Особенности становления и развития адыгейского театра: От истоков до конца 80-х годов XX века

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Театральное искусство
Страниц:
150


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вопросы изучения истории театра народов России, ее теорс осмысление давно являются одной из ключевых проблем соьрсмч. искусствоведения. Несмотря на то, что в основе формирования театралы искусства лежат общекультурные, типологически сходные тенденции и зако-каждая национальная культура шла к театру своим собственным путем. Большую роль в этом процессе играли исторические условия развития этноса и народности, культурные контакты с соседними народами, специфика фольклорно-этнографической культуры и национальный менталитет.

Возникновение и развитие театрального искусства в Адыгее также проходило достаточно сложно. Особенности исторического, политического и художественного развития адыгов обусловили более позднее по сравнению с другими народами Кавказа, в частности, с грузинами и армянами, рождение и становление адыгской профессиональной театральной культуры.

Адыгский этнос имеет древнюю историю. Адыги — самоназвание народов с близкими языками, общей историей и единой культурой, ныне компактно проживающих в Адыгее (адыгейцы), Туапсинском и Лазаревском районах Краснодарского края (шапсуги), Кабардино-Балкарии (кабардинцы) и Карачаево-Черкесия (черкесы). Кроме того, адыги проживают и в других местах Краснодарского и Ставропольских краев, Северной Осетии, а также на ближнем Востоке, Балканах, Голландии, Германии, США, Израиле и других странах. Адыги проживают на Кавказе с древнейших времен.

Первые исторические сведения, касающиеся этих племен, дошли до нас благодаря древневосточным и античным источникам. Они имели общее название & laquo-синды»- и & laquo-меоты»-. С I века н.э. наиболее известным становится одно из адыгских приморских племен под названием & laquo-зихи»-. В V веке зихи расширили свои границы и объединили вокруг себя соседние адыгские племена и под этнонимом & laquo-зихи»- просуществовали вплоть до XIII века. В средневековье славянские историографы называли адыгов & laquo-касогами»-.

На протяжении своей долгой истории адыги вступали в разного рода контакты со многими народами и племенами: ираноязычными степными племенами (кимерийцами и скифами), греками, гуннами, византийцами, персами, татарами, генуэзцами, русскими, турками и др. Постоянные контакты адыгов с носителями других культур и языков отражались на их истории, быте.

В XVI веке одно их адыгских племен вступило в важнейший союз с Россией, приведший к добровольному воссоединению Кабарды с русским государством, которое было закреплено браком Ивана Грозного с Марией Темрюковной, дочерью кабардинского князя. Адыги вынуждены были пойти на этот шаг, чтобы спасти себя от агрессии Крымского ханства и Турции.

На общественно-политическую, экономическую и культурную жизнь адыгов повлияло столкновение интересов России и Турции, ввергнувшее адыгов в трагичную для них столетнюю войну за независимость. В итоге многомиллионый народ был почти истреблен, часть спаслась в других странах (в 1865 году полтора миллиона человек покинуло Кавказ), а на исторической родине осталось жить менее десяти процентов этноса.

Традиция называть & laquo-черкесами»- все адыгейские племена появилась в XIV веке и прочно закрепилась в мировой историографии.

Современная Адыгея расположена на территории Северо-Западного Кавказа, на левых берегах рек Лаба и Кубань. С 22 июля 1922 года по 27 ноября 1990 года Адыгея входила в состав Краснодарского края в качестве автономной области. 3 июля 1991 года Верховный Совет РСФСР принял Закон & laquo-О преобразовании Адыгейской автономной области в Советскую Социалистическую Республику Адыгея в составе РСФСР& raquo-. 24 марта 1992 года Верховный Совет Республики Адыгея первого созыва постановил ССР Адыгею впредь именовать Республика Адыгея в составе Российской Федерации. Площадь республики составляет 7790 квадратных метров. Население Адыгеи 450 тыс. человек. Столица — город Майкоп.

Театральное искусство адыгов, имея богатую мифологическую, фольклорную, обрядово-игрищную, танцевальную почву, тем неменее не прошло в своем развитии (в силу общественно-политических и исторических причин) основных этапов формирования и развития. Это было обусловлено многовековым походным образом жизни адыгов, ранней потерей государственнности (IV-V вв.), поздним приобщением к просвещению (h. XIXB.).

Лишь после Октябрьской революции адыги смогли создать свой профессиональный национальный театр. Однако, волевыми решениями Комунистической партией, целью которых было & laquo-объединение всех наций в одну& raquo-, адыгейский театр стал формироваться по подобию русского драматического театра. Естественно, что тесный контакт с русским театральным искусством был необходим молодому театру в период становления как школа профессионального мастерства, но тормозящим фактором на пути этого плодотворного контакта стало невольное дистанцирование адыгейского театра от собственной народной культуры, преодоленное окончательно лишь в середине 80-х годов.

Современная культурная ситуация в России складывается благоприятно для малочисленных народов, которые получили возможность сами определять собственную судьбу. У них появился выбор. Взяв все лучшее, что есть в традиционной и мировой культуре, адыги, наконец, смогут активно включиться в творческий процесс современной России на равных правах с другими народами.

Актуальность данного диссертационного исследования заключается в том, что в сложившейся культурной ситуации целесообразно дать новый анализ истоков и становления адыгейского театра, проследить негативные и положительные моменты его развития и формирования.

Целью и задачей исследования являются: • Изучение народных истоков адыгейского театрального искусства-

• Определение основных исторических этапов развития адыгейского театра вплоть до 1986 года.

• Обзор наиболее важных для истории театра спектаклей в хронологическом порядке и выявление основных тенденций развития адыгейского сценического искусства.

Научная новизна исследования заключается в том, что здесь впервые в совокупности рассматриваются истоки, основные этапы и тенденции развития адыгейского театра с момента его зарождения до середины 80-х годов.

Методологической основой данной диссертации стали: системный подход к изучаемой теме, искусствоведческий, исторический, культурологический и системно-структурный анализ ее, что дает оптимальные возможности для получения целостного представления об исследуемом. Категории -становление, развитие, содержание, закономерности, форма — помогают более глубоко раскрыть особенности становления театра, показывают развитие его главных элементов.

Методологическое воздействие на работу оказали труды российских и советских театроведов, посвященные развитию театрального искусства народов России. В работах А. Анастасьева, Г. Хайченко, Г. Гояна, О. Кайдаловой, В. Сахновского-Панкеева (6- 23- 41- 70- 71- 72- 112- 113) изложены методологические принципы изучения сценических культур народов России. Базовое значение для театроведческой части данной диссертации имело семитомное издание & laquo-Истории русского драматического театра& raquo- (1977−1987гг.) (31) и четырехтомное издание & laquo-Истории зарубежного театра& raquo- (30).

Впервые история Адыгейского драматического театра стала предметом научного исследования при подготовке фундаментального труда & laquo-История советского драматического театра& raquo-, где представлен раздел, посвященный работе театра с 1937 — 1967 года, написанный А. Ивановым (32−38). Здесь кратко рассмотрено становление адыгейского театра, дан анализ его этапных спектаклей, бегло прослежены основные этапы его развития. В совместном издании & laquo-Годы, спектакли, судьбы& raquo- авторы Ш. Хут, М. Шовгенов, А. Гарин,

К. Схаплок, С. Шхалахова рассматривают исторический путь Адыгейского драматического театра им. А. С. Пушкина, начиная с истоков по 80-е годы XX века (21). В этой работе впервые был введен в научный оборот фактический материал, включающий исследования театральных элементов в фольклоре, бытовых и культовых обрядах, народных играх и песнях, первые самодеятельные постановки, рождение профессионального театра. Теоретической базой исследования в области этнической культуры послужили работы М. Бахтина, С. Арутюнова, Г. Гачева, Л. Гумилева, М. Кагана, Ю. Лотмана, Э. Маркаряна и другие, изучение которых позволило рассматривать театральное искусство в сложном соотношении этногенеза, этнической, социальной и культурной истории.

Этнографический, этнокультурный анализ, специфика адыгского художественного мышления расматриваются в работах Е. Крупнова, Б. Бгажнокова, В. Абаева, М. Мижаева, З. Налоева, Р. Унароковой, А. Гадагатля и др. Сведения по истории культуры адыгов мы находим и в воспоминаниях европейских и русских путешественников, посещавшие Кавказ с XV века -Т. Мариньи, Л. Люлье, И. Галонифонтибуса, В. Латышева, Н. Грабовского, К. Сталя, Н. Дубровина и др. Много писали о культуре своего народа и адыгские просветители Х1Х-ХХ веков — С. Хан-Гирей, К. -Б. Атажукин, У. Берсей, Ш. Ногмов и др.

Диссертация М. Шовгенова на соискании ученой степени кандидата искусствоведения & laquo-Адыгейский театр (зарождение и развитие)& raquo- - первый опыт создания истории адыгейского театра с момента его образования по 1970 год, правда, автор придает доминирующее значение приобщению адыгейского театра к русской культуре, и & laquo-сближению адыгов с русскими и другими народами& raquo-, но недостаточно внимания уделяет национальным особенностям родного театра.

Более интересной представляется диссертационная кандидатская работа З. Ахмединовой & laquo-Театральная культура черкесов: историко-культурные предпосылки и проблемы современного развития& raquo-. Автор прослеживает в ней генезис театрально-зрелищных традиций черкесов в контексте их национальных традиций с культурологической позиции.

Отдельные этапы развития адыгейского театра освещены в статьях К. Схаплока, Р. Кушнарева, С. Шхалаховой, К. Шаззо, Е. Ситниковой и др. Это рецензии, обзоры, творческие портреты актеров и режиссеров, интервью, хроники, вышедшие в местной и центральной периодической печати.

Источники диссертации:

В работе использованы ранее неизвестные материалы Национального архива Республики Адыгея, документальные свидетельства актеров и режиссеров, архив Адыгейского драматического театра, рукописные пьесы отдельных авторов.

Таким образом, материалы, посвященные театральному искусству адыгов, достаточно обширны и многообразны. Но серьезных, полных работ, выявляющих основные тенденции в развитии адыгейского театра нет до сих пор. Все вышеперечисленные материалы не отвечают требованиям современного театроведения, насущной проблемой которого является необходимость комплексного исследования театрального процесса, происходящего в Адыгее с позиций объективного историзма.

Теоретическая и практическая ценность

Данная диссертация является первой попыткой обощения многочисленных разрозненных сведений по истории возникновения и становления адыгейского театра, начиная с истоков и до конца 90-х годов. Расматриваемый в данной работе материал поможет расширить рамки исторических и теоретических представлений и обозначит наиболее значимые тенденции в развитии театрального искусства Адыгеи. Принципы анализа могут быть использованы для изучения истории сценического искусства других народов.

Результаты подобного анализа и обобщения могут привести к практическим рекомендациям, способствующим плодотворной деятельности Адыгейского драматического театра.

Структура диссертации подчинена основной цели и задачам исследования. Работа состоит из Введения, трех глав, Заключения и библиографии. В Введении формулируются конкретные задачи исследования, определяется его структура, актуальность, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Становление и развитие профессионального театра адыгов представляет собой достаточно, характерную для многих национальных театров нашей страны картину, особенно схожую у народов, которые до революции не имели своего профессионального театра.

Но, тем не менее, праэлементы театрального искусства европеского типа присутствовали в исполнении героического эпоса, бытовых и культовых обрядах, народных песнях адыгов. Композиционное построение, сюжетная структура, форма чередования монологов и диалогов — все это в эпосе адыгов имеет много общего с драматургическим произведением, еще не получившей в фольклорной низовой культуре должного развития, но проявившееся вполне определенно.

Адыги высоко ценили исполнительское мастерство, в котором старались достичь совершенства. В прошлом хранителями и носителями лучших образцов народного фольклора были джегуако и & laquo-ачъэкъашъу»-. Они обладали поэтическим и музыкальным даром, владели искусством выразительного слова, элементами пантомимы, учитывали реакцию зрителей и слушателей.

Песенно-поэтические состязания (& laquo-зэфэусы»-), конкурсы на лучшие благопожелания, драматизированное зрелище чапщ, разыгрывание комедийных сценок и интермедий на праздниках сбора урожая, свадьбах, культовых обрядах, танцы являлись формами народного театра, где в диалогах свободной импровизации совершенствовалось актерское мастерство исполнителей.

Игрища носили площадной характер, свои представления адыги наполняли буффонадами, произвольными шутками, трюками, играми, танцами, использовали также маски. Чаще всего игрища носили комедийную окраску, а иногда имели и сатирический характер, но в лишь отдельных, особых случаях, когда это касалось, например, исполнения героических и похоронных песен -трагедийный.

Театрализованным представлением была свадьба, которая разыгрывалась по строго установленному сценарию. Этот неповторимый по яркости и национальному колориту спектакль был создан многими поколениями адыгов, и тут можно смело говорить уже не о случайной театрализации некоторых свадебных элементов, но целостном театрализованном представлении, которое с воодушевлением исполнялось и с наслаждением воспринималось присутствующими.

Похоронные обряды адыгов как часть наиболее консервативной и устойчивой области духовной культуры народа также содержали драматические театральные элементы. Вполне вероятна возможность & laquo-перерастания»-, трансформации так называемых игр & laquo-при покойнике& raquo- в театрализованные сценки, имевшие достаточно самостоятельное значение, которые так или иначе повлияли на формирование развлекательных, комедийных жанров фольклорного театра и, собственно, драматических представлений.

Таким образом, у адыгов был достаточно многообразный фольклорный театр. Если бы адыгейский театр родился бы эволюционно естественно, без настойчивого воздействия форм европейского театра, то, по-видимому, ведущая роль в нем отводилась бы импровизации и тесному взаимодействию актеров со зрителями.

Первые попытки по созданию адыгейской драматургии были сделаны в начале XIX века под влиянием передовой русской мысли. Адыгские просветители — Султан Хан-Гирей, Кази-Бек Ахметуков, Шора Ногмов и другие — исходя из насущных проблем общественной жизни, стремились приобщить адыгов к формам русской и европейской общественной жизни. На рубеже XIX—XX вв.еков появляются первые пьесы и театральные постановки на адыгейском языке, главным содержанием которых стали темы восхваления романтического прошлого адыгов.

Эти факты свидетельствуют о том, что еще до установления советской власти в Адыгее, адыги стремились создать собственное самобытное театральное искусство, и в этих первых попытках уже закладывался фундамент национального театра и своеобразной национальной драматургии.

После революции театральное искусство Адыгеи развивалось в едином русле со всем советским искусством. Дистанцируясь от древних национальных традиций, театральное искусство адыгов под влиянием динамичных ритмов эпохи и большевисткой идеологии, соответствие которой было непременным условием существования театрального искусства советской Адыгеи, вместе с огромной страной осваивало премудрости соцреализма.

После установления Советской власти на национальных окраинах в пропагандистских целях Комунистическая партия и правительство уделяли особое значение развитию культуры и искусства, чтобы использовать театр как трибуну для утверждения новой идеологии и своих политических программ среди малочисленных народов. Поэтому партия стимулировала организацию национальных театров сначала в любительских, а затем и в профессиональных формах.

Большое распространение в этот период получает самодеятельный театр. В большинстве своем неграмотные люди, стихийно потянулись к самому доступному для них и интересному виду искусства. Самодеятельные кружки возникали вначале в Краснодаре, где преобладало русское население, а потом такие же организовывались и в адыгейских аулах.

Особенность молодого театрального искусства в Адыгее состояла в том, что его основателями являлись первые образованные выходцы из адыгов -учителя, пропагандисты, журналисты. Они были и актерами, и режиссерами и драматургами.

Театральная самодеятельность играла весьма важную роль в политико-воспитательной работе власти с населением, она становилась одной из форм прямой агитации и пропаганды социалистических идей, поскольку при всеобщей неграмотности, при отсутствии книг на родном языке, через непосредственный показ легче было донести идеи революции и продемонстрировать на сцене декларируемые достоинства советской власти.

К началу 30-х годов самодеятельное драматическое искусство и зарождающаяся национальная драматургия подготовили почву для создания профессионального театра.

2 июля 1937 года в Майкопе, столице Адыгейской автономной области, состоялось открытие Адыгейского колхозно-совхозного театра. Агитационный самодеятельный театр, выполнив важную социальную функцию, уступил свои позиции профессиональному театру с новыми драматическими формами.

С момента возникновения профессиональный театр адыгов следовал реалистическим традициям русской сценической школы, органично сочетая стихийный реализм народного творчества с позициями советского театра, исповедующего в то время, как и все искусство страны, идею соцреализма. Русский драматический театр, который работал в Майкопе параллельно с национальным, также оказывал большую помощь в создании Адыгейского колхозно-совхозного театра. Творческое содружество между двумя театрами была плодотворным, так как на спектаклях русского театра адыгейские актеры учились мастерству, глубокому проникновению в материал роли.

Путь развития адыгейского театра был не гладким. Тяжелым испытанием стали военные и послевоенные годы. Адыгейская труппа, потерявшая на войне значительную часть своих актеров, не смогла сразу возобновить свою работу. И лишь через пятнадцать лет Адыгея вновь занялась восстановлением национального драматического театра.

Открывшись в 1957 году, Адыгейский областной драматический театр обратился в первую очередь к постановкам спектаклей по пьесам близких по духу драматургов народов СССР и местных авторов, потому что адыгейский зритель принимал в основном национальные произведения, в которых явственно проступали фольклорные мотивы, действовали понятные, масочные персонажи, господствовал веселый развлекательный дух или локальные, чаще всего, мелодраматические страсти. Естественно, что театр при формировании репертуарной политики учитывал мнение своего зрителя.

Это был период ученичества для деятелей адыгейской сцены. Но постепенно театр стал выходить на новый уровень осмысления классики, так как репертуарная линия, связанная с освоением русского и западного классического наследия берет свое начало еще в первые годы существования национального театра в Майкопе. Классика способствовала профессиональному становлению Адыгейского областного драматического театра. Она несла просветительскую миссию, являлась серьезной школой мастерства, богатейшей кладовой художественных ценностей, вдохновляющих на творческий поиск, будоражащих мысль и воображение художников.

В составе адыгейской труппы были актеры самых различных дарований, которые владели яркой бытовой манерой исполнения, создавали сильные живые характеры. Однако большинству актеров зачастую недоставало творческой пластичности, способности пересматривать и обогащать свои средства выражения. В начале 60-х годов адыгейская труппа пополняется выпускниками ГИТИСа. После нового пополнения театр уверенно вступил в период своей творческой зрелости, решая поставленные перед ним сложные задачи, направленные на дальнейшее развитие театрального искусства Адыгеи.

Процесс становления и развития Адыгейского драматического театра имел и весьма серьезные издержки, связанные, прежде всего, с перекосами в национальной и культурной политике, допущенными сталинским правительством и проявившиеся достаточно ощутимо уже с середины 30-х годов, то есть в самый момент зарождения профессионального театра Адыгеи. Эти тенденции в политике правительства привели к отрицанию значимости народного опыта и национальных традиций (прежде всего фольклорных) при формировании эстетики и репертуара многих национальных театров. В середине 30-х годов Комунистическая партия выдвинула лозунг о выравнивании национальных культур. Более того, со временем появилась идея о грядущем слиянии наций и образования единого советского народа, не имеющего определенных национальных признаков, говорящего на одном языке, имеющего единый образ мыслей, пользующегося усредненными обычаями и традициями.

Под идеологическим прессингом оказались прежде всего театры национальных республик. Речь шла отнюдь не о повышении профессионального опыта молодых театральных коллективов, а о подражании всех театров Советского Союза Московскому Художественному Академическому театру. Они вынуждены были как можно точнее копировать актерские и режиссерские методы МХАТа, его репертуар. Все это осложняло процесс становления молодых коллективов, потому что потенциальная национальная самобытность этих театров нередко приходила в столкновение с мхатовской эстетикой, что порождало дополнительные сложности в формировании молодых театральных культур. Именно поэтому так сложно шло развитие национальных театров бывшего СССР.

В середине 50-х годы, после разоблачения культа личности Сталина на XX съезде КПСС начинается постепенное возрождение творческих сил. Из, казалось бы, полностью истощенной культурной почвы появляются новые побеги. Новые тенденции проявились и в работе Адыгейского областного драматического театра: обнаружились плодотворные попытки сближения тетрального творчества с подлинной действительностью, богаче стало его стилевое многообразие, более свободным оказался выбор им художественных выразительных средств раскрытия современных конфликтов и идей.

Отличительной особенностью периода 60−70 годов является расширение тематических и жанровых границ национальной драматургии. Стремление к углубленному анализу жизни нации, художественно-осмысленному воплощению человеческого характера, воссозданию духовного мира личности помогло адыгейским драматургам освободиться от засилья натуралистических элементов, назидательности и прямолинейности в обрисовке образов. Они отказались от мелодраматизма, абстрактной сентиментальности, фрагментарности сценического действия.

Творчески преломляя в своей практике идейно-художественные искания советского театра 60−70-х годов, адыгейский театр к началу 80-х годов вступил в лучшую пору своей творческой деятельности. Период расцвета Адыгейского областного драматического театра длился больше десяти лет.

Руководству театра удалось в кратчайший срок объединить два поколения адыгейских актеров: гитисовцев 1962 года выпуска и молодежь ЛГИТМиКа, влившуюся в труппу в 1976 году. Процесс & laquo-притирания»- проходил негладко, порой болезненно, но вскоре в коллективе утвердилась атмосфера всеобщей увлеченности и профессионализма.

Театр никогда не терял связи с собственной культурной традицией, и не только там, где постановка осуществлялась на материале национальной драматургии. В какой бы пьесе и в каком бы стилевом ключе ни играл адыгейский актер, он остается адыгом по едва уловимым порой, но всегда отчетливым и узнаваемым приметам национального характера, типическим особенностям своего народа. Обогащая творческую палитру за счет художественных достижений всего многонационального театра страны, коллектив всегда оставался верен известному завету К. Станиславского: & laquo-Пусть каждая нация, каждая народность отражает в искусстве свои самые тончайшие национальные черты, пусть каждое из этих искусств сохраняет свои нацианальные краски, тона и особенности. Пусть в этом раскрывается душа каждого из народов& raquo- (136−135).

Театр еще только нащупывал свое понимание национального в искусстве, стремясь, уйти от экзотики, пресловутой & laquo-национальной специфики& raquo-, отражающей архаичные формы, а не духовную сущность народной жизни. Он напряженно искал свою гражданскую тему, хотя в его репертуаре порой недоставало общественно значимых спектаклей, где были бы и коллизии современной жизни и личности героев большого социального наполнения. Коллектив, не боясь эксперимента, не перестраховываясь от неизбежных ошибок стремился к постоянному обновлению.

В данном исследовании прослежены основные тенденции становления и исторического развития адыгейского театра, она охватывает достаточно большой отрезок времени. За рамками данного исследования осталась работа театра в последние пятнадцать лет. И это не упущение, а осознанное решение автора диссертации, поскольку этап, развернувшийся в адыгейском театре на протяжении последних полутора десятилетий в Адыгейском театре — это совершенно иной художественный процесс, который требует подробного специального рассмотрения, чего не позволяют сделать рамки данной работы.

Комплексное исследование истории театральной культуры Адыгеи, результатом которого стала данная диссертация, выявило одну существенную проблему, с которой и впредь будут сталкиваться театроведы, занимающиеся изучением адыгейского театра. При обилии архивных материалов, источников, рецензий, различных документов, свидетельствующих о тех или иных спектаклях, творческом пути актеров, выяснилось, что на этом, казалось бы, обширном материале, невозможно добиться сколько-нибудь отчетливой реконструкции целостного художественного образа спектакля, режиссерского рисунка. Связано это, прежде всего, с нехваткой профессиональной критики, квалифицированных театроведов в Адыгее. Особенно это характеризует период 60−70-х годов, воссоздать который удалось в основном благодаря статьям театроведа К. Схаплока, без которых автор диссертации, конечно же, не мог обойтись и вынужден был опираться на них, быть может, быть может, избыточно часто.

В данной диссертации задача подробной реконструкции спектаклей и не стояла, ее цель — проследить сам процесс формирования Адыгейского театра, отметить его основные этапы и особенностей, динамику развития исполнительского мастерства актеров, режиссуры и драматургии. Лучшие постановки театра, как правило, отличало своеобразие трактовки и образность сценического языка, высокий профессионализм их создателей, стремление к современному и национально-своеобразному их прочтению. Овладев основами профессионального мастерства, творчески восприняв опыт европейского театра, основоположники адыгейского театра и последующие поколения актеров и режиссеров создали неповторимое искусство, в котором возродились на новом историческом витке культурные традиции адыгов, обогащенные достижениями многонационального театра России.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава 1. Истоки адыгейского театра.

Глава 2. Становление и развитие самодеятельного и профессионального театров в Адыгее (последняя четверть XIX в. — 1956 г.)

Глава 3. Зрелость адыгейского театра (особенности формирования и развития).

3.1. Развитие адыгейского театра в период с 1956 -1976 годы.

3.2. Адыгейский театр в период с 1976 -1986 годы.

Список литературы

1. Авдеев А. Д. Происхождение театра. — М., 1957. — 268 с.

2. Адыгея. Историко-культурный очерк. Майкоп, 1989.- 136 с.

3. Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XII-Х1Хвв. Составление, редакция переводов, введение и вступительная статья к текстам В. К. Гарданова. Нальчик: Эльбрус, 1974. — 663 с.

4. Алиева А. И. Поэтика и стиль волшебных сказок адыгских народов. М.: Наука, 1986. -278 с.

5. Анастасьев А. Н. Об интернациональной природе советского театра. М.: Искусство, 1972. — 113 с.

6. Анастасьев А. Н. Театр и время. М.: Искусство, 1985. — 318 с.

7. Аутлева С. Ш. Адыгские историко-героические песни XV1-X1X вв. -Нальчик, 1973. -227 с.

8. Ахметуков К.- Б. Тяжелый долг. Бобруйск, 1901.

9. Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М.: Художественная литература, 1990. — 543 с.

10. Бгажноков Б. Х. Очерки этнографии общения адыгов. Нальчик: Нарт, 1983. -247 с.

11. Бгажноков Б. Х. Черкесское игрище. Нальчик: Нарт, 1991. — 188 с.

12. Бесиджев М. Актерская семья. Майкоп: Адыгейское республиканское книжное издательство, 1998. — 80 с.

13. Бетрозов Р. Ж. Адыги. Нальчик: Нарт, 1990. — 133 с.

14. Бетрозов Р. Ж. Происхождение и этнокультурные связи адыгов. Нальчик: Нарт, 1991. -168 с.

15. Богатырев П. К. Вопросы теории народного искусства. М.: Искусство, 1974. -544 с.

16. Бромлей Ю. В. Очерки теории этноса. М.: Наука, 1983. — 411с.

17. Гадагатль A.M. Героический эпос & laquo-Нарты»- адыгских (черкесских) народов. -Майкоп, 1987. -407 с.

18. Гачев Г. Д. Национальные образы мира: общие вопросы. Русский. Болгарский. Киргизский. Грузинский. М.: Сов. Писатель, 1988. — 445 с.

19. Гачев Г. Д. Содержательность художественных форм. Эпос. Лирика. Театр. М.: Просвещение, 1968. — 303 с.

20. Глаголь С. Театр народов Северного Кавказа. Севкавгиз-Пятигорск, 1936.

21. Годы, спектакли, судьбы. / Предисловие, составление, редактирование К. Г. Шаззо. Майкоп: Адыг. отделен. Краснодар, книжного изд-ва, 1986. -128 с.

22. Горький A.M. Статьи 1905−1916 гг. Изд. 2-е. Парус, 1918. — 157 с.

23. Гоян Г. И. 2000 лет армянского театра. М.: Искусство, 1952. — В 2-х томах: Т.1. — Театр древней Армении — 542 с. Т.2. — Элинистический театр Армении. — 510 с.

24. Гусев В. Е. Эстетика фольклора. Л.: Наука, 1967. — 319 с.

25. Гутов A.M. Поэтика и типология адыгского нартского эпоса. М.: Наука, 1993. -207 с.

26. Давлетов К. С. Фольклор как вид искусства. М.: Наука, 1986. — 298 с.

27. Дадамян Г. Г. Театр в культурной жижни России (1914−1916 гг.) М.: Изд-во Рос. академии театр, иск-ва ООО «Дар-Экспо», 2000. — 196 с.

28. Дробижева Л. М. Духовная общность народов СССР. М.: Мысль, 1981. -264 с.

29. Дубровин Н. Черкесы (адыги). Краснодар, 1927. — 176 с.

30. История зарубежного театра. 1981−1987 / Под редакцией Г. Н. Бояджиева,

31. A.Г. Образцовой. М.: Просвещение.- В 4-х частях: 4. 1: Театр Западной Европы от античности до Просвещения / Г. Н. Бояджиев, В. В. Головко,

32. История русского драматического театра / Под редакцией Е.Г. Холодова- М.: Искусство. В 7-ми томах: Т. 1: От истоков до конца XVI11 в. / В. Н. Всеволодский -Гернгросс. 1977. — 484 с.

33. Т. 2: 1801−1825 / Т. М. Родина, Т. М. Ельницкая, Н. Г. Литвиненко и др. -1977. -555 с.

34. Т. 3: — 1826 -1845 / Ю. А. Дмитриев, А. П. Клинчик. 1978. — 350 с.

35. Т. 4: 1846 1861 /Е.Г. Холодов, Т.К. Шах-Азизова, Н. Г. Зограф,

36. А. П. Клинчик 1980. — 552 с.

37. Т. 5: 1862 1881 / Т.К. Шах-Азизова, Е. Г. Холодов, Н. Г. Зограф и др. — 1980.- 552 с.

38. Т. 6: 1882 1897 / Т.К. Шах-Азизова, Т. М. Родина, Ю. А. Дмитриев и др. -1982. -575 с.

39. История Советского драматического театра. / А. Н. Анастасьев, Е. И. Поляков, К. Л. Рудницкий, М. Н. Строева. М.: Просвещение. — В 2-х книгах:

40. Т. 1: 1917 -1945 гг. 1984. — 335 с. Т. 2: 1945 — 1980 гг. — 1987. — 271 с.

41. История Советского драматического театра: в 6-ти томах. М.: Наука, 19 661 971.

42. Т. 1: 1917−1920. -1966.16 с.

43. История Советского драматического театра: в 6-ти томах. М.: Наука, 19 661 971.

44. Т. 2: 1920 -1925. 1966. — 474 с.

45. История Советского драматического театра: в 6-ти томах. М.: Наука, 19 661 971.

46. Т. З: 1925- 1932. 1967. — 614 с.

47. История Советского драматического театра: в 6-ти томах. М.: Наука, 19 661 971.

48. Т. 4: 1933 -1941. 1968. — 696 с.

49. История Советского драматического театра: в 6-ти томах. М.: Наука, 19 661 971.

50. Т. 5: 1941 -1953. 1969. -736 с.

51. История Советского драматического театра: в 6-ти томах. М.: Наука, 19 661 971.

52. Т. 6: 1953 1967. — 1971. -740 с.

53. История театроведения народов СССР. Очерки. 1917−1941. / Под ред. А.Я. Альтшуллера- А. А. Аникст, Э. Г. Гугушвили, Ю. А. Дмитриева, О. Н. Кайдаловой, Г. А. Хайченко и др. /. М.: Наука, 1985. — 304 с.

54. Каган М. С. Морфология искусства. Л.: Искусство, 1972. — 59 с.

55. Кайдалова О. Н. Традиция и современность. Театральное искусство Средней Азии и Казахстана. М.: Искусство, 1977. — 296 с.

56. Корзун В. Г. Фольклор горских народов Северного Кавказа. Грозный, 1966.- 158 с.

57. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и Пленумов Ц К. В 2-х частях. М.: Госполитизат, 1954.- Т.1 -832 е.- Т.2 — 676 с.

58. Краснов М. Историческая записка о Ставропольской гимназии. -Ставрополь Кавказский, 1887.

59. Культура адыгов /Составитель, автор предисловия и примечаний Х. М. Казанов. Нальчик: Эльбрус, 1993. -256 с.

60. Леонтьев А. А. Психология общения. Тарту: Ротопринт ТГУ, 1974. -220 с.

61. Львов Н. И. Казахский театр. Очерк истории. М.: Искусство, 1960. -190 с.

62. Львов Н. И. Киргизский театр. Очерк истории. М.: Искусство, 1961. -227 с.

63. Мафедзев С. Х. Обряды и обрядовые игры адыгов в XIX и XX вв. -Нальчик: Эльбрус, 1979. 204 с.

64. Мижаев М. И. Мифологическая и обрядовая поэзия адыгов. -Черкесск, 1973. 208 с.

65. Мир культуры адыгов. Майкоп: ГУРИПП & laquo-Адыгея»-, 2002. — 516 с.

66. Многоязыкий театр России. Театры автономных республик СССР. (Сборник статей). М.: ВТО, 1980. -392 с.

67. Муратов Ч. И. Вдовы. Драмы Майкоп: Адыг. респ. кн. изд-во, 1994. -192 с.

68. Нагайцева JI.Г. Адыгские народные танцы. Нальчик, 1985. — 269 с.

69. Найдакова В. Ц. Бурятский советский драматический театр. Улан-Удэ, 1974. — 276 с.

70. Налоев З. М. Этюды по истории культуры адыгов. Нальчик, 1985. -269 с.

71. Народные песни и инструментальные наигрыши адыгов. / Под редакцией Гиппиуса Е. В. Т.1 111. — М.: Советский композитор, 1980 -1986.

72. Т.1.: Песни, наигрыши, приуроченные к определенным обстоятельствам. Барагунов В. Х., Кардангушев З. П. -М.: Советский композитор, 1981. -213 с.

73. Народные песни и инструментальные наигрыши адыгов. Т.1 111. — М.: Советский композитор, 1980−1986.

74. Т.2.: Нартские пшинатли. / Под редакцией Гиппиуса Е. В.

75. Сост.: Барагунов В. Х., Кардангушев З. П. М.: Советский композитор, 1981. -213 с.

76. Народные песни и инструментальные наигрыши адыгов. Т. 1 111. — М.: Советский композитор, 1980−1986.

77. Т.З.: Героические величавые и плачевные песни. / Под редакцией Гиппиуса Е.В.- Барагунов В. Х., Кардангушев З. П. -М.: Советский композотор, 1986. 264 с.

78. Нарты. Адыгский героический эпос / Алиева А. И., Гадагатль A.M., Кардангушев З. П. М.: Наука, 1974. — 408 с.

79. Национальное и интернациональное в искусстве. Фрунзе: Кыргызстан, 1973. -253 с.

80. Основные направления изучения национальных отношений в СССР. М.: Наука, 1979. -318 с.

81. Пропп В. Я. Фольклор и действительность. Избранные статьи. М.: Наука, 1976. -324 с.

82. Советский театр. Документы и материалы. Л.: Искусство, 1972. — 265 с.

83. Соколов Ю. История КБАССР. М.: Наука, 1967.

84. Сталин И. В. Полное собрание сочинений. Т. 12. — М., 1949.

85. Степанова А. А. Современная советская драматургия и ее жанры. М.: Знание, 1985. -112 с.

86. Унарокова Р. Б. Опосредованные формы общения в традиционной культуре адыгов. Майкоп: Меоты, 1998. — 128 с.

87. Фольклор адыгов в записях и публикациях XIX XX веков. — Нальчик: Эльбрус, 1979. -403 с.

88. Хайченко Г. А. Советский театр. Пути развития. М.: Знание, 1982. — 240 с.

89. Хайченко Г. А. Страницы истории советского театра. М.: Искусство, 1983. — 272 с.

90. Хайченко Г. А. Сцена и время. М.: Знание, 1975. — 143 с.

91. Хан-Гирей. Записки о Черкесии. Нальчик: Эльбрус, 1978. — 335 с.

92. Хан-Гирей. Избранные произведения. Нальчик: Эльбрус, 1974. — 336 с.

93. Хашхожева Р. Х. Адыгские просветители XIX начало XX в. — Нальчик: Эльбрус, 1993.- 184 с.

94. Чунтыжева Т. Я. Свадебно-обрядовая культура причерноморских адыгов как этнопедагогическая ценность. Майкоп, 1998. — 252 с.

95. Цей И. Избранные произведения. Майкоп: ГУРИПП & laquo-Адыгея»-, 2000. -704 с.

96. Шаги к рассвету. Адыгские писатели просветители XIX в. Избранные произведения. — Краснодар, 1986. — 398 с.

97. Шортанов А. Т. Адыгская мифология. Нальчик: Эльбрус, 1983. — 193 с.

98. Шортанов А. Т. Театральное искусство Кабардино-Балкарии. Нальчик, 1961.

99. Акритас П. Аграрный праздник в Кабарде // УЗКБНИИ. Т. IV. Нальчик: Эльбрус, 1948. — С. 265 — 274.

100. Александрова Г. Театр в гостях у хлеборобов // Адыгейская правда. 1962.- 11 августа.

101. Алиева А. И. Поэтика нартского эпоса // Сказание о нартах эпос народов Кавказа. — М.: Наука, 1969.

102. Алов А. Даут и его друзья // Комсомолец Кубани. 1965. — 24 октября.

103. Астахова A.M. Импровизация в русском фольклоре // Русский фольклор. -Т. 10. JL: Наука, 1968. -С. 63−78.

104. Аутлев М. Возмездие // Адыгейская правда. 1958. — 30 декабря.

105. Ахеджаков М. С. Адыгейская театральная мастерская // Адыгейская правда.- 1937. 29 января.

106. Ахеджаков М. С. К вопросу об истории адыгейского театра // Дружба. -1948. -№ 1. -С. 265−274.

107. Багирокова X. Классика звучит по-адыгейски // Театральная жизнь. 1982. -№ 14. -С. 31.

108. Байбурин А. К. Функция загадки в свадебном обряде // Материалы XXV научной студенческой конференции. Тарту, 1970.

109. Баладжиян X. Пьесы адыгейских драматургов // Советская Кубань. 1971.- 4 февраля.

110. Батырбек X. Впервые на сцене // Адыгейская правда. 1960. — 11 октября.

111. Бгажноков Б. Х. Логос игрища // Мир культуры. Нальчик, 1990. — С. 5−45.

112. Беретарь X. Даут // Адыгейская правда. -1963. 17 марта.

113. Беретарь X. Деревце пустило корни // Дружба. 1963. — № 13. — С. 105−111.

114. Беретарь X. Маленькая женщина // Адыгейская правда. 1962. -31 декабря.

115. Беретарь X. Первый удар гонга // Адыгейская правда. -1961. -7 февраля.

116. Бирюкова Л. Здравствуй, Тиль // Адыгейская правда. 1978. — 29 марта.

117. Бирюкова Л. На сцене Островский // Адыгейская правда. 1973. — 6 марта.

118. Бирюкова Л. Преодоление // Адыгейская правда. 1978. -13 апреля.

119. Бирюкова JI. Путь в искусство начался // Комсомолец Кубани. 1976. -6 мая.

120. Бойко В. Смех герой положительный // Советская Кубань. — 1972. -6 сентября.

121. Гарин А. Н. Прошлое и настоящее // Годы, спектакли, судьбы. Майкоп, 1986. — С. 60−78.

122. Гарин А. Н. Становление // Годы, спектакли, судьбы. Майкоп, 1986. -С. 35−43.

123. Гастроли театра // Адыгейская правда. 1972. — 19 сентября.

124. Глазков А. К новому театральному сезону в Майкопе // Адыгейская правда. 1940. — 19 сентября.

125. Джанчатова А. Поучительный спектакль // Адыгейская правда. 1955. -16 ноября.

126. Загаштокова З. Н. О генезисе черкесского театра в контексте маргинальное& trade- адыгской художнетвенной культуры // Вопросы искусства народов Карачаево -Черкесии. Черкесск, 1993. — С. 106−116.

127. Загаштокова З. Н. О генетической связи истоков театрального искусства черкесов (адыгов) с игрищной, обрядовой культурой и фольклором // Вопросы искусства народов Карачаево-Черкесии. Черкесск, 1993. — С. 92 -106.

128. Зырянов И. В. О характере импровизации в свадебных причитаниях // Литература и фольклор Урала. Пермь, 1978. — С. 3−28.

129. Иванов А. Адыгейский театр // История Советского драматического театра. Т.6. — М.: Наука, 1971. — С. 625- 631.

130. Кайдалова О. Н. Введение // Актерское искусство 50−70 годов. -М.: Искусство, 1982. С. 5−16.

131. Кайдалова О. Н. Фольклорный театр у народов СССР \ Сборник статей АН СССР ВНИИ. М.: Наука, 1985. — С. 3−15.

132. Кантария М. В. О некоторых пережитках аграрного культа в быту у кабардинцев // У З Адыгейского НИИ.- Т. 8.- Майкоп, 1968. С. 348- 370.

133. Керашев Т. М. Искусство адыге // Революция и горец. Ростов-на-Дону, 1932. -№ 2−3.- С. 36−45.

134. Кикило И. Театр и культура села // Театр.- 1976. № 2.- С. 30−34.

135. Колесников А. Поют сыновья // Комсомолец Кубани. 1987. — 13 мая.

136. Колесников А. Легенды о прошлом и будущем: разговор после спектакля // Комсомолец Кубани. 1984. — 27 марта.

137. Кондратенко С. Национальный театр и драматургия // Адыгейская правда.- 1963. 25 октября.

138. Кондратенко С. Театральные вечера // Адыгейская правда. 1965. -24 октября.

139. Круглов Ю. Г. Об импровизационном характере свадебных причитаний // Вопросы жанров русского фольклора. -М.: МГУ, 1972. С. 35−37.

140. Кумыкова 3. Театральное искусство и его роль в общественной жизни адыгов // Проблемы национальной культуры на рубеже тысячелетия: поиски и решения. Нальчик, 2001. — С. 118−120.

141. Кукан М. Возродить истоки // Знамя коммунизма. 1989. — 20 мая.

142. Курашинов А. Адыгея театральная // Комсомолец Кубани. 1971. -30 ноября.

143. Курашинов А. Ждем встречи со зрителями // Адыгейская правда. 1974. -1 января.

144. Кушнарев Р. Время непростых истин // Комсомолец Кубани. 1988. -24 мая.

145. Кушнарев Р. Два вечера на размышление // Театральная жизнь. 1984. -№ 14. -С. 5−6.

146. Кушнарев Р. Замысел и его воплощение // Советская Кубань. 1976.- 6 апреля.

147. Кушнарев Р. Зримые песни // Театральная жизнь. 1984. — № 5. — С.2.

148. Кушнарев Р. И не бойтесь тратить себя // Комсомолец Кубани. 1985.- 10 сентября.

149. Кушнарев Р. Легенда о прошлом и будущем // Комсомолец Кубани. 1984.- 27 марта.

150. Кушнарев Р. Не беспокойся мама // Театр, 1978. № 5. — С. 37−38.

151. Кушнарев Р. О классике и не только о ней \ Комсомолец Кубани. 1985.- 10 сентября.

152. Кушнарев Р. Освоение Шекспира // Театр. 1977.- № 6. — С. 35−37.

153. Кушнарев Р. Пять вечеров с И. Смоктуновским // Советская Кубань. -1985. 22 декабря.

154. Кушнарев Р. С нас спросится // Театр. 1984. — № 6. — С. 123 -129.

155. Кушнарев Р. С чего начинается & laquo-Ревизор»- // Комсомолец Кубани. 1982.- 3 августа.

156. Кушу А. Г. Первый спектакль в студии // Адыгейская правда. 1975.- 31 января.

157. Лавров Л. И. Доисламские верования адыгейцев и кабардинцев // Исследования и материалы по вопросам первобытных религиозных верований. Труды института этнографии. Новая серия. Т. 51. — М., 1959.

158. Левинтон Г. А. К вопросу о функциях словесных компонентов обряда // Фольклор, этнографические обряды и обрядовый фольклор. Л., 1974.

159. Люлье Л. Черкесия // Историко этнографические статьи. — Краснодар, 1927. -47 с.

160. Мамбетов Г. Х. Обряды адыгов, связанные с земледелием // УЗ КБНИИ. -Т. 24. Нальчик: Эльбрус, 1966.

161. Марков П. А. Очерки современного театра. Олимпиада национальных театров// Новый мир. 1930. — № 10. — С. 188−197.

162. Матвиенко А. Спектакли в аулах // Советская Кубань. 1968. — 26 июля.

163. Меретукова К. Х. Пожелание Кларе // Адыгейская правда.- 1963. 2 марта.

164. Мижаев М. И. Мифологическая и обрядовая поэзия адыгов // Адыгский фольклор. Кн. 1. Майкоп, 1980. — С. 34−70.

165. Мокротоваров В. Духовная культура и перестройка // Советская Кубань. -1987. -21 ноября.

166. Мхитарян В. Пьеса и спектакль & laquo-Возмездие»- Д. Джагупова на сцене Адыгейского драматического театра // Советская Кубань. 1959. -10 июня.

167. Налоев З. М. Джегуако в роли хьэтияк1уэ \ Культура и быт адыгов. -Вып.З.- Майкоп, 1980. С. 113−139.

168. Налоев 3. М. К общественному статусу джегуако // Археолого-этнографический сборник КЕНИИ. Вып.1. — Нальчик: Эльбрус, 1974.

169. Налоев З. М. Организационная структура джегуако // Культура и быт адыгов. Майкоп, 1986. — С. 67−95.

170. Панеш У. М. В репертуаре Мольер \ Адыгейская правда. — 1982. — 24 марта.

171. Панеш У. М. Главное направление поиск // Годы, спектакли, судьбы. -Майкоп, 1986. -С. 78−99.

172. Панеш У. М. Романтика патриотизма // Адыгейская правда. 1967. — 15 марта.

173. Панеш X. Строки из писем // Советская печать. 1965. — № 4. — С. 48.

174. Потемкин В. Театр Адыгеи рождается и сегодня // Вечерний Ленинград. -1975. 25 февраля.

175. Прилуцкая Е. Мы из Майкопа // Театр. 1963. — № 11. — С. 130−131.

176. Руденко К. Лауреаты театральных постановок // Советская Кубань. 1983. — 22 февраля.

177. Саенко М. Бэла // Советская Кубань. 1964. — 27 мая.

178. Саенко М. Один из самых молодых // Театр. 1964. — № 9. — С. 92−93.

179. Саенко М. Прозрение Амаль // Советская культура. 1968.- 12 марта.

180. Сахновский Панкеев В. Н. Вступление // Многоязыкий театр России. Театры автономных республик РСФСР. — М.: ВТО, 1980. — С. 5−48.

181. Ситникова Е. Мелодия любви // Театральная жизнь. 1985.- № 14. — С.З.

182. Ситникова Е. Доверчиво раскрытая ладонь // Советская Кубань. -1987. -15 мая.

183. Стратонов В. Областной театр накануне сезона // Адыгейская правда. -1964. 11 августа.

184. Схаляхо А. А. Талант и служение народу // И. Цей. Избранные произведения. Майкоп, 2000 г. — С. 3−49.

185. Схаплок К. Выбор профессора Полежаева // Адыгейская правда. 1970. -24 марта.

186. Схаплок К. Горянка // Адыгейская правда. 1965. — 20 февраля.

187. Схаплок К. Именем революции // Социалистическая Адыгея. 1959. -24 июля.

188. Схаплок К. На двух языках // Адыгейская правда. 1962. — 4 декабря.

189. Схаплок К. Новая работа театра // Адыгейская правда. 1967. — 9 июля.

190. Схаплок К. Оружием смеха // Адыгейская правда. 1968. — 13 апреля.

191. Схаплок К. Отец и сыновья // Социалистическая Адыгея. -1972. 19 января.

192. Схаплок К. Первые шаги // Дружба. 1964. — № 4.- С. 28−30.

193. Схаплок К. Традиции и новаторство // Годы, спектакли, судьбы. Майкоп, 1986. -С. 43−60.

194. Талпа М. Ажагафа Кепчи -Теке // Социалистическая Кабардино-Балкария. — 1936. — № 289. — 18 декабря.

195. Тавров Ф. Премьера в ауле // Адыгейская правда. 1972. — 4 июля.

196. Тлепцерше X. Встреча с классикой // Адыгейская правда. 1971. 28 января.

197. Тлепцерше X. Критерий взыскательности // Адыгейская правда. 1975. 29 января.

198. Тлепцерше X. Отелло // Адыгейская правда. 1981. — 2 ноября.

199. Тлепцерше X. Спектакль о нашем современнике // Адыгейская правда. -1974. -12 января.

200. Тлепцерше X. Счастье борьбы // Адыгейская правда. 1982. — 1 декабря.

201. Удовенко Н. Несколько слов о Бэле // Адыгейская правда. 1964. -4 апреля.

202. Унарокова Р. Б. Зэфэусэ в культуре общения адыгов // Проблемы адыгейской литературы и фольклора. Вып. 7. Майкоп, 1991. — С. 171−202.

203. Фиалковский Е. Дочь Ганга // Адыгейская правда. 1962. — 22 декабря.

204. Фиалковский Е. Плутни Скапена // Адыгейская правда. 1972. — 6 мая.

205. Хан-Гирей. Черкесские предания // Русский вестник. 1841.- № 4 -5.

206. Харузина В. Н. Примитивные формы драматического искусства // Этнография.- 1927. № 1−2- - 1929. — № 1−2. В.

207. Хачегогу К. Перед открытием занавеса // Адыгейская правда. 1982. -29 октября.

208. Хут Ш. X. Истоки // Годы, спектакли, судьбы. Майкоп, 1986. — С. 8−17.

209. Чечетин А. Уровень прочтения // Адыгейская правда. 1982. — 3 июня.

210. Шабанова Е. Пьеса Островского на сцене Адыгейского драматического театра // Адыгейская правда. 1958. — 18 марта.

211. Шаззо К. Современность классики // Адыгейская правда. 1980. -19 апреля.

212. Шаззо К. Солнце, которое не затмишь // Адыгейская правда. 1984. -8 июня.

213. Шлык В. Майкоп // Театральная жизнь. 1978. — № 7. — С. 26.

214. Шмушкис И. О черкесской свадьбе // Религиозные пережитки у черкесов -шапсугов // М.: МГУ, 1940.

215. Шовгенов М. М. Первые шаги // Годы, спектакли, судьбы. Майкоп, 1986. -С. 17−35.

216. Шовгенов М. М. Навстречу новым успехам // Социалистическая Адыгея. -1964. -28 января.

217. Шхалахова С. Открытия и надежды // Годы, спектакли, судьбы. Майкоп, 1986. -С. 99−126.

218. Шхалахова С. Иванов // Адыгейская правда. 1985. — 18 июня.

219. Яворовская М. Побеждая ложь // Адыгейская правда. 1988. — 23 апреля.

220. Абазов А. Ч. История кабардинской драматургии: Дис. на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Нальчик, 1993.

221. Алемединова З. Н. Театральная культура черкесов: историко культурные предпосылки: Дис. на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. — Санкт-Петербург, 1996.

222. Гаева J1.A. Зрелищно-игровая традиционная культура кабардинцев как основа становления национального театра: Дис. на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. Санкт-Петербург, 2001.

223. Шовгенов М. М. Адыгейский театр (зарождение и развитие): Дис. на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. Тбилиси, 1970.

224. Государственное учреждение & laquo-Национальный архив Республики Адыгея& raquo-:206. ф. 1, оп. 2, дело № 36−207.ф. 675, ед. хр. 256, оп.1. 208.ф. Р-831, on. № 1, дело № 129.

225. Центральный государственный архив Кабардино-Балкарии: 209.ф. 188, on. 1, ед. хр. 42. 210.ф. 693, on. 1, дело 46.

226. Архив автора исследования Сулейманова Ю. И.

Заполнить форму текущей работой