Основы законодательной техники в уголовном праве России: теория и законодательная практика

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Уголовное право и процесс
Страниц:
429


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность таны диссертационного исследования и степень ее разработанности. Охрана и защита прав и свобод человека и гражданина, конституционного, общественного строя и общественной безопасности, охрана всех форм собственности, борьба с преступностью во всех ее проявлениях, и, прежде всего, с насильственной, организованной и коррупционной, составили концепцию реформирования российского уголовного законодательства. Уголовный кодекс отвечает новым социально-политическим и экономическим реалиям и процессам, а уголовно-правовые запреты соответствуют новой государственности России, основам конституционного строя, рыночной экономике, общепризнанным принципам и нормам международного права. Вместе с тем возникают вопросы: все ли в нем совершенно, в какой мере законодателю удалось реализовать стоящие перед уголовным законодательством задачи в новых общественно-политических и экономических условиях, в полную ли силу работают статьи и почему за истекшее почти десятилетие в Уголовный кодекс РФ внесено множество изменений и дополнений?

Закономерности правового реформирования общества обусловливают временной интервал, переходный период, в рамках которого осуществляются правовые преобразования. Суть переходного процесса в том, чтобы опосредовать смену качественного состояния правовой системы и внешних факторов, воздействующих на этот процесс. К внешним факторам относятся исторические традиции правовой системы, национальная специфика ее содержания, нравственный и культурный уровни развития гражданского общества, экономические ресурсы проведения правовой реформы и т. д. Несмотря на разнохарактерность внешних факторов, влияющих на содержание правовой системы и разнотемповость их преобразования, они сводятся в единую целостную систему с общими свойствами, хотя ещё не созрели новая типологическая сущность правовой системы и условия для реализации созревшей необходимости. Переходный период, который должен привести правовую систему в новое типологическое качество, — относительно долгий процесс, результаты которого заранее не предсказуемы. А современная ориентация ее развития на идеалы демократии и правовой государственности определяет цель правовых преобразований, но не означает реального достижения данной цели. Поэтому принятие нового Уголовного кодекса Российской Федерации в 1996 году еще не свидетельствует о построении уголовной отрасли права. Законодательные решения по наиболее дискуссионным и основополагающим вопросам в течение переходного периода могут и должны неоднократно обновляться. Интенсификация правовых изменений может выступать фактором, нацеленным на форсирование перехода, однако не учитывающим многих законов развития общества (например, условий созревания материальных предпосылок), что также нельзя рассматривать как естественный процесс эволюции правовой системы. В условиях эволюционного развития переходный процесс носит постепенный и более продолжительный характер, и тогда устои новой правовой системы укореняются цивилизованным, естественно — историческим путем.

Повсеместное признание & laquo-не идеальности& raquo- Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с изначальным наличием в нем конструктивных недостатков, связано и с тем, что развитие общественных отношений опережает процесс их правового закрепления. Поэтому наблюдается неравное развитие сфер общественной жизни и правовой системы, постоянное ее обновление, появление и становление нового качества. Переходный период в правовой сфере как процесс (а не результат) не предполагает стабильности, завершенности и сбалансированности в силу несовпадения времени обновления уголовного и неуголовного законодательства как компонентов единой правовой системы. И, наконец, процесс формирования и становления правовой системы, а не только уголовного законодательства, требует познания методологии, теории и практики применения инструментария созидания законов, обеспечивающего процесс законотворчества, гармонично сочетающего в себе свойства социальной обусловленности, научной обоснованности и практической его значимости.

Законотворчество — это деятельность, способная вырабатывать и закреплять различные модели, варианты правового регулирования и тем самым менять реально существующий мир и систему общественных отношений. Законодатель творит законы своим особым способом, который охватывается понятием законодательной техники. Правовая наука, к сожалению, не уделяет должного внимания вопросам законодательной техники, не выходит за рамки постановки отдельных проблем либо популярного изложения той или иной совокупности вопросов. Поэтому создание целостной концепции законотворческой техники современной России — одна из наиболее актуальных и нерешенных проблем в области правовой науки и юридической практики. Ее значимость обусловлена тенденциями совершенствования российского законодательства, требующими минимизировать стихийность и бессистемность законотворческой работы, повысить уровень согласованности, системности действующего законодательства и его качества.

Стремление законодателя создать эффективно действующую систему норм права, обеспечивающую стабильность и правопорядок в обществе, требует развитая всех проблем законотворческой деятельности. Особую значимость приобретают проблемы качества закона, то есть система необходимых признаков и свойств, присущих ему как эффективно действующему регулятору общественных отношений. В правотворчестве качество законов обеспечивается применением развитой совокупности требований, составляющих законодательную технику, которая определяется как система выработанных теорией и практикой нормотворчества правил, приемов и средств создания эффективных по форме и совершенных по содержанию законов. Получение знаний о законодательной технике и природе юридических приемов и средств должно занять свое достойное место в системе науки уголовного права. Тогда и уголовное законодательство будет более совершенным и эффективным.

Следует отметить, что фундаментальные разработки в уголовно-правовой теории, посвященные вопросам законотворчества, относятся главным образом к 60 — 90-м гг. прошлого столетия (В.М. Коган, Н. Д. Дурманов, ЯМ. Брайнин, М. М. Гродзинский, М. И. Ковалев и др.). Кардинальные изменения в экономической, социально-политической, правотворческой и иных сферах жизни, происшедшие в нашей стране в последующий период, обязывают к переосмыслению многих положений, связанных с традиционными представлениями об основах построения уголовно-правовых норм. В частности, утратил аксиоматичность вывод большинства ученых-юристов о том, что Уголовный кодекс является единственным источником уголовно-правовых норм. Анализ Общей части УК свидетельствует, что источником уголовно-правовых норм является совокупная система, образующая с учетом юридической силы этих источников структуру, элементами которой являются: Конституция Р Ф, международные договоры РФ, Уголовный кодекс РФ и законы иной отраслевой либо многоотраслевой принадлежности.

Дефицит комплексных монографических исследований по проблемам уголовного правотворчества и, в частности, законотворчества не может быть восполнен огромным количеством научных разработок, посвященных отдельным вопросам, чаще всего вопросам логических оснований применения уголовного законодательства, систематизации и кодификации Уголовного кодекса. Исследований, посвященных техническому аспекту обеспечения полноты и непротиворечивости уголовного закона, практически нет. Процесс становления уголовного права продолжается, и выработка целостной концепции законодательной техники в уголовном праве имеет не только моноотраслевые, но и межотраслевые аспекты, так как в ходе развития научных знаний дифференциация и интеграция наук диалектически неизбежны. И если дифференциация приводит к узкой специализации научных знаний, исследованию особенностей проявления определенного феномена в одной отрасли права, то интеграция вызывает постоянное взаимодействие различных областей, взаимное проникновение и синтез уголовно-правовой и иных наук, обеспечивая общий более высокий уровень развития знаний о законодательной технике и законотворчестве. Данная проблема требует своего осмысления с различных точек зрения: общей теории права, конституционного права и, самое главное, конкретных отраслей права. Причем отраслевую специфику необходимо проследить не только в прикладных, но и в теоретических и методологических аспектах. Автор убежден, что вне отраслевого контекста проблема законотворчества не может найти полноценного решения.

Охранительное предназначение уголовного права, важность регулирования интересов и суровость воздействия обусловливают специфику законотворчества и обеспечивающих его способов. Уголовное право в большей степени, нежели все прочие отрасли права, стремится к обеспечению максимума правовой регламентации, требует максимальной конкретности и однозначности правовых предписаний, недопустимости признания преступными деяний, прямо не предусмотренных уголовным законом. Легальное толкование традиционно осуществляется в незначительных объемах, а толкование со стороны каких-либо исполнительных органов власти не допускается в связи с их непричастностью к уголовному законотворчеству. Такое положение настоятельно диюует необходимость научного изучения и практического решения проблем законодательной техники путем комплексного подхода на базе обстоятельной теоретико-методологической проработки, так как исследования темы в конце XX века, выполненные И. А. Семеновым и Е.В. Ильюк1 под руководством М. И. Ковалева и работы Н. Б. Алиева, на основе ранее действовавшего уголовного законодательства нельзя признать достаточными.

Сказанное обосновывает актуальность заявленной темы, ее теоретическую и практическую значимость, а также предопределяет круг вопросов, исследуемых в диссертации.

Цель и задачи исследования. Предпринятое диссертационное исследование имеет своей целью системную разработку и обоснование логически завершенной совокупности положений и выводов научной теории законодательной техники. При этом, во-первых, сделана попытка создать теоретическую модель объекта исследования, вписать ее в существующую теоретическую концепцию, разработав новую для доктрины уголовного права концептуальную систему, лишенную логических противоречий, существенных пробелов и других изъянов. Затем, во-вторых,

1 См.: Семенов И. А. Законодательная техника советского уголовного права: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Свердловск, 1983- Ильюк Е. В. Законодательная техника построения диспозиции статьи уголовного закона: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Свердловск, 1989.

2 Алиев Н. Б. Теоретические основы советского уголовного правотворчества. М., 1986. Результатом кодификации уголовно-правовых норм, осуществленной в 1996 году, специально посвящена монография С. Ф. Милюкова Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа (2002г.) и диссертация Т. В. Кленовой Основы теории кодификации уголовно-правовых норм: Автореф. дис. докт. юрид. наук. М., 2001. на основании теоретической модели сформулировать законодательные предложения, направленные на совершенствование Уголовного кодекса РФ, его основных структурных элементов, и улучшение практики применения последних. Поэтому комплекс решаемых вопросов расположен и освещен таким образом, чтобы ответы на них образовали не только теоретическую основу исследуемого института, но и прогнозировали бы практическую его реализацию в законотворческой и правоприменительной практике.

В соответствии с целевым назначением работа над диссертацией была подчинена решению следующих задач:

• определить социально-философскую концепцию, представляющую методологическую основу исследования и детализировать её содержание применительно к совокупности элементов законодательной техники-

• проследить зарождение и развитие теоретической концепции и законодательства о юридической технике-

• определить круг конкретных вопросов, подлежащих исследованию, сформулировать и дать научно-обоснованное решение каждого из них-

• сформулировать конкретные законодательные предложения по изменению и повышению эффективности функционирования системы российского уголовного права.

Цели и задачи исследования в целом состоят в том, чтобы оказать реальную помощь законодательной практике научным обоснованием законодательного процесса и повышением уровня законодательной культуры.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования выступили процесс преобразования обычной реальности в правовые явления, пригодные для осуществления функций права, и механизм влияния комплекса юридических (и неюридических) знаний на состояние и развитие уголовного законодательства.

Предметом исследования явилась законодательная техника как форма изложения законодательства. Источником исследования формы законодательства и разработки правил законодательной техники послужило изучение недостатков законодательства, выявленных при его применении.

Методологическая и информационная база диссертационного исследования. В основу исследования положены принципы и категории диалектики и системный подход к рассматриваемым проблемам, предполагающие изучение правовых явлений и понятий в их развитии и взаимообусловленности. В основу конкретной методологии положены специальные методы познания: исторический, сравнительно-правовой, формально-логический (догматический), конкретно-социологический. В качестве ведущих методов выбраны формально-логический, праксеологи-ческий и семантический, позволяющие изучить основания конструирования уголовного закона и технологические параметры его структуры.

Нормативная база исследования составила основу его объекта.

Теоретической базой исследования послужили концегпуальные положения общей теории права, разработанные в трудах С. С. Алексеева, В. К. Бабаева, В. М. Баранова, В. М. Горшенева, Д. А. Керимова, B.C. Нерсесянца, A.C. Шишкина, A.A. Пионгковского, C.B. Полениной, А. И. Рарога, В. М. Сырых, А. Ф. Черданцева, А. Ф. Шебанова и многих других, а также достижения уголовно-правовой науки, нашедшие отражение в работах Я. М. Брайнина, Б. В. Волженкина, Р. Р. Галиакбарова, Л. Д. Гаухмана, Н. Д. Дурманова, JLB. Иногамовой-Хегай, С. Г. Келиной, Т. В. Кленовой, М. И. Ковалева, В. М. Когана, В. П. Коняхина, JUL Крутикова, В. Н. Кудрявцева, Н. Ф. Кузнецовой, H.A. Лопашенко, В. П. Малкова, A.B. Наумова, З. А. Незнамовой, Э. Ф. Побегайло, Б. Т. Разгильдиева, Э. С. Тенчова, М. Д. Шаргородского, П. С. Яни, Б. В. Яцеленко и многих других авторов. Большое значение для изучения вопросов темы имели труды русских правоведов — И. Л. Брауде, Л. Е. Владимирова, Н.М. Кор-кунова, П. И. Люблинского, Г. И. Муромцева, Н. Д. Сергеевского, Н. С. Таганцева, А. Винавера, М. А. Унковского, A.A. Ушакова и других, а также переведенные на русский язык труды И. Бентама, Ч. Беккария, И-Иеринга, Ф. Жени, Р. Давида, Ш. Монтескье и других авторов.

В диссертации использовались достижения иных юридических наук, а также философии и логики.

Эмпирическая база исследования. С учетом объекта и предмета исследования, разнообразия поставленных задач, основной эмпирический фундамент диссертации составили статистические данные, полученные в результате изучения и обобщения 340 уголовных дел за период 2001 — 2005 годы, а также статистические данные, отраженные в сводных отчетах управлений Судебного Департамента при Верховном Суде Р Ф областей Центрального федерального округа — субъектов Российской Федерации за 2001 — 2005 годы и данные информационных центров УВД этого региона за 2000 — 2005 годы, свидетельствующие об уровне востребованности уголовных законов и социальной значимости правовой регуляции.

Соискателем изучены 243 уголовных дела, рассмотрение которых закончилось постановлением оправдательных приговоров и 306 дел, прекращенных судами Воронежской области в связи с отсутствием события или состава преступления в 2001 — 2005 гг. и свидетельствующие о частоте и повторяемости ошибок, связанных с недостатками в формулировании уголовно-правовых норм. С этой же целью изучена опубликованная практика Верховного Суда Р Ф, кассационная и надзорная практика Воронежского Областного суда за 2003 — 2005 гг. (743 материала), свидетельствующая об ошибочной квалификации обвинения и несправедливости меры наказания.

По специально разработанной анкете произведен опрос 238 следователей прокуратуры, МВД, прокуроров, судей и адвокатов, знакомых с проблематикой диссертации на современном уровне её исследования, выходящей за узкие границы их специализаций, с целью выяснения отношения к сделанным в диссертации предложениям по изменению и совершенствованию действующего законодательства и формулированию новых составов. Результаты этой работы отражены по тексту и в приложении к диссертации.

Научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования. Тема диссертации охватывает одно из актуальных направлений исследования уголовно-правовых явлений, которое до настоящего времени не было предметом самостоятельного комплексного изучения на уровне отрасли права. Настоящая диссертация является первой монографической работой по теме, отраженной в её названии. Подход к решению поставленной проблемы, сформулированные в диссертации научные выводы и опирающиеся на них практические рекомендации харастеризуются существенной новизной. Впервые с учетом нового уголовного законодательства предпринята и научно обоснована попытка представить законотворческий процесс по созданию различных типов нормативных актов, проанализировать механизм их создания с помощью отработанных наукой и практикой средств, приемов и правил законодательной техники, выявить и классифицировать законотворческие ошибки и указать некоторые пути их устранения.

Теоретическая и практическая значимость диссертации определяется, во-первых, местом, которое занимает предмет исследования в ряду концептуальных основ деятельности законодательных органов по созданию норм права- во-вторых, обоснованием необходимости комплексного развития теории законодательной техники как важнейшего инструментария законотворчества- в-третьих, значением тех выводов и предложений по совершенствованию уголовного законодательства, которое служит повышению качества и эффективности уголовно-правового регулирования общественных отношений. Этим же целям служат теоретические выводы и предложения диссертанта по совершенствованию общих правил и приемов законодательной техники как средств, обеспечивающих качество законов.

Основные положения, выносимые на защиту. На защиту выносится разработанная диссертантом концептуальная модель теории законодательной техники в уголовном праве, вобравшая в себя достижения уголовно-правовой доктрины и данные смежных областей знания. Основное содержание выносимых на защиту положений этой модели и представлений о них диссертанта таково:

1. В качестве методологического обосновывается положение о том, что наука о юридической технике основывается на фундаменте общей методологии, базирующейся в своей совокупности на философских отраслях: онтологии, гносеологии, аксиологии и логике. В то же время она имеет специфику, в качестве которой выступают такие методы создания права как новеллизация, традиция, кодификация и рецепция. Частно-научный метод представляет собой совокупность способов исследования формы уголовного законодательства, к числу которых относятся: 1) накопление, систематизация и обобщение недостатков уголовного законодательства- 2) анализ исторических памятников российского и зарубежного законодательства- 3) изучение достижений законодательной техники современности. Сочетание этих способов образует частно-научные методики или собственный метод техники уголовного законодательства.

2. В работе обосновывается суждение о том, что уголовное право — это сложная многоэлементная система, включающая уголовное законодательство вместе с разъяснениями и толкованием законов, правосознание (правовоззрение и правовая психология), мораль и правовую политику. Все элементы могут, как соответствовать, так и противоречить праву. И только уголовный закон как форма выражения права может рассматриваться как правовое явление.

3. Обосновывается идея более широкого (в отличие от традиционного) понимания законотворческого процесса, состоящего из двух самостоятельных стадий — предварительное формирование и формулирование государственной воли, выраженное внешне в составлении проекта нормативного акта, модели будущего закона (кодекса) и официальное возведение нормы права в закон и закрепление ее силой государственной власти. Каждая из основных стадий распадается на ряд самостоятельных этапов: определение (уяснение) правовой ситуации, определение содержания закона, превращение проекта в правовой акт, официальное прохождение в законодательном органе, официальное оглашение принятого акта.

4. В работе предлагается определение понятия законодательной техники и отмечается двойственный характер средств создания нормативных актов: средства системы и средства языка.

5. Анализ принципов (основных правил) законотворчества привел к выводу о том, что общие принципы уголовного права пронизывают все его институты, в том числе законотворчество, которое вместе с тем имеет самостоятельные принципы-правила: категоризацию преступлений, приоритетность норм, последовательность мысли законодателя, необходимость объективирования воли законодателя вовне. Эти положения составляют выработанную и проверенную практикой систему основных правил (принципов) законотворчества, обеспечивающих создание общих принципов-идей уголовного права, в качестве критерия обоснования которых предложена следующая совокупность требований: 1) чтобы быть принципом, положение должно быть закреплено в законе- 2) иметь основополагающее значение для уголовного права, определяя его главные свойства- 3) носить общеправовой характер и пронизывать все уголовно-правовые институты- 4) положение должно включать в себя нравственно-идеологическое содержание и выражать уголовную политику своего времени.

6. Аргументируется представление о том, что наилучшим приемом создания уголовного закона является смешанный формально-оценочный (конструктивный) прием, при котором в общей норме формулируется обобщающая абстракция (понятие, суждение, умозаключение), а в специальной, созданной казуистическим приемом, указаны особенности признаков состава преступления. К средствам структуры относятся законодательная систематика (категоризация), разграничение Общей и Особенной частей кодекса, создание классификации преступных деяний в пределах Особенной частей УК, методы рецепции, ратификации и отсылки в соответствии с международными стандартами. Средствами языкового оформления законодательных актов являются дефиниции (понятия) и терминология (определения).

7. Трактуется определение юридической конструкции как средства законодательной техники, основной задачей которого является формулировка закона, в наибольшей степени приводящая к достижению цели ее создания. Преследуя цель поиска лучшего способа отражения в норме права сложной правовой реальности, законодатель с помощью конструкций образует типизированные законодательные модели: нормативные правовые акты, примечания, презумпции, фикции, каждая из которых соответствует своеобразной разновидности общественных отношений.

8. Обосновывается вывод о том, что норма права, будучи содержанием закона, сообщает (передает) ему часть своей структуры, в силу чего структура уголовного закона Особенной части — двухэлементна: диспозиция и санкции. Общая часть УК осуществляет особые функции в уголовно-правовом регулировании, являясь одной сложной по своей структуре гипотезой, которая нашла свое отражение не в каждой статье (части) уголовного закона, а в виде преамбулы к Особенной части.

9. Предлагается определение примечаний как средства законодательной техники, закрепляющее установленные государством дополнительные правила информацию) к общим предписаниям, регулирующим общественные отношения, и их классификация на три группы: 1) примечания-понятия- 2) примечания-исключения- 3) иные примечания. Каждая из групп подразделяется внутри на две — три подгруппы.

10. Аргументируется представление об уголовно-правовой презумпции как о логической конструкции, в создании которой участвует не только индукция (как отмечалось в литературе), но и дедукция и обосновывается наличие в уголовном праве следующих презумпций: знания закона- невиновности- истинности судебного решения- деликтоспособности- вменяемости- усиления общественной опасности деяния и лица, его совершившего- снижения общественной опасности содеянного и личности виновного- утраты лицом общественной опасности.

11. Определяя фикцию как правовое средство, дополняющее всю композицию права, связывающее все его элементы в единую целостность и делающее систему уголовного права более простой и экономной, в диссертации обосновывается целесообразность их деления на виды в зависимости от проявления в различных институтах: 1) фикции в конструкциях понятия преступления и его состава- 2) фикции в законодательной регламентации освобождения от уголовной ответственности- 3) фикции в законодательной регламентации назначения наказания, освобождения от отбывания наказания и других правовых последствий.

12. Исходя из анализа ранее высказанных в литературе и заслуживающих внимания определений понятия правотворческой ошибки, обосновывается необходимость, исходя из предмета диссертационного исследования, делить их на прак-сеологические, логические и лексико-грамматические.

13. Исходя из вышеуказанной классификации законотворческих ошибок, в диссертации обосновывается необходимость, изменений и дополнений ч.2 ст. 9, ст. 15,18,19,26,41, ч.2 ст. 35, ч. 3,5,7 ст. 79 и др. статей Общей части УК РФ.

14. Обосновываются предложения о совершенствовании конструкций ч.2 ст. 105,110,113, ст. 117, ч.1 СТ. 121 и ч. 1 и 2 ст. 122,126 и 127,127−1 и 127−2,126 и 206, ст. 128, 137, 140, 145, 148, 150, 153, 155, 158, 162, 163, 166, 171, 172, 176, 180,

183,205,214,293, 296,318,321,333,334 Особенной части УК и о формулировании ряда новых составов.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, получили апробацию на конференциях и семинарах. В частности, автор выступил с докладами и сообщениями на научно-практической конференции адвокатов южных регионов России (1996г.), научно-практическом семинаре & laquo-Юридическая техника& raquo-, проведенном в Нижнем Новгороде 13−18 сентября 1999 года- научно-практической конференции & laquo-Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование (Нижний Новгород, 1116 сентября 2000 года) — научных конференциях юридического факультета Воронежского государственного университета (1997−2002гт.), Всероссийской научно-практической конференции & laquo-Российское правовое государство: Итоги формирования и перспективы развития& raquo- (Воронеж, 14−15 ноября 2003 г.) — VI Международной научно-практической конференции & laquo-Современное законотворчество: теория и практика& raquo- (к 100-летию Государственной Думы России) — Москва, 22−23 декабря 2005 г.

Выводы диссертационного исследования используются в учебном процессе при преподавании курса & laquo-Теория государства и права& raquo-, & laquo-Уголовное право& raquo- и спецкурсов & laquo-Законодательный процесс& raquo- и & laquo-Региональное законодательство& raquo- в ГОУ ВПО & laquo-Воронежский государственный университет& raquo- и других вузах страны, а также направлены в комитет Государственной Думы Федерального Собрания Р Ф по законодательству в качестве предложений для обеспечения законодательного процесса и совершенствования Уголовного кодекса РФ.

Основные положения, выводы и рекомендации отражены в опубликованных работах автора: монографиях, учебном пособии, статьях в периодических изданиях и научных сборниках общим объемом более 72 печатных листов (по теме диссертации — более 42 пл.).

Структура диссертации определяется ее целями и задачами. Она состоит из введения, пяти глав, включающих 16 параграфов, заключения, списка использованных источников и приложения.

Заключение

Проведенное исследование позволило, как представляется автору, сформулировать и обосновать ряд теоретических положений и практических рекомендаций относительно тех проблем, от разрешения которых зависит получение знаний о законодательной технике и природе юридических приемов и средств нормотворчества, повышение качества законотворческой деятельности, эффективности уголовного законодательства, обеспечивающего стабильность и правопорядок в обществе.

В работе в качестве методологического обосновывается положение о том, что наука о юридической технике основывается на фундаменте общей методологии, базирующейся в своей совокупности на философских отраслях: онтологии, гносеологии, аксиологии и логике. В то же время она имеет специфику, в качестве которой выступают такие методы создания права как новеллизация, традиция, кодификация и рецепция. Частно-научный метод представляет собой совокупность способов исследования формы уголовного законодательства, к числу которых относятся: 1) накопление, систематизация и обобщение недостатков уголовного законодательства- 2) анализ исторических памятников российского и зарубежного законодательства- 3) изучение достижений законодательной техники современности. Сочетание этих способов образует частно-научные методики или собственный метод техники уголовного законотворчества.

Анализ исторического пути развития законодательной техники позволил отметить, что все изменения в содержании и структуре уголовного законодательства носили накопительный характер, полезность которого в полной мере проявляется в периоды крупных правовых реформ. Процесс становления права шел не только от реальных отношений к формулированию норм, но и от доктрины к практике. Юридическая техника возникла в истории одновременно с правом, что этимологически представляется не только правомерным, но и необходимым. С одной стороны, юридическая техника первична по отношению к доктрине права, поскольку исторически ей предшествует. С другой стороны, она является вторичной, поскольку & laquo-вмонтирована»- в правовую доктрину и обусловлена её характером.

Преемственность содержания права является отражением преемственности в экономике и социальном развитии государств на различных этапах истории цивилизации. Эта преемственность характеризуется не простым повторением старого, а его развитием применительно к новым условиям. Преемственность в области формы права, в способах и средствах правового выражения значительно шире. Она наблюдается в систематике права, во внешнем оформлении нормативного акта, то есть в средствах законодательного отображения действительности средствами юридической техники. Юридическая техника в каждой эпохе соответствовала уровню развития общества, основывалась на достижениях юриспруденции, составной частью которой она являлась, и совершенствовалась на базе развивающейся правоведческой мысли, без которой нельзя научно обосновать формы и методы создания права.

В работе обосновывается суждение о том, что уголовного право — это сложная многоэлементная система, включающая уголовное законодательство вместе с разъяснениями и толкованием законов, правосознание (правовоззрение и правовую психологию), мораль и правовую политику. Все элементы могут как соответствовать, так и противоречить праву. И только уголовный закон как форма выражения права может рассматриваться как правовое явление. Процесс создания права (нормы) представляет собой сложную технологию. Эта технология связана с обработкой предмета правотворчества — общественных отношений с помощью средств и приемов законодательной техники. Процесс идет от объективной действительности (жизненных ситуаций и фактов), от них к мысли, от мысли к воле, а от воли к словам и предложениям, т. е. к языковым средствам. Внешним отражением и выражением этой правотворческой технологии является организация и регламентация правотворческой процедуры. Процесс правообразования начинается с осознания необходимости урегулирования правовыми средствами определенной сферы общественной жизни или внесения в действующее регулирование определенных изменений. Потребность в создании нового нормативного акта выявляется в результате познания законов общественного развития, всестороннего учета практики и достижений науки и находит свое воплощение в правовых идеях, правосознании людей и правовой политике государства. Эти три фактора не только тесно и многообразно взаимодействуют с правом, но и нередко в процессе регуляции выходят с ним на одну плоскость и проникают в его содержание.

Уголовный закон как внешняя форма уголовного права представляет собой & laquo-вместилище»- фактического содержания права, его запись как наиболее очевидное свидетельство его существования. Письменная форма дает возможность включить право в публичную жизнь общества, соотнести с деятельностью властных государственных учреждений и тем самым придать нормам права качество формальной определенности, общеобязательности, всеобщности, принудительности и государственной обеспеченности. Понятие законотворчества охватывает: формирование цели и концепции закона- его создание. Приступая к работе над законопроектом, необходимо оценить: а) необходимость издания закона- б) значимость и стабильность регулируемых отношений- в) существо предполагаемого правового регулирования и цели, которые имеется в виду достигнуть изданием закона, а также определить, является ли данное правовое регулирование соразмерным преследуемым целям- г) спрогнозировать возможные последствия действия будущего закона. Вторым этапом является определение содержания закона, при этом необходимо: а) определить содержание конкретных его положений: какие правила поведения (отношения) следует предписать, запретить или разрешить, какие санкции ввести в случае нарушения закона- б) отразить в содержании закона конституционные идеи и принципы- в) обеспечить соответствие содержания закона общепризнанным принципам и нормам международного права и ратифицированным Российской Федерацией международным договорам- г) изучить действующие нормативные акты по теме проекта и по близким по содержанию вопросам и определить как соотносится данная цель с иными целями, которые законодатель ставил перед собой в прошлом- д) проанализировать предложения ученых, результаты общественного мнения и соответствующие статистические данные. Официальное возведение нормы права в закон и закрепление её государственной властью — стадия, на которой проект нормативного акта превращается в правовой акт, имеющий общеобязательный государственный характер, также имеет несколько этапов: официальное прохождение нормативного акта в законодательном органе и официальное оглашение принятого акта. Закон обращается ко всем субъектам права, которые должны его понимать, чтобы соблюдать. Для восприятия закона теми лицами, к кому он обращен, не меньшее значение приобретают его внешние свойства, средства подготовки его писанного текста, которые в науке законотворчества именуются законодательной техникой.

При решении вопроса о понятии законодательной техники, автор исходит из того, что юридическая и законодательная техника — это не разные названия одного и того же, а два самостоятельных явления, хотя и тесно связанных между собой. Функциональное назначение законодательной техники — создание закона, соответствующего содержанию нормы права, вызванной к жизни правовой ситуацией и требующей законодательного закрепления. Свое выражение она находит в совокупности приемов и средств, посредством которых происходит приложение знания, опыта, навыков в процессе деятельности по созданию закона. В связи с этим законодательная техника определяется как обусловленная закономерностями развития правовой системы совокупность определенных средств, приемов, правил, используемых в законотворческой деятельности с целью обеспечения высокого качества её результатов. Средствами создания формы нормативных актов являются средства системы и средства языка. Двойственный характер технических средств вызван тем, что юридическое отражение обусловлено чувственным (зрением, слухом) и логически-разумным восприятием правовых норм. Двойственный характер технических средств обусловливает и двойственность законодательной формы: с одной стороны можно вести речь о структурной (композиционной), а с другой стороны о языковой форме, которые на практике трудно отделить друг от друга.

Анализ принципов (основных правил) законотворчества привел к выводу о том, что общие принципы уголовного права принизывают все его институты, в том числе законотворчество, которое вместе с тем, имеет самостоятельные принципы — правила: категоризацию преступлений, приоритетность норм, последовательность мысли законодателя, необходимость объективирования воли законодателя вовне. Эти положения составляют выработанную и проверенную практикой систему основных правил (принципов) законотворчества, обеспечивающих создание общих принципов — идей уголовного права, в качестве критерия обоснования которых в работе предложена следующая совокупность требований: 1) чтобы быть принципом, положение должно быть закреплено в законе- 2) иметь основополагающее значение для уголовного права, определяя его главные свойства- 3) носить общеправовой характер и пронизывать все уголовно-правовые институты- 4) положение должно включать в себя нравственно-идеологическое содержание и выражать уголовную политику своего времени.

С позиций диалектической традиции соотношение и взаимосвязь принципов — идей и принципов — правил можно определить как восхождение абстрактного к конкретному. Принцип уголовного права в абстрактном смысле — это, по сути, норма — модель, идея, доминирующая в правовой системе, а конкретное правило деятельности означает его полноту, содержательность. Различие между ними в том, что принцип — идея имеет общий характер и формирует общую направленность уголовно-правовой системы, в то время как правила никогда не носят общего характера, представляя собой конкретные предусмотренные законом положения, установки, обеспечивающие на практике осуществление принципов — идей. Принципы — идеи аккумулируют в себе основные правила — исходные пункты, усваивают и воспроизводят как духовные начала (основы).

При решении вопроса о средствах, приемах и правилах законодательной техники аргументируется суждение о том, что средствами создания нормативных актов являются средства структуры и средства языка. Средства языка закона имеют различные формы отображения (термины, понятия, дефиниции, определения и другие лингвистические правила законодательной техники). Средства структуры имеют множественные элементы законодательной техники, которые называют правила, приемы, способы. Наилучшим приемом создания уголовного закона является смешанный формально- оценочный (конструктивный) прием, при котором в общей норме формулируется обобщающая абстракция (понятие, суждение, умозаключение), а в специальной, созданной казуистическим приемом, указаны особенности признаков состава преступления. К средствам структуры относятся законодательная систематика (категоризация), разграничение Общей и Особенной части кодекса, создание классификации преступных деяний в пределах Особенной части УК, методы рецепции, ратификации и отсылки в соответствии с международными стандартами. Средствами языкового оформления законодательных актов являются дефиниции (понятия) и терминология (определения). Для уголовного права характерно два вида понятий: понятие точного значения, имеющее фиксированное в законе содержание, и оценочные понятия. К числу оценочных в праве относятся понятия, логическая структура которых представляет собой открытую систему, что позволяет в его содержание и объем включать явления (предметы), ранее не известные законодателю, теории, практике.

Логическая структура оценочных понятий отличается от структуры понятий точного значения. Здесь большая посылка имеет сложный характер, концентрированным ее выражением является стандарт оценочного понятия, в котором должны быть отражены объективные свойства явлений, обозначаемых в законе данными понятиями. В качестве малой посылки выступают конкретные обстоятельства дела, которые сопоставляются со стандартом оценки и на этом основании делается вывод о соответствии или несоответствии явления понятию. Понятие как форма мысли выражается и закрепляется в словах и терминах, представляющих материальную оболочку мысли. В законодательной технике языка используется три вида семантико — стилистической лексики: общеупотребительные слова (общеупотребительная лексика), искусственная юридическая лексика, которая служит для выражения специфических юридических понятий и категорий, и слова, заимствованные из других отраслей знаний (ведомственная лексика).

Законодательная терминология по возможности должна выражать сущность содержания и его правовую ценность. Наиболее правильным было бы такое состояние законодательства, при котором каждый термин имел бы свое законодательное определение. Определения должны отвечать следующим требованиям законодательной техники: 1) они должны удовлетворять практическим потребностям, быть определенными и практически целесообразными- 2) определения законодателя должны обладать способностью охватывать все явления определенной категории, обладать гибкостью и растяжимостью, чтобы охватывать вновь возникающие однородные явления, и вновь возникающие отношения. При этом сам законодатель может позаботиться об объеме и направлении распространения определения- 3) в определении законодатель должен выделить основной тезис, а затем посредством дополнительных признаков или ограничительных оговорок (примечаний) установить необходимые модификации.

Исследование юридических конструкций как средств законодательной техники показало, что в каждой отрасли права существуют устоявшиеся конструкции — типизированные модели, соответствующие разновидностям общественных отношений. Изучение техники создания законов должно касаться, с одной стороны, выражения законодательной материи в словах и комбинациях слов. С другой стороны — методов (приемов) образования сочетаний (групп), в которых размещаются эти выражения, порядок их чередования, размещения, соединения, разделения на части, классификации, и форм (структур, конструкций), в которые облекаются законодательные нормы, указывающие род поведения, запрещаемый законом. Формулируя составы преступлений, уголовное право воспроизводит в специфической форме определенные модели поведения. Логическое соединение элементов преступного поведенческого акта образует вид преступления как особую поведенческую структуру и каждая из разновидностей составов имеет свою юридическую конструкцию, которая обеспечивает их различие. При этом законодатель использует следующие способы их создания: 1) родовой состав законодатель принимает как основную форму известного деяния (например, умышленное убийство). Специальными видами являются модификации родового состава, осложненные привнесением новых или измененных признаков основного состава (квалифицированные убийства, неосторожное лишение жизни и т. д.) — 2) простой состав ограничивается указанием запрещенного поведения, а в альтернативном составе законодатель указывает несколько признаков, каждый из которых может заменять друг друга (например, указание нескольких способов совершения преступления или нескольких объектов, против которых оно может быть направлено) — 3) простой состав может быть противопоставлен сложному составу, который складывается из сочетания нескольких преступных актов в один новый состав преступления. Значение сложного состава в том, что он поглощает простой состав в качестве одного из своих признаков- 4) материальный, формальный и усеченный составы различаются между собой конструкцией, при которой в составе одних действий имеется результат общественно опасного действия (материальный признак), в других — результат предусматривается не как уничтожение правового блага, а как формирование фактической комбинации, опасной для правового блага, в третьих случаях законодателем намерено урезано развитие объективной стороны состава, в результате чего наступления вредного результата не требуется.

Юридическим конструкциям принадлежит значительная роль в создании норм, так как они позволяют с максимальной эффективностью обеспечить поставленные законодателем цели нормативной регламентации общественных отношений. С помощью юридических конструкций законодатель образует типизированные законодательные модели: нормативные правовые акты, примечания, презумпции, фикции, каждая из которых соответствует своеобразной разновидности общественных отношений.

Оценивая правовую норму как самое важное творение юридической техники, в работе обосновывается суждение, что уголовно-правовая норма — это не веление& raquo- (императив), а определенное правило (положение), которому придается обязательная сила. Положение указывает род того поведения, которое воспрещается законом, а также устанавливаемые на случай нарушения запрета наказания. Суть уголовно-правовых норм состоит в формулировании запретов совершать признаваемые преступлениями деяния. Преступник не нарушает уголовный закон, а наоборот, поступает в соответствии с ним, так как он выполняет состав, описанный в диспозиции уголовного закона. Норма уголовного права ориентирована на типовые жизненные ситуации, при которых возникает необходимость или потребность ее применения. Норма уголовного права должна в обязательном порядке пройти через нормотворческий механизм, через который она трансформируется в государственную волю, в уголовный закон. При этом содержание уголовно-правовой нормы может совпадать с содержанием уголовного закона, а может не совпадать: быть уже или шире. Норма уголовного права образуется, как правило, из предписаний статьи или части статьи Особенной части и относящихся к ней предписаний Общей части УК. Санкция нормы Особенной части образуется санкцией статьи или части статьи Особенной части УК и относящимся к ней предписаниями статей Общей части УК. Норма права, будучи содержанием закона, сообщает (передает) ему часть своей структуры, в силу чего структура уголовного закона Особенной части — двухэлементна: диспозиция и санкции. Общая часть УК осуществляет особые функции в уголовно-правовом регулировании, являясь одной сложной по своей структуре гипотезой, которая нашла свое отражение не в каждой статье (части) уголовного закона, а в виде преамбулы к Особенной части. Одна общая гипотеза ко всем статьям Уголовного кодекса, предусматривающего различные виды преступлений в Особенной части, устраняет необходимость повторения их в каждой статье и применительно к каждому виду преступлений, что обеспечивает требование законодательной техники — сжатость, краткость, доступность при изучении и применении. Требования простоты, компактности и удобства применения обусловливают не только формулирование частей одной. и той же нормы права в разных статьях Уголовного кодекса, но и объединение в одной статье нескольких норм права.

Исследование проблемы взаимопроникновения конструкций норм права и состава преступления приводит к выводу, что не все элементы состава преступления указываются в диспозиции. Так, объект преступления в большинстве статей УК не упоминается, и это правило законодательной техники является разумным, так как родовой объект виден из названия разделов, а видовой — из заголовков большинства глав. Повторение информации повлекло бы увеличение объема статьи. Основные признаки субъекта преступления изложены в Общей части УК и составляют содержание гипотезы, общей для большинства преступлений. Специфические признаки субъекта, имеющие значение для квалификации преступления и с наличием которых законодатель связывает возможность наступления уголовной ответственности или оценивает как отягчающее обстоятельство, необходимо всегда отражать в диспозиции. Законодатель не отмечает признаки субъективной стороны, когда преступление может быть совершено при любой форме вины и когда из содержания диспозиции видно, что данное преступление учиняется с определенной формой вины. Законодатель их описывает: а) если ответственность наступает только при определенной форме вины и б) если отдельно предусматривается ответственность за совершение преступления с умышленной формой вины и по неосторожности. Объективная сторона требует более полного описания как один из самых главных показателей общественной опасности преступления. В связи с чем различают три вида диспозиций: казуистическую, абстрактную и бланкетную- а по содержанию — простую и сложную. Санкции расположены в определенном порядке и составляют систему, которая обеспечивает возможность равномерного перехода от одной карательной меры к другой, постепенного усиления или снижения наказания. Другим способом определения наказания является их перечисление в порядке постепенной тяжести, а затем подробное определение существа каждого наказания, условий применения, продолжительности. Использование указанных способов законодательной техники и вызвало необходимость определения категорий тяжести преступлений и создания перечня смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств. Конструирование наказания происходит несколькими способами: 1) в общем порядке назначения наказания. Этот технический прием применяется с тем, чтобы лишить судей возможности выходить за пределы данного рода наказания даже при наличии смягчающих обстоятельств- 2) в порядке смягчения наказания: а) путем установления случаев, в которых в Особенной части указан низший предел наказания, и смягчение его не может выходить за этот предел и б) установления случаев, в которых такого рода предела санкция Особенной части не устанавливает и судья может переходить к другому, менее тяжкому виду наказания- 3) в порядке усиления наказания, при котором Общая часть УК дает исчерпывающий перечень обстоятельств отягчающих вину и усиливающих наказание.

Значительное внимание в диссертации уделяется нетипичным средствам уголовного законотворчества: примечаниям, презумпциям и фикциям.

Определяя примечание как средство законодательной техники, закрепляющее установленные государством дополнительные правила (информацию) к общим предписаниям, регулирующим общественные отношения, автор приходит к выводу, что примечание к закону составляет единое целое с основным содержанием закона, дополняет или ограничивает его, обладает той же юридической силой и автономно без сопровождаемой юридической нормы не функционирует. Примечание есть форма конкретизации основного содержания закона через его структурный элемент. Таким структурным элементом является гипотеза, которая определяет условия, сферу применения предписаний закона, описывает их субъективный состав, а также юридические факты, порождающие регулируемые ими общественные отношения. В роли таких фактов самостоятельно или, как правило, наряду с другими обстоятельствами могут выступать различного рода события, описанные в примечаниях: добровольное освобождение похищенного человека, способствование раскрытию преступления и т. д.

Нетипичной конструкцией являются, по мнению автора, примечания в силу отсутствия у них самостоятельного функционального назначения, а также в силу того, что, будучи по своей природе принадлежностью Общей части УК, они расположены в Особенной части в отдельных статьях, частью гипотезы или диспозиции которых являются. Примечания обладают способностью переводить общие абстрактные требования Общей части на уровень практических действий участников правового общения.

Учитывая, что классификация — результат обобщения и абстрагирования, отвлечение от несущественных свойств и схематизация воспроизводимого в понятии правового явления, в работе предлагается выделить (объединить) все примечания в три классификационные группы: 1) примечания-понятия- 2) примечания-исключения- 3) иные примечания. Каждую из групп можно разбить на отдельные подгруппы. Так, примечания-понятия можно разделить на: а) примечания-дефиниции- б) примечания-разъяснения терминологии- в) примечания-размеры. Примечания-исключения могут быть разделены на: а) примечание-освобождение от уголовной ответственности- б) примечание-запрет уголовной ответственности (неприменение норм уголовного закона). Иные примечания также можно разделить на три подгруппы: а) примечания-процедуры- б) примечания-изъятия из исключений и в) примечания-отсылки.

Генезис примечаний в уголовном законодательстве связан, по мнению автора, с общественной потребностью осмыслить и зафиксировать не только общие, но и специфические общественные потребности в особых правовых формах, которые не могут быть адекватно выражены в общих нормах. Примечания дают возможность законодателю глубже и полнее регулировать общественные отношения, выражая суть и закономерности реальных процессов правовой сферы общественной жизни.

Анализируя специфику презумпций как средства законодательной техники, автор исходит из ее этимологического значения: & laquo-признание факта юридически достоверным, пока не будет доказано обратное «(а не & laquo-предположение»-). В этой связи уголовно-правовая презумпция представляет собой вывод, основанный на наблюдении повторяющихся аналогичных по содержанию явлений- умозаключение, полученное эмпирическим путем о том, что определенные сходные условия дают основания для соответствующего вывода, в истинности которого нет оснований сомневаться. Поэтому презумпция не требует доказательств, ибо она вытекает из обычного хода вещей. Но вполне допустимо ее опровержение путем представления доказательств того, что в данном конкретном случае положение, составляющее содержание презумпции, не соответствуют обычному ходу вещей и, следовательно, для этого случая не является истинным. В работе аргументируется представление об уголовно-правовой презумпции как о логической конструкции, в создании которой участвует не только индукция (как отмечалось в литературе), но и дедукция и обосновывается наличие в уголовном праве следующих презумпций: знания закона- невиновности- истинности судебного решения- деликгоспособно-сти- вменяемости- усиления общественной опасности деяния и лица, его совершившего- снижения общественной опасности содеянного и личности виновного- утраты лицом общественной опасности. Как и любая нормативная конструкция, презумпция является способом нормативно-организационного воздействия на общественные отношения с целью их охраны, упорядочения. Однако в общем процессе регулирования социальной жизни правовыми средствами презумпции выполняют вспомогательную роль, представляя собой дополнения, связки элементов права в систему, увеличивая объем знаний о содержании юридической нормы. В качестве связки элементов права в единую систему презумпции как средство юридической техники обеспечивают согласованность статей УК РФ между собой, связь уголовного закона с законодательством других отраслей права, что приводит к определенной стабильности правовой системы.

Эту же особую роль в праве, по мнению диссертанта, выполняют и фикции. Генезисом фикции является стремление законодателя тем или иным способом урегулировать какое-либо общественное отношение. Способ, с помощью которого достигается урегулированность, является фиктивным, ибо закрепляет несуществующее. При этом необходимо иметь в виду, во-первых, предметом фиктивных отношений являются общественные отношения, нуждающиеся в правовом регулировании- во-вторых, правовыми средствами требуется закрепить такое положение, которое лишено истинности с момента установления необходимости обличения его в правовую форму- в-третьих, законодатель, вычленяя определенные жизненные обстоятельства, которым необходимо придать свойства юридического факта, чтобы признать за ним силу общеобязательного предписания, знает о вы-мышленности этого положения. Фиктивный характер предписания определяется ложностью его содержания, а не внешней формы, в которую облекается норма права (как это указывалось в литературе). Ложность содержания выражается: 1) в представлении о существовании факта (события, состояния), который не существует или существует в другом виде- 2) в представлении о существовании факта, не доказанного с достаточностью, но предполагаемого- 3) в представлении о факте, выражающемся в трактовке другого известного факта, эквивалентного первому- 4) в представлении о факте как несуществующем в то время, как он существует. Будучи закрепленным в законе, ложное представление приобретает силу общеобязательного предписания и в значительной степени предопределяет специфику законотворческого средства, именуемого фикцией, с помощью которой обеспечивается определенная стабильность правового регулирования в ситуации невосполнимой неизвестности или неразрешимой известности, когда они остаются за пределами стихийного регулирования.

Определяя фикцию как правовое средство, дополняющее всю композицию права, связывающее все его элементы в единую целостность и делающее систему уголовного права более простой и экономной, в диссертации обосновывается целесообразность их деления на виды в зависимости от проявления в различных институтах: 1) фикции в конструкциях понятия преступления и его состава- 2) фикции в законодательной регламентации освобождения от уголовной ответственности- 3) фикции в законодательной регламентации назначения наказания- освобождения от отбывания наказания и других правовых последствий.

Исследуя проблему законотворческих погрешностей в уголовном праве, автор приходит к выводу, что любые ошибки, допущенные в сфере правотворчества, могут быть поименованы юридическими ошибками безотносительно к тому, нарушены ли законы логики или правила грамматики. И те, и другие являются правилами, приемами, средствами законодательной техники и их несоблюдение следует считать причиной юридических ошибок. Анализируя совокупность правил, приемов и средств, которые составляют наиболее важные аспекты содержания законодательной техники, автор предлагает классифицировать законодательные погрешности по видам нарушенных правил (требований) на праксеологиче-ские, логические и лексико-грамматические. Основная праксеологическая схема анализа включает: 1) накопление знаний о предмете законодательной регуляции- 2) типологию действий по разработке нормативных систем- 3) критику действий с точки зрения их технических достоинств и критику методов, применяющихся в этих действиях- 4) струюуру законотворческого процесса (от подготовки концепции нормативного акта до принятия закона) — 5) построение системы категорий (понятий). В числе свойств нормативного акта, обеспечиваемых праксеологией -его нормативность, общеобязательность, полнота и конкретность правового регулирования, соответствие норм закономерностям и потребностям общественного развития.

Лексико-грамматические правила обеспечивают ясность и доступность языка закона, точность и определенность терминов и формулировок, а законы логики — логическую непротиворечивость и формальную определенность актов. Логическая природа нормы права предопределяет и логические ошибки в законотворчестве (алогизмы), в основе которых лежат нарушения законов, правил логики и логических операций. Алогизмы соответствуют видам требований, которые обеспечивают логическую правильность закона. В силу этого их можно делить на алогизмы, допускаемые вследствие нарушения требований логической правильности, предъявляемых к образованию логических элементов (гипотезы, диспозиции, санкции) и алогизмы, нарушающие требования к связям логических элементов в законе. Алогизмы, нарушающие требования правильности логических элементов, их образования и структуры, подразделяют на логические ошибки в выборе и использовании деонтических модальностей (логической конструкции нормы права) при формулировании закона: ошибки в нормативных высказываниях (суждениях) и алогизмы в определении понятий: несоразмерность определений, формулируемых в законе- тавтология- определение неизвестного через неизвестное- нарушение требований непротиворечивости предписаний, определенность закона.

Исходя из этой системы координат создания нормативных актов, в работе на основе анализа судебной статистики Центрального Черноземья и мнения правоприменителей, порошенных по специально разработанной анкете обосновывается суждение о необходимости устранения законотворческих погрешностей путем изменений и дополнений ч.2 ст. 9, ст. 15, 18, 19, 26, 41, ч.2 ст. 35, ч. 3,5,7 ст. 79 и др. статей Общей части УК РФ, а также о необходимости совершенствования конструкций ч.2 ст. 105, ст. 110,113,117,ч.1 ст. 121 ич.1 и2ст. 122, ст. 126и 127,127−1 и 127−2, 126 и 206, ст. 128,137, 140, 145, 148, 150, 153, 155,158, 162,163, 166. 171, 172, 176, 180, 183, 205, 214, 193, 196, 318, 321, 333, 334 Особенной части УК и о формулировании новых составов, предусматривающих уголовную ответственность за фрикерство, хакерство и другие действия.

Таковы наиболее существенные результаты диссертационного исследования, которое с учетом научного и практического значения, новизны и актуальности выносятся на защиту. Исследование вносит определенный вклад в создание теории законодательной техники уголовного права, в разработку теоретических положений, научных выводов и практических рекомендаций по совершенствованию действующего уголовного законодательства и повышению его эффективности на практике.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава I. Методологические, исторические и теоретические предпосылки познания юридической техники.

§ 1. Методы изучения юридической техники

§ 2. Становление и развитие уголовного законодательства и юридической техники

§ 3. Теоретическая концепция юридической техники '

Глава 11. Уголовное право, законотворчество и законодательная техника.

§ 1. Уголовное правотворчество

§ 2. Законотворческий процесс (уголовное законотворчество)

§ 3. Законодательная техника и ее роль в законотворчестве

Глава III. Общие условия законотворчества и средства законодательной техники уголовного права.

§ 1. Принципы (основные правила) законотворчества

§ 2. Средства, приемы и правила законодательной техники

§ 3. Юридические конструкции как средство законодательной техники уголовного закона

Глава IV. Типология уголовно-правовых средств законотворчества.

§ 1. Уголовно-правовые акты как типичное средство законодательной техники и их классификация

§ 2. Примечание как нетипичное средство уголовного законотворчества, их классификация

§ 3. Презумпции в уголовном праве, их значение и классификация

§ 4. Фикции в уголовном праве, их значение и классификация

Глава V. Проблемы законотворческих ошибок в уголовном праве

§ 1. Понятие и общая характеристика законотворческих ошибок

§ 2. Законотворческие ошибки в Общей части

Уголовного кодекса РФ

§ 3. Законотворческие ошибки в Особенной части

Уголовного кодекса РФ

Список литературы

1. Законодательство. Судебная практика.

2. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года. М.: Издательская группа НОРМА — ИНФРА М, 1998. -80с.

3. Уголовный кодекс Российской Федерации. М.: Изд-во ОМЕГА -Л, 2005.- 176с.

4. Уголовный кодекс РСФСР. М.: Юрид. лит., 1994. — 224с.

5. Уголовно процессуальный кодекс Российской Федерации. — М.: Юрайт-Издат, 2005. — 267с.

6. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях.- М.: Омега-Л, 2003. 256с.

7. Уголовный Кодекс Республики Беларусь. СПб.: Юридич. центр Пресс, 2001. -474 с.

8. Уголовный Кодекс Республики Казахстан. СПб.: Центр- пресс, 2001. -466 с.

9. Уголовный Кодекс Республики Узбекистан. СПб.: Юридич. центр Пресс, 2001. -262 с.

10. Уголовный кодекс Республики Болгария / науч. ред. А. И. Лукашов. -Минск: Тесей, 2000.- 191 с.

11. Уголовный Кодекс Республики Польша / под. общ. ред. Н. Ф. Кузнецовой.- Минск: Тесей, 1998. 128 с.

12. И. Уголовный Кодекс ФРГ. М.: Юридический колледж МГУ, 1996. — 190 с.

13. Уголовный Кодекс Швейцарии / научн. ред. Н. Ф. Кузнецова. М.: Зерца-ло-М, 2001.- 136 с.

14. Уголовный Кодекс Швеции. М.: Изд-во Моск. гос. ун-та, 2000. — 167 с.

15. Уголовный кодекс Эстонской Республики. СПб.: Центр-пресс, 2001. -262 с.

16. Уголовное право США: Сб. норм. актов / под ред. Здравомыслова Б. В. и др. М.: Юрид. лит., 1966. — 560 с.

17. О международных договорах Российской Федерации: Федер. закон от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации.- 1995. -№ 29. -Ст. 2757.

18. О дополнении Уголовного кодекса Российской Федерации статьей 215. 1: Федер. закон от 27 мая 1998 г. № 77-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1998. — № 22. — Ст. 2332.

19. О внесении изменений и дополнений в Уголовный Кодекс Российской Федерации: Федер. закон от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1998. — № 26. — Ст. 3012.

20. О борьбе с терроризмом: Федер. закон от 25 июля 1998 г. № 130-Ф3 (в ред. от 7. 03. 05) // Собр. законодательства Рос. Федерации.- 1998. № 31. -Ст. 3808.

21. О внесении изменений и дополнений в статью 126 Уголовного кодекса Российской Федерации: Федер. закон от 9 февраля 1999 г. № 24-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1999. — № 7. — Ст. 871.

22. О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации: Федер. закон от 9 февраля 1999 г. № 26-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1999. — № 7. — Ст. 873.

23. О дополнении Уголовного кодекса Российской Федерации статьей 145. 1: Федер. закон от 15 марта 1999 г. № 48-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации.- 1999. -№ 11. -Ст. 1255.

24. О внесении изменений в статью 237 Уголовного кодекса Российской Федерации: Федер. закон от 18 марта 1999 г. № 50-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1999. — № 12. — Ст. 1407.

25. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации: Федер. закон от 9 июля 1999 г. № 156-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1999. — № 28. — Ст. 3489.

26. О внесении изменений и дополнений в статью 238 Уголовного кодекса Российской Федерации: Федер. закон от 9 июля 1999 г. № 157-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1999. — № 28. — Ст. 3490.

27. О внесении дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации и дополнений и изменения в статью 126 Уголовного кодекса Российской Федерации: Федер. закон от 9 июля 1999 г. № 158-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1999. — № 28. — Ст. 3491.

28. О внесении дополнений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР: Федер. закон от 19 июня 2001 г. № 83-Ф3 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2001. -№ 26. — Ст. 2587.

29. О внесении изменения в статью 355 Уголовного кодекса Российской Федерации: Федер. закон от 19 июня 2001 г. № 84-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2001. — № 26. — Ст. 2588.

30. О внесении дополнений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР: Федер. закон от 17 ноября 2001 г. № 144-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. -2001. -№ 47. -Ст. 4404.

31. О внесении изменения в статью 326 Уголовного кодекса Российской Федерации: Федер. закон от 17 ноября 2001 г. № 145-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2001. — № 47. — Ст. 4405.

32. О внесении изменений и дополнения в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР: Федер. закон от 29 декабря 2001 г. № 192-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. -2001. -№ 53 (4.1.). -Ст. 5028.

33. О внесении изменения в статью 37 Уголовного кодекса Российской Федерации: Федер. закон от 14 марта 2002 г. № 29-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. — № 11. — Ст. 1021.

34. О внесении изменений в статьи 225 и 226 Уголовного кодекса Российской Федерации: Федер. закон от 7 мая 2002 г. № 48-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. — № 19. — Ст. 1793.

35. О внесении изменений в статьи 188 и 189 Уголовного кодекса Российской Федерации: Федер. закон от 7 мая 2002 г. № 50-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. — № 19. — Ст. 1795.

36. О внесении изменений в статьи 169 и 171 Уголовного кодекса Российской Федерации: Федер. закон от 25 июня 2002 г. № 72-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. — № 26. — Ст. 2518.

37. О внесении изменений и Дополнений в законодательные акты Российской Федерации: Федер. закон от 24 июля 2002 г. № ЮЗ-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. — № 30. — Ст. 3020.

38. О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации: Федер. закон от 11 марта 2003 г. № ЗО-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2003. — № 11. — Ст. 954.

39. О внесении изменения в статью 146 Уголовного кодекса Российской Федерации: Федер. закон от 8 апреля 2003 г. № 45-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2003. — № 15. — Ст. 1304.

40. О внесении изменений в статью 322 Уголовного кодекса Российской Федерации: Федер. закон от 4 июля 2003 г. № 98-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2003. — № 27 (4. 2). — Ст. 2712.

41. О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации: Федер. закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2003. — № 50. — Ст. 4848.

42. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации: Федер. закон от 21 июля 2004 г. № 73-Ф3 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2004. — № 30. — Ст. 3091.

43. О внесении изменений в статьи 57 и 205 Уголовного кодекса Российской Федерации: Федер. закон от 21 июля 2004 г. № 74-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2004. — № 30. — Ст. 3092.

44. О внесении изменений в статью 74 Уголовного кодекса Российской Федерации: Федер. закон от 26 июля 2004 г. № 78-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2004. — № 30. — Ст. 3096.

45. О внесении изменений в статьи 253 и 256 Уголовного кодекса Российской Федерации: Федер. закон от 28 декабря 2004 г. № 175-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2005. — № 1 (4. 1). — Ст. 1.

46. О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях:

47. Федер. закон от 28 декабря 2004 г. № 187-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2005. — № 1 (4. 1). — Ст. 13.

48. О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации о выборах и референдумах и иные законодательные акты Российской Федерации: Федер. закон от 21 июля 2005 г. № 93-Ф3 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. — № 30 (ч. 1). — Ст. 3104.

49. Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин от 18 декабря 1979 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1982. -№ 25. — Ст. 464.

50. Конвенция о неприменении срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества от 26 ноября 1968 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. -1971. № 2. — Ст. 18.

51. Основные принципы формирования материалов Свода законов СССР (приложение № 2 к Постановлению Ц К КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета министров СССР) // Ведомости Верховного Совета СССР. 1978. -№ 15. -Ст. 239.

52. О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ): постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации № 1 от 27 января 1999 г. // Судебная практика по уголовным делам / Сост. Г. А. Есаков. -М.: Т К Велби, Изд-во Проспект, 2005. С. 135−139.

53. О практике назначения судами уголовного наказания: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 40 от 11 июня 1999 г. // Судебная практика по уголовным делам / Сост. Г. А. Есаков. М.: Т К Велби, Изд-во Проспект, 2005. — С. 140−147.

54. О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 29 от 27 декабря 2002 г. // Судебная практика по уголовным делам / Сост. Г. А. Есаков. -М.: Т К Велби, Изд-во Проспект, 2005. С. 168−174.

55. Постановление Президиума Верховного Суда Р Ф по делу Соколова и Крылова // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. -№ 4. -С. 6−7.

56. Определение Военной коллегии Верховного Суда Р Ф по делу Новикова и Титова // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. -№ 4. -С. 7−8.

57. Декрет СНК № 1 & laquo-О суде& raquo- от 24 ноября 1917 г. // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917−1952 гг. / Под ред. И. Т. Голякова. -М.: Госюриздат, 1953. С. 4−6.

58. Декрет СНК № 2 & laquo-О суде& raquo- от 7 марта 1918 г. // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917−1952 гг. / Под ред. И. Т. Голякова. -М.: Госюриздат, 1953. С. 10−11.

59. Руководящие начала по уголовному праву РСФСР // утвержденные постановлением НКЮ от 12 декабря 1919 г. // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917−1952 гг. / Под ред. И. Т. Голякова. М.: Госюриздат, 1953. — С. 12−14.

60. Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССр и РСФСР 1917−1952 гг. / Под ред. И. Т. Голякова. М.: Госюриздат, 1953. — С. 24−127.

61. Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917−1952 гг. / Под ред. И. Т. Голякова. М.: Госюриздат, 1953. -С. 15−23.

62. Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССр и РСФСР 1917−1952 гг. / Под ред. И. Т. Голякова. М.: Госюриздат, 1953. С. 348−472.

63. Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик от 25 декабря 1958 г. // Свод законов СССР. Т. 10. — С. 502−525.

64. Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1991 г. // Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. — № 30. — Ст. 862.

65. Свод законов Российской империи. Т.1. 4. 1−2. СПб., 1906.

66. Свод замечаний на проект Особенной части уголовного уложения, выработанный редакционной комиссией (Замечания на главы проекта о повреждении и похищении имущества). СПб., 1890. Т.4. С. 357.

67. Действующее международное право: в 3 т. / МИД РФ, МГИМО, Моск. независ, ин-т междунар. права- / Сост. Ю. М. Колосов, Э. С. Кривчикова. -М.: Междунар. отношения, 1996. — 858 с.

68. Дигесты Юстиниана / Перевод с латинского. Отв. ред. Л. Л. Кофанов. -М.: & laquo-Статут»-, 2002. — 584 с.

69. Наказ ея императорского величества Екатерины Второй самодержицы всероссийская, данный комиссии о сочинении проекта нового уложения, с принадлежащими к тому приложениями. СПб., 1776. С. 61,158−161.

70. Российское законодательство Х-ХХ вв. В 9 т. / Под общ. ред. О. И. Чистякова. Т. 4: Законодательство периода становления абсолютизма. — М.: Юрид. лит., 1986. -512 с.

71. Российское законодательство Х-ХХ вв. (Текст и коммент.) В 9 т. / Под общ. ред. О. И. Чистякова. Т. 9: Законодательство эпохи буржуазно демократических революций. — М.: Юрид. лит., 1994. — 351с.

72. Конвенция о психотропных веществах от 21 февраля 1971 г. // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. 35. М., 1981. — С. 416−434.

73. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. 1917−1952гг. / Под ред. И. Т. Голякова. М.: Госюриздат, 1953. -838 с.

74. Справочник по подготовке и оформлению официальных документов ГПУ Президента Р Ф. М.: Юрид. лит., 1995. 348 с.

75. О мерах по выполнению резолюции Совета безопасности ООН № 1373 от 28 сентября 2001 г.: Указ Президента Р Ф от 10 января 2002 г. № 6 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. — № 2. — Ст. 137.

76. Форма № 10.1 отчетности Судебного департамента при Верховном Суде Р Ф за 2001 г.

77. Форма № 10.1 отчетности Судебного Департамента при Верховном Суде Р Ф за 2002 г.

78. Форма № 10.1 отчетности Судебного Департамента при Верховном Суде Р Ф за 2003 г.

79. Форма № 10.1 отчетности Судебного Департамента при Верховном Суде Р Ф за 2004 г.

80. Форма № 10.1 отчетности Судебного Департамента при Верховном Суде Р Ф за 2005 г.

81. Архив Воронежского областного суда 2001- 2005 г.1. Книги (монографии)

82. Абдильдин Ж. М. Диалектика Канта / Ж. М. Абильдин. Алма -Ата: & laquo-Казахстан»-, 1974. — 157 с.

83. Алексеев С. С. Восхождение к праву. Поиски и решения / С. С. Алексеев -М.: Норма, 2001. -748 с.

84. Алексеев С. С. Государство и право: Начальный курс / С. С. Алексеев М.: Юрид. лит., 1993.- 175 с.

85. Алексеев С. С. Государство и право: Начальный курс: учебник-конспект / С. С. Алексеев. М.: Юрид. лит., 1996. — 190 с.

86. Алексеев С. С. Общая теория права: Курс лекций. В двух томах / С. С. Алексеев. М.: Юрид. лит., 1982. — 359 с.

87. Алексеев С. С. Общая теория социалистического права: учеб. пособие / С. С. Алексеев. Свердловск: Сверд. юрид. ин-т, 1963. — 226 с.

88. Алексеев С. С. Проблемы теории и права, курс лекций. В 2-х томах / С. С. Алексеев. Свердловск: Свердл. юрид. ин-т, 1973. — Т.2 — 401 с.

89. Алексеев С. С. Структура советского права / С. С. Алексеев. М.: Юрид. лит., 1975. -263 с.

90. Алексеев С. С. Теория права: Для юрид. вузов. / С. С. Алексеев. 2-е изд., перераб. и доп.- М: БЕК, 1995 — 311с.

91. Ю. Аликперов Х. Д. Виды норм уголовного законодательства, допускающих компромисс в борьбе с преступностью / X. Аликперов. Баку. — 1992. — 41 с.

92. Андреев И. Д. Проблемы логики и методологии познания / И. Д. Андреев. -М.: «Высш. школа», 1972. 343 с.

93. Антропов В. Г. Правовая логика: структура правовой нормы / В. Г. Антропов. Волгоград: Изд-во Волгогр. ун-та, 1999. — 253 с.

94. Бабаев В. К. Презумпции в советском праве: учеб. пособие / В. К. Бабаев. -Горький: МВД СССР Горьковская высшая школа, 1974. 124 с.

95. Н. Бабаев В. К. Советское право как логическая система: учеб. пособие / В. К. Бабаев. М.: Акад. МВД СССР, 1978. — 211 с.

96. Бабаев В. К. Теория современного советского права / В. К. Бабаев. Н. Новгород: Академия МВД, 1991. — 211 с.

97. Бажанов М. И. Назначение наказания по советскому уголовному праву / М. И. Бажанов Киев: Вища школа, 1980. — 216 с.

98. Баранов A.M. Процессуальные ошибки, совершаемые на этапе окончания предварительного следствия, и способы их исправления / А. М. Баранов. -Омск: Омская академия МВД России, 1996. 192 с.

99. Баранов В. М. Истинность норм советского права. Проблемы теории и практики / В. М. Баранов. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1989. — 397 с.

100. Бентам И. Тактика законодательных собраний / И. Бентам. Пер. с англ. -СПб., 1907. -283 с.

101. Богишич В. В. О технических терминах / В. В. Богишич. СПб.: Типо. лит. А. Розена, 1890.- 146 с.

102. Бородин C.B. Преступления против жизни / C.B. Бородин. М.: Юрист, 1999. -356с.

103. Брайнин Я. М. Уголовная ответственность и ее основания в советском уголовном праве / Я. М. Брайнин. М.: Юрид. лит., 1963. — 275 с.

104. Брайнин Я. М. Уголовный закон и его применение / Я. М. Брайнин. М.: Юрид. лит., 1967. -240 с.

105. Брауде И. Л. Очерки законодательной техники / И. Л. Брауде. М.: Госюр-издат, 1958. -253 с.

106. Бурлаков В. Н. Личность преступника и назначение наказания: учеб. пособие / В. Н. Бурлаков Л.: ЛГУ, 1986. — 88 с.

107. Васильев H.B. Принципы советского уголовного права / Н. В. Васильев. -М.: Юрид. лит., 1983. -60 с.

108. Владимиров JI.E. Правовое творчество / Л. Е. Владимиров. М.: Типо-лит. А. И. Мамонтова и Ко, 1905. — 273 с.

109. Владимирский Буданов М. Ф. Обзор истории русского права / М. Ф. Владимирский — Буданов. — Ростов-н/Дону: Феникс, 1995. — 639 с.

110. Власенко H.A. Коллизионные нормы в Советском уголовном праве / H.A. Власенко. Иркутск: Изд-во Ирк. ун-та, 1984. — 99 с.

111. Власенко H.A. Основы законодательной техники: практ. руководство / H.A. Власенко. Иркутск: Вост.- сибирское кн. изд-во, 1995. — 52 с.

112. Власенко H.A. Язык права / Н. А. Власенко. Иркутск: Вост.- сибирское кн. изд-во, 1997.- 173 с.

113. Войшвилло Е. К. Логика: Учебник для студ. вузов / Е. К. Войшвилло, Н. Г. Дегтярев. М.: ВладосПресс, 2001. — 527 с.

114. Войшвилло Е. К. Понятие как форма мышления: Логико-гносеологический анализ / Е. К. Войшвилло. М.: Изд-во МГУ, 1989. — 238 с.

115. Волженкин Б. В. Уголовная ответственность юридических лиц / Б.В. Вол-женкин. СПб.: Юридический центр Пресс, 1998. — 246 с.

116. Волженкин Б. В. Экономические преступления / Б. В. Волженкин. СПб.: Юридический центр Пресс, 1999. — 296 с.

117. Вопросы методики подготовки законопроектов. Проблемы законотворчества РФ. М.: Наука, 1993. — 319 с.

118. Гаухман Л. Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика / Л. Д. Гаухман. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: АО & laquo-Центр ЮрИнфоР& raquo-, 2003. -448 с.

119. Гегель Г. В. Философия права / Г. В. Гегель. М.: Мысль, 1990. — 562 с.

120. Герцензон A.A. Понятие преступления в советском уголовном праве / A.A. Герцензон. М.: Госюриздат, 1955. — 93 с.

121. Герцензон A.A. Уголовное право: Часть Общая / A.A. Герцензон. М.: Юрид. лит., 1948. -496 с.

122. Голунский С. А. Теория государства и права: учебник для юрид. вузов / С. А. Голунский, М. С. Строгович. М.: Юрид. лит., 1940. — 303 с.

123. Гринберг М. С. Проблема производственного риска в уголовном праве / М. С. Гринберг. М.: Госюриздат, 1963. — 132 с.

124. Давид Рене Основные правовые системы современности / Пер. с фр. и вступ. ст. В. А. Туманова. М.: Прогресс, 1988. — 495с.

125. Дементьев С. И. Уголовное наказание: содержание, виды, назначение и исполнение / С. И. Дементьев, P.A. Дьяченко, А. И. Трахов. Краснодар: Кубан. ун-т, 2000. -381 с.

126. Демидов Ю. А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве / Ю. А. Демидов.- М.: Юрид. лит., 1975.- 182 с.

127. Дормидонтов Г. Ф. Классификация явлений юридического быта, относимых к случаям применения фикций. Ч.1.: Юридические фикции и презумпции / Г. Ф. Дормидонтов.- Казань: Типо-лит. Имп. ун-та, 1895. 185 с.

128. Дурманов Н. Д. Понятие преступления / Н. Д. Дурманов.- М.- Л.: Изд-во Ак. наук СССР, 1948. -312 с.

129. Дурманов Н. Д. Советский уголовный закон / Н. Д. Дурманов.- М.: Изд-во Моск. ун-та, 1967. 319 с.

130. Дурманов Н. Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву / Н. Д. Дурманов.- М.: Гос. издат. юрид. лит., 1955. 210 с. 51. Дурманов Н. Д. Учение об уголовном законе // Курс советского уголовного права. М.: Наука, 1970. Т. 1. — С. 52 — 158 с.

131. Дуюнов В. К. Проблемы уголовного наказания в теории, законодательстве и судебной практике / В. К. Дуюнов. Курск: Монография, 2000. — 504 с.

132. Дюрягин И. Я. Нормы советского права // Теория государства и права / Под ред. С. С. Алексеева. М.: Юрид. лит., 1982. С. 238−266. (В СТАТЬИ)

133. Зиновьев A.A. Основы логических теорий научных знаний / Отв. ред. П. В. Таванец. М.: Наука, 1967. — 259 с.

134. Ивлев Ю. В. Логика: учеб. для вузов / Ю. В. Ивлев. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Логос, 1997. -210 с.

135. Иеринг Р. Дух римского права на различных ступенях его развития: Пер. с 3-го испр. немец, издания / Р. Иеринг. СПб.: Тип. В. Безобразова и Ко, 1875. -4.1. — 321 с.

136. Иеринг Р. Юридическая техника / Пер. с нем. СПб.: Типо. лит. А Розена, 1905.- 105 с.

137. Ильин И. А. Собрание сочинений / И. А. Ильин. Сост., коммент. Ю. Т. Лисицы. В 10 т. М.: Рус книга, 1994. Т.4. — 620 с.

138. Иногамова Хегай Л. В. Конкуренция норм уголовного права / Л.В. Ино-гамова-Хегай, — М.: Юристъ, 1999. — 288 с.

139. История российского уголовного законодательства XX века (Общая часть) / Под ред Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 1999. — 472 с.

140. Казимирчук В. П. Право и методы его изучения / В. П. Казимирчук.- М.: Юрид. лит., 1965. -204 с.

141. Как готовить законы (научно- практический комментарий) / Ю. А. Тихомиров, A.C. Пиголкин, Т. Н. Рахманина. М.: СПАРК, 1997. — 270 с.

142. Каминская В. И. Учение о правовых презумпциях в уголовном процессе / В. И. Каминская.- М. -Л.: Госюриздат, 1948. 342 с.

143. Карпец И. И. Наказание: Социальные, правовые и криминологические проблемы / И. И. Карпец.- М.: Юрид. лит, 1973. 287 с.

144. Келина С. Г. Советский уголовный закон / С. Г. Келина. М.: Госюриздат, 1961.- 146 с.

145. Келина С. Г. Принципы советского уголовного права / Г. С. Келина, В. Н. Кудрявцев. М.: Наука, 1988. — 173с.

146. Керимов Д. А. Законодательная техника: науч.- метод, и учеб. пособие / Д. А. Керимов.- М.: Издат. группа НОРМА-ИНФРА М, 1998. 121 с.

147. Керимов Д. А. Кодификация и законодательная техника / Д. А. Керимов. -М.: Госюриздат, 1962. 104 с.

148. Керимов Д. А. Культура и техника законотворчества / Д. А. Керимов. М.: Юрид. лит., 1991.- 158 с.

149. Керимов Д. А. Свобода, право и законность в социалистическом обществе / Д. А. Керимов. М.: Госюриздат, 1960. — 217 с.

150. Керимов Д. А. Философские проблемы права / Д. А. Керимов.- М.: Мысль, 1972. -472 с.

151. Кириченко В. Ф. Значение ошибки по советскому уголовному праву / В. Ф. Кириченко. М., 1962. 96 с.

152. Кленова Т. В. Кодификация и текущее уголовно-правовое регулирование: пособие к спецкурсу / Т. В. Кленова. Самара: Самар. ун-т, 1995.- 73 с.

153. Кленова Т. В. Основы теории кодификации уголовно правовых норм / Т. В. Кленова. — Самара: Изд. & laquo-Самарский университет& raquo-, 2001. — 244 с.

154. Ключевский В. О. Сочинения / В. О. Ключевский. М., 1887. — Т.1. Лекция XIII. -С. 214−231.

155. Ковалев М. И. Криминология и уголовная политика: учеб. пособие / М. И. Ковалев, Ю. А. Воронин. Свердловск: УрГУ, 1980. — 58 с.

156. Ковалев М. И. Советское уголовное право. Курс лекций / М. И. Ковалев. -Вып.2. Советский уголовный закон. Свердловск, 1974. — 226 с.

157. Ковалев М. И. Советское уголовное право. Советский уголовный закон / М. И. Ковалев. Вып.2. — Свердловск, 1974. — 226 с.

158. Ковачев Д. А. Механизм правотворчества социалистического государства. Вопросы теории / Д. А. Ковачев. М.: Юрид. лит., 1977. — 135 с.

159. Коган В. М. Логико-юридическая структура советского уголовного закона / В. М. Коган. Алма-Ата: Казахстан, 1966. — 82 с.

160. Коган В. М. Социальный механизм уголовно-правового воздействия / В. М. Коган. М.: Изд-во & laquo-Наука»-, 1983. — 183 с.

161. Козюбра Н. И. Социалистическое право и общественное сознание / Н. И. Козюбра. Киев: Наукова думка, 1979. — 207 с.

162. Кокорев Л. Д. Уголовный процесс: доказательства и доказывание / Л. Д. Кокорев, Н. П. Кузнецов. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1995. — 272 с.

163. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. Ю. И. Скуратова и В. М. Лебедева. М.: ИНФРА-М-НОРМА, 1996. — 814 с.

164. Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А. В. Наумов. М.: Юрист, 1996. — 824 с.

165. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева. М.: ИНФРА — M — НОРМА, 1996. -814 с.

166. Комментарий к Уголовному Кодексу Р Ф / Под ред. О. Ф. Шишова. М.: Новая волна, 1998. — 567 с.

167. Коняхин В. П. Теоретические основы построения Общей части российского уголовного права/ В. П. Коняхин.- СПб.: Юрид. центр Пресс, 2002. 346 с.

168. Копнин П. В. Гносеологические и логические основы науки / П. В. Копнин. М.: Мысль, 1974. -568 с.

169. Коржанский Н. И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны / Н. И. Коржанский. М.: Изд-во Акад. МВД СССР, 1980. — 248 с.

170. Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права / Н. М. Коркунов. СПб.: Книгоизд-во & laquo-Просвещение»-, 1883. — 723 с.

171. Кругликов JI. JL Дифференциация ответственности в уголовном праве / JI. JI. Кругликов, A.B. Васильевский. СПб.: Издательство & laquo-Юридический центр Пресс& raquo-, 2003. — 298 с.

172. Кругликов JI. JI. Презумпции в уголовном праве / Кругликов JI. JL, Ю. Г. Зуев. Ярославль: Яросл. гос. ун-т, 2000. — 160 с.

173. Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений / В. Н. Кудрявцев. М.: Юрид. лит., 1972. — 352 с.

174. Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений / В. Н. Кудрявцев. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Юрист, 2004. — 301 с.

175. Кудрявцев В. Н. Объективная сторона преступления / В. Н. Кудрявцев. -М.: Госюриздат, 1960. 244 с.

176. Кудрявцев В. Н. Право и поведение / В. Н. Кудрявцев. М.: Юрид. лит., 1978.- 191 с.

177. Кудрявцев В. Н. Причинность в криминологии (О структуре индивидуального преступного поведения) / В. Н. Кудрявцев. М.: Юрид. лит., 1968. -175 с.

178. Кудрявцев В. Н. Причины правонарушений / В. Н. Кудрявцев. М.: Наука, 1976. -286 с.

179. Кудрявцев В. Н. Теоретические основы квалификации преступлений / В. Н. Кудрявцев. М.: Госюриздат, 1963. — 324 с.

180. Кузнецова Н. Ф. Значение преступных последствий для уголовной ответственности / Н. Ф. Кузнецова. М.: Госюриздат, 1958. — 218 с.

181. Кузнецова Н. Ф. Преступление и преступность / Н. Ф. Кузнецова. М.: Изд-во Моск. ун-та., 1969. — 232 с.

182. Курс российского уголовного права. Общая часть: учебник / под ред. В. Н. Кудрявцева, A.B. Наумова. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Спарк, 2000. -478 с.

183. Курс советского уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении. Учебник для вузов/ Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М.: ИКД «Зерцало-М», 2002. — 624 с.

184. Курс советского уголовного права. Часть Общая / отв. ред. проф. H.A. Беляев, проф. М. Д. Шаргородский. Т.1. — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1968. -646 с.

185. Курс советского уголовного права: В 6 т. / редкол. A.A. Пионтковский, П. С. Ромашин, В. М. Чхиквадзе. М.: Наука, 1971. — Т.6. — 559 с.

186. Курс советского уголовного права: Часть Общая: В 6-ти т. / Под ред. A.A. Пионтковского. М.: Наука, 1970, — Т. 1. — 311 с.

187. Лазарев В. В. Пробелы в праве и пути их устранения / В. В. Лазарев. М.: Юрид. лит., 1977.- 184 с.

188. Лейст О. Э. Санкции в советском праве / О. Э. Лейст. М.: Госюриздат, 1962. -239 с.

189. Либус H.A. Презумпция невиновности в советском уголовном процессе / H.A. Либус. Ташкент: Узбекистан, 1981. — 232 с.

190. Лопашенко H.A. Вопросы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности / H.A. Лопашенко. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1997.- 179 с.

191. Лопашенко H.A. Преступления в сфере экономической деятельности: понятие, система, проблемы квалификации и наказания / H.A. Лопашенко. -Саратов: Сарат. гос. акад. права, 1997. -253 с.

192. Лопашенко H.A. Принципы кодификации уголовно-правовых норм / H.A. Лопашенко. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1989. — 95 с.

193. Лопашенко H.A. Российский уголовный закон // Уголовное право Российской Федерации: Общая часть / под ред. P.P. Галиакбарова. Саратов: СВШМВДРФ, 1997. -425 с.

194. Лукич Радомир Д. Методология права / Радомир Д. Лукич. пер. с сер-бохорв. В. М. Кулистикова. — М.: Прогресс, 1981. — 304 с.

195. ЛуневьВ.В. Субъективное вменение/ В. В. Луне?*.- М.: Спарк, 2000. -273с.

196. Люблинский П. И. Техника, толкование и казуистика уголовного кодекса. Пособие к практическим занятиям по уголовному праву / П. И. Люблинский. Петроград: Типо-лит. Руманова, 1917. — 268 с.

197. Ш. Малинова И. П. Философия правотворчества / И. П. Малинова. Екатеринбург: Изд-во «Cricet», 1996. — 247 с.

198. Малков В. П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву / В. П. Малков. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1982. — 174с.

199. Малков В. П. Совокупность преступлений: Вопросы квалификации и назначения наказания/ В. П. Малков. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1974. -307с.

200. Малхазов И. И. Важная гарантия социалистического правосудия / И. И. Малхазов. Ростов-на-Дону: Гос. ун-т, 1961. — 52 с.

201. Марголин А. Д. Из области уголовного права / А. Д. Марголин. Киев: Унив. тип., 1907.- 138 с.

202. Маркс К. К критике гегелевской философии права / К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения. — 2-е изд. — Т.1. -М.: Изд-во полит. лит. — С. 219−368.

203. Маркс К., Энгельс Ф. Вена и Франкфурт / К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения. — 2-е изд. — Т.6. — М.: Изд-во полит. лит. — С. 357−359.

204. Марцев А. И. Общие вопросы учения о преступлении / А. И. Марцев. -Омск: ВШ МВД, 2000. 152 с.

205. Мейер Д. И. О юридических вымыслах и предположениях, скрытых и притворных действиях / Д. И. Мейер. Избранные произведения по гражданскому праву. — М.: АО & laquo-Центр ЮрИнфоР& raquo-, 2003. — С. 52−162.

206. Милюков С. Ф. Российское уголовное законодательство: Опыт критического анализа. Монография / С. Ф. Милюков. СПб.: СПб ИВЭСЭП, 2000. -278 с.

207. Мицкевич A.B. Акты высших органов советского государства. Юридическая природа нормативных актов высших органов государственной власти и управления СССР / А. В. Мицкевич. М.: Юрид. лит., 1967. — 175 с.

208. Монтескье Шарль Луи О духе закона / Сост., пер. и коммент. A.B. Ма-тешук. М.: Мысль, 1999. — 672 с.

209. Мотовиловкер Я. О. О принципах объективной истины, презумпции невиновности и состязательности процесса / Я. О. Мотовиловкер. Ярославль: ЯрГУ, 1978. — 96 с.

210. Муромцев С. А. О консерватизме римской юриспруденции / С. А. Муромцев. -М.: Тип. Мамонтова, 1885. 150 с.

211. Муромцев С. А. Что такое догма права? / С. А. Муромцев. М.: б.т., 1885. -35 с.

212. Мэн Г. С. Древнее право, его связь с древней историей общества и его отношение к новейшим идеям: Перевод с 4-го англ. издания / Г. С. Мэн. -Пер. Н. Белозерская. СПб.: Д. Е. Кожанчиков, 1873. — 320 с.

213. Навроцкий В. О. Теоретические проблемы уголовно-правовой квалификации / В. О. Навроцкий. Киев: Наукова Думка, 1999. — 527 с. (на укр. яз.)

214. Назаров Б. Л. Социалистическое право в системе социальных связей: Развитие взглядов на основные внутр. и внеш. связи соц. права / Б. Л. Назаров. -М.: Юрид. лит., 1976. -311 с.

215. Наумов A.B. Применение уголовно-правовых норм (По материалам следственной и прокурорско-судебной практики) / А. В. Наумов. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1973.- 176 с.

216. Наумов A.B. Российское уголовное право. Курс лекций. В двух томах / A.B. Наумов. М.: Юрид. лит., 2004. — Т.1. — Общая часть. — 496 е., Т.2. -Особенная часть. — 832 с.

217. Научные основы советского правотворчества / Отв. ред. P.O. Халфина. -М.: Наука, 1981. -317 с.

218. Научные основы советского правотворчества / отв. ред. Р. О. Халфина. -М.: Наука, 1981. -317 с.

219. Нашиц А. Правотворчество: Теория и законодательная техника / А. На-шиц. М.: & laquo-Наука»-, 1974. — 348 с.

220. Мб. Недбайло П. Е. Применение советских правовых норм / П. Е. Недбайло. -М.: Юриздат, 1960. 372 с.

221. Незнамова З. А. Коллизии в уголовном праве: Монография / З.А. Назна-мова. Екатеринбург: Изд-во «Cricket», 1994. — 284 с.

222. Нерсесянц B.C. Философия права: учебник для вузов / B.C. Нерсесянц. -М.: ИНФРА-М-НОРМА, 1997. 647 с.

223. Новгородцев П. И. Историческая школа юристов, ее происхождение и судьба: Опыт характеристики основ школы Савиньи в их последовательном развитии / П. И. Новгородцев. М.: Унтивер. Тип., 1896. — 234 с.

224. Новгородцев П. И. Кризис современного правосознания: Введение в философию права: Вып.2 / П. И. Новгородцев. М.: Типо-лит. Т-ва Кушнерев и Ко, 1909. -407 с.

225. Новгородцев П. И. Право и нравственность / П. И. Новгородцев. М.: Типография Т-ва Н. П. Кушнерев и К., 1900. — 96 с.

226. Общая теория государства и права: Акад. курс: В 2-х т. / Под ред. М. Н. Марченко. -М.: Юристъ, 2000. Т.1. — 1998. — 620 е.- Т.2. -2000. — 620 с.

227. Общая теория права / Под общ. ред. А. С. Пиголкина. М.: Изд-во МГТУ, 1995. -383 с.

228. Общая теория права: Курс лекций / Под общ. ред. В. К. Бабаева. Ниж. Новгород: М-во внутр. дел РФ, Нижегород. высш. шк., 1993. — 544 с. 155. 0йгензихт В. А. Презумпции в советском гражданском праве / В.А. Ой-гензихт. Душанбе: Ирфон, 1976. — 190 с.

229. Осипов П. П. Теоретические основы построения и применения уголовно-правовых санкций: (Аксиологические аспекты). / П. П. Осипов. Л.: Изд-во ленингр. ун-та., 1976. — 135 с.

230. Пашкявичус В. А. Применение математических и кибернетических средств в правовых исследованиях / В. А. Пашкявичус. Вильнюс, 1974. -512 с.

231. Пиголкин A.C. Подготовка проектов нормативно-правовых актов в СССР / A.C. Пиголкин. М.: Юрид. лит., 1968. — 167 с.

232. Пиголкин A.C. Подготовка проектов нормативных актов: Организация и методика / A.C. Пиголкин. М.: Юрид. лит., 1968. — 167 с.

233. Пиголкин A.C. Проблемы систематизации законодательства Российской Федерации // Закон: создание и толкование / под ред. A.C. Пиголкина. М.: Спарк, 1998. -283с.

234. Пионтковский A.A. Учение о преступлении по советскому уголовному праву / A.A. Пионтковский. М.: Госюриздат, 1961. — 468 с.

235. Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права / И. А. Покровский. М.: Статут, 1998. — 352 с.

236. Поленина C.B. Законотворчество в Российской Федерации / C.B. Поле-нина. М.: Юрид. лит., 1996. — 146 с.

237. Поленина C.B. Качество закона и эффективность законодательства / C.B. Поленина. М.: Наука, 1993. — 205 с.

238. Поленина C.B. Теоретические проблемы системы советского законодательства / C.B. Поленина. М.: Наука, 1979. — 205 с.

239. Правовая информация / отв. ред. А. Ф. Шебанов и др. М.: Наука, 1974. -158 с.

240. Правотворчество в СССР / под ред. A.B. Мицкевича. М.: Юрид. лит., 1974. -319 с.

241. Развитие русского права в XV-первой половине XVIIb. / отв. ред. B.C. Нерсесянц. М.: Наука, 1986. — 287 с.

242. Развитие русского права второй половины XVII XVIII вв. / отв. ред. Е. А. Скрипилев. — М.: Наука, 1992. — 307 с.

243. Развитие русского уголовного права в первой полов

Заполнить форму текущей работой