Телевизионные новости в массово-коммуникационном процессе: социологический анализ механизмов социально-политического конструирования

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Политика и политические науки
Страниц:
381


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность темы исследования обусловлена возрастающим влиянием средств массовой коммуникации (СМК) и, в особенности, телевидения на социально-политические трансформации, происходящие в России и в мире. Массовое производство и распространение информационных, развлекательных, познавательных телепрограмм, их доступность, использование интерактивных форм структурирования содержания сформировали привычки потребления телевизионного контента.

Телевидение в определенной степени структурирует социальное время индивида. Стратегия современного телевещания реализуется таким образом, чтобы удовлетворить разнообразные интересы аудитории, сделать телепоказ неотъемлемой частью его повседневности, учитывая современный ритм и распорядок социально активного гражданина. Сетка вещания синхронизируется с рабочим- графиком и временем отдыха, маркируя социальное время индивида на время & laquo-до»- и & laquo-после»- новостей.

Эти свойства современного телевидения, совершенствование каналов передачи информации формируют определенный набор механизмов, способов организации материала, которые производители медиапосланий используют при конструировании медиаформ. Среди них наиболее значимой медиафор-мой являются телевизионные новости. Опросы подтверждают, что телевизионные новости^ являются самой популярной и массовой программой современного телевидения.

Благодаря технико-технологическим свойствам телевидение в политике используется для реализации стратегий, направленных на изменение поведения индивидов, достижение политической, власти. При этом цензура, прямое вмешательство в деятельность институтов медиа в демократическом государстве запрещены и способны не только снизить доверие в СМК, но и вызвать возмущение в обществе. В этой ситуации политические акторы, являющиеся наряду с репортерами статусными участниками производства медиапосланий, усваивают и применяют логику и форматы современного телевидения. Они не только осведомлены, но и используют механизмы конструирования медиа-форм в политической практике. Аудитории предлагается не & laquo-отраженная картина мира& raquo-, а некий конструкт. Сконструированная медиареальность представляет собой интерпретацию случившегося с определенной долей упрощенности и условности, но ввиду использования аудиовизуальных техник, инкорпорирования социально-политических практик, реальных персонажей, пространственно-временной синхронизации системы символов аудитория фиксирует соответствие ее окружающему миру.

Медиареальность, в отличие от виртуальной реальности, представляется индивиду реальным и достоверным отражением произошедшего за счет использования совокупности механизмов ее конструирования. Совокупность механизмов конструирования медиареальности, относящихся к интернальным свойствам медиа, обеспечивает индивиду & laquo-плавный»- переход из одной реальности к другой. Поэтому важна и актуальна попытка комплексного анализа механизмов конструирования медиареальности, того, как событие event трансформируется в медиаформу — news.

Констатация факта, что социальные изменения происходят на фоне взаимодействия информационных технологий с политическим контекстом, позволяет в качестве актуальных проблем для исследования выдвинуть анализ механизмов того, как медиа способны конструировать социально-политические отношения. Медийный фактор стал во многом определять логику развития социума за счет возрастающей коммунициируемости всех составляющих его элементов на основе новых носителей информации. При этом сами & laquo-каналы»-, генерирующие и распространяющие информацию, получают значительную автономию, становясь институтами со своими целями, правилами, соглашениями, механизмами контроля. Телевидение является одновременно механизмом реализации политических практик и самостоятельным политическим актором.

При всем многообразии экспликаций телевизионные новости являются исторически сложившейся и наиболее значимой формой познания и интерпретации реальности. Поэтому актуальной является постановка вопроса о том, как создается значение посредством медиаформатов.

Таким образом, актуальность темы исследования определяется потребностью современного общества в адекватном понимании процессов конструирования медиареальности, ее влияния на социально-политические отношения. Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена необходимостью осуществления новых подходов в социологических исследованиях, развивающих отечественную социологию и обогащающих ее новыми идеями и концепциями.

Проблемная ситуация. В современной социологической литературе встречается немного работ, в которых были бы представлены методологические разработки целостного анализа производства медиапосланий. В настоящее время социология пытается-, конкретизировать проблемное поле исследований массовой коммуникации. Несмотря* на существование различных подходов и методик, предметных категорий анализа, в последние годы интерес исследователей направлен на изучение социальных изменений параллельно с изменением коммуникативных технологий.

Существуют теории, в рамках которых медиавоздействие описывается как сложный, нелинейный процесс. Однако для всех таких теорий характерен холистский подход, когда когнитивные ресурсы аудитории и медиасодержа-ние представляются как константные структуры, совершающие определенный набор операций по отношению друг к другу. Как правило, теории воздействия оперируют такими* категориями, как манипулирование, реакция, стабильность, традиционными для функционального подхода, находящимися в предметном и инструментальном поле позитивизма:

СМК традиционно приписывается функция социального и политического контроля, как доминирующая и определяющая их специфическую роль в политическом процессе. Профессия* репортеров считается общественно значимой, из чего следует вывод, что они на уровне профессиональной традиции обязаны исполнять нетематизируемые сакральные нормы, находящиеся, скорее, в плоскости аксеологии. Между тем, производство медиапосланий детерминируется не только социальным и политическим заказом, но и подчиняется экономическим законам рынка, сложившимся отношениям в политической сфере, учитывает геополитические тенденции.

Производители медиапосланий вынуждены руководствоваться практическими рациональными императивами, при этом нередко вступать в противоречие с социально обусловленными требованиями. Конфликты, порождающиеся этими противоречиями, вызывают в общественном дискурсе критику СМК, якобы нарушающими баланс между & laquo-должным»- и & laquo-сущим»-. На этом основании делается вывод о том, что СМК не только не реализуют функцию общественного контроля, но и способствуют разбалансированности социально-политической системы. Сформулированная именно таким образом проблема, анализируемая^ в рамках традиционного структурно-функционального подхода, действительно приводит к выводу о разрушительной роли СМК, якобы утративших способность осуществлять общественный контроль над деятельностью власти и конституировать общественный дискурс по- наиболее значимым социальным проблемам. Но этот фокус исследования свидетельствует не о- кризисе в СМК, а о кризисе научного описания и отсутствии достаточной рефлексии в науке по этому поводу.

Анализ деятельности СМК, выполненный в традициях системно-функционального подхода, позволяет выявить системно-институциальные связи, подсистемы СМК с другими подсистемами социума. Эта позитивистская натуралистическая ориентация во многом определила приоритет объективистских постулатов о том, что социальные структуры и все общественные явления представляют собой объективную. реальность, не зависящую от субъективных мотивов и поступков. включенных в нее индивидов. Так, например, исходя из функционалистской перспективы, компоненты макросоциальной системы, включая новостные медиа, содействуют стабильности существующих институциальных соглашений. Однако этот тезис фактически легитимирует контроль политических элит над медиа, исключение из их содержания конфликтных и дискуссионных тем, способных, по мнению правящих элит, дестабилизировать ситуацию и проявить явную дисфункциональность медиа.

Из поля зрения исследователя, при этом, выпадают действия реальных политических субъектов, их наличные цели и мотивы, технико-технологические факторы, рутинные практики, корпоративная специфика, влияющие на процесс создания медиапосланий. Проблемы анализа механизмов конструирования социально-политической реальности новостными медиа не решаются в рамках одной доминирующей парадигмы. Возможный путь преодоления указанных противоречий видится в использовании теоретико-методологического потенциала конструктивистских направлений, интегра-тивных теорий, акцентирующих внимание на искусственном происхождении элементов социальной структуры в результате сознательной деятельности индивидов и социальных институтов.

Для конструктивизма характерно особое внимание к технологии и механизмам конструирования социальных структур. Это позволяет рассматривать процесс производства новостных медиапосланий- как коммуникативный процесс, предполагающий информационное, нормативное, корпоративное, межличностное- взаимодействие, интегрирующее в конечный конвенциальный продукт социально-политические практики легитимных субъектов политической коммуникации.

Научная разработанность темы. Сложный, комплексный характер исследования механизмов социально-политического конструирования, значительное число специальных разработок по данной проблеме с необходимостью заставляют обратиться к широкому кругу литературы по социальной философии, теоретической и прикладной социологии, политологи. Всю имеющуюся литературу можно подразделить на пять относительно самостоятельных блоков.

Переый блок литературы, связанный с классическими подходами к изучению общесоциологических понятий и категорий, включает в себя широкий круг работ классиков социологии: М. Вебера, Э. Дюркгейма, Г. Зиммеля, К. Маркса, Р. Мертона, Т. Парсонса, Дж. К. Хоманса, А. Шюца, феноменологию Э. Гуссерля. Концепции, посвященные анализу нового видения роли и перспектив социологии и рассматривающие в качестве своего предмета какие-либо значительные социальные образования, при всем их различии, едины в признании коммуникации в качестве одного из доминирующих факторов социальных изменений. Имеются в виду работы: П. Бурдье, И. Валлерстайна, Э. Гидценса, П. Штомпки, Д. Ритцера и других социологов. Общетеоретические и методологические проблемы современной социологии отражены в работах Д. Александсра, С. А. Аржоманда, 3. Баумана, П. Блау, Г. Йоаса, Р. Коллинза, Т. Куна, Д. Ливайна, А. Турена, активно обсуждаются в работах российских исследователей: Г. С. Батыгина, А. О. Бороноева, А. Б. Гофмана, В. И. Добренькова, Г. Е. Зборовского, Г. Г. Здравомыслова, А. И. Кравченко, Е. М. Ковалева, В. ГГ. Култыгина, Г. В'. Осипова, Н. В. Романовского, Ж. Т. Тощенко, Г. Г. Татаровой, И. Е. Штейнберга, В. А. Дцова.

Второй блок литературы касается-взаимоотношений СМК и власти. Развитие производства тиражирования печатных изданий, экономических отношений стимулировало появление периодических изданий, ставших доступными-различным слоям населения и обслуживавших запросы нарождающейся буржуазии. В условиях существовавших политических отношений в XVII веке представителями либеральных кругов Англии, а, в последствии и в других странах Европы, был впервые поднят вопрос о свободе печати, выражения мнений как о легитимном- и демократическом механизме, обеспечивавшем участие граждан в управлении государством. Дж. Локк, Дж. Мильтон, Ш. Л. Монтескье, Дж. Милль настаивали на праве граждан осуществлять контроль над деятельностью власти’посредством свободной и независимой прессы, заложив нормативно-ценностные основы либертарианской модели СМК.

— 10 В середине XIX века проблема взаимоотношения СМК и политической власти была актуализирована в рамках марксисткой традиции социально-философского анализа. Понятие & laquo-идеология»-, как & laquo-ложное сознание& raquo-, & laquo-иллюзия эпохи& raquo-, введенное в научный оборот К. Марксом и Ф. Энгельсом, в дальнейшем развитое в трудах таких ученых-марксистов, как А. Грамши, Л. Альтюссер, обозначило круг проблем, которые до сих пор продолжают оставаться в центре внимания исследователей. Поскольку идеология способствует доминированию одних над другими, то СМК выступают механизмом реализации господства правящей элиты.

С точки зрения основоположников критической традиции М. Хоркхаймера, Т. Адорно, В. Беньямина, в условиях капитализма рыночные законы детерминируют развитие всех сфер общества. Продукция СМК при этом становится товаром. Осуществляющие & laquo-символическое насилие& raquo- посредством информационного воздействия (рутинизация, стереотип из ация ме-диапроизводства) СМК добиваются изменения поведения аудитории в интересах правящей элиты. Поскольку власть СМК абсолютна, то они являются мощнейшим инструментом в руках правящих политических элит.

В дальнейшем эту линию критики & laquo-индустрии культуры& raquo- продолжил американский социолог Н. Постман, проанализировавший специфическую роль телевидения и телевизионных новостей, в частности. По его мнению, рыночная компонента производства новостей, синхронизируемая с логикой политического процесса, современное телевидение выхолащивает рациональное содержание, представляя важнейшие проблемы в упрощенном, развлекательном стандарте. С представителями & laquo-критической традиции& raquo- и Франкфуртской школы солидарны Дж. Фиск, Дж. Хартли, С. Холл -основоположники Бирмингемской школы культурных исследований, — в том, что СМК обеспечивают идеологическое доминирование& quot- господствующих классов, однако делают это без видимого принуждения и прямого насилия, а посредством & laquo-символических кодов& raquo-, с помощью которых аудитории навязываются определенные идеологические ценности. При этом Л. Зигельман,

X. Молотч, Д. Олтейд, П. Сноу, Г. Тачмен, представители конструктивизма, попытавшиеся синтезировать методологию социальной феноменологии, символического интеракционизма и этнометодологии, — подробно описали механизмы, с помощью которых правящей элите удается пспользовать интерналь-ные свойства медиа, их форматы, рутинные способы организации и, в конечном итоге, обеспечивают контроль за СМК. В отечественной литературе эти аспекты практически не разрабатывались.

Третий блок литературы отражает труды социологов, посвященные общим проблемам функционирования массовой коммуникации в обществе. Первой попыткой комплексного исследования эффектов массовой коммуникации и ее функций в обществе была книга У. Липпмана & laquo-Общественное мнение& raquo-. В 30−50-е годы стали популярны эмпирические исследования, целью которых было исследование эффектов массовой коммуникации. Это работы: И: Лазарсфельда, Э. Дениса, Г. Лассуэла, К. Левина, Р. Мертона, Д. Уайта.

Социология СМК в структуре социологического знания представлена в работах советских и российских исследователей: А. Н. Алексеева, В. Г. Бакулева, С. И. Беглова, О. Б. Божкова И. М. Дзялошинского, Е. Г. Дьяковой, А. Г. Быстрицкого, Ю: В. Вооглайда, Б. А. Грушина, И. И. Засурского, Л. М. Земляновой, А. А. Калмыкова, Л. Н. Когана^ В. 3: Когана^ В. П. Конецкой, Л. А. Кохановой, М. И. Красильникова, М. Й. Лауристин, Л. В. Матвеевой, М. М. Назарова, Т. В. Науменко, Э. Тамре, В. П. Терина, А. Д. Трахтен-берг, Л. Н. Федотовой, Б. А. Фирсова, И. Д. Фомичевой,. Г. И. Хмары, Г. Г. Почепцова, Н. А. Романович, А. Е. Чириковой, В. И. Шаркова.

Четвертый блок литературы содержит работы, в которых анализировались отдельные аспекты, частные теории и модели функционирования СМК в политике. Это работы: Л. Ван Зоонен, Г. Лассуэла, П. Лазарсфельда, Э. Но-эль-Нойман, Ш: Иейнгара, Н. Фёйрклафа.

Специфика телевидения, как канала коммуникации, с присущими ему особенностями репрезентации реальности рассматривалась в работах Э. Г. Ба- гирова, Р. В. Борецкого, Н. А. Голядкина, В. В. Егорова, Г. В. Кузнецова, С. К. Муратова, В. Л. Саппака, В. Л. Цвика. Э. Эпштейна.

Глубинные социальные, политические изменения, происходящие в обществе, придали средствам массовой коммуникации определенную динамику развития. Технико-технологические изменения производства информации и трансляции коммуникации, трансформации в социальной и политической структуре и изменения информационных обменов оказывают взаимное влияние друг на друга, на что обратили внимание, в рамках концепций информационного общества, виртуальной реальности, технологического детерминизма, постмодерна такие исследователи, как Д. Белл, 36. Бжезинский, N

Ж. Бодрийяр, Г. Иннис, Ги Дебор, П. Дракер, Д. Рисмен, Г. Канн, Р. Катц, М. Кастельс, М. Маклюэн, Д. Тапскотт, Э. Тоффлер, Ф. Уэбстер, X. Шрадер. Отечественные исследования в этих направлениях представлены работами Р. Ф. Абдеева, Н. А. Васильевой, В. В. Витковского, В. А. Гуторова, С. А. Дятлова, Д. В. Иванова, В. Л. Иноземцева, А. И. Ракитова, Б. В. Маркова, О. С. Сухарева и др.

Пятый блок литературы включает работы тех авторов, которые имели непосредственное методологическое значение для данного исследования. При характеристике роли и места СМК в современном обществе необходим сравнительный анализ характера современных массово-коммуникационных процессов, с состоянием коммуникации в доиндустриальную эпоху. В этой связи можно сослаться на работы Б. В. Дубина, А. Н. Кушковой, А. Ф. Лосева, Б. Малиновского, Е. М. Мелетинского, В. Я. Проппа, Ч. Пирса, А. М. Пятигорского, Б. А. Успенского, О. М. Фрейденберг, М. Элиаде.

Особое место занимают работы теоретиков, структурного функционализма, теории систем и современных представителей системного подхода А. А. Давыдова, П. Лазарсфельда, Н. Лумана, Б. Малиновского, Р. Мертона, Т. Парсонса.

Тезис о том, что между индивидом и окружающим его миром существует некая псевдосреда, ответственность за формирование которой несет в современном мире пресса, был подвергнут рефлексии исследователями, стоящими на позициях социальной феноменологии, символического интерак-ционизма, некоторых неомарксистских направлений, сторонниками критической традиции, доказывающими, что медиареальность конструируется, а ме-диаформаты влияют на деятельность социально-политических институтов. Эти идеи и положения содержатся в работах таких авторов, как Л. Ван Зоо-нен, К. Джонстон, А. Дойл, Дж. Керри, Д. Олтейд, С. Пауэре, Н. Постман, Р. Сильверстоун, Р. Сноу, Г. Тачман, Дж. Фиск, Дж. Хартли, С. Холл, М. Шадсон, Б. Унсворт, Р. Уильяме, Р. Эриксон, а также в трудах российских исследователей: М. Н. Грачева, Е. Г. Дьяковой, Е. Ю. Кольцовой, И. А. Маль-ковской, Г. Г. Почепцова, А. И. Соловьева, А. Д. Трахтенберг.

Принципиальными для данного исследования являются общетеоретические работы П. Бергера, Б. Бергер, X. Г. Гадамера, Г. Г. Гарфинкеля. Т. Лук-мана, Г. Мида, Ю. Хабермаса, М. Хайдеггера, Ч. Кули, А. Щюца.

Несмотря на широкий интерес социологического сообщества к массовой коммуникации, остается вне пределов комплексного исследования процесс конструирования значений в телевизионных новостях. В большинстве работ, в том числе в специализированных социологических периодических изданиях, телевизионные новости используются как объект и среда получения эмпирического материала для обоснования и анализа других проблем. Отдельные фрагменты анализа механизмов производства телевизионных новостей содержатся в работах Д. Галтунг, Г. Лазутиной, Я. Назаровой, М. Руге, В. Цвика, М. И. Шостак.

Согласно конструктивистским теориям, когнитивные системы не в состоянии различать условия существования реальных объектов и условия их познания, этот & laquo-недостаток»- исправляется на уровне наблюдения второго порядка, по Н. Луману, & laquo-наблюдения когнитивных операций других систем& raquo-. Таким образом, медиареальность вырабатывается внутри системы, путем придания ей смысла. Она возникает путем достижения согласия всех участников коммуникационного процесса в процессе самореференции и путем согласованных действий с другими системами — в процессе инореференций. Последнее обстоятельство служит контраргументом постмодернистским концепциям, поскольку очевидно, что конструируемая медиа реальность не исключает каузальных воздействий извне. Это значительно осложняет познавательный процесс, поскольку ставит перед исследователем задачу не только выявления системных связей, но анализа механизмов конструирования медиареальности, в том числе задаваемыми технико-технологическими, маркетинговыми условиями, влияющими на функционирование СМК.

Таким образом, в социологической пауке отсутствует достаточно полное и системное представление о процессах, механизмах и социально-политического конструирования в медиапространстве. Основное внимание уделяется изучению внешних факторов — экономическому, политическому, идеологическому, тогда как производство медиапосланий является еще и следствием реализации рутинных практик, корпоративных особенностей, правил и процедур, форматов и логики медиа. Таким образом- кроме явных и традиционных инструментов давления на СМК существует еще и ряд скрытых механизмов, используемых политическими’элитами в достижении власти, исследование которых пока не является комплексным и системным. В современной литературе фрагментарно поднимаются указанные проблемы, однако решение их предлагается в публицистической, описательной манере. Отсутствие знаний о том, как используются механизмы и медиатехнологии в социально-политическом конструировании, приводят к необоснованным выводам о медиаимпериализме, абсолютном влиянии телевидения на аудиторию, лишают общество возможности выработки эффективных механизмов влияния на медиапроизводителей

Объект исследования — производство массово-коммуникационных теленовостей.

Предмет исследования — использование механизмов социально-политического конструирования в производстве телевизионных новостей.

Цель предлагаемого исследования — выявление и анализ механизмов социально-политического конструирования в конвепциальном процессе производства теленовостей.

Достижению поставленной цели подчинено решение следующих задач:

1) теоретико-методологические:

• выявление статуса массовой коммуникации в структуре социологического знания в рамках базовых понятий и категорий- характеристика традиционных и современных теоретических подходов к анализу массовой коммуникации-

• анализ специфики массовой коммуникации, сложившейся под влиянием внутрисистемных изменений и внешних воздействий-

• анализ различных форм информационных обменов в исторической ретроспективе-

• репрезентация феномена & laquo-медиареальность»-, & laquo-медиаформат»-, «ме-диалогика" —

2) предметно-содержательные:

• изучение структуры и специфики механизмов конструирования социально-политической реальности в телевизионных новостях- анализ производства телевизионного коммуникативного события как реализации ролевых практик субъектов политики.

• исследование производства телевизионных новостей, как рефлексивного процесса, взаимозависимостей медиапроизводства и изменений социально-политического контекста.

3) прикладные: характеристика взаимодействия политических акторов в массово-коммуникационном процессе-

• разработка предложений по организации оптимальной модели организации взаимодействия региональных органов власти и СМК-

-16″ выделение перспективных направлений и технологии регулирования массово-коммуникационных потоков на уровне субъекта РФ.

Проблема. Со стороны общества к массовой коммуникации, в связи с ее социально-политической значимостью, предъявляются завышенные требования. В условиях высокого статуса СМК и, в частности, телевизионных новостей. существуют определенные противоречия между общественными ожиданиями и реальной медийной практикой. СМК продолжают выполнять традиционную роль посредника, механизма коммуникативных связей между субъектами социально-политического пространства. В то же время как институт они автономны и подчиняются внутренней логике. Это обстоятельство игнорируется, отсюда формируется предубеждение к деятельности медиа, а их роль демонизируется. Понимание внутренних, скрытых процессов производства медиапосланий позволило бы обществу вырабатывать эффективные механизмы влияния на деятельность СМК.

Хотя анализ массово-коммуникационных процессов вызывает интерес у представителей различных научных направлений, можно говорить о том, что он носит фрагментарный характер. Тот факт, что массовая коммуникация является объектом изучения различных дисциплин, несомненно, расширяет предметную плоскость, но в то же время существенно фрагментирует знание и порождает методологические проблемы. Исследования СМК в социологической парадигме также носят фрагментарный характер. Ограничение исследовательских процедур, объекта и предмета в рамках одной теоретико-методологической матрицы приводит к редукции, и тогда то, что выходит за рамки детерминистической парадигмы, остается неотрефлексированным. Например, если ограничиться изучением функций, то из поля зрения выпадает субъект (его наличные цели и мотивации), система действий (нормативные и рутинные практики) ^ взаимодействий (обменные процессы и достижение наличных целей' субъектов в процессе взаимодействия). Именно эти категории являются^ ключевыми для данного исследования и являются объектами анализа интерпретивных социологических теорий, в фокусе внимания которых оказываются интерсубъективная основа в выработке социальных значений, которые конструируются и воспроизводятся в процессе взаимодействия индивидов.

Теоретический анализ механизмов социально-политического конструирования медиареальности, проведенный в рамках конструктивистской парадигмы, не отрицающей наличия существенного влияния социальных процессов на субъективные конструкции реальности, позволяет преодолеть известный дуализм в науке.

Гипотеза диссертационного исследования: социально-политическое конструирование медиареальности — феномен, вызванный технико-технологическими изменениями, институциальными и структурными преобразованиями в политике. Социально-политическое конструирование является также взаимодействием, в результате которого различные акторы достигают консенсуса по отношению к конечной области значения. Сконструированная медиареальность задает формы и логику функционированияшолитики.

Теоретико-методологическая основа исследования. Поскольку категория* & laquo-общество»- редуцируется к понятию & laquo-система»-, а СМК являются его важнейшим элементом, то принципиальными и методологически важными являются работы, в которых предприняты попытки системного и структурного подходов к анализу деятельности. СМК, как института. Таковыми являются работы Т. Парсонса, Э. Гидденса, П. Бурдье, Н. Лумана, Ю. Хабермаса. Несмотря на позднюю критику концепции Т. Парсонса, ему удалось обосновать социологическое теоретизирование как законную и важную форму социологической деятельности. Методологически важным для данного исследования является концепция Т. Парсонса о структуре системы и ее взаимоотношениях с другими системами действия, согласно которой, различные социальные структуры выполняют по отношению друг к другу определенный набор функций. В этом смысле СМК рассматриваются как информационная подсистема общества, выполняющая определенный набор функций. В российской науке сторонниками такой позиции являются: Б. А. Грушин, М. С. Каган, В. 3. Коган, А. Д. Урсул.

Тенденции к новому теоретическому синтезу, выразившиеся в снижении уровня поляризации научных групп и школ, усилении интегрирования концептуальных аппаратов противоположных парадигм, взаимном поглощении и унификации терминологического инструментария теорий с их дальнейшей трансформацией, отмечены появлением новых & laquo-синтезириующих концепций& raquo- в социологии: Дж. Александера, П. Бурдье, Э. Гидденса, Н. Лумана, Ю. Хабермаса. При этом концепция Н. Лумана претендует на кардинальное изменение исследовательской парадигмы в социологическом теории. По Н. Луману, коммуникация — единственная общественная структурообразующая единица, она конституирована тремя элементами: сообщением, информацией и пониманием. Однако главная проблема этих теорий — согласование феномена социального порядка с теми взрывными, бифуркационными & laquo-взломами»-, характеризующими современные социально-политические изменения.

Признание в них доминирующей роли коммуникации в современных изменениях позволяет диссертанту использовать теоретико-методологические концепты, содержащиеся в этих теориях, в настоящем исследовании и те теоретико-методологические подходы, которые позволяют анализировать локальные, частные аспекты массово-коммуникационных процессов. Такие подходы содержатся в работах: Д. Олтейда, М. Шадсона, Э. Эпштейна, Л. Ван Зоонен, Н. Постмана, Р. Сноу, Д. Фиска, С. Холла, Н. Фейрклафа, С. Пауэрса, а также российских ученых: Е. Г. Дьяковой, А. Д. Трахтенберг, О. Ю. Кольцовой, М. М. Назарова, Г. М. Бакулева.

В основании диссертационного исследования лежит сочетание интер-претивного, системно-функционального и аналитического методов. Анализ процессов и механизмов социально-политического конструирования телевизионными новостями предполагает различение позиций академического исследователя, эксперта и непосредственного участника.

Эмпирическую базу исследования составляют социологические исследования отечественных и зарубежных исследователей, а также результаты включенного наблюдения, результаты опросов и интервью, проведенные автором, опубликованные в печати- сравнительный анализ выпусков телевизионных новостей в период с 1996 по 2007 год телекомпаний ГТРК & laquo-Кузбасс»- (Кемерово), ГТРК & laquo-Новосибирск»- (Новосибирск), ГТРК & laquo-Томск»- (Томск), ТК & laquo-ТВ-«-2»- (Томск), ГТРК & laquo-Центр России& raquo- (Красноярск), ТК & laquo-ТВК»- (Красноярск), ТК & laquo-Афонтово»- (Красноярск) — участие автора диссертации в подготовке репортажей для Дирекции информационного вещания ОАО & laquo-Первый канал& raquo- с 1996 по 2006 год (всего подготовлено и выпущено в эфир в программах & laquo-Время»-, & laquo-Новости»-, & laquo-Доброе утро& raquo- более 2000 репортажей, видеоинформа-ций и интервью) — исследование регионального медиарынка, взаимоотношений администрации Новосибирской области и редакции информационного вещания ГТРК & laquo-Новосибирск»-, проведенное автором диссертации для выработки информационной политики Новосибирской области.

Научная новизна исследования. «1» Автором существенно дополнена имеющаяся в социологии характеристика социального конструирования (П. Бергер, Т. Лукман) и представлена такая разновидность конструирования, как социально-политическое, основанное на внутримедийной специфике производства теленовостей для использования их в публичной политике и частной жизни граждан. «?• В диссертации представлена концепция социально-политического конструирования теленовостей с помощью специализированных механизмов. Доказана методологическая' необходимость рассматривать социально-политическое конструирование в процессе производства медиапосланий как процесс реализации социально-политических практик и социально-политических изменений. Социально-политическое конструирование медиа-рельности представлено в контексте проблемы взаимодействий различных участников политического процесса, что является основным источником воспроизводства и изменений в политике. Развернутые описания механизмов и процессов производства медиапослаиий в социально-политическом конструировании реальности существенно дополняют научные трактовки роли ме-диареальности в политике.

I" Типоформирующие факторы медиаформы рассматриваются в широком социально-политическом контексте. Этические проблемы производства ме-диаформ выводятся за рамки узкого профессионально-нормативного контекста и представляются как зависимый о г социально-политических условий рефлексивный процесс. Под воздействием экономических факторов медиа-производители достигают эффекта демассовизации аудитории, выхолащивая из содержания телевизионных новостей общественно значимые темы. При этом медиа выполняют функцию сохранения баланса и фундаментальных оснований политического порядка при внешнем сохранении демократических процедур.

I" Медиасобытие представляется как результат достижения консенсуса различных способов интерпретации социально-политической реальности различных участников социально-политического взаимодействия, реализации ими своих наличных целей, социально-политических практик, согласующихся с имманентными свойствами медиа и социально-политическим контекстом.

Медиалогика и медиаформат представляют собой не только механизмы, с помощью которых производители медиапосланий структурируют и формализуют содержание события. Они становятся рутинными практиками, с помощью которых политические акторы достигают своих наличных целей в политике. Практики политической деятельности приводятся в соответствие с требованиями медиалогики и медиаформата.

Теоретическая значимость диссертационного исследования — Социологическая концептуализация проблемы социально-политического конструирования медиареальности позволяет преодолеть известный теоретико-методологический конфликт при анализе деятельности и роли СМК в политике, заключающийся в сосредоточении внимания исследователей на противоречии между должным и сущим, что приводит к известной демонизации СМК.

— Автором проведен комплексный анализ внутрикорпоративных и технико-технологических, механизмов социально-политического конструирования медиареальности в телевизионных новостях на макро, мезо- и микроуровнях.

— Операционализация понятий & laquo-медиалогика»- и & laquo-медиаформат»-, как совокупность механизмов социально-политического конструирования, конституируемые спецификой электронных СМК, с помощью которых событие трансформируется в новость, а реальная политическая практика приобретает формы телевизионных презентаций- доказательство того факта, что ме-диаверсия события является результатом взаимодергствия различных политических акторов, которые устраняют конфликты и достигают консенсуса, рефлексивность и процессуальность производства медиапосланий являются составной частью концепции социально-политического конструирования.

— Концептуально-методологические положения диссертации могут быть использованы как основания для дальнейших теоретических исследований процессов социально-политического конструирования, рутинных медийных практик, взаимодействия участников массово-коммуникационных процессов на стадии подготовки и производства медиапосланий.

Практическая значимость диссертационного исследования

— Анализ комплекса механизмов конструирования социально-политической реальности может рассматриваться в контексте операциональных правил производства медиапосланий профессиональным сообществом. Анализ форматов, логики медиа, специфики новостного телевизионного нар-ратива могут послужить для медиапроизводителей методическим основанием в повседневной профессиональной деятельности.

— Для группы & laquo-паражурналистов»- описание механизмов конструирования социально-политической реальности является основанием для организации эффективного взаимодействия с медиа, реализации своих наличных целей. Понимание многогранности и сложности медиапроизводства всеми участниками массово-коммуникационного процесса в какой-то мере способно избавить их от конфликтов в процессе социально-политического взаимодействия.

— Другой группой реципиентов являются представители власти и политических элит. Признание ими того факта, что медиа являются автономными подсистемами, должно привести к воздерживанию от принятия решений и действий, направленных на ограничение этой автономии.

— Понимание механизмов социально-политического конструирования медиа может явиться основной медиаобразования, способствующего более адекватному отношению аудитории к продукции медиа.

— Материалы диссертации могут быть использованы при подготовке учебных курсов по социологии массовых коммуникаций, политической социологии, специальных журналистских дисциплин.

Апробация научных результатов

Материалы диссертации использовались в лекционных курсах по социологии коммуникации, социологии журналистики, читаемых студентам специальности & laquo-Социология»- на факультете политических наук и социологии и отделения журналистики филологического факультета Кемеровского госуниверситета, а также для студентов Нового Сибирского института (г. Новосибирск).

Основные положения диссертации излагались на региональных и международных конференциях: Всероссийской научно-практической конференции & laquo-Журналистика в переходный период& raquo- 1992 г. (г. Москва) — Всероссийской конференции & laquo-Российские региональные СМИ. Информационный потенциал и коммуникативные технологии& raquo- 2000 г. (г. Омск) — Всероссийской научно-практической конференции & laquo-Журналистика в поисках моделей развития& raquo- 2005 г. (г. Томск) — Всероссийской научно-практической конференции & laquo-Профессиональные ценности журналистов& raquo- 2006 г. (г. Томск) — Региональное развитие и политика& raquo- 2006 г. (г. Кемерово). Основные положения диссертации обсуждались на расширенном заседании кафедры социологических наук КемГУ.

По проблемам диссертационного исследования публикована 21 работа общим объемом 32 п. л.

Структура работы определена целью исследования, логикой изложения и отражает последовательность решения поставленных задач. Диссертация состоит из введения, четырех глав (15 параграфов), заключения, списка литературы и приложений.

Выводы комиссии стали методологическими конструктами теории социальной ответственности прессы, которая исходит из главной посылки: & laquo-Свобода несет с собой сопутствующие обязательства, и пресса, которая при нашей системе правления находится в привилегированном положении, обязана нести ответственность перед обществом, выполняя определенные важные функции массовой коммуникации в современном обществе. В той мере, в которой пресса признает свои обязательства и основывает на них практику повседневной работы, либертарианская система будет соответствовать нуждам общества& raquo-375. В отличие от позиции свободного предпринимательства, характерной для либертарианской прессы, социально ответственная пресса определяется как пресса, долгом которой является осуществление свободы выражения мнений. Нормы, выработанные комиссией, носили также функциональный характер: обеспечивать правдивый и всесторонний отчет о событиях дня в контексте, который сделал бы их значимыми- служить форумом для обмена комментариями и критикой- давать представительную картину групп, составляющих общество- представлять и разъяснять цели и ценности общества- обеспечивать полный доступ к, информации дня.

Э. Б. Ламбет, являясь сторонником концепции социальной ответственности СМК, в рамках которой анализировал этические подходы в производстве новостей, так сформулировал функции СМК:

Осведомленность: знакомить людей с той атмосферой, в которой они живут, обеспечивая информационные средства для каждодневной жизни.

Полезность: снабжать людей информацией, необходимой для принятия важных решений.

375 Сиберт Ф., Шрам У., Питерсон Т. Четыре теории прессы. — М.: Нац. ин-т прессы, 1998. С. 113.

Понимание и чувство общности: представлять новости, их предысторию и толкование, с помощью чего люди могут объяснить себе окружающий их сложный мир.

Обратная связь и чувство общности: постоянно наблюдать в пределах доступных ресурсов ключевые общественные и частные институты данной общины, особенно те, которые влияют на качество справедливости в обществе.

Образование и община: передавать и обогащать культуру, отражая и предлагая размышления по поводу усилий самих людей накормить, одеть, обеспечить кровом, обезопасить, обогатить, развлечь и вдохновить себя.

Предприимчивость: помогать распределять товары и услуги, предлагаемые обществом, создавая коммуникационный продукт, который привлекает и эффективно служит рекламодателям& raquo-376.

Формулируя функции социально ответственной журналистики, Э. Б. Ламбет все же не смог разрешить известное противоречие, свойственное либертарианизму: конфликт между общественным долгом и коммерческим интересом. Признавая, что производство новостей в современном обществе напрямую связано с процессом обращения акций производящих компаний на фондовом рынке, Э. Б. Ламбет ограничивается призывами к владельцам телестанций соблюдать интересы общества в интересах сохранения социального равновесия: & laquo-Первый шаг состоит в том, чтобы признать, что проблема существует, и что рыночные силы не могут ее решить. Второй шаг требует от нас, чтобы мы* взглянули на политику в области массовой коммуникации как на единое целое, а не продолжали делать случайные отдельные жесты по отношению к той или иной форме коммуникации& raquo- 377.

Тем не менее, маркетинговая составляющая производства телевизионных новостей зачастую входит в противоречие с декларируемыми нормами:

376 Ламбет Э. Б. Приверженность журналистскому долгу. Об этическом подходе в журналистской профессии. URL: http: www. npi. iip. net/ forjour/library/booko/index. htm (дата обращения: 04. 12. 2002).

377 Там же.

Средства массовой информации стремятся максимально увеличить свою аудиторию. и обычно ориентированы на то, чтобы увеличить тираж или аудиторию, или перед лицом конкуренции удержать свою часть рынка. Эго заставляет журналистов постоянно искать привлекающий внимание материал для возможной сенсации. Сомнительные методы добывания новостей часто являются побочным продуктом потребности средств массовой информации захватить и удержать внимание публики& raquo- 378.

Незыблемость фундаментальных норм, отрефлексированных в процессе взаимодействия медиа и политического поля в последние годы была поставлена под сомнение не только в результате коммерциализации медиа, но и в связи с глобальными изменениями, затронувшими мировой политический процесс. К примеру, еще совсем недавно было принято считать, что первая поправка Конституции США гарантирует полное невмешательство государства и политической элиты в деятельность СМК. Однако события 11 сентября 2001 г., а затем — военные операции в Афганистане и Ираке внесли существенные коррективы в характер их взаимоотношений. & laquo-Невероятно представить, чтобы какое-нибудь американское СМИ выпустило материал, содержащий нотки сочувствия представителям Аль-Каиды.. «379.

Еще ранее правительство США вынужденно было вмешаться в процесс функционирования СМК на уровне распределения частот, а позже — с началом войны в Ираке — и на уровне прямых ограничений на доступ информации. Подобная практика использовалась российскими властями во время & laquo-второй»- чеченской кампании — запрет на контакты с лидерами ¦боевиков- широкое обсуждение получила практика освещения телевидением террористических актов.

378 Ламбет Э. Б. Приверженность журналистскому долгу. Об этическом подходе в журналистской профессии. URL: http: www. npi. iip. net/ forjour/hbrary/book6/index. htm (дата обращения: 04. 12. 2002).

379 Попов Э. СМИ. Демократия. Терроризм. URL: http: //www. pkc. ru/cgi-bin/main. pl? fii=. /htdocs/analitik/2/arhiv/l81102. txt (дата обращения: 17. 03. 2003).

Осознание того, что телевизионные новости — это не обычный товар, привело к созданию на Западе так называемых каналов общественного телевидения, независимых от правительства и существующих на средства телезрителей, контролируемых общественными советами. Однако в общем объеме вещания они занимают весьма скромное место.

Попытка увязать маркетинговый подход с идеями общей пользы привела к принятию всевозможных хартий и конвенций, призванных регламентировать процесс производства новостей. И хотя они не являются жесткими формулами, с помощью которых можно было бы отличить свободу от несвободы, оценить полезность-бесполезность деятельности профессионального сообщества, на их основе были приняты внутренние нормативные модели поведения во многих телевизионных корпорациях.

Нормы и правила, о которых идет речь, вырабатываются и обсуждаются самим профессиональным сообществом, а не привносятся извне. Существует определенная профессиональная традиция, которую неправомерно сводить к рецептурному набору правил поведения и приемов. И. М. Дзялошинский называет это профессиональной журналистской идеологией, под которой понимается та часть & laquo-индивидуальной регулятивно-смысловой сферы, в которой профессиональная деятельность отражается в форме профессиональных знаний, оценочных отношений к профессиональной деятельности и регулирующей ее нормативной системе& raquo- 380.

Рефлексия предполагает кодификацию и тематизацию профессиональных норм деятельности, т. е. формирование определенного образа идеального профессионала, которому все стремятся соответствовать. Таким обобщенным профессионалом на российском телерынке традиционно считается НТВ- которому подражают местные вещатели. В процессе рефлексии журналистское сообщество определяется и в отношении к тем нормам^ и ценностям, которые

380 Дзялошинский И. М. Российский журналист в посттоталитарную эпоху. Некоторые особенности личности и профессиональной деятельности URL: http: www. inguk. ru/bibIio/russ-jornal/5-l. html (дата обращения: 04. 06. 2002). формулируются в общественном дискурсе по поводу роли, места и задач СМК в гражданском обществе. И, наконец, предметом профессиональной рефлексии является сам творческий процесс и различные стороны профессионального поведения. Совокупность этих составляющих профессиональной традиции оказывает значительное влияние на процесс производства телевизионных новостей.

Журналистское сообщество в процессе профессиональной рефлексии вырабатывает собственные корпоративные нормы и правила поведения, способствующие производству такой информации о событиях, которая объективно помогает индивидам рационально и продуманно вырабатывать свои отношения к ним. В демократических странах профессиональный и коммерческий статус телепрограмм и персонально репортеров во многом зависит от того, насколько они соответствуют критерию объективности. И все же, как утверждает Э. Гидденс, & laquo-из этого не следует делать вывод, что & laquo-средства массовой коммуникации-образуют автономную сферу & laquo-гиперреальности»-, где знак или образ является всем& raquo-381.

С другой стороны, легитимация нормативных и операциональных правил в процессе рефлексии над профессиональной традицией побуждает корпоративное сообщество в какой-то степени синхронизировать свои & laquo-технологии»- с общественным интересом, и исключать из повседневной практики, противоречия, наполняя производимый ими конструкт отражаемой реальности определенной степенью объективности. Е. Г. Дьякова и А. Д. Трахтенберг382 замечают, что рефлексия играет в профессиональной традиции парадоксальную роль: она одновременно подрывает ее основания, показывая, что новости & laquo-на самом деле& raquo- делаются вовсе не так, как должны делаться, и легитимирует эти основания- поскольку в конечном счете

381 Назаров М. М. Массовая коммуникация в современном мире: методика анализа и практика исследований. — М.: Едиториал УРСС, 2002. С. 173.

382 Дьякова Е. Г., Трахтенберг А. Д. Массовая коммуникация и проблема конструирования реальности: анализ основных теоретических подходов.- Екатеринбург.: ИФИ ПР, 1999. С. 48. направлена на приведение производства новостей в соответствие с нормативным идеалом (& laquo-новости делаются неправильно, но если внести те или иные изменения, они будут делаться правильно& raquo-).

Именно в процессе профессиональной рефлексии западным профессиональным сообществом были выработаны незыблемые для них подходы в освещении конфликтных ситуаций. Например, требование представлять в репортаже противоположные точки зрения, не маркируя их как правильную или неправильную — пусть об этом судят телезрители — было принято как профессиональная норма нюсмейкерами НТВ.' В этом истоки появления на российском телеэкране института экспертов, которые избавляют репортеров от необходимости давать явлениям оценки и делать прогнозы. Осознание того, что статус & laquo-объективных»- новостей значительно повышает коммерческую привлекательность корпорации, формальная независимость от государства побуждают производителей НТВ культивировать те профессиональные традиции, которые так противоречиво утверждались на Западе. Словом, & laquo-объективность новостей становится товаром, который обменивают на рейтинги, а затем и на рекламу, что и обеспечивает финансовую автономию компании& raquo-383.

Эта скрытая от глаз посторонних тенденция способна вызвать скепсис и раздражение. Но, & laquo-объективность»- в данном случае используется не как онтологическая категория, а как паттерн, обладающий, как ни- парадоксально, потребительскими свойствами. Дело в том, что на Западе сейчас модно и выгодно производить такую медиапродукцию, которая не вызывает у аудитории морального шока и не отторгается ею. В этом ряду стоит решение британской ВВС ввести трехсекундную задержку во время прямых трансляций, которая позволяет режиссеру принять решение по поводу публикации & laquo-картинки»-, содержащей сомнительные ценности. История с адюльтером- Б. Клинтона вообще была* построена-на эксплуатации укоренившегося в течение нескольких десятилетий в сознании американцев примата семейных ценностей. Можно

383 Кольцова О. Кто и как влияет на производство новостей в современной России // Pro et Contra. 2000. Осень. Том 5. С. 39. предположить, что дело не дошло бы до импичмента во времена Д. Эйзенхауэра или Д. Кеннеди, чьи любовные истории активно обсуждались в форме слухов и сплетен, но не вызывали такого протеста избирателей. Словом, профессиональное сообщество становится крайне чувствительным к общественной критике, поскольку негативные оценки могут повлиять на рейтинги и, в конечном итоге, на прибыль медиакорпораций.

Таким образом, критика & laquo-буржуазной»- медиаполитики компенсируется наличием одной из базовых ценностей демократического общества — свободного рынка. Хотя это не означает, что противоречие, отмеченное еще У. Липпманом, полностью устранено, однако маркетинговая составляющая производства медипосланий также может стать рефлексивным механизмом, но при двух обязательных условиях: наличии реальной конкуренции в публичной сфере и ином качестве аудитории.

Без этого любая критика в адрес медиа несостоятельна, как например, упреки Д. Дондурея в адрес российских телеканалов за освещение Бесланской трагедии. & laquo-В те дни российское телевидение отменило табу на показ смерти, -пишет.Д. Дондурей. — Событие должно подаваться предельно ярко, а это значит- непременно с травмирующим эффектом. И в этот день национального траура, четвертого сентября, когда не было известно даже количество погибших в Беслане, НТВ поставила в эфир & laquo-Секс, ложь и видео& raquo-, а после этого фильма стык в стык пошла почти порнуха Тинто Браса & laquo-Все люди делают это& raquo-. В этот же вечер на канале & laquo-Россия»- в программе & laquo-Честный детектив& raquo- рассказывалось про рязанского маньяка, который почти три года держал в качестве заложников двух сексуальных рабынь. »-384.

Пафос автора понятен, и с его упреками трудно не согласиться. Однако абсолютно все российские каналы 4 сентября 2004 года показали в новостных выпусках репортаж из Рима, на площади которого с зажженными свечами

384 & laquo-Ведомости»-. — 2005. — 2 сентября. вышло более 100 тысяч итальянцев, чтобы выразить скорбь по погибшим в Беслане. На улицы российских городов не вышло ни одного человека.

Словом, производители медиапосланий хорошо знают свою аудиторию, и сами являются частью ее. Н. М. Великая, занявшись изучением проблемы консолидации российского общества и власти, провела серию опросов, результаты которых натолкнули ее на вывод о том, что & laquo-большая часть населения России — это не гражданское общество, а весьма однородная масса не только в смысле доходов, но и в смысле основных немудреных устремлений& raquo-385.

Социологические опросы демонстрируют все тот же, уходящий корнями в советское прошлое социально-экономический инфантилизм, который, по мнению Н. М. Великой, порождает неспособность к объединению и консолидации. Те формы, которые отражены в законодательстве, практически не используются в реальной жизни, а если организуются и проводятся, то по инициативе сверху. & laquo-При этом очевидно, что политическая консолидация бывает успешной, социально значимой и глубокой только тогда, когда опирается на социальную интеграцию и дифференциацию& raquo-386.

Таким образом, если вернуться к наблюдениям, сделанным У. Липпма-ном в начале XIX в., то легко обнаружится сходство между описываемым им обществом и современным российским состоянием, которое отнюдь не стимулирует профессиональное сообщество к рефлексии над собственной профессиональной традицией. При этом нет смысла перечислять множество подписанных & laquo-хартий»- и & laquo-кодексов»-, которые все равно не выполняются. Последний пример — поведение двух центральных телеканалов (& laquo-Первый канал& raquo- и & laquo-Россия»-), которые после подписания Хартии независимых телевещателей устроили настоящую войну рейтингов во время зимней олимпиады, перетягивая друг у друга аудиторию.

385 Великая Н. М. Проблемы консолидации общества и власти. П Социс. 2005. № 5. С. 66.

386 Там же.С. 65.

Вторая особенность, отмеченная У. Липпманом, в России также имеет специфику. Российские телеканалы, хотя формально и вынуждены вести конкурентную борьбу между собой за рейтинги, конвертируемые затем в экономическую выгоду, однако фактически находятся под контролем государства, что в той или иной степени освобождает их от ответственности перед аудиторией. Самим ярким примером может служить активная пропаганда так называемой & laquo-монетизации льгот& raquo-, после провала которой ни один чиновник не покинул пост в правительстве и ни одна общественная организация или партия не попыталась поставить вопрос о доверии правительству или президенту, не считая стихийных демонстраций в ряде областных центров.

Таким образом, нормы и этика журналистики, ее обязательства по отношению к обществу не является константным, экстраполированным из сферы общечеловеческой морали, механическим набором правил. Напротив, этос профессии складывался в конкретных исторических условиях и зависел от социального, политического и экономического контекстов и имеет явно выраженный рефлексивный характер.

-328 -ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, отношение к средствам массовой коммуникации в современном обществе амбивалентно. С одной стороны, все признают высокую степень влияния массовой коммуникации на все сферы общества и жизнь индивидов, с другой, в общественном дискурсе формируется негативное отношение к деятельности СМК. Доминирующим является утверждение о том, что СМК не способствуют гармоничному развитию общества, преследуют корыстные цели, являются инструментом манипулирования узко-корпоративных групп влияния.

Список претензий к СМК и попыток интерпретаций множится и зависит от способа объяснения, политических, культурных пристрастий и взглядов их авторов. В диссертации предложен вариант комплексного анализа механизмов конструирования медиареальности в рамках строгих социологических категорий, что, по мнению автора, позволяло решить задачи, поставленные в настоящем диссертационном исследовании.

Ни одно исследование массовой коммуникации, в силу ее процессуального характера, не может претендовать на роль исчерпывающего и всеобъемлющего. Достаточно вспомнить события 11 сентября, которые’резко изменили политическую, ситуацию в мире. Или — очередное техническое достижение, которое может вызвать цепь изменений в технологиях массовых коммуникаций, которые, несомненно, отразятся на специфике символических форм и социальных взаимодействий.

Телевизионные новости, как наиболее значимая медиаформа, несомненно, оказывают огромное влияние на эти процессы. Однако вряд ли правомерно приписывать медиа. и телевизионным новостям абсолютную власть и определяющее значение в социально-политических отношениях.

Сила воздействия теленовостей явно преувеличена. Достаточно сказать, что далеко не всякая манипулятивная технология достигает своего эффекта.

Например, массированная кампания по пропаганде & laquo-монетизации»- льгот не смогла сдержать проявления массового недовольства населения. Это говорит о том, что процесс потребления медиапродукта является дифференцированным и не сводится к модели «стимул-реакция».

Объяснение этому феномену находится в анализе процесса производства телевизионных новостей, которые представляют собой организованный репертуар. Они инкорпорируют различные голоса. Медиапроизводители, руководствуясь маркетинговыми доминантами, вынуждены не только щадить когнитивные ресурсы аудитории, но и добиваться такого качества медиапродукта, восприятие которого имело бы основания, разделяемые всеми участниками коммуникативного акта.

Автор настоящего исследования намеренно отказался от использования линейных и однозначных традиционных схем и классификаций массово-коммуникационной деятельности, диссонирующих с переживаемым социально-политическим-контекстом. Многозначность и вариативность предмета исследования обусловили логику анализа и выбор теоретико-методологических конструктов. Это позволило подвергнуть анализу механизмы конструирования медиасобытий на уровне индивидуальных и коллективных взаимодействий политических акторов, корпоративных объединений, собственно медийных практик. В то же время в диссертации проанализирован комплекс системных связей СМК с другими социально-политическими институтами.

Гипотеза о том, что медиа конструируют медиареальность, в настоящее время находит все большее подтверждение в науке среди сторонников различных теоретических направлений. Однако за рамками научного анализа остается анализ комплекса проблем, связанных с исследованием механизмов социально-политического конструирования. Это-относится и к телевизионным новостям, которые традиционно исследуются* в общем массово-коммуникационном потоке. Однако именно специфика телевизионных новостей, как наиболее значимой медиаформы и легитимного инструмента, используемого различными политическими силами для достижения своих корпоративных целей, дает основной эмпирический материал для построения различных моделей, частных теорий и выводов относительно функционирования массовой коммуникации в целом. Поэтому принципиальным для данного исследования является конкретизация объекта — телевизионные новости — и важного аспекта их функционирования в качестве предмета — механизмы социально-политического конструирования.

Это обстоятельство определило логику настоящего исследования. В фокусе анализа оказались корпоративные традиции производства телевизионных новостей, влияние технико-технологических свойств канала электронной коммуникации, матричный принцип селекции событий к показу, профессиональная традиция, рефлексия над профессиональной традицией, как процесс, обусловленный социально-политическими изменениями. Данный анализ позволил сделать вывод о том, что механизмы социально-политического конструирования медиареальности представляют собой совокупность медийных, социально-политических практик и технико-технологических условий& raquo- производства медиапосланий, посредством которых реально произошедшее событие становится медиасобытием.

В диссертации показано, что вопреки традиционным представлениям о долге перед обществом, медиа руководствуются более прагматичными соображениями. Например, наличие видеоряда о событии значительно увеличивает его шансы быть показанным в новостном выпуске, независимо от общественной значимости события.

Наличие у медиапроизводителей технических ресурсов, доступность нюсмейкеров также лимитирует локальность сообщений. Технико-технологические свойства телевидения, как- канала, в значительной мере оказывают влияние на формообразование с помощью формата, & laquo-стиля — показа& raquo-, маркиуря новости как краткие по времени, фрагментарные и поверхностные в изложении события.

Специфика- телевидения как бизнеса побуждает медиапроизводителей заверстывать выпуски теленовостей в сетку вещания таким образом, чтобы они были обеспечены аудиторией предшествующих программ — телесериалов. Это обстоятельство предъявляет к телевизионным новостям маркетинговые требования и определяет семантику показа, наделяя политическое медиасобы-тие чертами развлекательности и драматизма.

Все вышеперечисленные механизмы, влияющие на итоговую версию события, представляемую телевизионными новостями, подробно проанализированы в диссертации. Этот комплекс механизмов составляет совокупность рутинных, шаблонных практик, формирующих логику медиа. Это порождает неоднозначное отношение к специфике конструирования медиареальности в обществе и среди ученых. Среди них есть немало сторонников концепции & laquo-медиаимпериализма»-, вытеснения медиа рационального содержания из сфер человеческой жизни. Тенденция наделять СМК способностью замещать рациональность символизацией всех сфер жизни закрепилась в науке в контексте теории информационного общества и различных постмодернистских направлений. В начале 1950-х годов, в связи с появлением кибернетики и математической’теории связи, стало формироваться представление об информационном обществе, где на смену материальному производству приходит символическое. Согласно постмодернистской критике, социальная реальность становится лишь суммой знаков, продуцируемых электронными СМК. Однако, в диссертации доказывается, что социальные изменения — категория процессуальная. Многовекторность и многомерность этого процесса предполагает наличие заинтересованных участников, находящихся в определенных ситуациях взаимодействия для удовлетворения своих наличных интересов: При этом СМК необходимо рассматривать не только как структуру, реализующую свои функции, но и как процесс, реализующий свою логику с помощью специфических механизмов, синхронизирующих когнитивные ресурсы аудитории и элементы социального порядка.

Медиареальность, конструируемая медиа, презентует массовой аудитории опосредованное представление о политике. Будучи замкнутой, автономная операциональная система медиа не ставит перед собой задачу достижения эффектов в интересах тех или иных политических элит, кроме достижения прибыли и утверждения собственного статуса. Формируется парадокс: медиа упрочивают свое положение, как самостоятельного субъекта политики, но, с другой стороны, демассивизируют общественное участие в принятии политических решений. Этот процесс протекает под влиянием медиаформатов, ориентирующихся на развлекательность и драматизм и по природе своей не способных формулировать альтернативы и обеспечивать их обсуждение. Политическое событие фрагментируется производителями новостей в соответствии с форматом, поэтому в репортаже остаются наиболее драматичные моменты, пусть и лишенные рационального содержания.

Специфика просмотра телевизионных новостей, предполагающая редукцию опыта & laquo-смотрящего»- к опыту & laquo-показывающего»- предполагает использование соответствующих дискурсных механизмов, когда частное событие переводится в статус общественного и наоборот.

Таким образом, влияние медиалогики на социально-политические изменения неоспоримо, но не лишает политическую деятельность рациональности и целеполагания. Политические акторы, осведомленные о значительном влиянии телевизионных новостей на общественное мнение, научились использовать медиалогику для достижения своих целей, чему в диссертации уделено немало внимания. Механизмы, с помощью которых политические нюсмейке-ры артикулируют события таким образом, чтобы они были замечены производителями новостей и стали частью повестки дня, широко применяются в политических технологиях. Можно констатировать, что формы политического процесса перестраиваются в соответствии с новостными форматами. Политические институты организуют деятельность согласно медиалогике и ожиданиям аудитории, разделяющей ее. Ориентация на медиа вносит существенные коррективы в организацию политических кампаний и рутинного политического процесса.

Это совсем не означает, что политическая элита перестала предпринимать попытки установления контроля над деятельностью медиа. Однако формы такого вмешательства завуалированы и реализуются в иерархическом и многоуровневом процессе медиапроизводства. Учитывая конвенциальный характер медиапроизводства политическая элита вынуждена подключаться к общему репертуару голосов, принимающих в нем участие.

Именно конвенциальность медиапроизводства является в настоящее время, своего рода, инструментом сохранения демократического порядка. При этом доступ к медиа имеют только легитимные акторы, сам процесс их легитимации зависит от умения политических акторов экстраполировать в свою политическую практику логику медиа.

Ради сохранения демократических процедур медиапроизводители инкорпорируют в репертуар голоса различных легитимных политических акторов. Таким образом, коммуникативное событие является формой социально-политической практики, а его содержание — презентацией других социальных практик. Телевизионные новости, в связи с этим, представляются как ежедневный результат взаимодействия между журналистами и «паражурналиста-ми». Одно только это обстоятельство снимает с медиасообщества обвинения в медиаимпериализме и корпоративном эгоизме.

Конвенциализируя отношения между легитимными группами влияния современные медиа признаются инструментом сохранения демократических процедур. Однако для России, где отношения между медиа и властью отличаются жесткой нормативностью, такие отношения можно определить как клиентские. Против этого типа связей не возражают сами журналисты, конвертирующие свою лояльность в материальные привилегии.

Социально-политический контекст обнаруживается, и в конечном продукте — телевизионном репортаже. Новостной дискурс является результатом конвенциально-иерархического характера производства медиапосланий и& laquo- сам по себе является формой социально-политической практики. Это принципиальное отличие понимания дискурса, как социального акта, от лингвистического, редуцируемого к тексту, как продукту культурной среды, закреплено и получило логическое объяснение в диссертационном исследовании.

Дискурс телевизионных новостей наглядно демонстрирует существование диалектической связи между дискурсом и социальной, политической структурой. С одной стороны, дискурс формируется и ограничивается социально-политической структурой в самом широком смысле и на всех уровнях, с другой стороны, дискурс является социально конструктивным. Он способствует конструированию социальной структуры, социальных отношений, форм презентации политики.

Таким образом, анализируя механизмы социально-политического конструирования, мы приходим к выводу о том, что существует несколько уровней такого конструирования: уровень селекции, трансформации события в соответствии с логикой медиа, конвенциализирующей различные голоса и социально-политические практики- уровень & laquo-интровентивный»-, когда уже медийная практика, медиаформаты формируют во внешней среде различные типы и формы социально-политических отношений.

В этой связи актуальной и трудноразрешимой представляется проблема профессионального этоса (как профессиональной и политической практики) -совокупности норм, правил, формальных и неформальных механизмов, регулирующих общественно-значимую деятельность медиасообщества. До сих пор эта проблема рассматривалась в традиционалистских подходах в терминах функциональной детерминации, в категориях должного. Однако все попытки выработать правила, содержащиеся в этических кодексах, и следовать им оказались неэффективными.

В диссертационном исследовании предложен иной угол зрения на эту проблему. Доказано, что рефлексия над профессиональной традицией — исторически обусловленный процесс, он зависит от характера политических отношений в конкретном обществе. Значительную роль играет и экономическая детерминантна: медиасообщество вынуждено устанавливать правила профессионального поведения в зависимости от требований общественного мнения, носители которого являются основными потребителями медиапродукции.

Таким образом, процесс производства медиапосланий, где реализуются различные социально-политические практики, интересы и роли различных политических акторов, представляется гибким и динамичным. Это обстоятельство мотивирует исследователей на проведение эмпирических исследований, методологической основой которых должно являться комплексное представление о процессе производства медиапосланий. Думается, что результаты, представленного в диссертации исследования, помогут глубже понять тонкости функционирования медиа и противоречия между медиапроизводством и потребителями медиапродукта.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава 1. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ СТАТУС МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИЙ.

1.1. Массовая коммуникация: понятие и роль в обществе.

1.2. Система массовых коммуникаций.

1. 3. Интерпретивные, объяснительные и интегративные концепции анализа медиапроизводства.

ГЛАВА 2. МАССОВАЯ КОММУНИКАЦИЯ В СОВРЕМЕННОМ КОНТЕКСТЕ.

2. 1. Метафора & laquo-медиа»- как постмодернистское воображение и поиск рациональности.

2. 2. Массовые коммуникации в контексте социально-политических изменений.

2. 3. Медиа и конструирование реальности.

ГЛАВА 3. ТЕЛЕВИЗИОННЫЕ НОВОСТИ КАК МЕДИАФОРМА.

3. 1. Происхождение новостной медиаформы: ретроспективный анализ.

3. 2. Типология и процессуальные доминанты телевизионных новостей.

3. 3. Морфология телевизионной коммуникации и логика медиа.

3. 4 Телевизионные новости в политической практике.

ГЛАВА 4. МЕХАНИЗМЫ КОНСТРУИРОВАНИЯ НОВОСТНОГО

СОБЫТИЯ.

4. 1 Трансформация события в статус новости: анализ профессиональной традиции.

4. 2. Корпоративно-организационные особенности конструирования медиареальности.

4. 3. Производство телевизионного коммуникативного события как механизм реализации ролевых практик субъектов политического процесса.

4. 4. Дискурсные практики конструирования новостного репортажа

4. 5. Медиапроизводство как рефлексивный процесс.

Список литературы

1. Адорно, Т. Типы и синдромы Текст. / Т. Адорно // Социс. 1993. — № 3. — С. 75−85.

2. Азаренко, С. А. Рукоположение мифом Электронный ресурс. / С. А. Азаренко. 2003. — Режим доступа: www.2. usu. ru/philosophy /socphil/ rus/texts/ sociemy/ 4azarenko. html

3. Александер, Дж. После неофункционализма: деятельность, культура и гражданское общество Текст. / Пер. с англ. Т. В. Дорофеевой // Социология на пороге XXI века: новые направления исследований. — М.: Интеллект, 1998. -С. 231−249.

4. Александер, Дж. Прочные утопии и гражданский ремонт Текст. / Дж. Александер // пер. с англ. Н. В. Романовского // Социс. 2002. — № 10. -С. 3−11.

5. Альтюссер, JI. Ленин и философия Текст. / Л. Альттоссер // пер. с фр. Н. Кулиш, послесл. В. Софронова. М.: Ad Marginem. — 2005. — 175с.

6. Аржоманд, С. А. О ключевых проблемах современной социологии Текст. / С. А. Аржоманд // Социс. 2000. -Na 2.- С. 125−126.

7. Аристофан. Птицы (Комедия) Текст. / Аристофан. М.: Искусство, 1983. -Т.2. — С. 5−102.

8. Бакулев, Г. П. Массовая коммуникация. Западные теории и концепции Текст. / Г. П. Бакулев. М.: Аспект-Пресс, 2005. — 176с.

9. Бакштановский, В. И., Согомонов, Ю. В. Профессиональная этика: социологические ракурсы Текст. / В. И. Бакштановский, Ю. В. Согомонов // Социс. -2005. -№ 8. -С. 3−13.

10. Батыгин, Г. С. Лекции по методологии социологических исследований Текст. / Г. С. Батыгин // М.: РУДН, 2008. -368с.

11. Беглов, С. И. Четвертая власть: британская модель. История печати Великобритании от & laquo-новых писем& raquo- до электронных газет. [Текст] / С. И. Беглов. М.: Изд-во МГУ, 2002. — 256с.

12. Беньямин, В. Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости. Избранные эссе Текст. / В. Беньямин // под. ред. Ю. А. Здорового. М.: Медиум, 1996. — С. 15−65.

13. Бергер, П., Лукман, Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания Текст. / П. Бергер, Т. Лукман. М.: Медиум, 1995. -323с.

14. Березин, В. М. Лики и гримасы массовой коммуникации Текст. / В. М. Березин. -М.: РИП-Холдинг, 2003. 174с.

15. Блумер, Г. Коллективное поведение Текст. / Г. Блумер // Американская социологическая мысль. М., 1994. — С. 168−215.

16. Блумер, Г. Общество как символическая интеракция Текст. / Г. Блумер // Современная буржуазная психология. Тексты. М. 1984. С. 173−179.

17. Бодрийяр, Ж. Реквием по медиа Текст. К критике политической экономии знака / Ж. Бодрийяр. М.: Библион-Русская книга, 2003. — 273с.

18. Бурдье, П. Начала Текст. / П. Бурдье. M.: Socio-Logos, 1994. 288с.

19. Быстрицкий, А. Г., Красильников, М. И. Журналисты contra аудитория Текст. / А. Г. Быстрицкий, М. И. Красильников И Социс. 1993. — № 4. — С. 59−62.

20. Валантеюс, А. Актуальные проблемы плюрализма в социальной теории Текст. / А. Валантеюс // Социс. 2004. — № 5. — С. 19−29.

21. Валлерстайн, И. Конец знакомого мира: Социология XXI века Текст. / И. Валлерстайн // пер. с англ.- под ред. В. Л. Иноземцева. М.: Логос, 2003. -355с.

22. Валлерстайн, И. Иммануил Валлерстайн современном кризисе Текст. / И. Валлерстайн // Социс. 2009. — № 6. — С. 91−95.

23. Валлерстайн, И. После либерализма Текст. / И. Валлерстайн. М.: Едиториал УРСС, 2003. — 256с.

24. Васильева, Л. А. Делаем новости Текст.: уч. Пособие / Л. А. Васильева. М.: Аспект Пресс, 2002. — 190с.

25. Бахтин, Н. Б, Головко, Е. В. Социолингвистика и социология языка Текст.: уч. Пособие / Н. Б. Бахтин, Е. В. Головко. СПб.: Изд-во Европейского ун-та в Ск-Петербурге, 2004. — 336с.

26. Вебер, М. Избранное. Образ общества Текст. / М. Вебер. М.: Юрист, 1994. — 704с.

27. Вебер, М. Избранные сочинения Текст. / М. Вебер. М.: Прогресс, 1990. — 808с.

28. Великая, Н. М. Проблемы консолидации общества и власги Текст. / Н. М. Великая // Социс. 2005. — № 5. — С. 60−71.

29. Вершинин, М. С. Политическая коммуникация в информационном обществе Текст. / М. С. Вершинин. М.: Изд-во Михайлова, 2001. — 253с.

30. Вооглайд, Ю. В. Методы, использованные при исследовании газеты & quot-Эдази"- и деятельности редакции Текст. / Ю. В. Вооглагд // Труды по социологии. Тарту, 1972. С. 64−72.

31. Воскобойников, В., Юрьев, В. Девять принципов информационности Электронный ресурс. / В. Воскобойников, В. Юрьев // Broadcasting. 2001. № 7. — Режим доступа: http: //broadcasting. ru/articles2/allpubliks

32. Гаджиев, К. С. Политология Текст. / К. С. Гаджиев М.: Логос, 2002. -488с.

33. Гайденко, П. П. История социологии в Западной Европе и США Текст. / П. П. Гайденко, Л. Г. Ионин, X. Йоас и др. М.: Наука, 1993. — 424с.

34. Гарфинкель, Г. Исследования по этнометодологии Текст. / Г. Гарфинкель // пер. с англ. 3. Замчук, Н. Макарова, Е. Трифонова. СПб.: Питер, 2007. — 336с.

35. Гидденс, Э. Опосредование опыта Текст. / Э. Гидденс // Назаров М. М. Массовая коммуникация в современном мире: методика анализа и практика исследований. М.: Едиториал УРСС, 2002. — 232с.

36. Гидденс, Э. Социология Текст. / Э. Гидденс. М.: Едиториал УРСС, 2005. — 629с.

37. Глобальный кризис западной цивилизации и Россия Текст. / Отв. ред. Г. В. Осипов. Изд-е 2-е. М.: ЛИБРОКОМ, 2009. — 528 с.

38. Голофаст, В. Б. Методологический анализ в социальном исследовании Текст. / В. Б. Голофаст. ЛЛТаука, 1980. — 161с.

39. Горшков, М. К. Российское общество в социологическом измерении Текст. / М. К. Горшков // Социс. 2009. — № 3. — С. 15−27.

40. Гофман, А. Б. Существует ли общество? От психологического редукционизма к эпифеноменализму в интерпретации социальной реальности Текст. / А. Б. Гофман // Социс. 2005. — № 1. — С. 18−25.

41. Грачев, М. Н. Политическая коммуникация: теоретические концепции, модели, векторы развития Текст. / М. Н. Грачев. М.: Прометей, 2004. — 328с.

42. Гребнев, А. В. Газета: организация работы редакции. Творческий поиск. Оформление и выпуск газеты. Текст. / А. В. Гребнев. М.: Изд-во политической литературы, 1971. — 183с.

43. Грушин, Б. А. Массовое сознание: опыт определения и проблемы исследования Текст. / Б. А. Грушин. М.: Политиздат, 1987. — 367с.

44. Гуссерль, Э. Логические исследования. Картезианские размышления Текст. / Э. Гуссерль. Мн.: Харвест, М.* ACT, 2000. — 752с.

45. Данилова, Е. Е. Информационное развитие социальных систем Текст. / Е. Е. Данилова. -М.: Рип-холдинг, 2002. 130с.

46. Дебор, Г. Общество спектакля Текст. / Г. Дебор // Пер. с фр. С. Офертаса, М. Якубовича. М.: Логос, 2000. — 184с.

47. Дзялошинский, И. М. Российский журналист в посттоталитарную эпоху. Некоторые особенности личности и профессиональной деятельности Электронный ресурс. / И. М. Дзялошинский. 2002. — Режим доступа: http: www. inguk. rii/biblio/russ-jornal/5-l. html

48. Добреньков, В. И., Кравченко, А. И. Фундаментальная социология: В 15 т. Т. 1. Теория и методология Текст. / В. И. Добреньков, А. И. Кравченко. М.: ИНФРА-М, 2003. — 908с.

49. Докторов, Б. 3. Реклама и опросы общественного мнения в США: история зарождения. Судьбы творцов Текст. / Б. 3. Докторов // М.: ЦСП, 2008. 628с.

50. Дридзе, Т. М. Станет ли социология & laquo-наукой наук об обществе& raquo- Текст. / Т. М. Дридзе // Социс. 2001. — № 3. — С. 19−20.

51. Дридзе, Т. М. Социальная коммуникация и культура в эко-антропоцентрической парадигме Электронный ресурс. / Т. М. Дридзе // В Контексте Конфликтологии. Выпуск № 1. — 1997. — Режим доступа: llttp: //www. conflictmanagement. гu/text/?text=37

52. Дубин, Б. В Слово письмо — литература: очерки по социологии современной культуры Текст. / Б. В. Дубин. — М.: Новое литературное обозрение, 2001. -416с.

53. Дьякова, Е. Г., Трахтенберг, А. Д. Массовая коммуникация и проблема конструирования реальности: анализ основных теоретических подходов Текст. / Е. Г. Дьякова, А. Д. Трахтенберг. Екатеринбург. УрО РАН, 1999. -130с.

54. Дьякова, Е. Г., Трахтенберг, А. Д. Массовая коммуникация: модели влияния. Как устанавливается повестка дня? Текст. / Е. Г. Дбякова, А. Д. Трахтенберг. Екатеринбург.: Гумантираный ун-т. Ин-т философии и права. УрО РАН, 2001. -129с.

55. Дэннис, Э. Беседы о масс-медиа Текст. / Э. Дэнис, Д. Мэррилл. -М.: Росс. -амер. Информ. Пресс-центр. Вагриус, 1997. 384с.

56. Дюркгейм, Э. О разделении общественного труда Текст. / Э. Дюркгейм. -М.: КАНОН, 1996. 432с.

57. Дюркгейм, Э. Социология. Её предмет, метод, предназначение Текст. / Э. Дюркгейм // пер. с фр., составление, послесловие и примечания А. Б. Гофмана. М.: Канон, 1995. — 352с.

58. Есин, А. Б. Принципы и приемы анализа литературного произведения Текст.: учебное пособие / А. Б. Есин. М.: Наука, 2002. — 248с.

59. Западноевропейская социология XIX века: тексты Текст. / под ред. В. И. Добренькова. М.: Изд-во Международного Университета бизнеса и управления, 1996. — 352с.

60. Засурский, И. И. Масс-медиа второй республики Текст. / И. И. Засурский. М.: Изд-во МГУ, 1999. — 272с.

61. Зборовский, Г. Е. Метапарадигмальная модель теоретической социологии Текст. / Г. Е. Зборовский // Социс. 2008. — № 4. — С. 3−5.

62. Здравомыслов Г. Г. К вопросу о культуре социологического мышления Текст. / Г. Г. Здравомыслов // Социс. 2008. — № 5. — С. 4−15.

63. Землянова, JI. М. Коммуникативистика и средства информации Текст. / Л. М. Землянова. М.: Изд-во МГУ, 2004. — 416с.

64. Зиммель, Г. Как возможно общество? Текст. / Г. Зиммель // Социологический журнал. -1992. № 2. — С. 102−114.

65. Зиммель, Г. Общение. Пример чистой, или формальной социолгии Текст. / Г. Зиммель // Социс. 1984. — № 2. — С. 170−178.

66. Иванов, Д. В. Виртуализация общества Текст. / Д. В. Иванов. СПб.: Петербургское востоковедение. СПб.: 2002. -224с.

67. Иноземцев, В. Л. К теории постэкономической общественной формации Текст. / В. Л. Иноземцев. М.: Таурус, Век, 1995. — 336с.

68. Иноземцев, В. Л. Расколотая цивилизация Текст. / В. Л. Иноземцев. М.: Academia — Наука, 1999. — 740с.

69. Каган, М. С. Мир общения: проблема межсубъектных отношений Текст. / М. С. Каган. М.: Политиздат, 1988. — 319с.

70. Калмыков, А. А., Коханова, Л. А. Интернет-журналистика Текст. / А. А. Калмыков, Л. А. Коханова. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. — 383с.

71. Карен, Д. Медиа и демократия: переосмысление Текст. / Д. Кар-рен // Назаров М. М. Массовая коммуникация и общество. М.: Авантиплюс, 2004. -427с.

72. Князева, Е. Н. Трансдисциплинарные когнитивные стратегии в науке будущего Текст. / Е. Н. Князева // Вызов познанию: стратегии развития науки в современном мире. М.: Наука, 2004. — С. 29−48.

73. Ковалев, Е. М., Штейнберг, И. Е. Качественные методы в полевых социологических исследованиях Текст. / Е. М. Ковалев, И. Е. Штейнберг. -М.: Логос, 1999. -384с.

74. Коган, В. 3. Теория информационного взаимодействия: философ-ско-социологические очерки Текст. / В. 3. Коган. Новосибирск.: Изд-во НГУ, 1991. -320с.

75. Колесник, Н. В., Тев, Д. Б. Биография элиты: возможности структурного анализа Текст. / Н. В. Колесник, Д. Б. Тев // Социс. 2009. — № 6. -С. 76−85.

76. Кольцова, О. Кто и как влияет на производство новостей в современной России Текст. / О. Кольцова // Pro et Contra, 2000. Осень. Том 5. С. 82−108с.

77. Конецкая, В. П. Социология коммуникации Текст. / В. П. Конецкая. М: Междунунар. Ун-т Бизнеса и управления, 1997. — 304с.

78. Корконосенко, С. Г. Основы журналистики Текст.: учебник для вузов / С. Г. Корконосенко. М.: Аспект-Пресс, 2001. — 287с.

79. Краткая литературная, энциклопедия Текст. / ред. А. А. Сурков.: М.: Сов. Энцикл., Т.6., 1971. 1040 стб.

80. Кузнецов, Г. В., Цвик, В. Л. Телевизионная журналистика Текст.: учебник / Г. В. Кузнецов, В. Л. Цвик, А. Я. Юровская. М.: Изд-во МГУ, 2002. — 304с.

81. Кули, Ч. Общественная организация Текст. / Ч. Кули // Тексты по истории социологии XIX—XX вв.еков: хрестоматия / сост. и отв. ред. В. И. Доб-реньков, Л. П. Беленова. М.: Наука, 1994. — 383с.

82. Кули, Ч. Социальная самость Текст. / Ч. Кули // Американская социологическая мысль: тексты / под ред. В. И. Добренькова. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1994. — С. 316−329.

83. Култыгин, В. П. Тенденции в европейской социологической теории начала XXI века (Навстречу 5-ой Европейской социологической конференции) Текст. /В. П. Култыгин // Социс. -2001. -№ 8. -21−31.

84. Култыгин, В. П. Теоретическая социология за рубежом накануне конгресса Текст. / В. П. Култыгин // Социс. 2005. — № 9. — С. 10−14.

85. Кун, Т. Структура научных революций Текст. / Т. Кун. М.: ACT, 2009. -318с.

86. Кустарев, А. Конкуренция и конфликт в журналистике Текст. / А. Кустарев // Pro et Contra. 2000. — Том 5. — С. 7−30.

87. Кушкова, А. Н. Деревенская сплетня: некоторые особенности бытования и функционирования Электронный ресурс. / А. Н. Кушкова. 2003. -Режим доступа: www. ruthenia. ru/folklore/kushkoval. htm

88. Лазарсфельд, П. Измерение в социологии Текст. / П. Лазарсфельд // Американская социология: перспективы, проблемы, методы / под. ред. Г. В. Осипова. -М.: Прогресс, 1972. -С. 134−149с.

89. Лазарсфельд, П. Методологические проблемы социологии Текст. / П. Лазарсфельд // Социология сегодня: Проблемы и перспективы: Американская буржуазная социология середины XX века: Пер. с англ. / Общ. ред. и предисл. Г. В. Осипова. -М.: Прогресс, 1965.

90. Лазутина, Г. В. Профессиональная этика журналиста Текст. / Г. В. Лазутина. М.: Аспект-Пресс, 2002. -208с.

91. Ламбет, Э. Б. Приверженность журналистскому долгу. Об этическом подходе в журналистской профессии Электронный ресурс. / Э. Б. Лам-бет. 2002. — Режим доступа: http: www. npi. iip. net/ forjour/library/book6/index. htm

92. Лангер, С. Философия в новом ключе. Исследование символики разума, ритуала и искусства Текст. / С. Лангер. М.: & laquo-Республика»-, 2000. -287с.

93. Лауристин, М. Й. Методологические проблемы анализа содержания // М. Й. Лауристин / Вопросы философии. 1974. № б.

94. Лещев, С. В. Коммуникативное, следовательно, коммуникационное Текст. / С. В. Лещев. -М.: УРСС, 2002. 171с.

95. Липпман, У. Общественное мнение Текст. / У. Липпман. М.: Ин-т фонда & laquo-Общественное мнение& raquo-, 2004. — 382с.

96. Луман, Н. Власть Текст. / Н. Луман. М.: Праксис, 2001. — 256с.

97. Луман, Н. Что такое коммуникация Текст. / Н. Луман // Социологический журнал. 1995. -№ 3. — С. 114−125.

98. Любинская, Л. Н., Лепилин С. В. Философские проблемы времени в контексте междисциплинарных исследований Текст. / Л. Н. Любинская, С. В. Лепилин. М.: Прогресс-традиция, 2002. — 304с.

99. Малиновский, Б. Магия, наука и религия Текст. / Б. Малиновский. пер. с англ. -М.: Рефл-бук, 1998. — 304с.

100. Мальковская, И. А. Знак коммуникации. Дискурсивные страницы Текст. / И. А. Мальковская. М.: УРСС, 2004. — 240с.

101. Марков, Б. Человек в эпоху масс-медиа Текст. / Б. Марков // Информационное общество: СПб. М.: ООО «Изд-во ACT», 2004. — С. 452−507с.

102. Маркс, К. Немецкая идеология Текст. / К. Маркс, Ф. Энгельс. -Соч. Т.З.М., 1955. -629с.

103. Массовая информация в советском промышленном городе: Опыт комплексного социологического исследования Текст. / Под ред. Б. А. Грушина. М.: Политиздат, 1980. — 446с.

104. Мид, Г. Интернализированные другие и смость Текст. / Г. Мид // Американская социологическая мысль / под. ред В. И. Добренькова. М.: МГУ, 1994. -236с.

105. Мид, Г. От жеста к символу Текст. / Г. Мид 11 Американская социологическая мысль / под. ред В. И. Добренькова. М.: МГУ, 1994. — 236с.

106. Миллс, Р. Властвующая элита Текст. / Р. Миллс. М.: Изд-во Иностранная литература, 1959. — 543с.

107. Миронов, Б. Н. Социология и историческая социология: взгляд историка Текст. / Б. Н. Миронов // Социс. 2004. — № 10. — С. 55−63.

108. Мисонжиков, Б. Я. Феноменология текста (соотношение содержательных и формальных структур печатного издания) Текст. / Б. Я. Мисонжиков. СПб.: Изд-во С. -Петерб. ун-та, 2001. -488с.

109. Назаров, М. М. Массовая коммуникация и общество. Введение в теорию исследования Текст. / М. М. Назаров. М.: Авантиплюс, 2004. -428с.

110. Науменко, Т. В. Массовая коммуникация: теоретико-методологический анализ Текст. / Т. В. Науменко. М.: & laquo-Перспектива»-, 2003. -253с.

111. Науменко, Т. В. Социология массовой коммуникации Текст.: учебное пособие / Т. В. Науменко. СПб.: Питер, 2005. — 288с.

112. Ноэль-Нойман, Э. Общественное мнение: Открытие спирали молчания Текст. / Э. Ноэль-Нойман // Пер. с нем., вступ. ст. Н. Мансурова. М.: Прогресс: Весь мир Академия, 1996. — 351с.

113. Основы теории коммуникации Текст.: уч. пособие / под ред. М. А. Василика. М.: Гадарики, 2003. — 615с.

114. Попов, Э. СМИ. Демократия. Терроризм Элетронный ресурс. / Э. Попов. -2003. Режим доступа: http: //www. pkc. ru/cgi-Ып/тат. р1? Й1=.. /1^с1ос8/апа1Шк/2/агЫу/181 102. txt

115. Почепцов, Г. Г. Герман Кан и глобальные стратегии / Г. Г. Почеп-цов // Теория и практика управления, 2004. № 6.

116. Почепцов, Г. Г. Паблик рилейшнз для профессионалов Текст. / Г. Г. Почепцов. М.: Рефл-бук, 2000. — 642с.

117. Почепцов, Г. Г. Теория коммуникации Текст. / Г. Г. Почепцов. -М.: Рефл-бук, 2001. 651с.

118. Претель, Д. М. От & laquo-философии марксизма& raquo- к философии Маркса Текст. / Д. М. Претель. М.: УРСС, 2003. — 176с.

119. Пронин, Е. И. Выразительные средства журналистики Текст. / Е. И. Пронин. М.: МГУ, 1980. — 92с.

120. Пропп, В. Я. Фольклор и действительность Текст. / В. Я. Пропп. -М.: Наука, 1989. -293с.

121. Прохоров, Е. П. Введение в журналистику Текст.: уч. пособие / Е. П. Прохоров. М.: Изд-во МГУ, 1988. — 280с.

122. Пятигорский, А. М. Мифологические размышления. Лекции по феноменологии мифа Текст. / А. М. Пятигорский. М.: Языки русской культуры, 1996. -280с.

123. Ракитов, А. И. Прогноз развития науки и технологии в России на период до 2025 года Текст. / А. И. Ракитов // Вестник РАН. М. — 1998. — № 8. -С. 746−753.

124. Ритцер, Д. Современные социологические теории Текст. / Д. Рит-цер. 5-е изд. СПб.: Питер, 2002. — 686с.

125. Романович, Н. А. Региональные СМИ: возможности и проблемы Текст. / Н. А. Романович // Социс. 2006. — № 4. — С. 77−84.

126. Румянцев, А. Г. Современное государство и вызовы современного общества Электронный ресурс. / А. Г. Румянцев. 2003. — Режим доступа: 1Шр: //?уу. law. net. ru/statis/index. htm

127. Сиберт, Ф. Четыре теории прессы Текст. / Ф. Сиберт, У. Шрам, Т. Питерсон. М.: Нац. ин-т прессы, 1998. — 223с.

128. Смит, П., Бэрри, К., Пулфорд, А. Коммуникации стратегического маркетинга Текст. / П. Смит, К. Бэрри, А. Пулфорд. М.: Юнити-Дана, 2001. -415с.

129. Соловьев, А. И. Политология. Политическая теория, политические технологии Текст.: уч. пособие / А. И. Соловьев. М.: Аспект-Пресс, 2000. -650с.

130. Соловьев, А. Политическая коммуникация: к проблеме теоретической идентификации Текст. / А. Соловьев // Полис. 2002. — № 3. — С. 5−18.

131. Структура и уровни социологического знания: традиции и новые концепции (Интервью с А. Бороноевым, А. Кравченко, В. Култыгиным, Г. Та-таровой, Ж. Тощенко, В. Ядовым) Текст. // Социс. 2003. — № 9. — С. 3−17.

132. Тапскотт, Д. Электронно-цифровое общество Текст. / Д. Тап-скотт. М.: Рефл-бук, 1999. — 432с.

133. Тарасенко, В. Антропология Интернет: самоорганизация & laquo-человека кликающего& raquo- Текст. / В. Тарасенко // Общественные науки и современность. 2000. — № 5. — С. 111−120.

134. Тард, Г. Преступления толпы Текст. / Г. Тард // сост. и предисл. В. С. Овчинского. М.: ИНФРА-М, 2004. — 391с.

135. Татарова, Г. Г. Типологический анализ в социологии Текст. / Г. Г. Татарова. -М.: Наука, 1993. 103с.

136. Терин, В. П. Массовая коммуникация. Исследования опыта Запада Текст. / В. П. Терин. М.: Изд-во Московского Ин-та социологии РАН, 1999.- 170с.

137. Тоффлер, Э. Третья волна Текст. / Э. Тоффлер. М.: ООО & laquo-Фирма издательство ACT", 1999. — 784с.

138. Тощенко, Ж. Т. К читателю Текст. / Ж. Т. Тощенко // Социс. -2003. -№ 1.- С. 1−3.

139. Тощенко, Ж. Т. Новые явления в общественном сознании и социальной практике Текст. / Ж. Т. Тощенко. СПб.: Изд-во СПб ГУП, 2008. -64с.

140. Тощенко, Ж. Т. Парадоксальный человек Текст. / Ж. Т. Тощенко.- М.: ЮНИТИ, 2008. 543с.

141. Тощенко, Ж. Т. Социология: пути научной реформации Текст. / Ж. Т. Тощенко // Социс. 1999. -№ 7. — С. 3−15.

142. Турен, А. Возвращение человека действующего: очерк социологии Текст. / А. Турен. М.: Научный мир, 1998. — 204с.

143. Урсул, А. Д. Отражение и информация Текст. / А. Д. Урсул. М.: Мысль, 1973. -231с.

144. Успенский, Б. А. Поэтика композиции / Б. А. Успенский. М.: Азбука, 2000. — 157с.

145. Уэбстер, Ф. Теории информационного общества Текст. / Ф. Уэбстер. М.: Аспект-пресс, 2004. — 400с.

146. Федотова, Л. Н. Социология массовой коммуникации Текст. / Л. Н. Федотова. М.: Аспект-Пресс, 2002. — 238с.

147. Хабермас, Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие Текст. / Ю. Хабермас // пер. с нем. под ред. Д. В. Скляднева, послесл. Б. В. Маркова. СПб.: Наука, 2000. -379с.

148. Хакамада, И. М. Sex в большой политике Текст. / И. М. Хакамада. М.: Новая газета и & laquo-Книжный клуб& raquo-, 2006. — 230с.

149. Херман, M. Политическая коммуникация: воздействие средств массовой информации на общество в современных государствах Электронный ресурс. / М. Херманн. 2004. — Режим flocTyna: http: www. academy-go. ru/SiteJournalPR/ Public ations/ Herman. shtml

150. Хоманс, Дж. Социальное поведение: его элементарные формы Текст. / Дж. Хоманс // Социальные и гуманитарные науки. Сер. 11. Социология. 2001. -№ 2 (с. 117−163), № 3 (с. 132−169), № 4 (с. 98−122).

151. Хоркхаймер, М. Диалектика Просвещения. Философские фрагменты Текст. / М. Хоркхаймер, Т. Адорно // пер. с нем. М. Кузнецова. М. -СПб.: Медиум, Ювента, 1997. — 312с.

152. Цвик, В., Назарова, Я. Телевизионные новости России Текст. / В. Цвик, Я. Назарова. М.: Аспект Пресс, 2002. — 176с.

153. Чирикова, А. Е. Информационные акторы в регионах Текст. / А. Е. Чирикова// Социс. 2003. — № 11. — С. 13−22.

154. Шампань, П. Делать мнение: новая политическая игра Текст. / П. Шампань // пер. с фр. Н. Г. Осипова и др. M.: Socio-logos: Фирма & laquo-АДАПТ»-, 1997. -335с.

155. Шарков, Ф. И. Теория коммуникации Текст.: учебник / Ф. И. Шарков. -М.: Рип-холдинг, 2004. 246с.

156. Шкондин, В. М. Печать: основы организации и управления Текст. / В. М. Шкондин. М.: Изд-во МГУ, 1982. — 184с.

157. Шостак, М. И. Репортер: профессионализм и этика Текст. / М. И. Шостак. -М.: РИП-холдинг, 2001. 165с.

158. Штомпка, П. Социология социальных изменений Текст. / П. Штомпка // под ред. В. А. Ядова. М.: Аспект-Пресс, 1996. — 416с.

159. Щюц, А. Смысловая структура повседневного мира: очерки по феноменологической социологии / А. Щюц. М.: Ин-т Фонда & laquo-Общественное мнение& raquo-, 2003. — 336с.

160. Эйзенштейн, С. М. Психологические вопросы искусства Текст. / М. Эйзенштейн. -М.: Смысл, 2002. 336с.

161. Элиаде, M. Космос и история Текст. / М. Элиаде. М.: Прогресс, 1987. -312с.

162. Элиаде, М. Миф о вечном возвращении Текст. / М. Элиаде. -СПб.: Алетейя, 1998. -249с.

163. Яницкий, О. Н. Кризис и социология Текст. / О. Н. Яницкий // Социс. 2009. -№ 5. — С. 3−13.

164. Ярская-Смирнова, Е. Р., Романов, П. В. Социальная антропология Текст. / Е. Р. Ярская-Смирнова, П. В. Романов. Ростов-на-Дону.: Феникс, 2004. -416с.

165. Altheid, D., Snow, R. Media worlds in the postjournalism era / D. Al-theied. N-Y., 1991.

166. Altheide, D. Qualitative media analysis (Qualitative research methods) / D. Altheide. N-Y, 2002.

167. Altheide, David L. Media power / D. Altheied London, 1986.

168. Altheied, D. Creating reality. How TV news distort events / D. Altheied London, 1974.

169. Bell, A. The language of news media / A. Bell. Blackwell. — 1991.

170. Blok, M., Durso, J. Jr Writing news TV and radio / M. Blok, J. Durso. -Chicago. 1998.

171. Broadcast news: writing, reporting and producing. Burlington. 2002. 178: Carey, J. Communication as Culture: Essays on Media and Society /1. J. Carey. Boston, 1989.

172. Carroll, V. Writing news for television. Style and format / V. Carroll. -Iowa, 1986.

173. Dimmick, J., Coit, P. Levels of analysis in mass media decision making / J. Dimmick, P. Coit // Communication Research. 1982. 9(1).

174. Downes, W. Language and society / W. Downes. London, 1984.

175. Doyle, A. How television influences social instructions / A. Doyle // The case of policing and criminal justice. Vancouver, 2001.

176. Epstein, E. J. News from nowhere: Television & the news / E. J. Epstein-N.Y., 1973.

177. Ericson, R. V. Negotiation Control: a study of news sourcs / R. V. Ericson. Toronto, 1989.

178. Fairclough N. Discours and social change / N. Fairclough. London. 1992.

179. Fairclough N. Media discourse / N. Fairclough. London, 1995.

180. Fiske J. Television culture / J. Fiske. London, 2003.

181. Fiske J., Hartley J. Reading television / J. Fiske. London, 1978.

182. Galtung J., Ruge M. H. The structure of foreign news / J. Galtung, M. H. Ruge // Электрон, ресурс. Режим доступа: http: www. newswatch. Cprost. sfu. ca/pcc/values. html

183. Glasgow Media Group. Bad news. London, 1976.

184. Hall, S. Encoding/decoding // S. Hall, D. Hobson, A. Lowe and P. Willis (eds). London, 1973.

185. Hardt, H. Social Theories of the Press: Early German and American Perspectives. Beverly Hills, 1979.

186. Hobson, D. Crossroads: the drama of a soap opera / D. Hobson. -London, 1982.

187. Innis H.A. The Bias of Communication. Toronto. 1951

188. Johnston, C. Notes on Women’s Cinema. Society for Education in Film and Television / C. Johnston. London, 1973.

189. Livingstone S., Lunt P. Talk on television: audience participation and public debate / S. Livingstone, P. Lunt. Routledge, 1994.

190. McCullough, Carey J. Communication as Culture: essays on media and society / McCullough, Carey J. Boston, 1989.

191. Mcluhan, M. Understanding Media. The extensions of man / M. Mclu-han. Gingko press, 2003.

192. McQuail D. Mass Communication Theory / D. McQuail. Sage Publications Ltd, 2003.

193. Postman, N., Pawers, S. How to watch TV news / N. Postman, S. Paw-ers. Bargain Price, 1992.

194. Scanell, P. Public service broadcasting and modern public life / P. Sca-nell // Culture and power. London, 1992.

195. Schudson, M. The Power of news / M. Schudson. Harvard College, 2002.

196. Schudson, M. The sociology of news / M. Schudson. N-Y., 2003.

197. Silverstone, R. Framing science: the making of a BBC documentary / R. Silverstone. London, 1985.

198. Silvestrone, R. Telivision myth and culture / R. Silvestrone // J. Carey (ed) Media, Myths and Television and the press. (ed) J. Carey. — London, 1988.

199. Tuchman, G. Making news: a study in the construction of reality / G. Tuchman. N-W., 1978.

200. Unsworth, B. Morality play / B. Unsworth. London, 1995.

201. White, T. Broadcast news: writing, reporting and producing / T. White. Burlington, 2002.

202. Williams, R. Television: technology and cultural form / R. Williams. -Shocken Books, 1975.

203. Zoonen Liesbet Van. Feminist media studies / Zoonen Liesbet Van. -London, 2002. э гз

Заполнить форму текущей работой