Афганская проблема

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

на тему:

«Афганская проблема»

Самара 2011

Введение

XX век стал времен двух глобальных и кровопролитных войн в истории человечества — это Первая и Вторая мировые войны. Но, к сожалению, помимо них было достаточно много военных столкновений, менее глобальных по размаху, но оставивших глубокий след в истории тех стран, которые принимали в них непосредственное участие.

Многие войны второй половины XX века проходили в контексте «холодной войны». Афганская война является одним из наиболее ярких примеров. Несмотря на то, что она закончилась более 20 лет назад, дискуссионные вопросы, касающиеся этого военного конфликта, не утихают по сей день.

После распада Советского Союза оценка ввода советских войск в Афганистан приобрела несколько иную окраску. Афганская проблема затрагивает интересы не только население данной страны, но и ее ближайших соседей, а также мировую общественность. При этом очень важно, в каких отношениях находятся Россия, как преемница СССР, и Афганистан, а взаимоотношения этих стран имеют давнюю историю, а значит, есть опыт дипломатических отношений, помимо опыта военных действий, который наиболее ярко проявил себя в присутствии советских войск на территории Афганистана в течение десяти лет. Исходя из этого, дальнейшее развитие взаимоотношений как раз и строится на основе данного многолетнего опыта.

Афганская проблема не теряет своей актуальности и в наши дни, так как данный регион по-прежнему остается стратегически важным районом на карте мира, а внутри него продолжаются столкновения, что говорит о нестабильности ситуации. «Преемницей» СССР относительно ввода военного контингента в Афганистан стали США. Это еще раз наводит на мысль, что данный регион требует особенно тщательного изучения. Настолько ли совпадают официальные цели, заявленные правительством США (например, борьба с терроризмом), с тем, что происходит в Афганистане? И заявления США о том, что ввод советского ограниченного контингента в 1979 г. нарушил суверенитет Афганистана и был агрессией со стороны Союза, а современная политика Америки «ратует» за достижение мирового порядка и уничтожения терроризма (т.е. своеобразное оправдание начала войны) являются действительно несостоятельными. Именно рассмотрению правомерности ввода советского ограниченного военного контингента будет посвящена настоящая работа.

Хронологические рамки данной работы охватывают период с 1970 — нач. 80-х гг. XX века.

Нами были поставлены следующие задачи:

1) Рассмотреть и проанализировать советско — афганские отношения до начала Афганской войны 1979 г.

2) Рассмотреть и проанализировать факт ввода советских войск на территорию Афганистана в 1979 г.

Объектом исследования в данной работе являются советско — афганские отношения. Предмет — реализация этих отношений в виде дипломатических договоров, обмена военными и гражданскими кадрами, а также военный аспект взаимодействия.

Для написания данной работы были привлечены следующие источники:

· Воспоминания члена Политбюро Ц К КПСС Громыко А. А. Данный источник интересен тем, что автор не просто описывает свою встречу с афганским королем, но также дает свою оценку деятельности монарха и его правительства в интересующий нас период;

· Кроме того, были привлечены ранее засекреченные документы, которые на сегодняшний день имеются в свободном доступе и позволяют оценивать советско — афганские отношения более разносторонне (Секретные документы из особых папок: Афганистан // Вопросы истории, 1993, № 3).

При написании данной работы были привлечены следующие научные труды:

1) Теплинский Л. Б. «История советско — афганских отношений» (1988 г.);

2) Ляховский А. А., Забродин В. М. «Тайны афганской войны» (1991 г.).

Стоит отметить, что первая работа достаточно подробно рассматривает отношения и взаимодействия Советского Союза с Афганистаном, начиная с 1920-х годов, но при этом материал, изложенный в ней носит выраженный идеологический характер, многие действия СССР оправдываются благожелательными и миролюбивыми интересами и желанием помочь своему соседу. Работа Ляховского А. А. и Забродина В. М. написана уже после вывода советских войск с территории Афганистана. В ней находит свое отражение попытка переосмыслить причины и ход событий после введения советского военного контингента на территорию ДРА. Приведена также информация о революции в Афганистане 1978 года. Данная книга содержит достаточное количество документального материала по данной тематике.

В статье Пунжина С. М. «Ввод советских войск в Афганистан: международно — правовые проблемы» (Советское государство и право, 1990,

№ 5) приводятся две точки зрения по данной проблеме — советская и западная. Обе версии тщательно анализируются, приведены аргументы как в их защиту, так и для опровержения.

Статья Богданова В. А., Дроздова А. М., Кузьминова Ю. А. «Как принималось решение» (Военно — исторический журнал, 1991, № 7) содержит материал по афганской революции 1978 года, договору между СССР и ДРА от 5 декабря 1978 года, а также о решении ввести советские войска на территорию Афганистана.

1. Советско-афганские отношения накануне войны

афганский война советский

В Афганистане начало 70-х годов было ознаменовано обострением социально — политической напряженности, обусловленной наряду с другими причинами тяжелым положением в экономике, особенно в сельском хозяйстве.

Здесь стоит подробнее остановиться на тех минусах, которые были характерны для политической и экономической жизни Афганистана в указанный период, потому что именно они превратились в причины революции, которая произойдет в стране в 1973 г.

Стихийные бедствия 1970−1972 гг., в первую очередь сильная засуха, истощили и без того скромные ресурсы страны. В ряде провинций начался голод. Упал и без того крайне низкий жизненный уровень сельского населения. Многие крестьяне снимались с мест и шли в города, чтобы найти работу. Бедственное положение крестьян было на руку крупным землевладельцам, в руках которых находилась основная часть земли и скота. Фактически они не платили никаких налогов и не были заинтересованы в применении машин и создания современных ирригационных сооружений.

Господство архаичных социальных отношений во всех сферах жизни препятствовало развитию производительных сил страны, являлось главной причиной нарастания экономического, социального и политического кризиса. В парламенте представители помещичьих кругов и реакционного крыла мусульманских богословов тормозили и срывали принятие законопроектов, отвечавших интересам развития страны. За пять лет, предшествовавших свержению монархии, парламентом не было принято ни одного закона, направленного на оздоровление финансового положения государства. Во внутренней политике правящие круги стремились прежде всего к защите своих узкоклассовых, эгоистических интересов и беспредельному обогащению. Для покрытия всевозрастающих расходов королевского дворца систематически увеличивались косвенные налоги, которые особенно тяжелым бременем ложились на крестьянство. Государственный аппарат был поражен коррупцией, взяточничеством. С каждым годом возрастало классовое и имущественное неравенство. Верхушка обогащалась, в то время как подавляющая часть народа продолжала жить в нищете, страдая от инфляции и роста цен.

Такой представляется картина положения в стране непосредственно перед революцией. Но здесь стоит сделать оговорку на то, что данный материал был почерпнут из книги, вышедшей в советский период, а значит он носит определенную идеологическую нагрузку. Встречаются очень яркие отрицательные характеристики в адрес прежней власти, но при этом приведенные причины можно считать теми, которые сделали возможной саму революцию.

В 1973 г. была свергнута монархия, и к власти пришел М. Дауд. В данной фразе заключается смысл и итог происшедшего в Афганистане. Но проследим, в каком свете представлял себе свергнутый монарх отношения со своим ближайшим соседом — Советским Союзом. Рассмотрим характеристику, которую дает ему Громыко А. А. :

… Итак, я в Кабуле. Время — дореволюционное для этой страны. Королевский дворец. В роскошном кабинете за столом монарх Захир Шах. Высокий человек, довольно интересный, культурный, знающий, как лучше всего, по его мнению, начинать беседы с зарубежными деятелями. По всему видно, что он к беседам готовится. После взаимных приветствий с обеих сторон подчеркивается основная мысль: Советский Союз и Афганистан — смежные государства, они не имеют права не быть в дружбе. Это хорошо сознавали и предшественники Захир Шаха. Король высоко отзывается о внешней политике Советского Союза, которая направлена на поддержку мира. Хочется подчеркнуть тот факт, что король не стремится затрагивать вопросы внутреннего положения в своей стране. Это и неудивительно, так как ни он, ни его правительство не занимаются практическими вопросами экономики, в том числе промышленности и сельского хозяйства. Они, по существу, не занимаются и социальными вопросами, представляющими интерес для миллионов людей. Кроме того, сложившийся племенной уклад общества, отсутствие в стране необходимых средств и ресурсов лишают короля и правительство возможности активно вмешиваться в экономическую жизнь государства…

Данный отрывок из мемуаров помогает не только создать образ короля Афганистана, которой не так часто встречается в литературе, а также во многом подтверждает факты отсутствия внимания со стороны власти к экономическим и социальным проблемам в государстве, которых, как уже упоминалось выше, было немало. Здесь важно также отметить и то, что дружественные отношения между двумя странами поддерживались и при королевской власти, хотя сам режим не приветствовался в СССР, так как был ему просто чужд, но геополитические интересы оказались на этом этапе важнее идеологии. А изменилась ли ситуация после революции, покажут дальнейшие события.

Тяжелое социально — экономическое положение подавляющей части населения, архаичные общественные отношения, интересы страны в целом требовали решительных перемен, и прежде всего свержения правящей династии. 17 июля 1973 г. группа прогрессивно настроенных афганских офицеров — патриотов совершила государственный переворот. Была ликвидирована монархия и провозглашена республика. Новый режим, и это было вполне естественно, быстро получил поддержку со стороны подавляющего большинства населения. Силы, осуществившие антимонархический переворот, выдвинули программу социально — экономических преобразований, целью которых, как объяснялось, было укрепление основ республиканского строя, обеспечение полной безопасности и законности для того, чтобы народ Афганистана смог достичь прочной демократии без всякой дискриминации. Свержение монархии было подготовлено всем ходом предшествовавших событий и произошло фактически без кровопролития. Состоявшиеся в крупных городах народные демонстрации и митинги показали, что широкие слои населения горячо одобряют установление республики и связывают с нею надежды на лучшее будущее. Однако вскоре стало ясно, что возглавивший республиканский режим М. Дауд в своих практических делах отражал интересы прежде всего тех, кто стремился использовать новую форму государственного устройства ради сохранения своих классовых привилегий. По мере развития событий все более четко вырисовывалась основная линия М. Дауда и его ближайших сторонников, тесно связанных с крупным земледелием и торгово — ростовщическим капиталом.

Во внешней политике правительства М. Дауда постепенно все больше давала о себе знать линия на сближение с консервативными режимами Ближнего и Среднего Востока, связанными с империалистическими кругами. После провозглашения республики Советский Союз стремился сохранить все лучшее, что было в советско — афганских отношениях, начиная с признания Советской Россией независимого Афганистана. Речь шла о политических отношениях, об экономическом сотрудничестве или взаимовыгодной, равноправной торговле. Во всех областях со стороны Советского Союза проявлялось искренне желание активизировать и укреплять связи между обоими государствами.

Смена власти мало отразилась на отношении СССР к Афганистану; она была поддержана, а так же была выражена готовность к продуктивному продолжению диалога между государствами, что само по себе важно.

Добрососедские отношения между Советским Союзом и Республикой Афганистан продолжали развиваться на основе равноправия, взаимного уважения суверенитета, независимости и невмешательства во внутренние дела. Важную область советско — афганских отношений составляло сотрудничество на международной арене. Закономерно, что два государства, хотя и принадлежавшие к различным социально — экономическим системам, но последовательно строившие свои отношения на базе миролюбивого и делового сотрудничества, находили общий язык в подходе к важнейшим мировым проблемам, обнаруживали готовность совместно направлять свои усилия на укрепление всеобщего мира и безопасности народов.

Стоит осветить те вопросы, в которых Афганистан был готов встать на сторону СССР.

Афганистан поддержал миролюбивые инициативы, с которыми выступал Советский Союз в ООН. Советская и афганская делегации были соавторами ряда резолюций на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН. Продолжало развиваться советско — афганское сотрудничество и в экономической области. К концу 1977 г. в Афганистане при советской экономической и технической помощи было построено, строилось и было намечено к строительству 115 различных объектов, 70 из которых уже были введены в эксплуатацию. Они давали прибыль. С лихвой окупались затраты на строительство нефтехранилищ, дорог, хлебокомбината, международного аэропорта, речного порта на берегу Пянджа и многих других объектов. Таким образом, как экономическое, так и политическое сотрудничество было довольно интенсивным между двумя государствами — оно шло в русле давно сложившихся традиций. Данные взаимоотношения между государствами не были прерваны революцией (государственным переворотом) 1973 года, которая была поддержана не только обществом самого Афганистана, но и в СССР.

27 апреля 1978 года в Афганистане под руководством офицеров — членов Народно — демократической партии Афганистана (НДПА) и организации Объединенный фронт коммунистов Афганистана (ОФКА) произошла (как было объявлено на весь мир) революция. Там ее назвали Саурской, в СССР — Апрельской. Высшим органом государственной власти был провозглашен Революционный совет, который объявил Афганистан Демократической Республикой. Ревсовет и правительство страны возглавил Генеральный секретарь ЦК НДПА Нур Муххамед Тараки, его первым заместителем стал Баб-Рак Кармаль; Хафизулла Амин стал первым заместителем премьер — министра и министром иностранных дел. 30 апреля 1978 года СССР признал ДРА. Признали новую республику и США.

Апрельская революция явилась прямым результатом всего предшествующего социально — экономического и политического развития афганского общества, закономерным следствием резкого обострения и углубления классовых противоречий внутри страны. Передовые силы афганского народа, возглавившие и активно поддержавшие революцию, были полны решимости вывести страну из состояния тяжелейшего кризиса, в котором она оказалась к концу 70- х годов XX в. Афганистан, полностью восстановивший свою государственную независимость в 1919 г., десятилетиями оставался одной из самых бедных и слаборазвитых стран мира. Большая часть валового национального продукта производилась в натуральном и мелкотоварном секторах народного хозяйства. Существовавший с 1973 г. республиканский режим представлял собой фактически авторитарную диктатуру президента М. Дауда.

Революция свершилась в условиях тяжелого наследия прошлого. По состоянию экономического развития на 1977 год Афганистан занимал 108 — е место из 129 развивающихся государств. Страна как бы «замерла» на стадии феодализма с глубокими пережитками родоплеменных устоев и общинно — патриархального уклада жизни. В то время почти 90 процентов ее населения проживало в сельской местности, находилось под властью феодалов, племенных вождей, мулл и других эксплуататоров. Рабочий класс в стране практически отсутствовал. Около миллионов афганцев вели кочевой или полукочевой образ жизни. Основная масса населения была неграмотна. В духовной жизни повсеместно властвовал ислам, причем в его наиболее консервативных формах. Ко всему прочему, Афганистан — страна многоязычная и разноплеменная, без сложившейся единой нации. К тому же раздираемая национально — этническими и феодально — междоусобными распрями.

Главную организующую роль в оппозиционной политической жизни Афганистана играла интеллигенция. Именно при ее участии в шестидесятые годы начался подъем прогрессивного движения, который привел к образованию политических кружков и групп. Среди их руководителей и участников многие имели «некоторое знакомство» с трудами классиков марксизма — ленинизма. В 1963 году было создано инициативное ядро по организации политической партии — Объединенный национальный фронт Афганистана (ОНФА), в который вошли писатель Н. М. Тараки, сотрудники министерства Б. Кармаль и Ш. М. Дост, офицеры М. А. Кхибер (Хайбар), М. Т. Бадахши и другие.

1 января 1965 года на Учредительном съезде было объявлено о создании Народно — демократической партии Афганистана (НДПА). Здесь же были определены структура, цели и задачи НДПА, избран ЦК. В соответствии с решением Учредительного съезда в первых двух номерах центрального печатного органа партии — газеты «Хальк» («Народ») в апреле 1966 года была опубликована Программа НДПА, которая предусматривала: сплочение всех прогрессивных, патриотических и национальных сил страны под руководством НДПА для борьбы за победу антифеодальной, антиимпериалистической народно — демократической революции; захват политической власти в стране; создание государства трудящихся; проведение социальных преобразований, направленных на преодоление отсталости страны и обеспечение ее прогрессивного развития.

9 мая 1978 года была провозглашена Программа «Основные направления революционных задач», которая предусматривала: проведение коренных социально — экономических преобразований, уничтожение феодальных и дофеодальных отношений; ликвидацию всех видов угнетения и эксплуатации; демократизацию общественной жизни; уничтожение национального гнета и дискриминации; провозглашение равноправия женщин; укрепление государственного сектора в экономике страны; повышение жизненного уровня населения; ликвидацию неграмотности и безработицы; контроль над ценами; устранение влияния империализма и неоколониализма в экономике, культуре и идеологии.

В стране, в центре и на местах, был перестроен аппарат государственной власти. Чиновники, запятнавшие себя казнокрадством и коррупцией, изгонялись. Новые губернаторы провинций, начальники округов, уездов и волостей, руководители государственных служб назначались из числа активистов НДПА и других преданных революции лиц. Все движимое и недвижимое имущество королевской династии, в том числе семьи М. Дауда, было конфисковано. Таковыми были первые действия новой власти, которые во многом совпадали с теми, которые в свое время выдвигал и сам М. Дауд и его сторонники.

Обратимся теперь к событиям, которые отражали отношения между страной, переживающей уже вторую революцию, и Советским Союзом.

На Министерство обороны СССР были возложены задачи по подготовке национальных военных кадров на месте и в СССР, а с 1972 года — и по командированию в вооруженные силы Афганистана советских военных консультантов и специалистов (до 100 человек). Апрельской революцией в Афганистане начался новый этап в развитии советско — афганского сотрудничества, в том числе и по военной линии. В мае 1978 года было подписано межправительственное соглашение о военных советниках. Был изменен их статус (вместо консультантов — советники), задачи и численность (количество советников доводилось до 400 человек). Отсюда следует, что влияние Советского Союза на афганские вооруженные силы было достаточно велико.

В области внешней политики провозглашались: проведение миролюбивой политики неприсоединения, позитивного, позитивного нейтралитета, борьба за всеобщее разоружение, поддержка национально — освободительных движений, укрепление дружбы, добрососедства и сотрудничества со всеми соседними с Афганистаном странами. При этом приоритет отдавался укреплению традиционно дружественных связей с Советским Союзом, к которому у афганского народа было самое благожелательное отношение как к великому северному соседу.

Афганские революционеры во главе с Н. М. Тараки все чаще стали говорить о «Великой Саурской революции», уподобляя ее Октябрьской революции в России; утверждали о «неделимости власти», отвергая под этим предлогом идею союза всех национально — демократических сил; переоценивали революционность крестьянства и не учитывали враждебный настрой некоторых прослоек буржуазии, религиозных деятелей; недооценивали значение национального вопроса.

К сожалению, советской стороной в лице дипломатов, партийных и военных советников на этом этапе также были допущены серьезные ошибки и просчеты как в оценках характера революции, так и в деле оказания помощи Афганистану. Сразу после Апрельской революции по просьбе афганского руководства из Советского Союза срочно командировали различных специалистов для работы в качестве советников ЦК НДПА, министерствах и ведомствах Афганистана. Цель была одна — оказывать всестороннюю помощь, в первую очередь в разработке программных документов, планировании социально — экономического развития республики, проведении аграрной политики. Заключено соответствующее соглашение. В армии количество наших военных советников увеличилось в 4 раза. Ввиду экстренного формирования советнического корпуса в его составе оказались люди, которые никогда не занимались проблемами Афганистана, об исламе имели смутное представление, о состоянии афганского общества были осведомлены в общих чертах. Многие впервые столкнулись с чужим для них строем, мышлением, традициями и устоями, поэтому часто терялись в простейших ситуациях, допускали элементарные просчеты. В связи с этим советники шли по знакомому им пути: проявлялось стремление подталкивать афганцев к тому, чтобы полностью копировать и настойчиво внедрять опыт КПСС. Но с другой стороны, они действовали в русле официальной линии, ориентировались на указания из Центра, которые нередко носили абстрактный характер. Но трудности в построении новой системы в государстве касались не только экономических и социальных аспектов.

Уже в первые дни Апрельской революции с новой силой проявились разногласия в руководстве НДПА. На этот раз, кроме личных амбиций, они были вызваны различными оценками характера происшедшей революции и власти, а также определением тактики дальнейших действий. На словах стремясь не допустить раскола, а в реальности пытаясь обеспечить приоритете халькистов, Н. М. Тараки и Х. Амин добились принятия особого постановления ЦК НДПА, которое категорически запрещало любую фракционную деятельность. На практике это постановление использовалось в интересах своей группировки, и любые иные высказывания и предложения квалифицировались как фракционная деятельность и отвергались без какого-либо обсуждения. С середины 1978 года по инициативе Хафизуллы Амина развернулось насаждение культа личности Тараки. Причем это делалось таким образом, чтобы дискредитировать Генерального секретаря ЦК НДПА. Произошел полный отход от принципов коллегиальности руководства, а реальная власть все больше сосредотачивалась в руках Амина.

Начавшийся раскол в НДПА оказал самое губительное влияние на армию, приведя к гонению на противников крыла Тараки — Амина и в вооруженных силах. В ходе чисток многие из них были уволены из армии, а часть репрессирована. Оставшиеся на свободе получили указание уйти в подполье и укреплять позиции в армии.

В этих условиях советское руководство не могло пойти на полный разрыв с афганским режимом, так как были серьезные опасения, что без нашего влияния он повернется лицом к США. В условиях «холодной войны» этого нельзя было допустить.

Крайне осложнил обстановку в Афганистане захват власти осенью 1979 г. Х. Амином, практиковавшим массовые репрессии; имели место грубейшие нарушения революционной законности — аресты и казни без суда и следствия, что, естественно, порождало резко негативное отношение к революционным преобразованиям. За пределы Афганистана устремились массы беженцев. В соседних странах — Пакистане и Иране — началось формирование вооруженных контрреволюционных отрядов, организации которых оказали помощь правящие круги США, некоторых других западных стран, консервативных и мусульманских государств, а также Китай. К концу 1979 г. вооруженные формирования врагов революции действовали уже в большинстве афганских провинций.

27 декабря 1979 г. патриотически настроенное большинство НДПА, Революционного совета и вооруженных сил свергло режим Х. Амина. Из тюрем было освобождено 15 тыс. человек. Наступил новый этап апрельской революции. Важное значение имел второй пленум ЦК НДПА, состоявшийся 12 — 14 апреля 1980 г., на котором был принят Устав НДПА. 20 — 21 апреля 1980 г. Революционный совет утвердил «Основные принципы Демократической Республики Афганистан» — временную конституцию, в которой впервые в истории Афганистана в законодательно — юридическом порядке закреплено, что власть в государстве принадлежит трудящимся города и деревни. В то же время признавалось право на существование различных форм собственности и обязательство государства их охранять и защищать.

Но даже подобные меры не смогли остановить развитие реакции, как в самом Афганистане, так и за его пределами.

Однако смена власти, то есть переход ее от одного из руководителей НДПА к другому, как уже упоминалось выше, не влияла на отношения Афганистана и Советского Союза, так как для последнего их сохранение было очень важно, особенно в контексте продолжавшейся холодной войны.

Оппозиция апрельской революции опиралась на внешние политические силы, дававшие им военную, пропагандистскую поддержку. Речь идет о США и реакционных режимах Пакистана и Ирана.

Если в первые месяцы после апрельской революции из Пакистана, а также из Ирана забрасывались сравнительно небольшие диверсионно — террористические группы, то в дальнейшем, еще задолго до ввода в ДРА ограниченного контингента советских войск, численность вооруженных формирований, перебрасываемых через границы Афганистана, достигала нескольких тысяч человек. На северо — западе Пакистана, который стал основным плацдармом необъявленной войны против афганского народа, развернули свою деятельность контрреволюционные организации, осуществлявшие набор и обучение мятежников. Эти организации поставили своей задачей свергнуть любыми способами революционное правительство, а также разрушить советско — афганские отношения. Постепенно деятельность реакционных сил начинала приобретать военные формы, что требовало от властвующих кругов Афганистана и Советского Союза определенных действий.

В декабре 1978 г. в Москве между СССР и Демократической Республикой Афганистан был заключен договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве.

Этот документ, состоящий из преамбулы и 15 статей, охватывает существенные области взаимоотношений двух государств — политическую, экономическую, оборонную, культурную, а также вопросы сотрудничества на мировой арене. В преамбуле договора обе стороны подтвердили верность советско — афганских договоров 1921 и 1931 гг. и четко, конкретно сформулировали цели, которые они ставят перед собой, заключая новый договор:

а) всемерно укреплять дружбу и всестороннее сотрудничество между обеими странами;

б) развивать социальные и экономические достижения советского и афганского народов, ограждать их безопасность и независимость, решительно выступать за сплоченность всех сил, борющихся за мир, национальную независимость, демократию и социальный прогресс;

в) содействовать упрочению мира и безопасности в Азии и во всем мире, вносить свой вклад в развитие отношений между государствами и в укреплении плодотворного и взаимовыгодного сотрудничества, придавая большое значение дальнейшему укреплению договорно — правовой основы своих взаимоотношений.

Заключение данного договора стало важным событием для обеих стран, так как еще раз документально закрепило сотрудничество между СССР и Демократической Республикой Афганистан. Важно также то, что он был подписан уже после Апрельской (Саурской) революции, что подтверждает преемственность в отношениях этих государств.

Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между СССР и ДРА заключен на 20 лет со дня вступления в силу. 27 мая 1979 г. Договор был ратифицирован обеими сторонами. Следуя положениям договора, Советский Союз и Демократическая Республика Афганистан в своих взаимоотношениях повседневно осуществляют зафиксированные в нем принципы: полное равноправие, взаимное уважение национального суверенитета, территориальной целостности, невмешательство во внутренние дела друг друга. Советский Союз и Демократическая республика Афганистан делом подтверждают свою верность всем обязательствам, взятым по Договору о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве. Цементируют все области советско — афганского сотрудничества и составляют его основу прежде своего крепнущие связи между КПСС и Народно — демократической партией Афганистана. Эти связи поддерживаются в различных формах и на различных уровнях. Естественно, особое значение имеют встречи высших руководителей КПСС и НДПА, в ходе которых обсуждаются и решаются самые главные, принципиальные вопросы взаимоотношений.

Таким образом, можно сделать следующие выводы.

Во-первых, развитие и реализация советско — афганских отношений в 1970-е годы проходило на фоне сразу двух революций в Афганистане. Первая из них свергла монархическую власть, а вторая — режим М. Дауда, который в своем развитии приобрел консервативный характер и уже мало отличался от королевского. После таких изменений на политической арене Афганистана свое развитие получили демократические силы, на которых было возложено построение государства на основе новых принципов.

Во-вторых, отличительной особенностью советско — афганских отношений можно назвать определенную преемственность, которая была для них характерна. Дружественные и добрососедские отношения, выгодные и удобные для обеих стран поддерживались и при монархическом режиме, и с приходом к власти НДПА. СССР одним из первых мировых держав признал обе афганские революции.

Важным событием для двух государств стало заключение двустороннего Договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве. В нем было закреплено взаимодействие практически во всех сферах, важнейшими из которых являются политическая, экономическая, культурная и военная.

На протяжении 1970-х годов Советский Союз оказывал всяческую помощь и поддержку Афганистану, например, предоставление военных и гражданских советников, что отвечало геополитическим интересам СССР.

2. Ввод советских войск в Афганистан

Противники НДПА за пределами Афганистана развернули против нее бурную деятельность. В частности, быстро расширялись масштабы разносторонней помощи мятежникам. В западных странах образовывалось большое количество различных союзов, бюро и других организаций «общественности, обеспокоенной положением афганского народа». Иными словами, напряжение внутри ДРА после Апрельской революции стало только увеличиваться, что в свою очередь, не оставалось без внимания Советского Союза.

История Афганистана после апреля 1978 г. носила весьма драматичный характер. 28 декабря, со ссылкой на сообщение ТАСС от 27 декабря, в газетах было опубликовано, что 27 декабря Кабульское радио передало сообщение Бабрака Кармаля от имени и по поручению Ц К Народно — демократической партии, Революционного совета и правительства ДРА, в котором говорится о свержении «кровавой династии Амина и его преспешников». В данном сообщении нет никаких намеков на просьбы или обращения к Советскому Союзу о помощи в урегулировании внутриполитической ситуации в Афганистане.

К концу 1979 г. наступил момент, когда угроза революционной власти в Афганистане, превращения этой традиционно дружественной Советскому Союзу страны во враждебный ему стратегический форпост на южных границах СССР резко возросла. Агрессия против Афганистана в форме необъявленной войны становилась настолько реальной, что не видеть этого было невозможно. В таких условиях афганское правительство неоднократно официально заявляло, что против ДРА совершается агрессия. В афганских граждан стреляли, на афганской земле взрывались мины, пылали пожары и гибли люди в результате действий тех, кого международное право осуждает как наемников, т. е. лиц, которые специально завербованы на месте или за границей для того, чтобы участвовать в вооруженном конфликте. Конец 1979-го года ознаменовался усилением агрессии со стороны оппозиционных сил по отношению к режиму, который набирал силу после апреля 1978 года, то есть после революции, произошедшей в Афганистане.

Обострение ситуации внутри ДРА не могло не вызвать определенной настороженной реакции со стороны Советского Союза.

Стоит дать небольшой комментарий о том, как данное обострение ситуации коснулось местных жителей.

В середине 1979 года заметно осложнилась обстановка на афганско — пакистанской границе. Число афганских беженцев, покидавших страну из-за участившихся случаев вооруженного сопротивления, значительно возросло и достигло 100 000 человек. Их более реакционная часть была использована представителями ИПА, ИОА, другими исламскими организациями для пополнения своих рядов, создания новых боевых отрядов. Осложнению обстановки способствовала и агитационная деятельность контрреволюции по привлечению кочевников, поощрения вооруженных набегов на афганскую территорию из Пакистана. Тараки и Амин усиливали давление на советскую сторону.

Правительство ДРА настоятельно обращалось к странам, осуществляющим вооруженное вмешательство, с призывами о его прекращении. Однако эти обращения остались, по существу, без внимания. В этих условиях в конце декабря 1979 г. и произошло событие, послужившее предлогом для развертывания, пожалуй, наиболее крупной и длительной за всю послевоенную историю кампании вражды и ненависти в отношении Советского Союза и Демократической Республики Афганистан.

Правительство ДРА, принимая во внимание продолжающиеся и расширяющиеся вмешательство и провокации внешних врагов Афганистана, с целью защиты завоеваний апрельской революции, территориальной целостности, национальной независимости и поддержания мира и безопасности, основываясь на Договоре о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве от 5 декабря 1978 г., на протяжении 1979 г. неоднократно обращалось к СССР с настоятельной просьбой о помощи, включая военную. Следует отметить, что Советский Союз долгое время сдержанно относился к просьбам афганского правительства направить советские войска в Афганистан. Но в конце 1979 г. Советское правительство удовлетворило просьбу афганской стороны.

Стоит отметить, что просьбы, исходящие от афганского правительства, имели место быть на протяжении всего года, а позитивный ответ потупил от Советского Союза только в конце 1979 года. Зачастую, это особо подчеркивается с целью оправдания действий СССР на территории Афганистана, хотя это вряд ли могло как-либо повлиять на результаты подобной военной акции.

Попробуем рассмотреть вопрос, почему же было достигнуто взаимопонимание между двумя государствами.

Оценка афганским руководством ситуации, сложившейся вокруг Афганистана, полностью совпадала с оценкой руководства Советского Союза, которое рассматривало непрекращающуюся вооруженную интервенцию и далеко зашедший заговор внешних сил как реальную угрозу утраты Афганистаном своей независимости, превращения его в империалистический военный плацдарм на южной границе СССР. События убедительно доказали, что ввод Советским Союзом по просьбе законного афганского правительства на территорию ДРА ограниченного контингента войск имел целью помочь афганскому народу защитить завоевания апрельской революции от внешней агрессии, а также укрепить мир и безопасность в южноазиатском регионе.

Такими яркими красками благородства описана сложившаяся к концу 1979 года ситуация в отношениях между СССР и ДРА. Но стоит отметить, что не все приведенные высказывания имеют однозначный характер, хотя отрицать их в принципе также не имеет смысла, потому что это сразу сделает довольно плоским представление об этой проблеме. Например, поддержание долгих отношений с Афганистаном имеет не только первопричиной дружбу, сложившуюся за долгие годы, но и интересы такой державы как Советский Союз, особенно в сфере геополитики, тем более не стоит забывать о том, что холодная война еще продолжалась. В свете этого стоит отметить еще то, что говоря о безопасности Афганистана, не стоит забывать, что этим же самым СССР обеспечивал бы и безопасность своих южных границ, что само по себе далеко не маловажно. Здесь же сыграл свою роль и договор от декабря 1978 года, о котором уже было сказано выше.

Долгие годы официальная точка зрения по поводу причин ввода советских войск в Афганистан сводилась к утверждению, что сделано это было по просьбе руководителей страны — Н. Тараки, Х. Амина, Б. Кармаля, — опасавшихся «империалистического вмешательства» США и других западных стран во внутриполитические дела Афганистана.

Советская версия событий в Афганистане заключалась в следующем. После апрельской революции Афганистан стал объектом агрессии империалистических сил, выступивших в союзе с внутренней реакцией. Для отражения вмешательства извне во внутренние дела афганское правительство неоднократно обращалось с просьбами о военной помощи как при Тараки, так и при Амине. Действия Амина в период его правления поставили под угрозу завоевания революции, судьбу Афганистана, вызвали возмущение народа. Патриотические силы, возглавляемые НДПА, при поддержке народа 27 декабря 1979 г. свергли Амина, который был осужден революционным судом и казнен. Вновь избранное руководство партии и государства во главе с Бабраком Кармалем обратилось к Советскому Союзу с просьбой о помощи, включая военную. Откликаясь на эту просьбу и опираясь на ст. 4 Договора 1978 г. и ст. 51 Устава ООН, СССР ввел ограниченный контингент советских войск в Афганистан для отражения агрессии извне. …

Первое, что бросается в глаза, — ни в одном из источников не дается четкой хронологии событий в Афганистане и действий афганской и советской сторон, и это при том, что свержение Амина и ввод советских войск происходят почти одновременно. А ведь именно от такой информации, расписанной по дням, часам и минутам, во многом зависит и правовая оценка приводимых советской стороной аргументов. Второе: если поступала просьба от руководства во главе с Кармалем, то зачем нужны упорные аргументы, ссылки на неоднократные обращения Тараки и Амина, которые не были удовлетворены. Очевидно, дело здесь в уже упомянутом «почти». Сомнения есть в отношении как фактов, так и их правовой оценки.

Советская военная помощь Афганистану была вынужденной. Для Советского Союза было, разумеется, не просто принять решение в направлении в Афганистан воинского контингента. Но Ц К КПСС и Советское правительство пошли на этот шаг, поставив перед советскими воинами четкую задачу — оказать афганскому народу содействие в отражении агрессии извне. И в момент приятия решения, и в дальнейшем СССР исходил из того, что его воинский контингент будет полностью выведен из Афганистана, как только отпадут причины, побудившие афганское руководство обратиться с просьбой о вводе советских войск. Таковы были задачи и сроки, которые были провозглашены перед вводом ограниченного контингента войск Советского Союза на территорию ДРА. Многое здесь также описано в благожелательном тоне, но при этом говорится о том, что решение принималось ЦК партии и правительством, а значит, есть смысл посмотреть было ли это решение на самом деле коллегиальным и всеобщим, как это представляется.

… Лишь узкий круг лиц был полностью посвящен во все детали афганской проблемы. Все держалось в строгом секрете, даже на самом высоком уровне опасались «утечки информации». В качестве подтверждения данных слов можно привести документ, в котором оговаривается четкий круг лиц, которые занимались разбором и принятием решения по афганскому вопросу.

Постановление ЦК КПСС №П 176/ 125 от 12 декабря 1979 г.

Председательствовал тов. Л. И. Брежнев.

Присутствовали: Суслов М. А., Гришин В. В., Кириленко А. П., Пельше А. Я., Устинов Д. Ф., Черненко К. У., Андропов Ю. В., Громыко А. А., Тихонов Н. А., Пономарев Б. Н.

К положению в «А»

1) Одобрить соображения и мероприятия, изложенные т.т. Андроповым Ю. В., Устиновым Д. Ф., Громыко А. А. Разрешить в ходе осуществления этих мероприятий им вносить коррективы непринципиального характера. Вопросы, требующие решения ЦК, своевременно вносить в Политбюро. Осуществление всех этих мероприятий возложить на т.т. Андропова Ю. В., Устинова Д. Ф., Громыко А. А.

2) Поручить т.т. Андропову Ю. В., Устинову Д. Ф., Громыко А. А. информировать Политбюро Ц К о ходе выполнения намеченных мероприятий.

Секретарь ЦК Л. Брежнев

к №П 176/ 125 оп от 12/XII — 79 г.

В декабре 1989 г. II съезд народных депутатов СССР принял постановление, в котором говорилось, что решение о вводе войск в Афганистан заслуживает морального и политического осуждения и что оно было принято в нарушении Конституции СССР, ибо Верховный Совет СССР и его Президиум этот вопрос не рассматривали. Решение было принято узким кругом лиц. На съезде назывались их имена: Л. И. Брежнев, Д. Ф. Устинов, Ю. В. Андропов, А. А, Громыко.

Пока была представлена только советская версия происходивших событий, но для создания полной картины необходимо рассмотреть и версию, которая присутствует на Западе.

Версия событий в Афганистане в конце 1979 г., изложенная в западных источниках, хотя она и несколько противоречива, выгладит в целом следующим образом. Решение о вводе войск в Афганистан было принято частью высшего руководства Советского Союза 2 ноября 1979 г. Оно связано с целой группой причин, которые авторы трактуют по-разному. Однако следует отметить, что никто среди этих причин или даже как повод к принятию решения не упоминает просьбу о помощи. Скорее, наоборот, для обоснования решения потребовалась просьба о военной помощи. По западной версии, постепенная концентрация советских войск на границе с Афганистаном, в самом Афганистане — на аэродроме в Баграме, в Кабуле началось примерно в конце первой декады декабря.

22 декабря Амин с группой преданной ему личной охраны перебрался в президентский дворец Даруламан недалеко от Кабула.

В 23 часа 24 декабря в аэропорту Кабула начали приземляться советские самолеты с войсками 105-й воздушно — десантной дивизии.

В период с 24 по 27 декабря в Кабул были доставлены 5 тыс. солдат в добавлении к 3 тыс. солдат и 4 тыс. военных советников, которые там уже находились. Операция по захвату города и президентского дворца началась в 19 час. 27 декабря. Советские войска одновременно атаковали ключевые правительственные учреждения и дворцовый комплекс. Штурм дворца, во время которого был убит Амин, закончился только к полуночи. В то время Амин был еще жив, 27 декабря в 20 час. 45 мин., на частоте радио Кабула прозвучало заявление Кармаля, причем, как утверждается в западных источниках, это была запись, переданная с радиостанции, находящейся в Термезе (Узбекистан). В то же время Кабул транслировал обычные программы. Кармаль объявил, что он избран премьер — министром и что Амин казнен. Об участии советских войск и о том, как был свергнут Амин, не упоминалось.

В соответствии с западной версией к 23 час. 27 декабря центральная часть города уже находилась под контролем советских войск. В 2 час. 40 мин. 28 декабря по радио Кабула было сделано короткое сообщение, которое, как говорилось, исходило из секретариата Революционного совета. Спустя 15 мин. было передано заявление от имени афганского правительства с обращением к Советскому Союзу о помощи, включая военную, для защиты Афганистана от продолжающейся агрессии внешних врагов. При этом делались ссылки на Советско — афганский договор 1978 г. В 3 часа 15 мин. 28 декабря прозвучало сообщение о том, что «революционный суд» приговорил Хафизулллу Амина к смерти и что приговор приведен в исполнение. Примерно в тот же период времени начался массированный ввод советских войск и через сухопутную границу. Начиная с 28 декабря радио Кабула транслировало речи Бабрака Кармаля, однако нет определенных данных о том, что он был в Кабуле до 1 января 1980 г., т. е. до того дня, когда он впервые появился публично. Существует мнение, что Кармаль был доставлен в Кабул уже после устранения Амина и установления контроля советских войск над столицей Афганистана. 28 декабря радио Кабула информировало о том, что Кармаль избран Генеральным секретарем ЦК НДПА и председателем Революционного совета. Таким образом, западные исследователи излагают совершенно иную последовательность событий, нежели та, которая присутствовала в советской версии. Они непосредственно связывают ввод советских войск с внутренними событиями в Афганистане, а также приводят довольно четкую хронологию событий, что придает их информации большую убедительность.

Итак, на ввод ограниченного контингента советских войск на территорию Демократической Республики Афганистан, на его причины и последовательность событий в декабре 1979 года существует две диаметрально противоположные точки зрения, которые можно определить как советскую и западную. Но при этом стоит рассматривать их обе, так как это дает более полное представление о ситуации в Афганистане в этот период времени, не стоит отбрасывать ни одну из них, так как обе версии имеют право на существование и подкреплены определенными фактами. Основным недостатком советской версии можно считать отсутствие в ней четкой хронологии происходящих событий, что делает ее менее привлекательной, на первый взгляд, и менее убедительной, но совершенно не отрицает ее права на существование.

Если говорить о международно — правовой основе действий СССР по оказанию военной помощи ДРА, то можно назвать в этой связи:

а) Устав ООН, ст. 51. Согласно этой статье, каждый член ООН имеет право на получение военной помощи для отражения агрессии. Афганистан — член ООН, и Советский Союз, естественно, имеет право оказать ему такую помощь;

б) Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между ДРА и СССР от 5 декабря 1978 г., ст. 4. В ней четко сказано, что обе стороны «будут консультироваться и с согласия обеих сторон предпринимать соответствующие меры в целях обеспечения безопасности, независимости и территориальной целостности обеих стран». Отказав в военной помощи правительству ДРА, которое просило о ней, Советский Союз нарушил бы принятое на себя обязательство, а этого он никогда не допускал;

в) Договор 1921 г., преамбула. В ней предельно ясно сказано, что он заключается, в частности, в целях «ограждения действительной независимости Афганистана». В Договоре от 5 декабря 1978 г. Советский Союз и Афганистан подтвердили верность целям и принципам советско — афганского Договора 1921 г., сохранявшего свою силу и сегодня. Обстоятельства, возникшие к концу 1979 г., были таковы, что лишь в результате прямой военной помощи Афганистан мог отстоять свою независимость.

Теперь стоит обратиться к международно — правовой оценке ввода ограниченного контингента советских войск на территорию ДРА.

1) Советский Союз и Афганистан утверждали, что против Афганистана совершалась агрессия извне. Право определять акты агрессии в соответствии с Уставом ООН принадлежит Совету Безопасности, но ни СССР, ни Афганистан в Совет Безопасности с соответствующей просьбой не обращались, видимо, считая, что агрессия против Афганистана не осуществлялась. Совет Безопасности этого вопроса не рассматривал, никаких решений не принимал. Из изложенного следует, что наличие агрессии нельзя считать установленным. Кроме того, в случае агрессии право решения о применении мер принадлежит Совету Безопасности, но не самим государствам, подвергшимся агрессии. Действия в соответствии с правом на самооборону могут производиться только в ответ на вооруженное нападение.

2) СССР и ДРА ссылались на право на самооборону и ст. 51 Устава ООН. Однако, как показало обсуждение положения в Афганистане в Совете Безопасности и в Генеральной Ассамблее и что было отмечено мировым сообществом, убедительных доказательств вооруженного нападения на Афганистан так и не было представлено. Кроме того, в части применения ст. 51 аргументация СССР и ДРА отличались особой противоречивостью. Советский Союз и Афганистан возражали против обсуждения вопроса в Совете Безопасности и Генеральной Ассамблее, утверждая, что положение в Афганистане — его сугубо внутреннее дело, а ввод войск касается только двусторонних отношений. Тем самым фактически отрицалось наличие агрессии, вооруженного нападения, что делает невозможным применение ст. 51 Устава ООН. В то же время когда рассмотрение вопроса, несмотря на возражения, началось, СССР и ДРА упорно ссылались на ст. 51 Устава ООН. Однако их указания на право на самооборону нельзя признавать убедительным еще потому, что ни та, ни другая стороны не сообщили Совету Безопасности о принятых ими мерах.

3) Доводы о неоднократных обращениях с просьбами о помощи правительств Тараки и Амина до декабря 1978 г. юридического значения для квалификации действий сторон вообще не имеют, поскольку просьбы так и остались без удовлетворения. Важно отметить и то, что, во-первых, достоверная просьба о помощи от правительства Кармаля поступила 28 декабря, во-вторых, ввод советских войск начался фактически с 24 декабря, в-третьих, советские войска участвовали в свержении и казни Х. Амина и установлении власти Кармаля. Следовательно, либо просьбы от законного правительства на момент начала ввода войск не было, либо были грубейшим образом нарушены условия пребывания войск на территории Афганистана. Значит, просьба о помощи не может служить правовым основанием действий СССР.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой