Бандитизм.
Понятие, состав и виды данного преступления

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Уголовное право

Тема:

Бандитизм. Понятие, состав и виды данного преступления

Содержание

Введение

Глава 1. Исторический аспект

1. 1 Советский период

1. 2 Постсоветский период

Глава 2. Анализ понятия и признаков бандитизма

2. 1 Понятие и признаки банды в действующем законодательстве

2. 2 Понятие и признаки бандитизма в действующем законодательстве

2. 3 Проблемные вопросы отграничения бандитизма от смежных составов преступлений

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Актуальность темы исследования. По официальным данным МВД России, количество уголовных дел, возбужденных по фактам бандитизма, увеличивается каждый год Директива Следственного комитета при МВД России «Об усилении контроля за расследованием дел о бандитизме» // Информационный бюллетень ГСУ при ГУВД Свердловской области. — 2004. — № 117. При этом в правоприменительной практике подобные дела нередко вызывают значительные затруднения, обусловленные зачастую многоэпизодностью криминальных деяний, большим количеством участников банд, разнообразием их ролей при совершении преступлений, нередким психологическим, физическим воздействием в отношении потерпевших и свидетелей в целях принуждения их к даче показаний, предпочтительных для членов банды. Анализ следственной и судебной практики по делам о бандитизме показывает, что нередко в процессе предварительного расследования и рассмотрения дела в суде возникают сложности при квалификации преступлений, отграничении бандитизма от смежных составов преступлений.

Различные аспекты бандитизма освещались в научных работах таких известных специалистов в области уголовного права, как С. В. Бородин, Л. Д. Гаухман, П. И. Гришаев, П. Ф. Гришанин, Е. А. Гришко, С. В. Дьяков, Н. Г. Кадников, Н. И. Карпец, М. И. Ковалев, И. Я. Козаченко, Ю. А. Красиков, Ю. Б. Мельникова, Э. Ф. Побегайло, В. С. Устинов и др. Они внесли значительный вклад в научную разработку проблем повышения эффективности противодействия организованной преступности, бандитизму. Однако их исследования осуществлялись в качественно иных социальных, экономических и политических условиях жизни нашего общества. В советский период на уровне официальной статистики наблюдалось стабильное снижение групповой преступности, а об организованной преступности упоминалось фрагментарно, в основном лишь как о необычном для нашей страны явлении. Случаи возбуждения уголовного дела по факту бандитизма были исключительно редкими.

В современных условиях бандитизм исследовался такими учёными как П. В. Агапов, В. М. Быков, М. В. Геворкян, А. И. Гуров, В. С. Комиссаров, Д. А. Корецкий, О. А. Попова, Т. А. Пособина, Т. Д. Устинова, А. В. Шеслер, Т. В. Шутемова и др.

В последние годы, к сожалению, криминальные проявления бандитизма из единичных разрозненных фактов переросли в самостоятельный вид преступности, занимающий в её структуре весьма заметное место как по характеру и степени общественной опасности, так и по удельному весу в общем объёме преступности и особенно в наиболее опасных ее видах — организованной преступности, вооружённой преступности.

Объектом исследования является правовое регулирование уголовной ответственности за бандитизм.

Предмет исследования включает в себя теоретические аспекты развития отечественного и современного зарубежного законодательства об уголовной ответственности за бандитизм, нормы действующего отечественного уголовного законодательства об ответственности за бандитизм.

Цель исследования состоит в разработке теоретических положений и выводов о бандитизме как уголовно-правовом явлении негативного характера.

Данная цель обусловила определение и решение в ходе настоящего исследования следующих задач:

1) ретроспективный анализ отечественного уголовного законодательства об ответственности за бандитизм;

2) сравнительно-правовой анализ современного отечественного и зарубежного законодательства об уголовной ответственности за бандитизм;

3) исследование уголовно-правовой характеристики состава преступления, предусмотренного ст. 209 УК РФ;

4) логико-правовой и сравнительно-правовой анализ проблемных вопросов квалификации бандитизма и его отграничения от смежных составов преступлений.

Методология и методика исследования. Методологическую основу исследования составляет общенаучный диалектический метод познания изучаемых в настоящей работе общественных отношений, социальных явлений, уголовно-правовых норм и криминологических закономерностей, связанных с бандитизмом. При изучении конкретных фактов бандитизма, уголовного законодательства об ответственности за него использовались методы наблюдения, анализа документов, системно-структурного анализа, сравнительно-правовой, статистический, формально-юридический, историко-правовой.

Правовую основу исследования составили положения Конституции Р Ф, отечественного уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства, уголовного законодательства отдельных зарубежных государств, федеральных законов РФ, указов Президента Р Ф, постановлений Пленума Верховного Суда Р Ф, относящиеся к теме исследования.

Теоретической основой исследования являются основные положения научных трудов по уголовному, уголовно-процессуальному и уголовно-исполнительному праву, криминологии, философии, логике, юридической психологии, истории государства и права таких специалистов, как А. М. Абдулатипов, Г. А. Аванесов, Ю. М. Антонян, Р. А. Базаров, С. В. Бородин, Д. А. Бражников, Ф. Г. Бурчак, Н. И. Ветров, В. А. Волынский, P.P. Галиакбаров, Л. Д. Гаухман, П. И. Гришаев П.Ф. Гришанин, Г. В. Дашков, А. И. Долгова, Н. Г. Кадников, М. И. Ковалев, И. Я. Козаченко, В. С. Комисаров, Д. А. Корецкий, Ю. А. Красиков, Г. А. Кригер, Н. Ф. Кузнецова, В. Н. Курченко, С. Я. Лебедев, В. И. Морозов, З. А. Незнамова, Б. С. Никифоров, Г. П. Новосёлов, С. Г. Ольков, А. А. Пионтковский, О. А. Попова, Т. А. Пособина, Э. Ф. Побегайло, B.C. Прохоров, Б. Т. Разгильдиев, С. Н. Сабанин, Р. А. Сабитов, Д. В. Савельев, Н. С. Таганцев, П. Ф. Тельнов, А. Н. Трайнин, В. С. Устинов, Т. Д. Устинова, И. Я. Фойницкий, Г. В. Хашимов, М. Д. Шаргородский, А. В. Шеслер и др.

Глава1. Исторический аспект

1.1 Советский период

Рассмотрим вопросы эволюции норм о бандитизме в российском законодательстве. Следует отметить, что их основой является понятие «шайки», которое встречается в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (ст. 923−926 Раздела V). Данное деяние относилось к преступлениям и проступкам против общественного благоустройства и благочиния. В Уложении 1903 г. действия преступной шайки признавались преступлением, нарушающим общественное спокойствие, то есть они признавались направленными против общественной безопасности Зуев С. В. История развития бандитизма в России // История государства и права. — 2004. — № 5.

В дореволюционный период понятие «бандитизм» не упоминалось. Вместе с тем признаки «шайки», отраженные в законодательстве того периода заложили основу для определения банды и бандитизма в уголовном праве.

В советский период первое упоминание о бандитизме встречается в Декрете СНК РСФСР от 20 июля 1918 г. «О суде», однако его содержание не раскрывалось.

Дефиниция бандитизма появилась в Постановлении ВЦИК от 20 июня 1919 г. «Об изъятиях из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении». Он определялся как «участие в шайке, составившейся для убийств, разбоя и грабежей, пособничество им и укрывательство».

Согласно Декрету СНК РСФСР от 19 февраля 1920 г. «О передаче лиц, обвиняемых в бандитизме, суду Военно-Революционного Трибунала» лица, обвиняемые в вооруженных грабежах, разбойных нападениях и налетах, должны предаваться суду военно-революционного трибунала.

В соответствии с Декретом ВЦИК от 23 июня 1921 г. «Об объединении всех Революционных трибуналов Республики» при губернских трибуналах были созданы специальные отделения для рассмотрения дел о бандитизме.

Постановлением СНК от 19 февраля 1920 г. «О мерах борьбы с бандитизмом» ВЧК и Реввоентрибуналу предоставлялось право утверждать военно-революционные трибуналы в местностях, лежащих вне фронтовой полосы, для предания суду лиц, обвиняемых «в вооруженных грабежах, в разбойных нападениях, в налетах». Признавалась «необходимость объединения военных методов борьбы с бандитизмом с методами подхода советских учреждений к крестьянским массам, сочувствующим бандитизму, в политической работе и организационной деятельности, в целях … привлечения населения этих местностей на сторону борьбы с бандитизмом».

Декрет ВЦИК от 2 февраля 1921 г. «О борьбе с дезертирством» к числу квалифицированных видов дезертирства относил участие дезертиров в вооруженных шайках (бандах).

В УК РСФСР 1922 г. бандитизм определялся как «организация и участие в бандах (вооруженных шайках) и организуемых бандами разбойных нападениях и ограблениях, налетах на советские и частные учреждения и отдельных граждан, остановки поездов и разрушения железнодорожных путей, безразлично, сопровождались ли эти нападения убийствами и ограблениями или не сопровождались». Законодатель значительно расширил понятие бандитизма, признал оконченным преступлением не только участие в банде и в совершаемых ею нападениях, но и сам факт организации банды Муркштис, М. И. Создание банды как оконченный состав преступления / МИ. Муркштис // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы Международной научно-практической конференции. М., 2007.

Трактовка бандитизма в 1920—1930 гг. как «одной из острых форм политической борьбы свергнутых господствующих классов» позволяла называть его политическим и даже «кулацким». Другой разновидностью бандитизма являлся так называемый «городской» бандитизм, для которого было характерно «отсутствие каких-либо политических лозунгов и окраски».

В историческом развитии бандитизма после 1917 г. следует выделить три периода:

первый период (1920−1950 гг.) — политический бандитизм. Как криминологический феномен, он стал порождением враждебной по отношению к советской власти идеологии, что обусловило его масштабную криминальную активность;

второй период (1960−1980 гг.) — уголовный бандитизм. Насильственные действия были обусловлены корыстными мотивами;

третий период (1996 гг. по настоящее время) — современный бандитизм, представляющий собой новый качественный уровень деятельности вооруженных преступных групп.

УК РСФСР 1960 г. бандитизм («организация вооруженных банд с целью нападения на государственные, общественные учреждения или предприятия либо на отдельных лиц, а равно участие в таких бандах и в совершаемых ими нападениях») относил к гл. «Государственные преступления» (разд. II «Иные государственные преступления»). Содержание ст. 77 УК РСФСР стала более удачной, в ней была четко обозначена цель создания банды. В 1994 г. редакция ст. 77 УК РСФСР была изменена. В связи с появлением новых форм собственности из нее исключено указание на нападения на государственные или общественные предприятия и учреждения. В результате ретроспективного анализа отечественного уголовного законодательства об ответственности за бандитизм можно прийти к выводу, что бандитизм в нашей стране во все времена выделялся как специфическая форма групповой преступной деятельности, относился к наиболее тяжким преступлениям и характеризовался корыстно-насильственной направленностью. За совершение бандитизма всегда предусматривалось наиболее строгое наказание, еще более усиливающееся в переломные для нашей страны периоды. Бандитизм неоднократно объектно перенацеливался, рассматриваясь и государственным преступлением против порядка управления, и иным государственным преступлением, и преступлением против общественной безопасности, при этом изменению подвергалась и конструкция этого состава преступления.

1.2 Постсоветский период

Высокий уровень преступности в нашей стране является одним из основных факторов, препятствующих осуществлению позитивных социально-экономических реформ. В настоящее время повышение эффективности противодействия преступности представляет собой важную общегосударственную задачу, от решения которой в значительной степени зависит выход России на качественно новый уровень построения демократического правового государства. Масштабы и тяжесть последствий преступности вызывают обоснованную тревогу граждан за безопасность жизни, здоровья, собственности, снижают доверие к государственным вообще и к правоохранительным органам в частности Горюнов В. Е. Уголовно-правовая характеристика бандитизма: Учебное пособие. — Челябинск: Челябинский институт ГОУ ВПО «РГТЭУ», 2005, с. 94.

В УК РСФСР 1960 г. состав бандитизма был включен в главу о государственных преступлениях. В УК РФ 1996 г. объектом бандитизма признается общественная безопасность.

Существенные изменения в новом УК претерпела и конструкция состава бандитизма. В прежнем УК диспозиция статьи о бандитизме охватывала ответственность и за организацию вооруженных банд с целью нападения на предприятия, учреждения, организации либо на отдельных лиц, и за участие в таких бандах и в совершаемых ими нападениях. В ст. 209 УК 1996 г. создание банды или руководство ею предусмотрены как самостоятельный состав преступления (ч. 1) и отделены от участия в банде или в совершаемых ею нападениях (ч. 2). Кроме того, и те и другие действия, совершенные лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3), выделены в квалифицированный состав.

Наряду с негативными количественными изменениями в криминогенной обстановке в России (если в 1999 г. на уровне официальной статистики было зарегистрировано 3 001 748 преступлений Состояние преступности в России за 1999 г. — М.: ГИЦ МВД России, 2000. — С. 4, то в 2007 г. — уже 3 582 541 Состояние преступности в России за 2007 г. — М.: ГИАЦ МВД России, 2008. — С. 6) в последнее десятилетие произошла и серьёзная качественная трансформация преступности, выразившаяся в активном продуцировании её организованных форм.

Организованность современной преступности повышает уязвимость населения от преступлений. Уровень защищенности личности и собственности остается недостаточным и существенно отстает от уровня организованности и профессионализма преступников, тщательно подготавливающих преступления.

Особую общественную опасность представляют собой преступления, совершаемые организованными устойчивыми вооруженными группами — бандами: убийства, разбойные нападения, захваты заложников, похищения людей, вымогательства.

Статистические данные показывают, что с начала 90-х годов XX века на всей территории России произошёл резкий скачок бандитизма — почти в 60 раз См.: статистические справочники М.: ГИАЦ МВД РФ: Состояние преступности в России с 1992 г. по 2007 г.; Корецкий, Д. А. Современный бандитизм: Криминологическая характеристика и меры предупреждения / Д. А. Корецкий, Т. А. Пособина. — СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2004. — С. 111.

В Российской Федерации создание и развитие законодательной базы противодействия организованной преступности началось лишь в начале 90-х годов. Еще депутатами Верховного Совета РСФСР были впервые разработаны проекты Законов «О борьбе с организованной преступностью» и «О борьбе с коррупцией», начата работа над проектами таких важных актов, как Закон «О государственной защите судей, работников правоохранительных и контролирующих органов», Закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству».

К сожалению, сложившаяся к тому времени политическая обстановка в стране не позволила первому российскому парламенту достигнуть сколько-нибудь серьезных результатов в реализации намеченных целей. Эстафету у него приняла Государственная Дума первого созыва. За два года работы ей удалось продвинуться вперед. В частности, все четыре вышеназванных проекта Законов были существенно переработаны, приведены в соответствие с новой Конституцией Российской Федерации и современными требованиями уголовной политики.

Следует отметить, что работа над ними была далеко не простая. Противодействие их принятию оказывалось как извне, так и внутри парламента. Какими силами и по какой причине — тема отдельного разговора. Отметим лишь, что обуздать организованную преступность может только сильное государство. В тот же период времени господствовало ошибочное мнение, что либеральный, демократический путь развития России несовместим с сильной, а при необходимости даже с жесткой государственной властью.

В сфере уголовной политики как бы столкнулись два диаметрально противоположных подхода: ультралиберальный и ультраконсервативный. Основной характерный признак первого подхода отмечен выше. Говоря о нем, можно указать на следующий явный перекос, наблюдавшийся у сторонников ультралиберального подхода. Суть их позиций: сострадание к лицу, совершившему преступление, и полное забвение прав и законных интересов жертвы преступления, государства и общества в целом.

Ничем не лучше был ультраконсервативный подход, суть которого состояла в переносе центра тяжести борьбы с преступностью и иными правонарушениями исключительно на репрессивные меры.

В Концепции национальной безопасности (документ утратил силу), утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 17 декабря 1997 г. N 1300 Указ Президента Р Ф от 10. 01. 2000 N 24 «О Концепции национальной безопасности Российской Федерации». // «Собрание законодательства РФ», 10. 01. 2000, N 2, ст. 170, было сказано, что «национальные интересы Российской Федерации в сфере борьбы с преступностью и коррупцией требуют консолидации усилий общества и государства, резкого ограничения экономической и социально — политической основы этих противоправных явлений, разработки комплексной системы мер правового, специального и иного характера для эффективного пресечения преступлений и правонарушений, для обеспечения защиты личности, общества и государства от преступных посягательств, для создания системы контроля за уровнем преступности». В это время уже была осознана и понята необходимость эффективной борьбы с преступностью в целом, особенно с организованной преступностью, как одной из угроз национальной безопасности России.

В то же время, в том же 1997 г. Специальной группой Центра стратегических и международных исследований США по поручению Конгресса США был подготовлен доклад о российской организованной преступности Фредерик Т. Мартенс, Стивен Б. Руза. Внедрение РИКО в Восточной Европе: предусмотрительно или безответственно? // Изучение организованной преступности: российско — американский диалог. М., 1997. С. 195 — 223. В нем прямо говорится о том, что «если не обуздать организованную преступность, то России грозит опасность превратиться в криминально — синдикалистское государство, т. е. тройку, состоящую из бандитов, коррумпированных правительственных бюрократов и определенного рода нечестных и иногда достаточно известных бизнесменов, продолжающих накапливать огромное богатство, поощряя и используя коррупцию и уязвимые места, характерные для общества, которое находится на переходном этапе развития».

В Постановлении Пленума Верховного Суда Р Ф № 1 от 17 января 1997 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 17. 01. 1997 N 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм"// «Российская газета», N 20, 30. 01. 1997 вполне обоснованно отмечается особая опасность современного бандитизма, представляющего серьезную угрозу как для личной безопасности граждан и их права собственности, так и для нормального функционирования государственных учреждений и органов, а также коммерческих и иных организаций. Если еще 15 лет тому назад количество банд в стране было немногочисленным, и они лишь иногда совершали нападения на граждан и организации, то в современный период проблемы изучения бандитизма для повышения эффективности противодействия ему актуализируются с особой остротой в связи с многократным увеличением банд и численности их участников, несопоставимым повышением уровня их технической оснащённости и вооружённости, а также в связи с тем, что бандитизм представляет собой в настоящее время основу организованной преступности.

Наряду с негативными количественными изменениями криминогенной обстановки в России в постсоветский период произошла и серьезная качественная трансформация преступности, выразившаяся в активном распространении ее организованных форм, поэтому все большую остроту приобретает борьба с бандитизмом как одним из наиболее опасных и распространенных проявлений организованной преступности, характеризующимся повышенной общественной опасностью. При этом необходимо отметить, что широкое распространение получил не только общеуголовный бандитизм. Сепаратистские, религиозно-националистические тенденции в Чечне возродили так называемый политический бандитизм, который сопряжен с другими тяжкими преступлениями (убийствами, терроризмом, захватом заложников и т. п.).

На особую опасность бандитизма, представляющего реальную угрозу как для личной безопасности граждан и их имущества, так и для нормального функционирования государственных, коммерческих и иных организаций, обращается внимание в постановлении Пленума Верховного Суда Р Ф от 17 января 1997 г. № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм».

Кроме того, необходимо отметить, что в следственной и судебной практике встречаются различные подходы при определении основных признаков состава при квалификации бандитизма, допускаются ошибки как при отграничении бандитизма от иных внешне сходных преступлений, так и при квалификации совершаемых бандой преступлений по совокупности с другими преступлениями.

Глава2. Анализ понятия и признаков бандитизма

2.1 Понятие и признаки банды в действующем законодательстве

Согласно ст. 209 Уголовного Кодекса Р Ф, создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой) — наказываются лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

Участие в устойчивой вооруженной группе (банде) или в совершаемых ею нападениях — наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до одного года.

Данные деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, — наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

В юридической литературе банда признается одной из форм соучастия (организованной группой или преступным сообществом). По нашему мнению, говорить о соучастии, в частности при создании банды, возможно не всегда. Для его наличия необходимо, чтобы соучастники сначала определили непосредственного исполнителя конкретного преступления и совершили хотя бы приготовительные действия к конкретному преступлению, предусмотренному УК РФ. Такой состав преступления, как нападение, в УК РФ отсутствует. Законодатель признает оконченным преступлением сам факт создания устойчивой вооруженной группы, лишь поставившей перед собой цель нападения, даже при отсутствии признаков соучастия в конкретном преступлении. Пленум Верховного Суда Р Ф расширил легальное определение банды, данное в УК РФ, за счет включения в понятие двух дополнительных признаков — организованности и специальной цели.

Признак целенаправленности (в целях нападения) относится не к понятию банды, а к такому составу преступления, как создание банды, являющемуся лишь одной из четырех форм бандитизма. Понятия «банда» и «бандитизм» не тождественны: банда — устойчивая вооруженная группа; бандитизм — создание банды, руководство ею, участие в ней или участие в совершаемых ею нападениях.

Лица, составляющую группу, должны обладать признаками субъекта преступления: достижение соответствующего возраста и вменяемость.

Группу, состоящую из двух физических лиц — взрослого и несовершеннолетнего в возрасте до 16 лет, бандой считать нельзя. Аналогично должен решаться вопрос и в том случае, если группу составляют психически здоровый человек и невменяемый.

Действия лиц, не признаваемых субъектом бандитизма, но способных нести ответственность за другие преступления, следует квалифицировать как приготовление к совершению конкретного насильственного деяния, при совершении которого планируется нападение. В случае совершения вооруженного нападения, содержащего признаки конкретного насильственного преступления, действия участников группы подлежат квалификации за фактически совершенные преступления против личности, собственности, общественной безопасности и т. п. по признакам вооруженности и организованной группы. В случае присоединения к такой группе субъекта бандитизма, осознающего фактические обстоятельства несубъектности такой группы как банды, который руководит конкретными нападениями устойчивой вооруженной группы, действия виновного надлежит квалифицировать как организацию конкретных насильственных преступлений против личности, собственности, общественной безопасности и т. п. по правилам ч. 5 ст. 35 УК РФ и признакам вооруженности организованной группы.

Если же виновный лично совершает нападения совместно с членами устойчивой вооруженной группы, то его действия образуют соисполнение конкретного насильственного преступления. Заблуждение виновного относительно группы как банды (например, возраста членов устойчивой вооруженной группы), полагающего, что он является участником банды, свидетельствует о фактической ошибке. В этом случае имеет место покушение на руководство бандой или на участие в банде либо покушение на участие в совершаемых бандой нападениях. Фактически совершенные конкретные насильственные преступления требуют самостоятельной квалификации.

Рассмотрим устойчивость как признака банды. Об устойчивости банды могут свидетельствовать стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между членами банды, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности и др. Длительность существования банды и количество совершенных преступлений имеют факультативное значение и не могут рассматриваться в качестве сущностных признаков устойчивости.

Данный признак следует рассматривать в качестве конститутивного признака вооруженной группы, которая лишь после появления устойчивости становится бандой. Сама же банда может и не стать устойчивой после ее создания. Бандитизм (создание банды) является оконченным преступлением после появления всех его конструктивных признаков (устойчивости группы, ее вооруженности, наличие целей нападения на граждан или организации), поэтому отсутствие признака устойчивости именно банды на квалификацию действий членов устойчивой вооруженной группы не влияет.

Таким образом, к сущностным признакам устойчивости в составе бандитизма можно отнести лишь определенную стабильность основного состава группы, относительно тесную взаимосвязь между отдельными ее членами, а также необходимую и достаточную согласованность их действий. Все остальные признаки устойчивости, называемые в литературе, следует относить к наиболее типичным и часто встречающимся в судебной практике, но не к характерным признакам, необходимым для признания вооруженной группы устойчивой, то есть бандой Багмет А. М. Элементы устойчивости как признак организованной преступной группы // Юридическая теория и практика. — 2008. -№ 1. Проанализируем такой признак банды, как ее вооруженность, предполагающая наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе метательного, оружия, как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия. Использование участниками нападения непригодного к целевому применению оружия или его макетов не может рассматриваться в качестве признака их вооруженности. При решении вопроса о признании оружием предметов, используемых членами банды при нападении, следует руководствоваться положениями Закона Российской Федерации «Об оружии», а в необходимых случаях и заключением экспертов. Пока сам законодатель не ограничит круг предметов, которые следует признавать оружием применительно к признаку вооруженности банды (например, определив его в примечании к ст. 209 УК РФ), под оружием, наличие которого определяет признак вооруженности банды, следует понимать любые устройства или предметы любого производства, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели. Исходя из буквального толкования начальной части текста ч. 1 ст. 209 УК РФ, законодатель признает бандой устойчивую вооруженную группу, а цель нападения на граждан или организации относит к субъективной стороне такого состава бандитизма, как создание банды. Судебная же практика и доктрина уголовного права вполне обоснованно относят специальную цель нападения на граждан и организации также к руководству бандой и участия в ней.

2.2 Понятие и признаки бандитизма в действующем законодательстве

В ст. 209 УК РФ описаны четыре формы бандитизма: 1) создание банды; 2) руководство бандой; 3) участие в банде; 4) участие в совершаемых бандой нападениях.

Создание банды предполагает совершение любых действий, результатом которых стало образование организованной устойчивой вооруженной группы в целях нападения на граждан либо организации. Они могут выражаться в сговоре, приискании соучастников, финансировании, приобретении оружия и т. п. Определение момента окончания преступления зависит от способа создания банды.

Можно выделить два способа создания банды. Первый способ предполагает ее организацию путем изначального «формирования» всех основополагающих (системообразующих) признаков банды; второй — создание банды путем преобразования уже существующей банды: выделение, разделение, объединение Ачмиз Л. Г. Бандитизм: правовые, криминологические и правоприменительные аспекты: 12. 00. 08 Ачмиз, Лилит Гургеновна Бандитизм: правовые, криминологические и правоприменительные аспекты (По материалам судебной практики Краснодарского края): Дис. … канд. юрид. наук: 12. 00. 08 Краснодар, 2006.

Суть руководства бандой заключается в том, что между руководителем банды и ее членами возникают отношения властеподчинения (властеотношения). Руководитель банды имеет неформальные властные полномочия по отношению к членам банды, которые осознаются и принимаются всеми, его указания являются обязательными для исполнения, их игнорирование предполагает применение к нарушителям определенных санкций. Реализация таких полномочий и есть руководство бандой, в какой бы форме она ни выражалась. Данное преступление считается оконченным с момента начала выполнения лицом властных функций в банде.

В качестве одной из форм проявления бандитизма выступает участие в банде. «Участие в банде» -- довольно емкое по своему содержанию понятие. Наиболее типичные формы совершения рассматриваемого преступления названы в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 17 января 1997 г. № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм». В работе проанализированы и другие возможные формы участия в банде.

Непосредственно действия участников банды в интересах последней могут быть Бражников Д. А. Бандитизм: уголовно-правовые и криминологические аспекты (по материалам Уральского федерального округа): Монография. — Челябинск: Челябинский институт (филиал) ГОУ ВПО «РГТЭУ», 2007:

— связаны с нападениями и содержать состав самостоятельного преступления (кроме бандитизма), например разбоя, убийства, изнасилования, захвата заложников, похищения человека, вымогательства и т. п. Такие действия должны квалифицироваться по совокупности как бандитизм (участия в банде) и исполнение конкретного насильственного преступления;

— не связаны с нападениями, но содержать состав самостоятельного преступления (кроме бандитизма), например незаконное приобретение оружия, наркотических средств, угон транспортного средства и пр. Такие действия должны квалифицироваться по совокупности как бандитизм (участие в банде) и исполнение конкретного ненасильственного преступления, а при наличии соответствующих признаков и как пособничество в насильственном преступлении;

— не связаны с нападениями, но содержать признаки пособничества в насильственном преступлении (кроме бандитизма), в частности финансирование банды, предоставление транспортного средства, участие в обсуждении планов нападений, подыскание объектов для нападений. Такие действия виновного следует квалифицировать по совокупности как бандитизм (участия в банде) и пособничество в насильственном преступлении;

— не связаны с нападениями и не содержат ни состава самостоятельного преступления, ни пособничества в насильственном преступлении (кроме бандитизма), например обеспечение жизнедеятельности банды: обслуживание руководителя банды, непосредственных исполнителей нападений, содержание и подготовка средств и орудий нападений, содержание в порядке базы, логова членов банды. Такие действия необходимо квалифицировать только как бандитизм (участие в банде).

Одна из форм бандитизма определена в ч. 2 ст. 209 УК РФ как участие в совершаемых устойчивой вооруженной группой (бандой) нападениях. Под нападением понимаются любые действия, направленные на причинение вреда объекту уголовно-правовой охраны, сопряженные с физическим или психическим насилием либо готовностью при необходимости применения такого насилия. Законодатель в данном случае предусмотрел ответственность за соисполнительство; исполнителями этого преступления являются лица, совершающие нападения совместно с бандой. Моментом окончания любого бандитского нападения следует признавать момент начала выполнения объективной стороны того конкретного насильственного преступления, в форме которого совершается нападение, то есть покушение на насильственное преступление уже следует рассматривать как оконченное бандитское нападение.

При буквальном толковании ч. 1 ст. 209 УК РФ указанная в законе цель является не признаком банды как таковой, а отнесена законодателем к признакам субъективной стороны такого состава бандитизма, как создание банды. Нападения сами по себе являются не целью деятельности банды, а выступают способом достижения конкретных преступных целей (завладения имуществом, уничтожения или повреждения имущества, убийства, изнасилования, захвата заложников, похищения человека, освобождения лиц, содержащихся под стражей, и др.). Подтверждением данного суждения могут служить положения упомянутого постановления Пленума Верховного Суда Р Ф.

Создание любой организованной группы лиц, объединенных единой целью, невозможно без предварительной договоренности между этими лицами (без предварительного сговора). Сговор предполагает наличие как минимум двух лиц. Поэтому субъектами создания банды являются все первоначальные «учредители» группы, обладающей признаками банды, независимо от степени инициативности и активности каждого из них.

Исходя из формулировки ч. 1 ст. 209 УК РФ, любое лицо, пусть даже и не участвовавшее на первоначальном этапе формирования устойчивой вооруженной группы, имеющей целью нападения на граждан или организации, но присоединившееся к такой группе до появления всех признаков состава создания банды (вооруженности, устойчивости, целенаправленности), должно признаваться создателем банды. В том случае, если имеется устойчивая вооруженная группа, совершающая нападения на граждан или организации, но ее участники не являются субъектами бандитизма в силу возраста или невменяемости, за исключением одного, а к ней присоединяется лицо — субъект бандитизма, осознающее это фактическое обстоятельство, то создание банды будет окончено именно с момента присоединения второго субъекта бандитизма. Следовательно, это присоединившееся к такой группе лицо также необходимо признавать создателем банды Бычков, В. В. Проблемы квалификации бандитизма по признаку вооруженности // Адвокатская практика. — 2007. — № 1.

Рассматривая вопрос о субъекте руководства бандой, надо иметь в виду, что в отличие от состава создания банды, когда для оконченного состава преступления необходимо наличие как минимум двух субъектов бандитизма, руководство бандой может осуществлять одно лицо. Вместе с тем нельзя исключить случаи, когда руководство бандой в целом осуществляется коллегиально (двумя или более лицами). При этом между руководителями могут быть распределены конкретные функции.

В реальной жизни возможна ситуация, когда созданная банда может не иметь руководителя в юридическом смысле, а стало быть, не будет и состава руководства бандой. К примеру, бандой «руководит» лицо, признанное невменяемым.

Понятие «служебное положение» тождественно понятию «служебный статус» и включает не только правомочия служащего как совокупность его субъективных прав и обязанностей, но и ограничения, запреты, связанные со службой, требования к служебному поведению, его ответственность и гарантии. Служебное положение по своему содержанию более широкое понятие, чем понятие «полномочия».

В этой связи существуют проблемы квалификации действий виновного, который участвует в создании банды, используя свое служебное положение, а затем участвует в банде (руководит ею), будучи лишенным свого служебного статуса, или наоборот. При таких обстоятельствах действия виновного надлежит квалифицировать соответственно по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 (ч. 2) и 3 ст. 209 УК РФ или ч. 3 и 1 (ч. 2) ст. 209 УК РФ.

При квалификации действий виновного по ч. 3 ст. 209 УК РФ не обязательно, чтобы лицо каждый раз при совершении действий в интересах банды использовало свое служебное положение. Достаточно одного факта использования своего служебного положения при создании банды, во время руководства ею, а также в процессе участия в банде Комментарий к уголовному Кодексу Российской Федерации (постатейный) (издание 7-е, переработанное и дополненное) (отв. ред. В.М. Лебедев). // Юрайт-Издат, 2007. Вместе с тем для признания квалифицированного вида участия в совершаемых бандой нападениях необходимо, чтобы лицо, не являющееся членом банды, каждый раз в процессе нападения использовало свое служебное положение. В противном случае действия виновного следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 209 (при совершении нападения совместно с бандой с использованием своего служебного положения) и по ч. 2 ст. 209 УК РФ (при совершении нападения совместно с бандой без использования своего служебного положения).

Рассматриваемый квалифицирующий признак бандитизма носит личностный характер, относится исключительно к специальному субъекту бандитизма, поэтому по ч. 3 ст. 209 УК РФ не могут быть квалифицированы действия иных субъектов бандитизма даже в том случае, если они осознавали использование специальным субъектом своего служебного положения при совершении бандитизма.

2.3 Проблемные вопросы отграничения бандитизма от смежных составов преступлений

Особенность бандитизма, по действующему законодательству, заключается в схожести по объективной и субъективной сторонам со многими составами преступлений, что не способствует успешному противодействию этому явлению.

Преступное сообщество (преступная организация), в действующем уголовном законодательстве, характеризуется более высокой степенью организованности и сплочённости по сравнению с бандой.

Деятельность общественных и религиозных объединений, посягающих на личность и права граждан, направлена против общественной нравственности и связана с насилием над гражданами, как внутри этих объединений, так и вне их, с побуждением их к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний, в отличие от банд, деятельность которых направлена против общей безопасности и связана с нападениями на граждан, не являющихся их членами. Кроме того, банда обязательно вооружена, что не является обязательным для этих объединений.

Деятельность экстремистского сообщества и экстремистской организации направлена против основ конституционного строя и безопасности государства, и связана с подготовкой или совершением преступлений по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, в отличие от банды, деятельность которой направлена на общую безопасность и связана с нападениями на граждан и организации, как правило, по корыстным мотивам. Кроме того, вооружённость не является обязательным признаком экстремистского сообщества и экстремистской организации, в отличие от банды.

Незаконные вооружённые формирования являются военными формированиями, созданными с целью осуществления задач любого характера, в отличие от банды, которая создается только с целью совершение нападений на организации и граждан. Кроме того, банду могут образовать два и более человека, незаконное вооружённое формирование должно соответствовать минимум первичному звену воинской части — отделению.

Бандитизм, по мнению некоторых исследователей, имеет ряд сходных черт с терроризмом См. Абдулатипов А. М. Проблемы борьбы с бандитизмом: дис. … канд. юрид. наук. — Махачкала, 1998; Емельянов В. Терроризм, бандитизм, диверсия: вопросы разграничения // Законность. — 2000. — № 1; Якушев Д. В. Терроризм (экологические последствия и разграничение его со смежными составами) / Актуальные проблемы современности глазами молодежи. — М., 2000. В частности, Д. В. Якушев подчеркивает что, в связи со складывающейся в последнее время ситуацией в мире, особое внимание следует уделить разграничению состава бандитизма с составом, предусмотренным ст. 205 УК РФ (терроризм) Якушев Д. В. Уголовно-правовая борьба с бандитизмом: дис. … канд. юрид. наук. — Москва, 2002, с. 179. Как верно подметил В. Емельянов Емельянов В. Терроризм, бандитизм, диверсия: вопросы разграничения // Законность. — 2000. — № 1, с. 53, сегодня в Российской Федерации на фоне роста преступлений террористического характера нередко одни и те же события оцениваются и как терроризм, и как бандитизм, а в средствах массовой информации такие понятия, как «террорист» и «бандит» в основном употребляются в качестве взаимозаменяемых слов-синонимов.

Причины этого кроются в истории развития уголовного законодательства России. Норма об уголовной ответственности за терроризм впервые была введена в российское уголовное право в 1994 году (ст. 2133 УК РСФСР), поэтому при советской власти в средствах массовой информации о терроризме не упоминалось, а действия, схожие с сегодняшним терроризмом, трактовались как «бандитские». Соответственно понятие «террорист» не использовалось, зато широкое распространение не только в законодательстве, но и в бытовой сфере получило понятие «бандит». При разработке УК РФ норма о терроризме была воспринята в другой редакции (ст. 205 УК РФ), Федеральным законом «О внесении изменений и дополнения в Уголовный кодекс Российской Федерации» РФ № 26 от 9 февраля 1999 года ч.3 ст. 205 УК РФ была дополнена новыми объективными признаками.

УК РФ 1996 года поместил составы терроризма и бандитизма в одну главу (Глава 24 УК РФ), следовательно, установил и некоторые общие их признаки.

Однако новый подход законодателя к определению понятия терроризма не допускает отождествления, применяемого в советское время, и представляет собой серьезную юридическую ошибку. Хотя на практике могут возникнуть проблемы при квалификации терроризма, совершенного организованной группой с применением огнестрельного оружия (п. «в» ч. 2, ч. 3 ст. 205 УК РФ) и отграничения этого преступления от бандитизма (ст. 209 УК РФ).

Рассматривая данные составы преступлений в сравнении, необходимо проанализировать их объективные (объект и объективную сторону посягательства) и субъективные признаки (субъект и субъективную сторону посягательства).

В уголовно-правовой доктрине принята классификация объектов посягательства на общий, родовой, видовой и непосредственный. Исходя из этого, можно говорить о родовом объекте терроризма и бандитизма как о круге общественных отношений и интересах, посягательства на которые определены разделом IX УК РФ: общественная безопасность, общественный порядок, здоровье населения и общественная нравственность, экологическая, транспортная и компьютерная безопасность. В то же время видовым объектом терроризма и бандитизма является круг общественных отношений и интересов, связанных с обеспечением общественной безопасности (в узком смысле этого слова).

Представляется, что терроризм как единичное преступление является много объектным, то есть всегда имеет несколько непосредственным объектом терроризма являются общественные отношения и интересы по охране и поддержанию общественной безопасности. Дополнительным непосредственным объектом выступают: нормальное функционирование органов власти, жизнь и здоровье граждан, чужая собственность.

Непосредственный объект бандитизма — основы государственного управления в области обеспечения общественной безопасности для граждан, организаций и их ценностей. К числу дополнительных объектов бандитизма следует отнести жизнь людей, государственную и личную собственность, здоровье и другие ценности, и интересы личности. Следовательно, оба преступления сходны по объекту посягательства.

Терроризм (от лат. tеrror — страх, ужас) в Федеральном законе «О борьбе с терроризмом» от 25 июля 1998 г. определяется как «насилие или угроза его применения в отношении физических лиц или организаций, а также уничтожение (повреждение) имущества и других материальных объектов, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, осуществляемые в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, иди оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, иди удовлетворения их неправомерных имущественных и (или) иных интересов; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность; нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующихся мировой защитой, а равно на служебные помещения либо транспортные средства лиц, пользующихся международной зашитой, если это деяние совершено в целях провокации войны или осложнения международных отношении» (ч. 1. ст. 3) Федеральный закон «О борьбе с терроризмом» от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ (с изменениями от 7 августа 2000 г., 21 ноября 2002 г.) // Справочная правовая система ГАРАНТ. Таким образом, считаем возможным согласиться с И. Артамоновым в том, что родовым признаком терроризма, является устрашение, насилие или угроза его применения, вызывающие страх, панику среди людей Артамонов И. «Терроризм»: проблемы уголовной ответственности // Уголовное право. — 2002. — № 3, с. 5.

Терроризм — преступление со сложной объективной стороной, которая характеризуется несколькими актами поведения преступника: взрывом, поджогом, иными общественно опасными действиями, создающими опасность гибели неопределенного круга людей, причинения значительного материального ущерба и других тяжких последствий или угрозой совершения таких действий Ермакова Л. Цель как признак терроризма // Уголовное право. — 2002. — № 2, с. 23. При этом, по мнению О. Аксенова, конструкция объективной стороны юридически ставит знак равенства между реальным наступлением общественно опасных последствий и созданием лишь опасности их возникновения Аксенов О. В чьих интересах совершается теракт? // Российская юстиция. — 2001. — № 1, с. 14. Бандитизм же выражается в создании банды, руководстве бандой, участии в банде или в совершаемых ею нападениях, а жертвами бандитизма становятся те, на кого непосредственно направлены акты насилия, их количество находится в прямой зависимости от конкретных насильственных действий банды, то есть в той или иной мере определены деятельностью самой банды. При совершении бандитизма виновные вступают в непосредственное соприкосновение с потерпевшими, тогда как при актах терроризма потерпевшие дистанцированы от виновных Емельянов В. Терроризм, бандитизм, диверсия: вопросы разграничения // Законность. — 2000. — № 1, C. 54.

С объективной стороны акты терроризма могут совершаться организованной группой. Этот признак полностью совпадает с признаком организованности в составе бандитизма, поэтому не может быть положен в основу разграничения данных составов.

Отличительным признаком бандитизма от терроризма является его вооруженность. Какое конкретно количество единиц оружия и какие его виды находятся на вооружении у банды для квалификации значения не имеет. Для терроризма лишь применение огнестрельного оружия выступает в качестве конститутивного признака квалифицированного состава преступления (п. «в» ч. 2 ст. 205 УК). Согласно ст. 1 Федерального закона РФ «Об оружии» от 13 декабря 1996 года, под огнестрельным оружием понимается оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда Федеральный закон Российской Федерации «Об оружии» от 13 ноября 1996 // Справочная правовая система ГАРАНТ.

Необходимо заметить, что признак вооруженности при совершении терроризма может иметь место только тогда, когда огнестрельное оружие действительно было использовано «по функциональному назначению» и способно причинить тяжкий вред здоровью потерпевшего. При использовании заведомо для виновного негодного огнестрельного оружия, признак вооруженности при совершении акта терроризма отсутствует.

Групповой терроризм должен признаваться вооруженным в том случае, если огнестрельное имелось хотя бы у одного из преступников при осведомленности других исполнителей об этом. В противном случае речь может идти лишь об эксцессе того лица, которое использовало огнестрельное оружие при совершении акта терроризма. При бандитских нападениях огнестрельное оружие также может применяться, однако могут применяться и другие виды оружия, состав же ст. 205 УК РФ не предусматривает его наличия и использования. Таким образом, можно провести разграничение через понимание сущности признака вооруженности применительно к бандитизму и к терроризму.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой