Анализ юридических признаков преступления, предусмотренного уголовным Кодексом Российской Федерации

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Уголовно-правовая характеристика преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ

1.1 Состав преступления

1.2 Особенности квалификации преступления

Глава 2. Проблемы квалификации убийства матерью новорожденного, совершенного в соучастии

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Государство обязано не только обеспечить гарантии права ребенка на рождение, но и создать максимальную защиту его жизни в период новорожденности. Дети, особенно новорожденные, являются наиболее уязвимой и максимально незащищенной в социальном и правовом смысле категорией населения. Экологические бедствия и различные заболевания, политические, межнациональные и семейно-бытовые конфликты всегда имели и имеют трагические последствия для жизни и здоровья детей, порождая физические и психологические проблемы в их личностном развитии. преступление уголовный убийство новорожденный

Вместе с тем право ребенка на жизнь часто нарушается не только по причинам воздействия окружающей среды, но и путем применения открытого насилия в отношении детей со стороны физических лиц, в частности их матерей. В этой связи ст. 106 УК РФ закрепила отношение к женщинам-детоубийцам, причинившим смерть своим новорожденным детям. Привилегированный состав убийства матерью новорожденного ребенка включает такие альтернативные элементы, характеризующие объективную сторону данного деяния, как убийство ребенка во время родов или сразу же после них, а равно убийство новорожденного младенца в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости.

Объектом данного исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с применением уголовно-правовых норм об ответственности за посягательства на жизнь новорожденных.

Предметом исследования выступают уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за убийство, содержащиеся в ст. 106 УК РФ.

Цель настоящего исследования состоит в анализе юридических признаков преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ. В соответствии с целью при написании работы были поставлены следующие задачи:

? рассмотреть состав преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ;

? рассмотреть особенности и проблемы квалификации данного деяния;

? рассмотреть проблему квалификации данного преступления, совершенного в соучастии.

Глава 1. Уголовно-правовая характеристика преступления, предусмотренного СТ. 106 УК РФ

1.1 Состав преступления

Включенная в Особенную часть Уголовного кодекса ст. 106, предусматривающая ответственность за совершение такого вида квалифицированного убийства, как убийство матерью новорожденного ребенка, имеет следующую редакцию: «Убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов, а равно убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, наказывается ограничением свободы на срок от двух до четырех лет либо лишением свободы на срок до пяти лет».

Анализ редакции статьи позволяет сделать вывод, что уголовный закон предусматривает три ситуации, при которых убийство матерью новорожденного ребенка квалифицируется по ст. 106 УК РФ:

? убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу после родов;

? убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации;

? убийство матерью новорожденного ребенка в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости.

Таким образом, как отмечает большинство исследователей, «в диспозиции ст. 106 УК РФ объединены три самостоятельных состава, что вызывает неоправданные сложности как в ходе правоприменения, так и в процессе дифференциации ответственности».

Ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка наступает с 16-летнего возраста. В последнее время возрастает тенденция рождения детей малолетними матерями — 14−15-летними или ранее, обусловленная более быстрым половым созреванием и ранним началом половой жизни. Несовершеннолетние, достигшие возраста 14 лет, но не достигшие 16-летнего возраста, могут быть субъектом убийства (ст. 105 УК РФ), а их ответственность за привилегированное преступление, предусмотренное ст. 106 УК РФ, исключается. Таким образом, имеет место законодательный пробел, так как в этом случае несовершеннолетняя мать будет подвергаться более строгому наказанию, чем взрослая женщина. В данном случае нарушается принцип справедливости. Из положений главы 14 УК РФ «Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» следует, что за совершение подобных деяний несовершеннолетние не могут подвергаться более строгим мерам ответственности, чем взрослые. На наш взгляд, необходимо снижение возраста ответственности по ст. 106 УК РФ до 14-летнего возраста, кроме того, при назначении наказания необходимо учитывать психофизиологические особенности несовершеннолетней матери, совершившей убийство своего новорожденного ребенка.

Потерпевшим может быть только новорожденный ребенок (с момента рождения и до одного месяца жизни). Физиологические роды рассматриваются в акушерстве как процесс, поэтому к числу новорожденных можно отнести ребенка, который рождается (допустим, началось прорезывание головки плода), но еще связан пуповиной с матерью и не начал дышать самостоятельно. Именно о таком периоде говорится в диспозиции ст. 106 «Убийство во время родов». Возрастные периоды новорожденного в теоретической и практической медицине определяются по-разному. В судебное медицине, например, новорожденным считается ребенок в течение одних суток с момента рождения. В акушерстве — в течение одной недели, в педиатрии — до одного месяца с момента рождения. Учет деления возраста ребенка на указанные периоды необходим для более точного установления вида убийства из числа названных в ст. 106 и, как следствие, для правильной квалификации действий матери, умышленно лишившей жизни новорожденного ребенка.

Анализ уголовно-правовой литературы позволяет говорить о том, что к толкованию некоторых признаков состава преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, существует разнообразный подход. Например, различной трактовке подвергается понятие «новорожденный» ребенок. Между тем это понятие является определяющим в этом составе, поскольку, во-первых, потерпевшим от этого преступления может быть не любой ребенок, а только новорожденный и, следовательно, установление статуса потерпевшего является обязательным условием правильной квалификации деяния Лысак Н. В. Некоторые спорные вопросы квалификации убийства матерью новорожденного ребенка // Российский следователь. 2008 — N 18 — С. 16.

В связи с этим необходимо определить такое понятие, как «новорожденный ребенок». Если обратиться к действующему законодательству, то плод, появившийся на свет при сроке беременности 28 недель и больше, уже считается новорожденным, до этого срока самопроизвольное прерывание беременности определяется медициной как выкидыш. В общепринятом употреблении термин «новорожденный» означает, что ребенок только что или недавно родился, а также ребенок в возрасте до одного месяца Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А. И. Чучаева. — М.: Инфра-М, Контракт, 2009 С. 433. В уголовно-правовой литературе по данному вопросу высказываются различные мнения. Многие исследователи приходят к выводу, что период новорожденности зависит не от временного промежутка, а от физиологического развития самого ребенка. В медицинской литературе также отмечается, что даже в таких смежных специальностях, как педиатрия и акушерство, единых временных границ понятия новорожденности нет. В акушерстве срок новорожденности установлен продолжительностью в одну неделю, в педиатрии — один месяц, а в соответствии с критериями Всемирной организации здравоохранения этот период равен 10 дням Уголовное право Российской Федерации: Особенная часть: Учебник / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. — М.: Инфра-М, Контракт, 2009 С. 40. Представители медицинской науки в своих работах обращают внимание на то, что длительность периода новорожденности может быть индивидуальна, исходя из различного физического развития младенцев. В зависимости от срока беременности к моменту рождения различают доношенных, недоношенных и переношенных новорожденных. У здоровых доношенных младенцев процесс адаптации организма к жизни и становления функций всех органов и систем наиболее совершенен.

Таким образом, единых критериев, как в юридической, так и в медицинской науке не определено; следовательно, применение рассматриваемого понятия в процессе квалификации деяния в соответствии со ст. 106 УК РФ представляется довольно затруднительным; на наш взгляд, законодателю необходимо минимизировать количество оценочных понятий, используемых в диспозиции ст. 106 УК РФ.

С объективной стороны ст. 106 УК предусматривает три обстоятельства и временных периода, характеризующие данное преступление: убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу после родов; убийство матерью новорожденного ребенка в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости; убийство новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации.

Одним из факторов, оказывающих существенное влияние на квалификацию деяния в соответствии со ст. 106 УК РФ, является наличие используемых в уголовном законе понятий — психотравмирующей ситуации и состояния психического расстройства, не исключающего вменяемости. Определить, находилась ли женщина после родов в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, возможно только после проведения комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Некоторые авторы предлагают в этих случаях использовать педиатрический критерий новорожденности, равный месяцу. За пределами этого срока убийство ребенка должно квалифицироваться по ст. 105 УК РФ.

Юридическая оценка психотравмирующей ситуации — сложная проблема, это связано с тем, что ни одна ситуация сама по себе не может выступать как оказывающая негативное воздействие на психику человека — ее можно расценивать как психотравмирующую только после тщательного анализа личности и ситуации. Психологическое содержание психотравмирующей ситуации чрезвычайно разнообразно, но во многом определяется общей системой ценностей личности, реакцией на неблагоприятные воздействия.

На наш взгляд, расценивать возникшие обстоятельства в качестве психотравмирующей ситуации можно при наличии следующих условий:

? наличие психотравмирующей ситуации в момент совершения преступления;

? психотравмирующая ситуация должна иметь непосредственную связь с беременностью, родами, социальными факторами и судьбой матери и ребенка;

? оценка ситуации в качестве психотравмирующей не должна ограничиваться восприятием ее обвиняемой в качестве таковой, необходимо также исходить из общечеловеческих ценностей;

? необходимо также установить связь между психотравмирующей ситуацией и принятым решением о совершении детоубийства.

Отличие психического расстройства, не исключающего вменяемости, от невменяемости в соответствии со ст. 22 УК РФ заключается в том, что лицо не в полной мере отдает отчет в своих действиях (бездействии) либо не в полной мере может руководить своим поведением. Обстоятельства, приведшие к состоянию расстройства, не исключающего вменяемости, по нашему мнению, могут возникнуть независимо от беременности и родов и, в отличие от психотравмирующей ситуации, имеют не социальную природу, а биологическую или медицинскую. При квалификации преступления в соответствии со ст. 106 УК РФ преимущественное значение имеет вопрос, подлежит ли данный человек уголовной ответственности или у него имеются заболевания, препятствующие этому, а выяснение причин, обусловивших совершение преступления, мотивов общественно опасного деяния, обстановки его совершения и многих других обстоятельств, имеющих отношение к совершению преступления конкретным лицом, определяет юридическую оценку деяния как преступления и обязательно учитывается при назначении наказания Попов А. Н. Убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ). — СПб.: Изд-во Санкт-Петербург. юрид. ин-та Генеральной прокуратуры РФ, 2011 С. 46.

Для вменения убийства при наличии первого из трех названных обстоятельств правоприменитель должен получить доказательства, что процесс родов уже начался (прорезывание головки плода началось). Если роды не начались, то любые насильственные действия по отношению к плоду, находящемуся еще в чреве матери, могут рассматриваться, как попытка совершить криминальный аборт, либо причинить тяжкий вред здоровью беременной женщине. Убийство может быть совершено и сразу после родов, т. е. когда ребенок уже родился, сделал первый самостоятельный вдох, но еще полностью не отделился от тела матери.

Неустойчивость психики, связанная с родами, по свидетельству медицинских работников, может продолжаться у роженицы и далее, в связи с чем законодатель выделяет в ст. 106 убийство в условиях психотравмирующей ситуации, под которой принято считать неоднократное негативное воздействие на женщину со стороны других лиц. Оно может начаться еще до родовой деятельности или возникнуть в период родов и продолжаться после рождения ребенка. В качестве лиц, воздействующих на роженицу, могут быть близкие ей люди, родственники, медперсонал роддома и другие лица, которые своим негативным отношением к женщине-матери и ее ребенку создают у нее представление о безысходности ситуации, в которой она оказалась (отсутствие жилья, работы, чьей-либо помощи в воспитании ребенка и т. п.). Главное для правильной квалификации деяния — доказать, что психотравмирующая ситуация каким-то образом касается новорожденного ребенка, который проявил или усугубил и без того трудную для матери жизненную обстановку. Разрешение своих проблем мать видит в умышленном лишении жизни новорожденного ребенка. Бесспорно, названная ситуация может возникнуть у матери и после достижения ребенком возраста одного месяца, но учитывая, что ее психика к этому времени пришла в норму, убийство ребенка под диспозицию ст. 106 не подпадает и должно быть квалифицировано с учетом мотивов его совершения по ст. 105 УК.

С субъективной стороны убийство, предусмотренное ст. 106, может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом, мотивы могут быть различными, но все они должны быть связаны с особым эмоциональным состоянием роженицы, влияющим на принятие решения о лишении жизни младенца.

Субъект преступления специальный — мать новорожденного ребенка (биологическая или суррогатная). Во многих случаях она является единственным субъектом преступления, однако данное преступление может быть совершено и в соучастии, но проблему этого вопроса мы рассмотрим в отдельном параграфе. В контексте сказанного хотелось бы обратить внимание на вопрос о признании субъектом убийства матерью новорожденного ребенка суррогатной матери.

Мы предлагаем разрешить его следующим образом: во-первых, исключить из названия статьи термин «мать», во-вторых, заменить его в тексте нормы на термин «женщина». И это вполне объяснимо, поскольку любая женщина, будь то биологическая мать или суррогатная, если она умышленно лишает жизни рожденного ею ребенка, является убийцей, а стало быть, и субъектом преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ. И та и другая в этом случае справедливо заслуживают снисхождения со стороны законодателя, так как во время родов испытывают моральные и физические страдания, что, собственно, и является обстоятельством, смягчающим наказание.

Квалификация действий всех лиц в этом случае зависит от формы и вида соучастия. Квалификация их действий должна быть дана со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 и ст. 106 (ч. 4 ст. 34 УК).

Вместе с тем объективную сторону преступления, названного в ст. 106 УК, могут выполнить и соисполнители, которые, действуя согласованно, непосредственно участвуют в лишении жизни ребенка (один держит, второй наносит смертельные травмы либо по договоренности с целью избавления от ребенка мать новорожденного и ее сожитель — отец ребенка — выставляют коляску с новорожденным на балкон при низкой температуре воздуха и оставляют там на несколько часов, в результате ребенок умирает от переохлаждения организма).

Действия матери ребенка в этом случае при наличии всех других условий, названных в законе, следует квалифицировать по ст. 106 УК, а соисполнителя, не являющегося специальным субъектом, не обладающего теми обязательными признаками, которые названы в ст. 106, — по ст. 105 УК с учетом особенностей мотивов поведения.

Таким образом, анализ ст. 106 УК РФ позволяет говорить о необходимости законодательного изменения диспозиции рассматриваемой уголовно-правовой нормы с учетом социальных условий и уровня морали на современном этапе развития общества.

1.2 Особенности квалификации преступления

Среди всех посягательств на жизнь человека имеется норма, подлежащая более детальному рассмотрению. Речь идет об убийстве матерью своего новорожденного ребенка — ст. 106 УК РФ. До принятия ныне действующего УК РФ в уголовном законодательстве не было отдельного состава преступления, предусматривающего ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка. Подобное преступление квалифицировалось как простое убийство. Данный вид убийства является привилегированным и относится к преступлению небольшой тяжести. Объектом данного преступления является жизнь новорожденного человека. Объективная сторона выражается в общественно опасном, противоправном деянии матери, причинившей смерть своему новорожденному ребенку. При этом деяние может быть совершено как посредством активных действий (нанесение смертельных ран, ударов, удушения и т. п.), так и путем бездействия (отказ от поддержания жизнедеятельности ребенка). Субъект данного вида преступления специальный. Уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее 16-летнего возраста. Специфика данного общественно опасного деяния обусловлена особым психическим и физическим состоянием женщины в период родов или сразу же после них.

На фоне демографического кризиса нашего государства жизнь ребенка должна охраняться более объективно. Должна быть более совершенной ее уголовно-правовая охрана, ведь ребенок не защищен от преступного посягательства в силу своего беспомощного состояния. Существующая статистика возбужденных уголовных дел по ст. 106 УК РФ не отражает реальную картину совершения этого преступления, и совершенно очевидно, что данное общественно опасное деяние высоколатентно.

По нашему мнению, существенной причиной недостатков в применении рассматриваемой нормы является факт несовершенства конструкции ст. 106 УК РФ. Мы полагаем, что в настоящее время эта норма не способствует полной охране жизни новорожденного человека, она изобилует погрешностями, затрудняющими ее применение. Некоторые положения ст. 106 УК РФ вызывают неоднозначное толкование, что приводит к даче неверной юридической оценки. По-разному понимаются понятия «новорожденный», «во время или сразу же после родов», возникают проблемы квалификации при совершении данного преступления в соучастии. Именно поэтому настоящая норма подвергнута широкой дискуссии в теории уголовного права и вызывает затруднения в правоприменительной деятельности.

В современной теории уголовного права распространенным является утверждение о том, что убийство новорожденного ребенка, совершенное в соисполнительстве с его матерью другим лицом (лицами), должно квалифицироваться по ст. 105 УК РФ как простое убийство, но с обязательной ссылкой на ст. 34 УК Р Ф Волженкин Б. Некоторые проблемы соучастия в преступлениях, совершаемых специальными субъектами // Уголовное право. 2010. N 3. С. 14. При этом действия матери ребенка не вызывают сомнения в их квалификации по ст. 106 УК РФ. Н. И. Святенюк предлагает разрешить данную проблему следующим образом. Действия другого соисполнителя (других соисполнителей) состава убийства матерью новорожденного ребенка (в зависимости от степени устойчивости субъективной связи между членами преступной группы) следует квалифицировать по соответствующему признаку «группа лиц», «группа лиц по предварительному сговору» или «организованная группа», предусмотренному п. «ж» ч. 2 ст. 105, а также по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ — лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Таким образом, каждый из соисполнителей убийства, в котором потерпевшим является новорожденный ребенок, несет ответственность за свой состав умышленного причинения смерти другому человеку по соответствующей статье и ее части (пункту) Особенной части УК РФ. Н. И. Святенюк предлагает квалифицировать действия матери при соисполнительстве в составе данного вида убийства и в том случае, даже если мать младенца или кто-либо из других лиц, выполнявших объективную сторону преступления, не были привлечены к уголовной ответственности в силу не достижения возраста, невменяемости или по другим предусмотренным законом основаниям. Надлежащий субъект убийства новорожденного ребенка должен нести ответственность по соответствующей статье Особенной части УК РФ. При всем этом признаки преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, относятся только к матери новорожденного и не распространяются на других лиц независимо от их роли в посягательстве на жизнь новорожденного ребенка. Святенюк Н. И. Убийство матерью новорожденного ребенка // Уголовное право. 2009. N 9. С. 31 — 33 Таким образом, соучастники убийства матерью новорожденного ребенка (организатор, подстрекатель, пособник) должны нести ответственность за квалифицированное убийство по признаку «лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии» со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК РФ.

Приведенный выше взгляд на данную проблему, безусловно, заслуживает внимания и является одним из шагов на пути устранения действующей проблемы. Однако сегодня говорить о полном ее разрешении преждевременно. Связано это с тем, что на данный момент реализацию высказанного мнения не позволяет диспозиция ст. 106 УК РФ. Она предусматривает ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка, в том числе и во время родов. Но насколько верно употребление слова «убийство» при квалификации данного вида преступления? Исходя из диспозиции ст. 105 УК РФ, убийством в данном случае должно признаваться умышленное причинение смерти другому человеку. Однако, как квалифицировать подобные действия, если человек еще не родился? В данном случае предметом многочисленных споров является правомерность закрепления терминологии «во время родов». Убийство — это преступление с материальным составом, то есть для его окончания необходимо последствие в виде смерти. Смерть причиняется человеку, а не плоду, как в данном случае. Верно, по данной проблеме высказались М. Бавсун и П. Попов. Они указали, что складывается парадоксальная ситуация, в которой должно происходить доказывание вины лица (согласно принципу законности) по отношению к несуществующему последствию в виде смерти. Кроме того, по их мнению, уголовно-правовая оценка поведения лиц из числа медицинского персонала, ответственных за принятие родов, в результате ошибочных действий (бездействия) которых наступила гибель плода, не может осуществляться с позиции причинения смерти человеку. В данном случае действия виновных следует квалифицировать по ст. 118 УК РФ — причинение тяжкого вреда здоровья по неосторожности Бавсун М., Попов П. Проблемы квалификации убийства во время родов // Уголовное право. 2009. N 3. С. 15.

По утверждению М. А. Махмудовой, жизнь рождающегося ребенка, который не подпадает под медицинские определения новорожденности, выпадает из-под уголовно-правовой охраны, и намеренное умерщвление ребенка во время его рождения фактически не может признаваться убийством и может квалифицироваться как прерывание беременности Махмудова М. А. Убийство матерью новорожденного ребенка: уголовно-правовые и криминологические проблемы (по материалам Республики Дагестан): автореф. дис. … канд. юрид. наук. Махачкала, 2006. С. 31.

В настоящее время продолжает развиваться мнение отечественного ученого А. А. Пионтковского: «Гранью между абортом и убийством является начало родовых схваток, умерщвление ребенка в этот момент уже должно считаться убийством» Пионтковский А. А. Уголовное право. Особенная часть. М., 1939. С. 154.

Данная точка зрения скорее подтверждает позицию авторов, которые связывают начало жизни человека с самим процессом рождения. С медицинской точки зрения период родов — это длительный физиологический процесс, который по своей продолжительности не совпадает с процессом рождения ребенка. Согласно медицинским критериям первый период родов называется периодом раскрытия, и связан он с началом родовой деятельности (начало родовых схваток). Второй период родов — период изгнания, который начинается с момента полного раскрытия маточного зева и заканчивается рождением плода (перерезается пуповина, и ребенок полностью отделяется от матери). Третий период — последовый, который начинается с момента рождения и завершается рождением последа (плаценты, плодных оболочек и пуповины. В медицине роды (родовой акт) определяются как «физиологический процесс изгнания плода, плаценты с плодными оболочками и околоплодными водами из матки через родовые пути после достижения плодом жизнеспособности». В судебной медицине период новорожденности определен одними сутками. В медицине жизнеспособным является ребенок, который способен продолжать самостоятельную жизнь без организма матери.

Приказом-постановлением Минздрава Р Ф и Госкомстата Р Ф от 4 декабря 1992 г. N 318/190 «О переходе на рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения критерии живорождения и мертворождения» утверждена Инструкция «Об определении живорождения, мертворождения перинатального периода». Согласно ей живорождением является полное изгнание или извлечение плода из организма матери вне зависимости от продолжительности беременности, причем плод после такого отделения дышит или проявляет другие признаки жизни: ощущается сердцебиение, пульсация пуповины или произвольное движение мускулатуры, независимо от того, перерезана пуповина и отделилась ли плацента. В приложении N 4 к данному Приказу-постановлению определены особенности вскрытия трупов плодов и новорожденных. Из этого следует, что медицинские критерии, которые зачастую неотделимы от правоприменительной деятельности при квалификации преступлений, посягающих на жизнь, четко разграничивают плод от уже родившегося человека.

На наш взгляд, во избежание проблем квалификации преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, необходимо исключить из диспозиции данной статьи квалифицирующий признак «во время родов».

Кроме этого, разрешение указанной проблемы мы видим во внесении в УК РФ нормы, предусматривающей ответственность за посягательство на плод, достигший жизнеспособности. Внесение подобной нормы восполнит пробел при исключении признака «во время родов», позволит безошибочно квалифицировать преступные деяния, предусмотренные ст. 106 УК РФ, определять необходимую грань между посягательством на жизнь человека и еще не родившегося ребенка.

Глава 2. Проблемы квалификации убийства матерью новорожденного, совершенного в соучастии

В настоящее время дискуссионной проблемой в науке уголовного права и в правоприменительной практике остается проблема квалификации действий такого соучастника преступления, который совершает преступление в соучастии со специальным субъектом.

Как специальный субъект рассматривается и мать новорожденного ребенка, совершающая его убийство, и ответственность за это преступление установлена в ст. 106 УК РФ.

Состав этого преступления является привилегированным, т. е. исходя из социального статуса преступника, с учетом его демографических и физиологических свойств законодатель посчитал возможным смягчить наказание за данное преступление, которое законом отнесено к преступлениям средней тяжести, хотя объектом посягательства является жизнь человека.

Не касаясь вопроса об обоснованности принятия такого решения, хочется остановиться на следующих ключевых моментах: в соответствии с ч. 4 ст. 34 УК РФ лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя или пособника.

Однако это положение, которое предлагается применять в отношении других соучастников преступления, совершающих преступление совместно со специальным субъектом, уже не соответствует общим требованиям ч. 1 ст. 34 УК РФ, где установлено, что ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления.

То есть если другой соучастник в момент совершения преступления являлся соисполнителем, то было бы необоснованно, незаконно и несправедливо квалифицировать его действия как действия организатора, подстрекателя или пособника.

Например, если такое лицо являлось соисполнителем наряду с самой матерью, однако добровольно и окончательно отказалось от доведения преступления до конца, то, как следует квалифицировать действия этого лица применительно к нормам ст. 31 УК РФ? Сложность заключается в том, что законодатель предлагает действия такого соисполнителя квалифицировать как действия пособника, подстрекателя или организатора, тогда как для указанных лиц при добровольном отказе от совершения преступления установлены различные правовые последствия совершенных ими действий: организатор и подстрекатель не подлежат ответственности лишь в том случае, если они своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца, а для пособника достаточно того, что он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления. Здесь законодатель предлагает правоприменителю ступить на зыбкую почву субъективизма в оценке предпринимаемых мер и возможностей лица в воспрепятствовании преступлению, исключая при этом правильную юридическую оценку действия лица в качестве соисполнителя преступления.

Хотя ситуация соучастия при совершении матерью убийства новорожденного ребенка гипотетична и маловероятна, однако все же каким же образом в таком случае следует оценивать действия лица, выполнявшего вместе с матерью новорожденного объективную сторону состава преступления при наличии признаков общего умысла, совместности действий, непосредственном участии такого лица в совершении преступления? Ведь для соучастника объектом посягательства также будет являться жизнь человека.

В научной литературе проблема квалификации такого преступления, совершенного в соучастии, видится в самостоятельной квалификации действий второго соучастника, отличной от квалификации действий самой матери, и именно с этой точки зрения обсуждаются различные варианты его ответственности Аветисян С. Проблемы соучастия в преступлении со специальным субъектом (специальным составом) // Уголовное право. 2004. N 1. С. 5.

Мы предлагаем взглянуть на эту проблему с другой стороны, а именно с точки зрения единой квалификации действий обоих соучастников.

На наш взгляд, этот вопрос применительно к данному составу преступления должен разрешаться в общем порядке исходя из требований ч. 1 ст. 34 и ст. 33 УК РФ.

Специальный субъект обладает как общими, так и специфическими, присущими только этому субъекту признаками.

Специфика такого специального субъекта преступления, как мать новорожденного ребенка, заключается не в должностном либо служебном положении такого лица, а в социально-правовом статусе матери как лица, имеющего физиологическую, правовую, социальную связь с новорожденным ребенком, обязанной в силу этих обстоятельств оберегать его жизнь, а также в силу этих же обстоятельств заслуживающей снисхождения в глазах общества и государства при совершении ею названного преступления.

Однако заслуживает ли такого же снисхождения соучастник преступления и должны ли на него распространяться указанные статусные особенности матери при квалификации его действий? Очевидно, что такое лицо не имеет с новорожденным ребенком ни физиологической, ни правовой, ни социальной связи, т. е. той совокупности демографических свойств его личности, которые позволили бы его отнести к этой категории.

Однако проявление умысла при совместной умышленной деятельности оценивается по общим правилам о соучастии, установленным в ст. ст. 32 и 33 УК РФ.

И если имеется предварительный сговор на совершение преступления и умысел на убийство ребенка реализуется именно в соучастии, то не утрачивает ли мать правовые признаки специального субъекта, т. е. не должны ли ее действия, как и действия другого лица, квалифицироваться на общих основаниях, а именно по соответствующему пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ?

Представляется, что ст. 34 УК РФ, определяющая ответственность соучастников, является подчиненной корреспондирующей нормой, тогда как в ст. ст. 32, 33, 35 УК РФ речь идет об общих основаниях и признаках соучастия и его формах.

Между тем форма соучастия является общим способом взаимодействия соучастников, а вид соучастия представляет собой совокупность отдельных действий соучастника в соответствии с его статусной или функциональной ролью; статусное разделение ролей и функциональное распределение ролей в соучастии определяют каждую из форм соучастия. Формы соучастия определяются характером совершаемых действий, образующих форму внешнюю, и способом интеллектуально-информационной связи соучастников, что представляет собой форму внутреннюю. То есть форма соучастия в данном случае определяет и юридическую личность группы в целом, и каждого соучастника в частности.

Если упростить это суждение, то способ совершения этого преступления меняет и квалификацию действий соучастников преступления.

В данном случае речь ведь не идет о таких объектах преступления, как государственная, муниципальная, военная служба, служба в коммерческих организациях, где специфика субъекта определяется его должностным или служебным положением и соответствующими отношениями по службе.

В данном случае объектом посягательства является жизнь человека как общепризнанное и защищаемое благо, указанной выше институциональной специфики здесь нет, а посему и ответственность соучастников должна в этом случае наступать на общих основаниях, так как это обусловлено обстоятельством, отягчающим уголовную ответственность и наказание, а при инверсивной конкуренции норм должна применяться общая норма, а именно норма, устанавливающая ответственность за убийство, совершенное группой лиц или группой лиц по предварительному сговору. Ведь и при совершении убийства или причинении тяжкого вреда здоровью во время совершения должностного преступления квалификация действий специального субъекта является двойной, в зависимости от характера и степени причиненного объекту преступления вреда.

В данном случае, поскольку мать совершает преступление в соучастии с другим лицом, то и квалифицироваться действия матери и другого лица должны как совершенные группой лиц, так как в этом случае мать утрачивает признаки специального субъекта, обусловленные ее статусом, и становится лицом, совершившим преступление с отягчающим наказание обстоятельством, предусмотренным как квалифицирующий признак ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Данное мнение основано на положениях Общей части УК РФ, имеющих руководящее значение для применения норм Особенной части.

Представляется, что в данном случае нет аналогии уголовного закона, применение которой не допускается в соответствии со ст. 3 УК РФ. Все принципы Общей части следует рассматривать в системном единстве. Это суждение основано на совокупности норм УК РФ, из толкования которых следует, что лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности, в том числе независимо от пола, а также от других обстоятельств, под которыми мы и понимаем уголовно-правовую коллизию при квалификации преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, если оно совершено в соучастии с другим лицом.

В этом случае возникает очевидное неравенство в оценке действий и применении наказания за одно и то же действие, но совершенное в соучастии различными субъектами уголовной ответственности.

Мы не предлагаем игнорировать вид и размер наказания, установленный за данное преступление ст. 106 УК РФ, но предлагаем квалифицировать действия группы лиц с учетом требований ст. 5 УК РФ, где установлено, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

Дело в том, что закон рассматривает совершенное в соучастии преступление как обстоятельство, влекущее более строгое наказание (ч. 7 ст. 35 УК РФ). Следовательно, действия и матери, и другого лица должны влечь более строгое наказание.

Однако это наказание должно назначаться в пределах санкции той статьи УК РФ, которая и предусматривает ответственность за совершение убийства группой лиц и группой лиц по предварительному сговору. Это вытекает и из требований ст. 6 УК РФ о справедливости наказания, соответствующего характеру и степени общественной опасности.

В данном случае изменяется и характер совершенного преступления, из чего также следует сделать вывод о поглощении деянием субъективных признаков матери как субъекта привилегированного состава преступления.

Диспозиция указанной нормы также указывает на то, что преступление тогда квалифицируется данной статьей, когда оно совершается только лишь одной матерью. Но когда она совершает его в соучастии с другим лицом, наступает ответственность по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Основанием для такого толкования закона является и ст. 8 УК РФ, которая устанавливает, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом. В данном случае такие признаки для квалификации деяния обоих участников преступления по статье о более тяжком преступлении имеются.

А.Н. Трайнин, характеризуя состав преступления со специальным субъектом, указывал, что «во всех случаях прямая цель закона заключается в ограничении круга ответственных лиц. Поэтому пользоваться аналогией для восполнения элементов состава, характеризующих специальный круг субъектов, значило бы вступить в противоречие с ясно выраженной волей законодателя» Трайнин А. Н. Избранные труды. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 203.

С этим мнением, безусловно, следует согласиться. Мы не предлагаем применять аналогию для дополнения состава преступления включением в него еще одного субъекта преступления, не подменяем эти субъекты, не видоизменяем состав преступления, который ограничивает субъектный состав матерью ребенка, а указываем на образование состава преступления, который формируется из совокупных действий соучастников преступления.

Эти действия и увеличенный субъектный состав меняют качество совершенного деяния, который подлежит и иной юридической оценке.

Это мнение основано и на философской трактовке состава преступления как совокупности признаков, поскольку та или иная совокупность признаков образует форму состава преступления, которая структурно состоит из определенного содержания.

«С философских позиций можно определить зависимость в образовании формы соучастия как уголовно-правового явления от образующих его составных частей: элементы и связи между ними, которые образуют содержание — структуру — форму, переходящую в явление.

В уголовно-правовом аспекте совершенное в соучастии преступление — это явление в данной форме.

Элементами формы являются участники группы, интеллектуально-волевые (информационно-мотивационные) моменты и сама деятельность, что образует содержание, становящееся формой, последняя раскрывается в содержании и становится явлением, приобретающим новые формы" Карлов В. П. Философское понимание формы // Вестник Волжского университета им. Татищева. Тольятти, 2004. N 39. С. 124.

Таким образом, мать, совершая преступление в соучастии, своими действиями создает новую форму, т. е. новый состав преступления.

В чем здесь отличие от специального субъекта, совершающего должностное преступление в соучастии с неспециальным субъектом? По нашему мнению, здесь все дело в социальном содержании должностного положения лица и принадлежащих ему полномочиях, которыми его наделяет или которому делегирует соответствующие полномочия какой-либо государственный или муниципальный орган, а также другая организационная структура (ст. 201 УК РФ).

Криминализация этого статуса и этих полномочий специальным субъектом при исполнении им служебных обязанностей образует состав должностного преступления.

Между тем мать, как указывалось выше, становится специальным субъектом в силу совершения ею преступления, которое по времени и обстоятельствам связано с появлением на свет новорожденного ребенка, т. е. определяется единой двухсубъектной связью ребенка и матери. Диспозиция нормы как раз и указывает, что только единоличное убийство матерью ребенка позволяет квалифицировать ее действия как привилегированный состав преступления.

Между тем привлечение в любой форме соучастника к совершению убийства новорожденного ребенка изменяет субъективное отношение матери к этому деянию, усложняет его состав, образует субъективную связь с другим лицом, т. е. изменяет форму вины, создает форму соучастия, в результате чего изменяется и статус матери как субъекта такого состава преступления, ее действия выходят за пределы этого состава преступления, образуя новую субъективную и объективную реальность.

Наше мнение по этому вопросу опирается и на теоретические исследования известных российских ученых, разрабатывающих вопросы вины и субъективного вменения: «Умысел исполнителя при соучастии шире, чем у преступника, действующего в одиночку, так, его сознанием охватывается не только факт участия в преступлении другого, но и намерения этого другого. И если, зная об этих намерениях, усугубляющих оценку деяния со стороны общества и закона, исполнитель все же действует, совершает преступление, то к нему предъявляются повышенные требования в рамках объема его вины» Якушин В. А., Каштанов К. Ф. Вина как основа субъективного вменения. Ульяновск, 2007. С. 63.

Те же авторы небезосновательно полагают, и мы придерживаемся такого же мнения, что «все признаки состава преступления, нашедшие отражение в психике виновного, будь то конструктивные, конструктивно-разграничительные или квалифицирующие, содержатся в диспозиционных гипотезах и как таковые непосредственно влияют на квалификацию. Отягчающие наказания обстоятельства носят характер дополнительных условий и влияют не на квалификацию, а на реализацию собственно санкции. Однако их вменение личности, совершившей общественно опасное деяние, необходимо всегда, если имели место эти обстоятельства».

Таким образом, разрешение этой юридической проблемы видится в такой правовой оценке деяния, которая учитывает изменение статуса соучастника, критерием оценки действий которого является субъективно-объективный критерий.

Заключение

Таким образом, Убийство матерью новорожденного ребенка, предусмотренное ст. 106 УК РФ, является относительно новым видом преступления для современного российского законодательства. Уголовный кодекс РФ 1996 г. это общественно опасное деяние выделил в качестве самостоятельного состава и отнес его к так называемому привилегированному убийству. Специфика убийства матерью новорожденного ребенка обусловлена особым психическим и физическим состоянием женщины в период родов или сразу же после них, ослабляющим ее способность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, что составляет конститутивный признак этого состава. Поэтому убийство матерью своего новорожденного ребенка признается преступлением со специальным субъектом (исполнителем). При наличии всех необходимых объективных и субъективных признаков такое убийство, совершенное матерью единолично, как правило, не вызывает затруднений с точки зрения его правовой оценки.

Согласно ст. 106 УК РФ статье детоубийство, т. е. убийство матерью новорожденного ребенка, впервые выделено в привилегированный состав.

Исполнителем преступления, предусмотренного комментируемой статьей, может быть только мать новорожденного ребенка. Однако в качестве подстрекателя или пособника может выступать и другое лицо (отец ребенка, акушерка). Напротив, убийство новорожденного, совершенное другим лицом даже с согласия или по просьбе матери, квалифицируется не по комментируемой статье, а по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК.

Список использованной литературы

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) (с учетом поправок от 30 декабря 2008 г., от 05. 02. 2014) // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2014. — № 15 — Ст. 1691.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13. 06. 1996 N 63-ФЗ (ред. от 03. 02. 2014)// Собрание законодательства РФ, 17. 06. 1996, N 25, ст. 2954

3. Аветисян С. Проблемы соучастия в преступлении со специальным субъектом (специальным составом) // Уголовное право. 2004. N 1

4. Бавсун М., Попов П. Проблемы квалификации убийства во время родов // Уголовное право. 2009. N 3

5. Волженкин Б. Некоторые проблемы соучастия в преступлениях, совершаемых специальными субъектами // Уголовное право. 2010. N 3.

6. Карлов В. П. Философское понимание формы // Вестник Волжского университета им. Татищева. Тольятти, 2004. N 39

7. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. П. П. Кругликова. — М., 2013

8. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Т. К. Агузаров, А. А. Ашин, П. В. Головненков и др.; под ред. А. И. Чучаева. Испр., доп., перераб. — М.: КОНТРАКТ, 2013

9. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А. И. Чучаева. — М.: Инфра-М, Контракт, 2009

10. Лысак Н. В. Некоторые спорные вопросы квалификации убийства матерью новорожденного ребенка // Российский следователь. 2008 — N 18

11. Махмудова М. А. Убийство матерью новорожденного ребенка: уголовно-правовые и криминологические проблемы (по материалам Республики Дагестан): автореф. дис… канд. юрид. наук. Махачкала, 2006

12. Пионтковский А. А. Уголовное право. Особенная часть. М., 1939

13. Попов А. Н. Убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ). — СПб.: Изд-во Санкт-Петербург. юрид. ин-та Генеральной прокуратуры РФ, 2011

14. Попов А. Н. Убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ). — СПб.: Изд-во Санкт-Петербург. юрид. ин-та Генеральной прокуратуры РФ, 2011

15. Святенюк Н. И. Убийство матерью новорожденного ребенка // Уголовное право. 2009. N 9

16. Трайнин А. Н. Избранные труды. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004

17. Уголовное право Российской Федерации: Особенная часть: Учебник / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. — М.: Инфра-М, Контракт, 2009

18. Якушин В. А., Каштанов К. Ф. Вина как основа субъективного вменения. Ульяновск, 2007.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой