Сострадание как социально-философский феномен

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Социальная философия
Страниц:
169


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность исследования. В условиях меняющихся социальных, политических, экономических отношений в современной философской мысли происходят перемены, порой воспринимаемые совершенно непредсказуемыми, неоправданными и противоречивыми. В социальной философии доказана несостоятельность теорий, которые в основе своей базировались на рассмотрении общественных интересов, где индивиды воспринимались бессловесными винтиками огромного социального механизма, действующего под несомненным дик 1 атом общих всемирно-исторических законов. Сегодня не представляются достоверными и концепции, представляющие человеческий мир как не связанные друг с другом субъектно-объектные отношения. Все более дают о себе знать глобальные цивилизационные процессы, охватившие все стороны и облает жизнедеятельности людей. В последнее время появились не только сторонники такого рода социальных изменений, поддерживающие такие сдвиги, но и явные их противники. Они требуют не только своевременного прогнозирования, строгого контроля, а выступают за необходимость нейтрализации негативных проявлений глобализации. Поэтому вопрос о философской рефлексии над всемирно-историческими проблемами становится архиважным делом современной науки. К г тому же, за эти годы социальная философия как наука, определяющая общественную обусловленность человеческой деятельности и рассматривающая методологические и мировоззренческие перспективы исторических изменений, все более находит обоснование своего предмета в практической, прагматической ориентации, включающей возможность дать ответ на актуальные проблемы современности.

Как и современная гносеология, которая до этого осмысливала мир на основе субъектно-объектных отношений, социальная философия начинает искать более весомые аргументы в исследованиях в сфере интерсубъектности, а объектом ее пристального внимания становятся новые виды социальных коммуникаций, явлений и попек обоснования в нравственных, моральных устоях современного общества.

Социальная философия — это неотъемлемая часть всего философского знания 1 и в ней используя общие принципы и логические универсалии философии, происходит осмысление сути общества, которое берется в неразрывном единстве с индивидом, человеком, личностью. Само становление социально-философских категорий происходило одновременно с определением философии как мировоззренческой науки. И весь многовековой путь развития философии наравне с бесчисленными творческими и научными прозрениями был освящен и достижениями социально-философской мысли. Правда, как указывают некоторые философы, в ней отсутствует необходимая должная полнота и теоретическая целостность. Поэтому все общественно значимые явления, социально* нравственные феномены на каждом историческом этапе требует своего философского осмысления. В этом содержится одно из отличий социально-философского знания, имеющего особую сложность реализации собственного концептуального построения. Это всегда оставалось делом будущего.

Сострадание, как и ее противоположность — равнодушие, не только непростые нравственные явления, но и чрезвычайно сложная социальная сущность действительности и бытия человека, некие & laquo-симптомы»- & laquo-действительных противоречий общественной реальности, составляя внутренний смысл движения истории и выступая как шкала и мерило достигнутого& raquo-1. Наши попытки осмыслить г ее в категориях этики приведут к нескольким трудноразрешимым вопросам. Например, является ли альтруизм общебиологическим феноменом, встречающимся даже у животных, или все же мы видим разные виды проявления инстинкта самосохранения? Как нам оценить, являются ли состраданием и милосердием финансовый вклад людей, скопивших свое состояние явно неправедным путем?

Как объяснить мизантропию — как эгоистическое желание откупиться и приобрести билет, пусть даже в иллюзорное будущее после смерти или как благое дело, требующее всемерной поддержки? Вообще, какая нравственная категория противостоит состраданию: враждебность, жестокосердие, злонамеренное г ь, ненависть или равнодушие? Есть ли место состраданию как социальному явлению в современном мире, в эпоху все более развертывающихся глобальных процессов?

Степень разработанности темы. Проблема сострадания, милосердия в философии, которая рассматривается в данной диссертации, была поставлена со всей остротой еще И. Кантом и А. Шопенгауэром, но ее истоки и зачатки мы можем найти как в древнеиндийской и древнекитайской, так и в античной философии.

Традиции сострадания, милосердия и благотворительности 'в истории общественной и духовной жизни нашей страны занимало и занимает особое место. В последнее время, в силу своей общественной значимости и актуальности, внимание исследователей к данной научной проблематике начинает увеличиваться, складывается определенная историография. Однако сама проблема сострадания все еще находится в тени других сфер нравственной, этической, социальной тематики. В современной отечественной философской науке практически нет исследований, которые комплексно осветили бы этот феномен. Это связано с общими процессами, происходящими в современной моральной философии. В годы советской власти, с установления диктата марксисткой идеологии вплоть до шестидесятых годов прошлого столетия, тема сострадания, благотворительности, милосердия была закрыта как вредная, упадническая и недостойная задач, стоявших перед строителями светлого будущего.

В числе дореволюционных авторов, изучавших данное явление, следует назвать A.C. Хомякова, Ф. М. Достоевского, B.C. Соловьева, JI.H. Толстого, H.A. t

Бердяева, Е. А. Преображенского, К. Д. Кавелина, П. Б. Струве и др.

Несмотря на то, что впоследствии произошел раскол отечественной этики на моральную идеологию строителей коммунизма в советской России и зарубежную русскую этико-философскую мысль, исследования проблем г нравственности в СССР не прекращались никогда. И если даже милосердие не всегда было в центре внимания философов, но проблематика сочувствия, солидарности каким-либо образом затрагивали многих советских обществоведов. f

Можно с уверенностью Сказать, что все исследователи нравственности, многие философы нашей страны в той или иной мере рассматривали проблему сострадания как одну из значительных тем в истории и теории социальной и моральной философии, развивавшейся, в основном, в системе исторического материализма и общей идеологии.

Огромный интерес вызывает философский анализ милосердия и сострадания, как сложных социальных и нравственных явлений, который производили JI.

Шестов, В. Н. Чернов, П. А. Кропоткин, A.B. Луначарский, E.H. Трубецкой, Э.Л.

Радлов, Л. П. Карсавина, М. М. Бахтин, Н. О. Лосский, И. А. Ильин и др. К тому же их рассмотрение было, порой, с противоположных изначальных идейных позиций.

Наиболее плодотворным для изучения нравственных процессов в социальных отношениях советского общества оказался период с середины шестидесятых до середины семидесятых годов, характеризующихся в целом приоритетом общетеоретических, формально-логических исследований, которые были связаны с необходимостью категориальной систематизации формирующейся маркспстскоt ленинской социально-этической теории. Именно в этот период развертывается широкая дискуссия по проблемам предмета, категорий и системы этики и общественной нравственности, их специфики и структуры, сущности и функций. Среди авторов этого времени достаточно назвать ведущих теоретиков морали Л. М. Архангельского, A.A. Гусейнова О. Г. Дробницкого, А. И. Титаренко, В. Г. Ефимова, и др. также рассматривавших с различных точек зрения проблемы сострадания и милосердия.

К девяностым годам XX века произошло общее ослабление идеологического диктата коммунистической партии в сфере философии, в том числе и в области изучения нравственности. Это привело, & laquo-с одной стороны, к ее & laquo-эмансипации»- от практической жизни и переходу к имманентной морально& quot-! рефлексии, а с другой — к & laquo-моралсвсдческому»- практицизму, вызвавшему интенсивный рост прикладных видов этического знания: биоэтики, политической г, этики и этики ненасилия, хозяйственной этики и этики предпринимательства, этики права и этики науки и т. д. »-. В библиотеке философской литературы появились интересные труды Р. Г. Апресяна, Л. Б. Волченко, Е. Л. Дубко, В. Н. Назарова, В. Н. Шердакова и др., они расширили и углубили понимание исторических корней различных этических категорий и проблем.

Постановка проблемы. Рассмотрение и изучение всей представленной философской литературы по данной тематике, изданной в нашей стране, приводи г нас к заключению, что сострадание в отечественных научных кругах не рассматривалось как особая форма общественного сознания и бытия. И это гнесмотря на то, что ее трактовка не оставляла равнодушным практически ни одну социально-историческую философскую теорию. Любая осуществившаяся идеология, так пли иначе, обращала на нее внимание, так как проблема сострадания охватывает все стороны человеческой жизнедеятельности, начиная от экономики, политики и заканчивая сферами социальной работы, медицины, права, образования и воспитания.

Проблема сострадания до сих пор не ставилась как всеобщая и, таким образом, не рассматривалась как имеющий непреходящую ценность социальный феномен. Сострадание не было и не стало объектом пристального социально-философского анализа. Более того, с усилением глобализационных процессов проблемы страдания и сострадания, равнодушия и сочувствия, начинают выпадать из поля зрения философского рассмотрения, что появляется в желании представлять их только как узко-психологическую или конкретно-этическую проблематику. Исходя из этого, по нашему мнению, особенно актуальным п необходимым является попытка постановки проблемы сосградация, ее трактовка с позиций современной социальной философии, рассмотрение личностных, социальных, исторических связующих основ данной проблематики.

Цель исследования и исследовательские задачи. Цели исследования и недостаточная разработанность многих теоретико-философских проблем сострадания в современной научной литературе и авторское видение проблемы обрисовывают круг исследовательских задач, с помощью которых возможна реализация поставленной (цели. Как наиболее важные из них рассматриваются следующие:

— раскрыть социальное содержание и мировоззренческую сущность явления сострадания, его биологические и социальные корни, а также рассмотреть облекаемые в специфические социальные, историко-культурные формы проявления сочувствия и человеколюбия, равнодушия и бессердечия-

— определить реальный социальный статус и место сострадания как важнейшего регулятора общественных отношений-

— выявить в отечественной философской мысли различные примеры постановки и рассмотрение данной проблематики, как особого рода человеческого освоения окружающего мира-

— проследить динамику процессов социализации сострадания, влияние различных факторов окружающего на зарождение сострадательности-

— прояснить содержание процессов и способов институциализации сострадания па основе применения обществом здравого смысла, милосердия, сознательного самоограничения таких форм свобод, которые представляют социальную и биологическую опасность-

— рассмотреть явления элитарной и массовой культуры, средств массовой коммуникации, институции гражданского общества, которые с различных позиций оказывают наибольшее воздействие на общественное сознание с целью трансформации человеческих сообществ из равнодушных в сострадательные и, возможно, наоборот.

Методология и теоретические источники исследования. Методология данного исследования определялась дисциплинарной спецификой социальной философии, главная задача которой состоит в том, чтобы понять, что такое общество в действительности, сущности и существовании. Следует учитывав специфичность научности социальной философии. Это проявляется в форме диалога и конкуренции натуралистической, социологической, конфессиональной, формационной, цивилизационной и иных теоретических концепций понимания общества, его свойств и исторических форм. И хотя мы и говорим, что социально-философская мысль исторична и поэтому она как бы & laquo-пропечатывается»- в событиях и фактах действительности, но все же они рассматриваются как явления, носящие во многом символический, метафорический и идеализированный характер. Особенная сложность, специфичность сострадания состоит в том, что крайне трудно выявить его элементы в социальных структурах и обществе в целом.

Исследование сострадания как мировоззренческого, культурного универсалия потребовало применения комбинированного метода общефилософского, социально-философского, социально-исторического и социально-этического рассмотрения реальности. В методологии данного исследования значительное место занимает диалектическая совокупность принципов общего и частою, философского и специального познания (действительность, историчность, целостность, системность, детерминированность, определенность и т. д.). Исходя из специфики исследования, потребовалось применение социальных, историко-философских, культурологических методов.

Научная новизна. Научная новизна результатов исследования состоит в совокупности теоретических выводов и положений, полученных при рассмотрении сострадания как актуализирующейся проблемы социально-философской рефлексии.

Проблема сострадания, как в общей философии, так и в социальной философии до сих пор не ставилась в концептуальном плане и в этом смысле данная работа является первой за последние годы попыткой глубокого социально-философского анализа проявления сострадания в общественных отношениях и связях. Ранее в отечественной философии сострадание не рассматривалось как специфическое личностно-социальное явление. Концепция, требующая г сострадательного измерения аспектов развития общества, является не просто новым взглядом на социальные проблемы современности — это действительное I ь складывающихся отношений сегодняшнего дня. Только учет социального проявления такого феномена, каковым является сострадание, может привести к особой настройке общественной жизни, гармонизации различных сфер человеческого бытия. Только в этом случае общество имеет шанс перехода на следующую ступень своего развития, а философия — на научную и практическую актуальность и востребованность.

Исследование в данной диссертации феномена сострадания на разных г когнитивных уровнях приводит нас к следующим выводам:

— на общефилософском уровне осмысление сострадания по его родовой сущности выводит на более широкие и глубокие обобщения объема и содержания данного феномена как общественного универсалия в эпоху развития глобальных процессов-

— па социально-философском уровне при анализе отношения общества к феномену сострадания, данное явление раскрывается как всеобщее социально-культурное явление, прослеживаемое во всем всемирно-историческом развитии человеческого общества- именно сострадательное отношение потомков к своим предкам может стать основой истинного понимания исторических процессов-

— на конкретном уровне при исследовании какой-нибудь особенной и единичной формы сострадания феномен проявляется наиболее ярко и рельефно как подлинно человеческое в человеческом. В перспективе исследуемый феномен будет осуществляться и в будущем, в механизмах сострадательного взаимодействия индивидуального и общественного, личностного и государственного, поэтому станет наиболее актуальной проблема институациализации сострадания в рамках гражданского общества.

Одна из инноваций исследования содержится в выводе, что атрибутивные характеристики родового понятия сострадания приобретают конкретный характер применительно к социальным качествам человека, а человек определяется как-активный субъект сострадательной деятельности: отношения к себе, другим людям, событиям и фактам, к обществу и человечеству в целом. На этом основании делается вывод, что сострадание присутствует во всех сферах социума: отношениях форм социального бытия, социальной системы, социальных общностей, социальных взаимодействиях и социального образа жизни, социальных ценностях и идеалах. Таким образом, сострадание рассматривается в широком смысле как взаимовосприятие, взаимодействие, поддержание, солидарность, сочувствие, приобретает черты особой непреходящей, не только конкретно этической, но и всеобще личностно-социальной ценности.

Основные положения исследования. Основные положения резюмируются следующим образом: сострадание понимается как важный методологически, логически и гносеологически нагруженный социальный феномен, изначально имеющий статус универсалия и имеет явно интерсубъектный характер, выходящий далеко за рамки диалектики биологического и личностного состояния людей-

— сострадание как социально-философское и общественно-нравственное понятие имеет признак всеобщности, качественной специфичности, субордпппроваппости с другими философскими понятиями и доказуемости его свойств, что ярко представлено в развитии всей философской мысли-

— сострадание — это особый способ сосуществования и взаимодействия людей в любом социуме, который характеризуется процессом соединения и преодоления противоположностей, проявления толерантности и компромисса- возможность достижения гармонии в различных формах человеческих сообществ.

В результате исследования диссертантом были исследованы и выносятся на защиту следующие положения: г

— сострадание — социальный феномен, который онтологически определен и качественно разграничен от всех остальных форм восприятия социальной реальности, выступает важнейшим элементом нравственного становления личности- феномен сострадания — как общечеловеческая ценность выступает фундаментальным фактором, определяющим степень проявления человека в человеческом и человеческого в социальном-

— взаимодействие и взаимоотношения между феноменом сострадания и другими общественными явлениями: добродетельностью, справедливостью, солидарностью г и т. д. выступают основами дальнейшего развития человеческого сообщества как гармоничной системы. Непреходящий характер сострадания будет все более актуализироваться в современных условиях — по мере глобализации социальных процессов и понимания требовательной необходимости гуманизации социума. Без развития деятельной сострадательности общества невозможно построение гуманного правового гражданского общества.

Теоретическая и практическая значимость диссертации. Материалы диссертации и содержащиеся в ней выводы могут стать основой исследований по рассмотрению состояния нравственности современного российского общества, этоса, истории и этики глобализирующего мира и будут отправной точкой для фундаментального анализа такого сложного социального феномена как сострадание. Они будут полезны для всех, кто интересуется историей и проблемами общественной морали. Сама постановка вопросов, вытекающих из данной проблематики, может стать основой для аргументации в отстаивании той или иной позиции.

В практической преподавательской и научно-исследовательской деятельности материалы и выводы диссертационной работы могут быть применены как основа самостоятельного спецкурса по обозначенной теме, а также входить в курсы по социальной философии, этике, истории философии для студентов педагогических, юридических, медицинских, биологических и других специальностей и направлений. Особую роль выводы исследования могут оказать в научном обосновании юридического клинического обучения. з

Апробация диссертационной работы. Тема, план, основные положения и выводы представляемой работы неоднократно обсуждались па семинарах аспирантов и молодых ученых, заседаниях кафедры философии, истории и социально-экономических наук Якутской государственной сельскохозяйственной академии, кафедры философии Якутского Государственного Университета им. М. К. Аммосова, кафедры этики философского факультета Московского Государственного Университета им. М. В. Ломоносова и кафедры искусствоведения Высшего Театрального Училища им. М. С. Щепкина.

Основные идеи работы были изложены в тезисах выступлений на IV 1

Российском философском конгрессе & laquo-Философия и будущее цивилизации& raquo- (Москва, 2005) — Ломоносовских чтениях & laquo-Россия в XXI веке и глобальные проблемы современности& raquo- (Москва, 2005) — VII Энгельмеперовских чтениях & laquo-Интернет — Культура — Этика& raquo- (Дубна, 2005) — международных конференциях: & laquo-Генетические аспекты патологии человека: Проблемы сохранения генофонда коренных народов Севера& raquo- (Якутск, 2005) п & laquo-Искусственный интеллект: философия, методология, инновации& raquo- (Москва, 2006) — 1-ых российско-украинских философских чтениях молодых ученых (Киев, 2006) — республиканской научно-практической конференции & laquo-Законодательная (представительная) власть: история и с современность& raquo-, посвященной 100-летию Государственной Думы России (Якутск-, 2006) и отражены в соответствующих публикациях автора.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав с тремя разделами каждая, заключения, а также библиографии.

1 Дробницкий О. Г. Моральная философия: Избр. труды / Сост. Р. Г. Апресян. М.: Гардарики, 2002. -С. 252−253.

2 История этических учений- Учебник / Под ред. A.A. Гусейнова. М.: Гардарики, 2003. -С. 894.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Человек живет в определенное время, в определенном месте. Его жизнь проходит в реальном мире, очень далеком от идеала, который диктует свои, порой, жестокие правила для выживания. Как и любому живому существу, ему приходится подчиняться не им придуманным законам. Но человек, будучи разумным существом, обладающим способностью к свободному формированию и творческому осуществлению своего бытия на основе целенаправленного преобразования действительности, не удовлетворяется одним лишь развертыванием в природной среде. Активно обустраивая и борясь за свое место в мире, мы противостоим внешнему окружению, стараемся дистанцироваться от диктата инстинктивно-биологических влечений и нужд.

В процессе социализации и персоналнзации, в котором ведущую роль играет уже не природа, а социальная среда, человеческий индивид формируется и становится личностью, осваивая формы культуры в процессе жизнедеятельности в обществе. Только личность позволяет человеку быть самостоятельным и творчески активным, обладать индивидуальным внутренним духовным миром, стать относительно независимым субъектом общественных отношений, коммуникаций, общения, взаимодействия в познавательной и предметно-практической деятельности, иметь способность самоопределения, саморегуляции и самосовершенствования. Лишь на личностном уровне, на основе воспринятого собственно-внутреннего Я, возможна самоидентифпкацня, самопознание, осознание своей самости, целостности, собственного достоинства и требований своего разума, воли и совести.

Человек и общество представляют собой два неотделимых друг от друга атрибута социальной реальности, органичной частью которой является мораль. А истинная человеческая жизнь невозможна без морального выбора — выбора созидательного, целенаправленного и осознанного. Нельзя сделать нравственный выбор там, где уже имеется образец наилучшего поступка, где заранее просчитано одобряемое решение. Вот поэтому нельзя в полной мере оценивать с позиций моральности или аморальности действия людей как в первобытном состоянии (& laquo-борьба всех против всех& raquo-), родовом обществе (& laquo-поступай как все& raquo-), так и в обществе тоталитарном. Если ты заранее знаешь, как правильно поступать (например, согласно требований партийного устава или морального кодекса), то сложно говорить собственно о самостоятельном поступке и свободном выборе вообще.

Каково же соотношение должного и ценностного в истории этической мысли? При рассмотрении всего богатства этических идей становится ясно, что подавляющее большинство этих концепций категории блага, ценности выступают как первооснова оправдания в морали. Это и гедонистически-эвдемонистическая традиция, начинающаяся в античной философии, связанная с именами Демокрита, Эпикура, Лукреция, продолженная Т. Гоббсом, Д. Юмом, французскими и английскими материалистами XVII века, утилитаристами, вновь подхваченная Л. Фейербахом, Д. Дрейком, поздним Б. Расселом и др.

Понятие блага, как исходная категория нравственности, имеет своими предпосылками этические идеи Сократа, Платона, Аристотеля, Б. Спинозы, А. Шефтсбери, Дж. Мура и-их последователей в рамках школы аксиологического интуитивизма. А среди приверженцев категории должного как основы этического можно назвать древних стоиков и киников, Лютера, Канта, Кьеркегора, сторонников теории нравственного чувства Х1Х-ХХ веков.

Последователей первой тенденции намного больше. Это объясняется тем, что & laquo-основная задача виделась в философском объяснении содержания нравственных требований к человеку (для чего они нужны человеку или обществу, какова их природная, социальная или сверхъестественная целесообразность), постольку, естественно, всякое долженствование основывалось в конечном счете на понятие ценности (& laquo-высшего блага& raquo-, пользы, интереса и цели)& raquo-1. Таким образом, главная задача этики состоит в том, чтобы убедить человека в самоценности моральных поступков, в их достоверности & laquo-по природе& raquo- или & laquo-от бога& raquo-. По мнению Сократа, если человек видит, что для него является благом, то он просто не способен выбрать зло, & laquo-предпочесть недоброе& raquo-2. Это могло быть как божественное просветление, так и результат нравственного воспитания. В противовес сократовскому упованию на победу силы разума киники и стоики акцентировали свое внимание на понятии долженствования: оно должно было стать обязательным требованием от человека самообуздания и самопринуждения чувств, инстинктов и о эмоций, что в поздней античности было афористически выражено Овидием: & laquo-Вижу и одобряю лучшее, но следую худшему& raquo-4. Такого рода выводы мы найдем и в древнекитайской философии, у Конфуция: & laquo-Увы, я не видел, чтобы добродетель любили так же, как красоту& raquo-5. В древнеиндийской традиции внутреннее совершенство человека и исполнение обязательных законов выступают как разные ступени моральности6.

А является ли должным сострадание? В Новое время И. Кант оказался одним из первых критиков & laquo-этики блага& raquo- и свой взгляд на справедливость он переводил практические потребности развития общественных отношений на язык априорных определений и постулатов разума. Источником такого вида справедливости Кант представляет категорический императив — обязательный нравственный закон, в абстрактной форме выражающий идею равенства и самоценности человеческой личности. Только исходящее из абстрактной рефлексии может быть признано истинно добрым и добродетелью как таковое. Вот почему сострадание по его мысли является проявлением слабости человеческого индивида и не может быть добродетелью.

Необходимость сострадательного отношения к окружающим вытекает из положения о нерасторжимости связи жизни в целом и страдания, оппонирует ему А. Шопенгауэр. Любое человеческое желание вытекает из потребности, из недостатка, из страдания и потому удовлетворение, чувство счастья есть ни что иное, как устраненная мука. Как ни печально и пессимистично, но радость есть лишь конец страдания. Совершенное с добротой, любовью и человеколюбием в другом — это познание чужого страдания, понятое из собственного страдания. В процессе сострадания происходит взаимопроникновение, взаимопознание и обмен духовными ценностями, установление содержания общечеловеческого единства и сравнение с ними своих средств и целей.

Рассмотрение феномена сострадания на когнитивном и концептуальном уровнях подводит нас к следующим выводам:

— сострадание, являясь интимным внутренним человеческим чувством, возникло в глубокой психологической архаике как общебиологический инстинкт самосохранения, удовлетворения групповых эгоистических устремлений и желаний-

— впоследствии по мере усложнения человеческого общества, сострадание вышло за рамки индивидуального чувства и уже мировоззрениях Древнего мира осмыслялся как универсальное, воистину социальное проявление человеческого в человеческом-

— таким образом, как этический феномен, сострадание не удерживается только в индивидуальных помыслах и поступках, а в социально-философском контексте выступает как общечеловеческий принцип построения общественных отношений и непреходящая ценность и важнейший элемент государственной институции социума-

— подлинная сострадательность, деятельное милосердие и человеколюбие приобретают социально-философскую характеристику своего проявления и функционирования и становятся объектом всестороннего философского анализа.

В процессе исследования мы приходим к общему выводу, что без сострадания оказывается невозможным стабильное функционирование общества как гармоничной системы, становится сложным реальная рациональная фиксация в истории событий, феноменов, фактов, что препятствует ощущению общечеловеческого процесса как единого деяния прошлого, настоящего и будущего. А утеря сострадательности ведет к забвению уроков и морали истории, обнищанию человеческого сознания и самосознания каждого человека как части общности.

Замысел данной работы заключался в том, чтобы посредством концептуального анализа раскрыть подлинную сущность сострадания как особого специфического вида нравственного состояния бытия человека. А также попытаться осмыслить генезис и функционирование феномена сострадания как философской универсалии в процессе существования социума. При этом ход развертывания материальной и духовной жизнедеятельности общества как предмет философского исследования рассматривался в рамках этого явления. Все это нашло свое отражение в логике изложения материала посредством использования в органическом единстве общефилософских универсалий и социально-философских, морально-нравственных понятий при раскрытии содержания темы и рассматриваемого явления. В связи с отсутствием современных исследований по данной тематике, автору пришлось давать собственную интерпретацию и определение различным понятиям как социальным, так и моральным.

Не ставя под сомнение целесообразность диалектико-материалистическоп интерпретации социальной жизни, что отразилось во включении особого раздела, раскрывающего диалектику социального и биологического, автор взял в качестве ключевого метода исследования более разностороннее рассмотрение явления сострадания. В этом случае сострадание приобретает статус особого социально-философского понятия, и тем самым, как нам представляется, ее функционирование в обществе рассматривается как специфическая форма человеческого бытия. Данное положение исходит из убеждения, что социальная реальность развертывается не только, с одной стороны, как общность, общество и не только как человек, индивид, личность — с другой, но только в неразрывном единстве, в постоянном взаимопроникновении и взаимодействии того и другого.

Сущность и существование социальной реальности, основанной и творчески созидаемый в человеческой жизнедеятельности, реализуется одновременно и неразрывно друг от друга, где происходит взаимопереход материального и идеального. Считаем оправданным вывод, чго современная философия как наука выступает в качестве опосредующей силы прошлого, насюящего и будущего всеобщего общественного развития человека. Такое видение действительно объединяет научное познание и практическую деятельность, принципы рациональности и морали, мир объективного познания и мир духовных ценностей.

Дальнейшее исследование феномена сострадания может быть связано с изучением гносеологической основы данного явления. Недостаточная изученность эпистемологии таких важнейших нравственных категорий как милосердие и человеколюбие, сострадательность общества и благотворительность, отсутствие современной научной философской интерпретации подобного рода феноменов было одним из препятствий в изучении рассматриваемого явления.

Возникновение и функционирование любого общего морального требования может быть рассмотрено лишь в ретроспективе, по происшествии определенного отрезка времени, т. е. в & laquo-прошлом»-, в процессе последующего теоретического анализа разносторонних общественных связей и отношений. Только в этом случае возможна оценка практической значимости той или иной нравственной нормы, того или иного морального требования. Однако, в конкретно-историческом плане, во время развертывания & laquo-настоящего»-, мы не можем сказать, насколько верна будет та или иная жизненная позиция, тот или иной вид нравственности в & laquo-будущем»-. С опытом, в бесконечном повторении становится видимым необходимость и осознается обязательность предписания. Вот почему иные моральные нормы, законы имеют здесь и сегодня характер действий явно не рациональных, не отвечающих требованиям целесообразности и полезности. Такова суть реализации морали в социуме — ее функции необходимы и полезны обществу, но распознаются только на более высоком уровне социально исторического обобщения и теоретической абстракции. Сострадание как аксиологический императив осознавался и признается общечеловеческой ценностью, которую трудно вычленить и зафиксировать в социальной жизни, но без утверждения и развития которой невозможно представить дальнейший прогресс человеческого общества. Дробницкий О. Г. Моральная философия: Избр. труды / Сост. Р. Г. Лпресян. М.: Гардарики, 2002. -С. 317.

2 Платон Сочинения: В 3 т. Т. 1. М.: Мысль, 1968. -С. 247.

3 Лосев А. Ф. История античной эстетики. Софисты, Сократ, Платон. M., 1969. -С. 86−93.

4 Овидий. Метаморфозы. Л.: Госполитиздат, 1938. -С. 48.

5 ВасильевЛ.С. Культы, религии, традиции в Китае. М.: Наука, 1970. -С. 108.

6 Боги, брахманы, люди. Четыре тысячи лет индуизма. М.: Наука, 1969. -С. 17.

ПоказатьСвернуть

Содержание

ГЛАВА I. СОСТРАДАНИЕ КАК СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОЕ ЯВЛЕНИЕ

1.1. Содержание и сущность сострадания как социального явления.

1.2. Место и роль сострадания в социально-нравственной жизни общества.

1.3. Человеческое сострадание в отечественной философской мысли.

ГЛАВА II. ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ СОСТРАДАНИЯ КАК СОЦИАЛЬНО-НРАВСТВЕННОГО КАЧЕСТВА ЛИЧНОСТИ

2.1. Объективные и субъективные факторы становления и развития феномена сострадания как нравственного качества личности.

2.2. Императив сострадательности в формировании личности.

2.3. Сострадание в контексте социально-нравственных параметров гражданского общества.

Список литературы

1. Аникеев, А.Н. О материалистических традициях в индийской философии / А. Н. Аникеев. М.: Наука, 1965. — 260 с.

2. Антология мировой философии: в 4 т. — М.: Мысль, 1970. — Т. 2. 776 с. -:

3. Антология феноменологической философии в России / Под общ. ред. и предисл. И. М. Чубарова. М.: Логос, 1997. — Т. 1. — 513 с. — ISBN 57 333−0455−3.

4. Апресян, Р. Г. Идея морали и базовые нормативно-этические программы / Р. Г. Апресян. М.: Ин-т философии РАН, 1995. — 353 с. — ISBN 5−201−1 862−9.

5. Аристотель. Никомахова этика / Аристотель // Соч.: в 4 т. — М.: Мысль, 1983. Т. 4. — С. 53−293.

6. Аристотель. Политика / Аристотель // Соч.: в 4 т. — М.: Мысль, 1983. -Т. 4. -С. 375−644.

7. Аристотель. Этика. Политика. Риторика. Поэтика. Категории /

8. Аристотель. -Мн.: Литература, 1998. 1391 с. — ISBN 985−437−401−7. f

9. Бахтин, М. М. Франсуа Рабле и народная культура Средневековья н Ренессанса / М. М. Бахтин. -М.: Художественная литература, 1990. 541 с. -ISBN 5−280−710−2.

10. Бердяев, H.A. О назначении человека (Опыт парадоксальной этики) / H.A. Бердяев. Париж, 1931. — 132 с.

11. Бердяев, H.A. Откровение о человеке в творчестве Достоевского / H.A. Бердяев // Русская мысль, 1918. С. 39−61.

12. Библия. Книги священного Писания Ветхого и Нового завета / С рус. пер. с паралл. местами и словарем. — М.: Российское Библейскоегобщество, 2002. 292 с. — ISBN: 5−85 524−073−8.

13. Биофилософия / РАН, Ин-т философии — ред. А. Г. Шаталов М.: Ифран, 1997. — 267 с. — ISBN 5−201−1 930−7.

14. Блок, М. Апология истории или ремесло историка / М. Блок. — М.: Наука, 1986. 256 с. — (Памятники исторической мысли).

15. Богданов, А. А. Всеобщая организационная наука (Тектологпя). / A.A. Богданов. Л. — М.: Книга, 1925. — Ч. 1. — 300 с.

16. Боги, брахманы, люди. Четыре тысячи лет индуизма. М.: Наука, 1969. -410 с.

17. Богомолов, A.C. Античная философия / A.C. Богомолов М.: Изд-во Моск. ун-та, 1985. — 368 с.

18. Булгаков, С. Н. Свет невечерний: Созерцания и умозрения / С. Н. Булгаков. -М.: Республика, 1994. -415 с. ISBN 5−250−2 140−9.

19. Вебер, М. Избранное. Образ общества.: Пер. с нем. / М. Вебер. — М.: Юрист, 1994. 704 с. — ISBN 5−7357−0048−0.

20. Васильев, JI.C. Культы, религии, традиции в Китае / JT.C. Васильев. М.: Наука, 1970. — 483 с.

21. Вольтер. Философские сочинения / Вольтер. М.: Наука, 1988. -752 с. — ISBN 5−02−8 001−2.

22. Гадамер, Х. -Г. Телевидение породит новых рабов / Х. -Г. Гадамер // Литературная газета. — 1997. 23 июля. — С. 7.

23. Гаспаров, M. JJ. Поэзия вагантов: вступ. статья. / М. Л. Гаспаров // Поэзия вагантов М.: Наука, 1975. — 606 с.

24. Гегель. Сочинения / Гегель. -М. — Л., 1929−1959. Т. 1−14.

25. Геном клонирование, происхождение человека/под общ. Ред. Л. И. Курочкина. -Фрязино: ВЕК2, 2004. 224 с. — (Наука для всех). — ISBN 5−85 099−138−7.

26. Гоббс, Т. Соч. Соч.: в 2 т. / Т. Гоббс. М.: Наука, 1991. — Т. 2. -688 с. — ISBN 5−244−20−9.

27. Гулыга, A.B. Немецкая классическая философия / A.B. Гулыга. 2-е изд., испр. и доп. — М.: Рольф, 2001. — 416 с. — ISBN 5−78 360 447-х.

28. Гусейнов, A.A. Великие моралисты / A.A. Гусейнов. М.: Республика, 1995. — 351 с. — ISBN 5−250−2 541−2.

29. Гусейнов, A.A. Возможно ли моральное обоснование насилия /г

30. A.A. Гусейнов // Вопросы философии. 2004. — № 3. — С. 19−27.

31. Гусейнов, A.A. Этика / A.A. Гусейнов, Р. Г. Апресян. — М.: Гардарики, 2002. 472 с. — ISBN 5−8297−0012−3.

32. Дарвин, Ч. Происхождение человека и половой отбор / Ч. Дарвин. -Спб.: Наука, 1991. -568 с. -ISBN 5−02−26 166−1.

33. Дойч, К. Основные изменения в политологии / К. Дойч // Политические отношения: прогнозирование и планирование. Ежегодник, 1977. М.: Наука, 1979. — 231 с.

34. Достоевский, Ф. М. Бесы / Ф. М. Достоевский. JI.: Лениздат, 1990. — 639 с. — ISBN 5−289−619−2.

35. Достоевский, Ф. М. Братья Карамазовы / Ф. М. Достоевский // Собр. соч. Л.: Наука, Ленингр. отд., 1991. — Т. 9. — 569 с. — 5−02−28 078-х.

36. Достоевский, Ф. М. Полн. собр. соч. в 15 т./ Ф. М. Достоевский. -Л.: Наука, 1976.

37. Достоевский, Ф. М. Полн. собр. соч. в 30 т. / Ф. М. Досгоевскрш -Л.: Наука, 1981.

38. Т. 22. -407 е.- Т. 23. -423 с.

39. Дробницкий, О. Г. Моральная философия: Избр. труды. / Сост. Р. Г. Апресян / О. Г. Дробницкий. М.: Гардарики, 2002. — 523 с. — ISBN 58 297−0099−9.

40. Дубинин, Н. П. Генетика, поведение, ответственность / Н.П.

41. Дубинин, И. И. Карпец, В. Н. Кудрявцев. М.: Политиздат, 1982. -303 с.

42. Ефимов, В. Т. Этика и моралеведение / В. Т. Ефимов // Вопросы философии. 1982. — № 2. — С. 67−75.

43. Зарубина, H.H. Деньги как социокультурный феномен: пределы функциональности /Щ.Н. Зарубина // Социс. 2005. — № 7 (255). — С. 13−21.

44. Зиновьев, A.A. Зияющие высоты / A.A. Зиновьев. М.: Изд-во ПИК, 1990. — Т. 1. — 320 с. — ISBN 5−227−643−1.

45. Из книг мудрецов. Проза Древнего Китая. М.: Художественная литература, 1987. — 191 с.

46. История зарубежной литературы. Раннее средневековье. Возрождение: под общ. ред. В. М. Жирмунского. М.: Учпедиздат, 1959. -560 с.

47. История китайской философии: пер. с кит. / общ. ред. и послесл. М. Л. Титаренко. -М.: Прогресс, 1989. -552 с. ISBN 01−1 036−4.

48. История этических учений: учебник / под ред. A.A. Гусейнова. -М.: Гардарики, 2003. 911 с. — ISBN 5−829−0167−7.

49. История философии: Энциклопедия. — Мн.: Интерпрессервис-

50. Книжный Дом, 2002. 1376 с. — (Мир энциклопедий). — ISBN 985−6656−20−6.

51. Кавелин, К. Наш умственный строй / К. Кавелин М.: Правда, 1989. — 420 с. — (Из истории отечественной философской мысли).

52. Каган, М. С. Философская теория ценности / М. С. Каган. СПб.: Петрополис, 1997. — 205 с. — ISBN 5−224 020−013−3.

53. Камю, А. Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство /А. Камю. -М.: Политиздат, 1990. -415 с. ISBN 5−250−1 279−5.

54. Кант, И. О мнимом праве лгать из человеколюбия // Кант И. Трактаты и письма / И. Кант. М., 1980. — С. 292−297.

55. Кант, И. Основы метафизики нравственности // Соч.: в 6 т. / И.

56. Кант. М.: Мысль, 1965. — Т. 4. Ч. 1 — С. 219−310.

57. Кант, И. Собр. соч. в 8 т. / И. Кант. М.: ЧОРО, 1994. — Т. 4. -395 с. — ISBN 5−06−5 708.

58. Кант, И. Соч.: В 6 т. / И. Кант. М.: Мысль, 1964. -Т. 1 -798 е. -- Т. 3 799 е. -- Т. 4 ч. 1 457 с.

59. Карапешянц, A.M. Первоначальный смысл основных конфуцианских категорий / A.M. Карапетянц // Конфуцианство в Китае. Проблемы теории и практики. М.: Наука, 1982. — С. 88−263.

60. Киркегор, С. Наслаждение и долг / С. Киркегор. СПб., 1894. -380 е.- - Киев: Airland, 1994. — 504 с. — ISBN 966−2415−13−1.

61. Классическая йога («Иога-сутра» Патанджали и «Вьяса-бхашья») / пер. с санскр., введение, комментарий и реконструкция системы Е. П. Островской и В. И. Рудого. — М.: Наука, Гл. ред. вост. лит-ры, 1992. 260 с. -ISBN 5−02−17 601.

62. Кон, КС. Введение в сексологию / И. С. Коп. М.: Медицина, 1988. — 320 с. — ISSN/ISBN 5−225−129.

63. Коплстон, Ф. История философии. XX век / Ф. Коплстон — пер. с, а игл. П. А. Сафронова. М.: Центрполиграф, 2002. — 269 с. — ISBN 5−95 240 049−3.

64. Кропоткин, П. А. Взаимная помощь, как фактор эволюции / П. А. Кропоткин. СПб.: изд. тов-ва & laquo-Знание»-, 1907. — 351 с.

65. Кропоткин, П. А. Этика: изб. тр. / П. А. Кропоткин. М.: Политиздат, 1991. -496 с. — ISBN 5−250−1 295−7.

66. Къеркегор, С. Страх и трепет / С. Кьеркегор. М.: Республика, 1993. -383 с. -ISBN5−250−1 827−0.

67. Кэмпбелл, Д. Т. Социальные диспозиции индивида и их групповаяфункциональность: Эволюционный аспект / Д.Т. Кэмпбелл

68. Психологические механизмы регуляции социального поведения. М.: Наука, 1979. -С. 76−102.

69. Локк, Дж. Соч.: В 3 т. / Дж. Локк. М.: Мысль, 1985. — Т. 2. -560 с.

70. Лоренц, К. Врожденный запрет на братоубийство / К. Лоренц //t

71. Лит. газета. 1974. — 16 янв. — С. 7.

72. Лоренц, К. Агрессия (так называемое & laquo-зло»-) / К. Лоренц М.: Прогресс -Универс, 1994. — 272 с. — 5−01−4 949−8.

73. Лосев, А. Ф. История античной эстетики. Софисты, Сократ, Платон / А. Ф. Лосев. М.: Искусство, 1969. — 715 с.

74. Лосский, И. О. Избранное / Н. О. Лосский — АН СССР, Ин-т философии М.: Правда, 1991. — 622 с. — (Из истории отечественной философской мысли).

75. Макинтайр, А. После добродетели: Исследования теории морали — пер. с англ. В. В. Целищева / А. Макинтайр. М.: Академический Проект — Екатеринбург: Деловая книга, 2000. — 384 с. — ISBN 5−8291−0084−3.

76. Мамут, Л. С. Государство в ценностном измерении — ин-т госуд. и права /Л. С. Мамут. -М.: Норма, 1996. -48 с. ISBN 5−89 123−218−9.

77. Маркс, К. Капитал // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., Т. 23.

78. Маркузе, Г. Одномерный человек / Г. Маркузе. М.: RELF-book, 1994. — 368 с. — ISBN 5−87 983−016−0.

79. Массовая культура и массовое искусство. & laquo-За»- и & laquo-против»- / Н. И. Киященко и др. М.: Гуманитарий, 2003. — 512 с. — ISBN 5−89 221−048−0.

80. Материалисты Древней Греции. — М.: Госполитиздат, 1955. — 238 с.

81. Мейер, Д. И. Русское гражданское общество / Д. И. Мейер. М.: Статут, 1997. — Т. 2. — 232 с. — ISBN 5−89 398−007−7.

82. Мережковский, Д. С. Больная Россия: Избранное / Д. С. Мережковский. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1991. — 269 е.: ил. — (История российской культуры). — ISBN 5−288−964−3.

83. Мифы Древней Индии. Бхагаватгита. — М.: Кристалл, 2000. 512 с. (Библиотека мировой литературы). — ISBN 5−306−62−2.

84. Момджян, К. Х. Социум. Общество. История / К. Х. Момджян. -М.: Наука, 1995. 256 с. — ISBN 5−7133−1167−8.

85. Нарский, С. Западноевропейская философия XVII века / С.

86. Нарский М.: Высш. шк., 1974. 402 с. 1

87. Назарчук, A.B. Этика глобализирующегося общества / A.B. Назарчук. -М.: Директмедиа Паблишинг, 2002. 381 с. — ISBN 5−94 865−0014.

88. Ницше, Ф. Антихристианин / Ф. Ницше // Сумерки богов. М.: Прогресс, 1989. -С. 17−93.

89. Ницше, Ф. По ту сторону добра и зла. Прелюдия к философии будущего // Соч.: в 2 т. / Ф. Ницше. М.: Мысль, 1990. — Т. 2. — С. 238406. -ISBN 5−244−138−8.

90. Ницше, Ф. Так говорил Заратустра / Ф. Ницше. М.: Изд-во Моск. гос. ун-та, 1990. — 297 с. — ISBN 5−211−1 926−1.

91. Новак, Я. А. Социобиология и принцип социогенеза с точки зрения биологии и философии / Я. А Новак // Пути интеграции биологического и социогуманитарного знания. — М.: Наука, 1984. С. 226 232.

92. Новая философская энциклопедия: в 4 т. / под ред. Степина B.C. М.: Мысль, 2001. — Т. 4. — 605 с. — ISBN 5−244−965−6.

93. Носов, Е. Что мы переживаем? / Е. Носов // Лит. газета. 1988. — 20 апр. -С. 13.

94. Овидий. Метаморфозы / Овидий. — М. — Л.: Госполитиздат, 1938. -366 с.

95. Ортега-и-Гассет, X. Дегуманизация искусства / X. Ортега-и-Гассет. М.: Радуга, 1991. — 639 с. — ISBN 5−05−2 557−5.

96. Ортега-и-Гассет, X Что такое философия / X. Ортсга-и-Гассет. -М.: Наука, 1991. -408 с. -ISBN 5−02−8 115−9.

97. Оруэлл, Д. 1984 / Д. Оруэлл. СПб.: Азбука-классика. 2004. -420 с. — ISBN 5−267−633−5.

98. Панарин, A.C. Искушение глобализмом / A.C. Панарин. М.: Русский национальный фонд, 2000. — (Серия: & laquo-Россия и мир: итоги XX века& raquo-. Альманах). — 374 с. — ISBN 5−94 191−001−0.

99. Парсонс, Т. Научная дисциплина и дифференциация пауки / Т. Парсонс, Н. Сторер У/ Научная деятельность: Структура и институты. М.: Наука, 1980. -С. 27−55.

100. Писарев, Д. И. Сочинения: в 4 т. / Д. И. Писарев. М.: Госполитиздат, 1955. & mdash-Т. 1. -511 с.

101. Платон. Сочинения: в 3 т. / Платон. — М.: Мысль, 1971. — Т. 2. — 610 с.

102. Плюскин, Ю. М. Проблема биосоциальной эволюции: Теоретико-методологический анализ / Ю. М. Плюскин. — Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1990. 240 с. — ISBN 5−02−29 596−5.

103. Политико-правовые ценности: история и современность / Под ред. B.C. Нерсесянц. М.: Эдиториал УРСС, 2000. — 256 с. — ISBN 83 600 065−4.

104. Попов, Б. Н. Особенности философского знания / Б. Н. Попов. -Якутск: ЯФ Изд-ва СО РАН, 2001.- 168 с.

105. Попов, Б. Н. Роль образования в культурном мире человека / Б. Н. Попов // Наука и образование. 1999. — № 3. (15). — С. 30−32.

106. Попов, Б. Н. Философия воспитания: учеб. пос. для студентоввузов / Б. Н. Попов. М.: Академия, 2000. — 150 с. — ISBN 5−75 130 697-х.

107. Попов, Б. Н. Этика / Б. Н. Попов. М.: Академия, 1999. — 190 с. -ISBN 5−06−3 703−7.

108. Разин, A.B. Этика: история и теория. Учебное пособие для вузов /

109. A.B. Разин. -М.: Академический Проект, 2002. 496 с. — ISBN 5−8291−1 823.

110. Розанов, В. В. Уединенное / В. В. Розанов — АН СССР, Ин-т философии М.: Правда, 1990. — Т. 2. -710 с. — (Из истории отечественной философской мысли).

111. Ролз, Дж. Теория справедливости — пер. изд.: A theory of justice / J. Rawls/ Дж. Ролз. Новосибирск: Изд-во НГУ, 1995. — 535 с. — ISBN 586 091−165−3.

112. Руссо, Ж. Ж. Об общественном договоре. Трактаты / Ж. Ж. Руссо. М.: Терра-Книжнйй клуб, 2000. — 544 с. — ISBN 5−273−164−1.

113. Руссо, Ж. Ж. Трактаты / Ж. Ж. Руссо. М.: Наука, 1969. — С. 704.

114. Рьюз, М. Дарвинизм и этика / М. Рьюз, Э. Уилсон // Вопросы философии. 1987. -№ 1. -С. 99−104.

115. Сартр, Ж. П. Экзистенциализм — это гуманность / Ж. П. Саргр // Сумерки богов. М.: Изд-во полит, лит-ры, 1989. — С. 319−344.

116. Семеренко, PIJI. Афоризмы Конфуция / И. И. Семеренко. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1987. — 304 с.

117. Скворцов, A.A. Русская религиозная этика войны XX века / A.A. Скворцов. -М.: МАКС Пресс, 2002. -224 с. ISBN 5−317−551−5.

118. Соловьев, B.C. Оправдание добра. Нравственная философия /

119. B.C. Соловьев. -М.: Республика, 1996. -476 с. ISBN 5−250−2 614−7.

120. Сорокин, П. А. Система социологии. Т. I. Социальная аналитика. Ч. 1. Учение о строении простейшего (родового) социального явлення / П.А.

121. Сорокин. — Пг.: Изд-во тов-ва & laquo-Колос»-, 1920. 360 с.

122. Сорокин, П. А. Человек. Цивилизация. Общество / ГХ.А. Сорокин. М.: Политиздат, 1992. — 543 с. — ISBN 5−250−1 297−3.

123. Сосновская, Н. Ф. Проблема добра и зла в этических взглядах Ф. М. Достоевского: автореф. дис. канд. фил. наук / Сосновская Н. В. Л., 1975. -22 с.

124. Спенсер, Г. Основания социологии. Данные социологии / Г. Спенсер. Спб.: Изд. И. И. Билибина, 1876. — Т. 1. -511 с.

125. Спенсер, Г. Социальная статика: Изложение социальных законов, обуславливающих счастье человечества / Г. Спенсер. СПб.: Изд. Врублевского В., 1906. — 536 с.

126. Спиноза, Б. Этика, доказанная в геометрическом измерении // Избранные произведения: в 2 т. / Б. Спиноза. — М.: Политиздат, 1957. — Т. I. -С. 359−618.

127. Титаренко, А. И. Структуры нравственного сознания. Опыт этико-философского исследования / А. И. Титаренко. М.: Мысль, 1974. -278 с. t

128. Толстой и традиции ненасилия в XX веке: Материалы симпозиума ИФ РАН. -М.: ИФРАН, 1995. С. 40−350.

129. Толстой, H.H. Путь жизни / Л. Н. Толстой. М.: Республика, 1993. — 437 с. — ISBN 5−250−1 940−4.

130. Торчинов, Е. А. Даосизм. & laquo-Дао дэ цзин& raquo- - пер. Е. А. Торчинова. / Е. А. Точинов. СПб.: Центр & laquo-Петербургское востоковедение& raquo-, 1999. — 288 с. -ISBN 5−85 803−130−7.

131. Упанишады — пер. с санкр., предисл. и коммент. А. Я. Сыркина. — М.: Наука, 1967. 336 с. г

132. Философский энциклопедический словарь. М.: Сов. Энциклопедия, 1983. — 840 с.

133. Фрейд, 3. Тотем и табу. Психология первобытной культуры / 3. Фрейд. М.: Алетея, 1997. — 222 с. — ISBN 5−7390−0519−1.

134. Фромм, ' Э. Человек для себя — пер. с англ. и послесл. JT.A. Чернышевой / Э. Фромм. Мн.: & laquo-Коллегиум»-, 1992. — 253 с. — ISBN 5−88 388 002−9.

135. Фуко, М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности / М. Фуко. М.: Касталь, 1996. — 448 с. — ISBN 5−85 374−006−7.

136. Хабермас, Ю. Примирение через публичное употребление разума. Замечания о политическом либерализме Джона Роулса / Ю. Хабермас // Вопросы философии. 1994. — № 10. — С. 53−67.

137. Хайдеггер, М. Бытие и время / М. Хайдеггер. М.: Ad Marginem, 1997. -451 с. -ISBN 5−88 059−021−6.

138. Хайдеггер, М. Письмо о гуманизме / М. Хайдеггер // Время и бытие. Статьи и выступления. М.: Республика, 1993. — С. 27−36.

139. Хрестоматия по психологии / Под ред. П. Я. Гальперина, А. Н. Ждан. М.: Изд-во МГУ, 1980. — 296 с.

140. Швейцер, А. Благоговение перед жизнью / А. Швейцер. М.: Прогресс, 1992. -340 с. -ISBN 5−8029−0415−1.

141. Швейцер, А. Культура и этика / А. Швейцер. М.: Прогресс, 1973. -343 с.

142. Шейнма’н-Топштейи, С. Я. Платон и ведическая философия / С.Я. Шейнман-Топштейн. -М.: Наука, 1978. — 178 с.

143. Шелер М. Избранные произведения / М. Шелер. М.: Изд-во & laquo-Гнозис»-, 1994. — 490 с. — ISBN 5−7333−0447−2.

144. Шелер М. Ресентимент в структуре моралей / М. Шелер. СПб.: Университетская книга, 1999. — 230 с. — ISBN 5−02−26 812−7.

145. Шердаков, В. Н. Сострадание / В. Н. Шердаков // Этика: Энциклопедический словарь / Под ред. Р. Г. Апресяна и A.A. Гусейнова. М.

146. Гардарики, 2001. С. 452−453.

147. Шишов, О. Ф. Смертная казнь в истории России / О. Ф. Шишов // Смертная казнь: за и против / Под ред. С. Г. Келиной М.: Юридическая литература, 1989. — 527 с. — ISBN 5−7260−0150−8.

148. Шмит, К. Понятие политического / К. Шмит // Вопросы социологии. 1992. 1. — С. 92 — 102.

149. Шопенгауэр, А. Поли. собр. соч.: В 9 т. / А. Шопенгауэр. М.: Изд. -во Д. П. Ефимова, 1910-T. IV-612 с.

150. Шопенгауэр, А. Собрание сочинений: в 5-ти т. / А. Шопенгауэр. -М.: Московский клуб, 1992. Т. 1. — 395 с. — ISBN 5−7642−0004−0.

151. Шопенгауэр, А. Свобода воли и нравственность / А. Шопенгауэр.- М.: Республика, 1992. 448 с. — ISBN 5−250−1 826−7.

152. Эко, У. Пять эссе на темы этики — пер. с итал. Е. А. Костюкевич / У. Эко. СПб.: & laquo-Симпозиум»-, 2002. — 158 с. — ISBN 5−89 091−210−0.

153. Эспинас', А. Социальная жизнь животных: Опыт сравнительной психологии с прибавлением краткой истории социологии / А. Эспинас. — СПб.: Тип. Д-ра М. А. Хана, 1882. 496 с.

154. Этика: Учебник / Под общ. ред. A.A. Гусейнова и E. JI. Дубко. -М.: Гардарики, 1999. -493 с. ISBN 5−8297−0030−1.

155. Этика: Энциклопедический словарь / Под ред. Р. Г. Апресяна и A.A. Гусейнова. М.: Гардарики, 2001. — 671 с. — ISBN 5−8297−0049−2.

156. Эфроимсон, В. П. Родословная альтруизма (Этика с позиций эволюционной генетики человека) / В. П. Эфроимсон // Новый мир. — 1971. — № 10. -С. 193−213. '

157. Юдин, Б.Г. О человеке, его природе и его будущем / Б. Г. Юдин // Вопросы философии. 2004. — № 2. — С. 16−28.

158. Юсим, М. А. Этика Макиавелли / М. А. Юсим. М.: Наука, 1990.- 158 с. ISBN 5−02−9 007−7. 146. Ясперс, К. Введение вмлософию / К. Ясперс. Мн.:

159. Пропилеи, 2000. 194 с. — ISBN 985−6329−36−1.

160. Ясперс, К. Смысл и назначение истории / К. Ясперс. М.: Изд-во полит, лит-ры, 1991. — 526 с. — (Серия & laquo-Мыслители XX века& raquo-) — ISBN 5−25 001 357−0.

161. Apel K. -O. The Ecological Crisis asa Problem of Discourse Ethics / K. Apel // Oefsti AJ (ed.) Ecology and Ethics. A Report from the Melbi Conference, 18−23 Juli 1990. Vitenskap, 1990. — 231 p.

162. Chan Wing-tsit. A. Sourse Book in Chinese Philosophy / A. Chan Wing-tsit. Princeton- L., 1963. -738 p.

163. Scweitzer A. Out of My Life and Thought. An Autobiography / A. Scweitzer. N. Y., 1963.- 147 p.

164. Trivers R.I. The Evolution of Reciprocal Altruism / R.I. Tri vers // SBD. -P. 213−226.

165. Wilson E. O, Sociobiology: The New Synthesis / E.O. Wilson. -Cambridge (Mass), 1975. 548 p.1. На английском языке:

Заполнить форму текущей работой