погибшей цивилизации. М.: 1980.

В государствах Древней Месопотамии основным источником права очень рано стал писаный законодательный акт, принятый по воле правителя того или иного царства. Появление царских узаконении было обусловлено здесь особыми условиями становления и развития многочисленных государств; возникавших в ходе войн, переворотов, завоеваний, когда складывались непрочные территориально-политические объединения, падала или укреплялась власть того или иного правителя — гегемона, устанавливалось верховенство того или иного этноса. Царское законодательство стимулировалось и относительно ранним развитием товарно-денежных отношений, внутренней и внешней торговли. Вавилон был одним из главных центров международной торговли в древнем мире.

Первые царские надписи не были законами или реформами в собственном смысле слова. Они содержали сведения о действительных или мнимых победах месопотамских царей, их благодеяниях жителям своей страны, городам, храмам, богам. Непременным атрибутом этих апологетических надписей становится утверждение о восстановлении справедливости, о защите царем обездоленных: бедных, сирот, вдов и т. д. К числу таких исторических документов и принадлежат так называемые «реформы» Уруингины, правителя царства Лагаша, относящиеся к 2400 году до н.э. В них говорилось о проведенных им реформах, об освобождении бедняков от долгов, побоев, произвольных поборов, о защите храмового имущества, на которое посягали прежние правители.

Основная цель Уруингины — оставить память о себе грядущим поколениям как о радетеле «старых порядков», «старых обычаев», в чем сказалось влияние общинной идеологии. Не будучи изложением действующих законов, первые надписи, между тем, заложили основу письменной традиции составления и обнародования законодательных повелений правителя, законов в собственном смысле слова Якобсон В. А. Возникновение писаного права в Древней Месопотамии // Вестник древней истории, 1981, № 4.

Такими действующими законодательными актами и были дошедшие до нас, правда не в полном объеме, древнейшие Законы царя Ур-Намму, основателя династии Ура (конец III тысячелетия до н.э.), Законы Липид-Иштара, правителя царства Исины, Законы царя Билаламы царства Эшнунны (начало II тысячелетия до н.э.), Среднеассирийские законы (середина II тысячелетия до н.э.) и самый значительный правовой документ Месопотамии — Законы царя Хаммурапи (1792−1750 гг. до н.э.), древневавилонского правителя крупнейшего государства Двуречья Законы Хаммурапи были найдены в 1901—1902 гг. французской археологической экспедицией при раскопках в Сузах (столице древнего Элама). На черном базальтовом столбе, видимо захваченном эламитами в качестве трофея, было высечено изображение Хаммурапи, стоящего в молитвенной позе перед богом Солнца вавилонян — Шамашем, который вручает ему Законы и законодательные положения на аккадском языке.

Законы царя Хаммурапи (1792−1750 гг. до н.э.) представляют самый значительный правовой документ Древней Месопотамии. Он был обнаружен французскими археологами в 1901 году при раскопках эламского города Сузы.

Черный базальтовый столб, на котором высечены законы, сохранил изображение самого Хаммурапи. Завитая борода, тяжелые веки, густые брови, под ними глубокая тень. Лицо усталое… В молитвенной позе Хаммурапи вручает свои законы Шамаш — бог Солнца и Правосудия. Законник отражает многовековой итог юридической мысли и практики, в нем заметно влияние древних законов Шумера и Аккада. Состоит он из трех частей: введения, перечня статей и заключения. Следуя традиции, Хаммурапи провозглашает себя поборником Справедливости, Истины, Милосердия. В ту эпоху эти термины, вероятно, обозначали законность и правопорядок.

Данный судебник носил казуистический характер, так как преимущественно представлял источник, перечисляющий различные прецеденты Якобсон В. А. Возникновение писаного права в Древней Месопотамии // Вестник древней истории, 1981, № 4.

Значительная часть правовых норм Законника Хаммурапи была посвящена регулированию общественных отношений, связанных с царско-храмовым хозяйством.

Законы Хаммурапи построены на основе преамбулы и изложении действующих правовых положений — построены и другие законы. Главная цель пышных прологов, гласящих о справедливости, великих заслугах правителя, заключалась в том, чтобы обосновать угодность, обязательность царских постановлений и тем самым законность самой царской власти.

Для источников права Месопотамии, в том числе и для Законника Хаммурапи (ЗХ), характерна примитивная правовая техника, казуистичность норм права, их формализм, символический характер. В них нельзя найти ни четкого понятия преступления, которое не всегда можно отделить от частного правонарушения, ни абстрактно сформулированной нормы, касающейся убийства, кражи и пр.

Символична была ответственность за ряд преступлений, например отрезание груди у кормилицы, подменившей ребенка (ЗХ, 194) Законы вавилонского царя Хаммурапи /Хрестоматия по истории Древнего мира. Ч. I, М., 1980. Формальный и символический характер имела также клятва.

Нет в источниках права и обоснованной системы изложения норм: нормы уголовного права чередуются с нормами процессуальными, регулирующими имущественные отношения и пр. Однако внутренняя логика изложения правового материала присутствует и здесь. В ЗХ, например, нормы права группируются по предметам правового регулирования, а переход от одной группы к другой осуществляется путем ассоциаций.

3. 2 Брачно-семейное регулирование в Древней Месопотамии

Жизнь человека в Древней Месопотамии не считалась полной, если у него не было хорошей жены и нескольких детей. Патриархальные отношения в семье здесь сохранялись в течение длительного времени, они особенно ярко выражены в праве Древней Ассирии.

Вместе с тем процессы разрушения больших патриархальных семей затронули во II тысячелетии до н.э. почти все месопотамское общество. В Вавилоне, кроме того, проявилась больше, чем в Ассирии, тенденция ослабления власти мужа над женой, отца над детьми. Так, например, по САЗ из-под патриархальной семейной власти могли выйти только блудницы, храмовые проститутки, разведенные женщины, вдовы, если при этом в семье не оставалось ни одного мужчины, способного осуществить эту власть. После смерти мужа женщину мог взять в жены свекор, братья мужа и даже пасынок (САЗ, 45, III). Только при отсутствии всех этих брачных возможностей она объявлялась вдовой и могла «ходить куда хочет». Жена была лишена дееспособности. Например заклад ею семейной собственности расценивался как кража у мужа, ее безнаказанно мог истязать муж.

С точки зрения права вавилонскую женщину II тыс. до н.э. нельзя назвать полностью беззащитной, хотя в общественном сознании ее роль еще долго сводилась к тому, чтобы быть собственностью мужа. В Вавилоне женщина могла быть свидетелем, жрицей, могла владеть имуществом и заниматься торговлей. Иным, чем в Ассирии, был ее статус в семье.

Так, месопотамский брак скреплялся договором между семьями жениха и невесты или жениха и семьей невесты, но на содержание его в Вавилоне могла оказывать влияние и женщина. Она, например, могла потребовать особого договора с будущим мужем, лишавшего его права закладывать ее за долги (ЗХ, 151).

По ЗХ брак считался разновидностью договора. Обычно он заключался между родителями жениха и невесты, согласие последних не требовалось. Да и вряд ли такое согласие имело правовое значение. Если учесть, что девочек выдавали замуж с 7−8 лет. Действовало правило: нет договора — нет брака и семьи. «Если человек взял жену и не заключил с ней письменного договора, то эта женщина не жена» (ст. 128).

Ни ранний возраст невесты, ни отсутствие согласия женщины не были препятствием для заключения брака. В ряде случаев, как уже говорилось, не было препятствием к браку и рабское положение мужа (ЗХ, 175−176).

Одним из распространенных условий брака была выкупная плата («тархатум»), вносимая женихом семье невесты в качестве компенсации за потерю рабочей силы. Сначала выплачивался задаток, предварительный брачный дар по случаю обручения («библум»). Нарушение брачного договора со стороны жениха влекло за собой потерю им и задатка, и выкупной платы, со стороны тестя — двойную плату того и другого. САЗ не знали брачного обряда обручения, здесь термин «библум» обозначал выкуп за жену и был связан с наступлением брака. В случае смерти жены выкуп мог быть истребован мужем обратно, или ее отец должен был передать свекру другую дочь (31, III).

Безусловное осуждение всего, что нарушало целостность семьи, лежало в основе одной из религиозных заповедей вавилонян — не прелюбодействуй. Среди грехов, перечисленных в «Шурпу», неоднократно назывались и резко осуждались действия тех, кто «сына с отцом разлучит, отца — с сыном, дочь — с матерью, невесту — со свекровью, мужа — с женой» Волков И. М. Законы вавилонского царя Хаммурапи. М.: 1914.

Семья, в которой были дети, в принципе была в Вавилоне моногамной (сожительство с рабыней не бралось в расчет). Если в Ассирии понятия супружеской верности мужа не существовало, а верность жены обеспечивалась жестокими наказаниями, то в Вавилоне были несколько иные порядки. Если женщину, изменившую мужу, бросали в воду (когда муж ее не прощал), то и длящаяся измена мужа, который «ходит из дома и очень позорит свою жену», давала право женщине уйти от мужа со своим приданым в дом отца. Это право она приобретала и тогда, когда муж покидал общину или клеветал на нее.

Оправдывался также уход женщины к другому мужчине «из-за пропитания» — в случае отсутствия мужа. После возвращения мужа она должна была вернуться к нему, дети же должны «были идти за своими отцами» (ст. 135).

Допускался брак свободного с рабыней и свободной женщины с рабом, если последний служил во дворце или был в услужении у мушкенума. Дети от таких браков считались свободными (ст. ст. 175, 176). В случае смерти их отца половина наследства принадлежала хозяину раба. Будущий зять платил выкуп, обменивался с тестем подарками. Дочери полагалось приданое. Закон уже отказывался от прежнего брака как вида сделки купли-продажи.

Закон предусматривал некоторые гарантии женщине с детьми, если ее оставил сожитель. Муж-авилум, покидая ее, должен был выделить на воспитание детей половину своего имущества. Если дети достигали совершеннолетия, их мать могла получить свою долю наследства, равную части любого сына наследника (ст. 137). Она могла выйти замуж за человека, «который ей понравился». В данном случае усматривается один из первых и древнейших видов алиментных обязательств.

Жена могла уйти к другому, если ее муж попал в плен и не оставил ей средств к существованию (ст. 134). Но если он возвращался из плена, то жена обязана была вернуться к нему, а дети «должны идти за своими отцами». Если муж-авилум бросил семью и убежал из своего селения, а потом вернулся, то его жена не обязана была возвращаться к нему. Авилум мог оставить жену, если она была бездетной и не могла рожать. В этом случае ей возвращались выкуп и приданое или мина серебра (ст. ст. 138, 139). Мушкенум при таком разводе платил полмины. По тем временам сумма весьма значительная. При бездетной жене муж мог привести в дом наложницу, но он не вправе взять наложницу, если его жена привела ему рабыню, родившую детей.

Закон детально определяет положение супругов, их права на наследство и т. д. Муж-авилум мог отдать свою жену в долговую кабалу, если в брачном контракте она в письменной форме не оградила себя от такой напасти (ст. 151). В случае тяжелой болезни супруги муж мог взять вторую жену. Муж мог выгнать жену, если она разоряла семью, была мотовкой. Унижала достоинство супруга. Приданое ей не возвращалось (ст. 141). Если такую жену не прогоняли, она становилась рабыней, а муж мог жениться на другой (ст. 141). Следовательно, развод для мужчины был возможен в любое время. Вместе с тем закон говорит о некоторой правоспособности замужней женщины.

Жена авилума имела право распоряжаться своим приданым, заниматься ремеслом, торговлей, ростовщичеством, имела довольно широкую гражданскую дееспособность. Закон в какой-то мере охранял ее честь и достоинство. Если авилум без оснований обвинил чужую жену в безнравственном поведении, оклеветал ее и «простер палец», то его надлежало повергнуть перед судьями и обрить ему виски (ст. 127). Изнасилование чужой жены или девушки, проживающей в доме отца, каралось смертной казнью (ст. 130).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой